Пьеса. Зазнайство волков

ХАСАН ГАПУРАЕВ
ЗАЗНАЙСТВО ВОЛКОВ
(Пьеса)
Действующие лица: полевые командиры, воины, депутаты парламента Ичкерии, президент, муфтий и другие. Чечня. Два года после перемирия в Хасавюрте. Волки совсем осмелели и творят бесчинства, чувствуя свою безнаказанность.
ПЕРВЫЙ АКТ
Здание штаба Центрального фронта. Грозный. Октябрьский район. Поселок Мичурина. Улица Декабристов, 14. Двухэтажный частный дом. Подарок хозяина Шамилю Басаеву за рейд его истребительно-штурмового отряда смертников в тыл федеральных войск в июне 1995 года. Здесь намечено проведение Шуры (заседание совета общественного парламента) страны. Все считают Ичкерию свободным демократическим государством. Охрана проверяет прибывших и запрещает заносить оружие. Участвуют: моджахеды (так на арабский лад называют себя воины Ичкерии) – Асламбек, Иса, Ахмад, Ширвани, Товсултан, Шарпуди. Старший караула – Асламбек-большой. Над входом висит баннер с надписью: «Аллаху Акбар! Штаб Центрального фронта. Командующий – бригадный генерал, кавалер ордена «Честь нации» Шамиль Басаев».
Асламбек. (кричит). Запускать приглашенных? (Смотрит на второй этаж. У открытого окна стоит Шамиль Басаев).
Басаев. Пусть проходят!
Хункар-Паша. (руководитель антитеррористического центра. Бригадный генерал. Герой сражения в Дагестанской станице Первомайская. Был командиром группы в отряде смертников Салмана Радуева. Кавалер ордена «Честь нации»). Ассаламу Алейкум ребята! Только не требуйте, чтобы я сдал оружие!
Асламбек. (бригадный генерал. «Честь нации». Герой Буденовского сражения. Заместитель Шамиля Басаева. Сейчас старший наряда). Подожди, Хункар-Паша. Это что за разговоры? Ты же руководитель Восточного фронта и АТЦ. Если ты не исполняешь приказ, то как мне быть с остальными? Сдавай оружие!
Хункар-Паша. Я оружие не сложу. Федералам не отдал, вам тоже не сдам!
Асламбек. Дорогой, ты сюда не воевать идешь, а на заседание Шуры!
Хункар-Паша. Шура-мура не знаю, но оружие не положу! (Отходит в сторону).
Асламбек. Если Шамиль узнает о твоих репликах «Шура-мура», тебе несдобровать! Больше не говори такие вещи!
Хункар-Паша. Доложи ему, что я прибыл!
Асламбек. Он приказал даже его родного отца Салмана с оружием не пускать! Подходит ещё один приглашенный на Шуру.
Абубакар. Ассаламу алейкум!
Асламбек. Ва алейкум Салам! Абубакар, значит, прибыл. Давай оружие!
Абубакар. Пожалуйста. Никаких проблем… Если первый говорит, я даже раздеться готов!
Асламбек. Вот это мужской разговор! Таким и должен быть офицер. Исполнительным. Ты – настоящий воин! Проходи! (Протягивает его автомат и пистолет своему помощнику. Тот заносит оружие в кладовку). У ворот слышен шум машин. Моджахеды передают друг другу: «Хаттаб идет!»
Хаттаб. (волонтер из Саудовской Аравии. По национальности еврей. Мусульманин. Бригадный генерал. Под конец первой войны прославился, уничтожив колонну федеральных войск под селом Ярыш-Марды. Награжден орденом «Честь нации»). Салам алейкум! (У него тонкий, с акцентом, голос).
Асламбек. Ва алейкум салам! Оружие сдай!
Хаттаб. Моя оружии сдавайт не будет. Иншааллах, Шура иду!
Асламбек. Я лучше тебя знаю, зачем ты сюда идешь. Что Шура идешь – всем ясно. Первый приказал, чтобы все сдавали оружие!
Хаттаб. Я ракета сдам. Два ахтомата положу, а кинжале и пистолете не сдам.
Асламбек. Хаттаб, ты что, Аллах не веришь? Ты же Шура идешь. Там стрелять и резать не надо. Положи оружие и болтай столько, сколько хочешь…
В это время из окна второго этажа выглядывает Шамиль Басаев.
Басаев. Зачем вы заседание Шуры в детскую игру превращаете, друзья? Мы же в одиннадцать начать договаривались. Мне надо после обеда быть у президента. Потом в парламенте у меня встреча. Что за базар вы устроили! Хункар-Паша, ты что там стоишь как зять?
Хункар-Паша. Как я зайду? Тут оружие требуют сложить, словно мы незнакомы. Асламбек заартачился, свою власть показывает…
Басаев. Асламбек, у нас нет времени на длинные дискуссии с ними. Пусть сдадут тяжелое вооружение, а пистолеты и ножи оставь. Чтобы ни с кем в штаб охрана не заходила!
Асламбек. Так, Хаттаб, ты гость, вперед проходи… Вот это я понимаю – бож (козел)!.. Одна борода чего стоит! Надо бы выщипать у тебя её! (Смеётся).
Хаттаб. Я давно так говорит!
Чеченский язык Хаттаб не знает. Где он русскому выучился, у него никто не спрашивает. Для чеченца араб как святой. Полевые командиры не знают, что в Саудовской Аравии живут евреи-мусульмане и арабы-христиане. И те, и другие никогда за веру не воевали.
Асламбек. Давай, ходи свой Шура! Хункар-Паша, ты слышал, что он сказал?
Хункар-Паша. На, возьми! (Сдает гранатомет «Муха» и автомат. Всем своим видом выражает неприязнь). Вот придете к нам в АТЦ, я покажу тебе, Асламбек, как оружие мы отнимаем. Или повстречайся моим ребятам в городе без охраны!
Асламбек. Хорошо… Напугал… Заходи! Не то выведу через потайной ход, век помнить будешь! (Подходит группа людей: Салман, Турпал, Насруди, Абубакар, Хусейн. Все они депутаты парламента Ичкерии).
Асламбек. Вы-то куда, депутаты? Зачем вам наша общественная Шура сдалась?
Турпал. Видишь, Асламбек, ты среди этих моджахедов самый умный, а ведешь глупый разговор. Шура – это по шариату совет, а парламент – это светское сборище для принятия законов. Поэтому мы и там, и тут.
Асламбек. Понял. Проплачено. Езжайте. (Ехидничает) Как бы не перевернулась ваша государственная арба раньше времени…
(Вскоре вся Шура в сборе и начинается заседание. Вдруг выстрел. Из окна, где заседает Шура, повалил дым).
Из столовой, что на первом этаже, прибежали встревоженные женщины.
Женщины. (кричат наперебой). Что случилось? Кого убили? Спасите!..
Асламбек. Ничего не случилось. Шура начинает работать. Это у них новый регламент такой.
Женщины. Это что за белиберда! Разве надо стрелять, чтобы шура пошла? (шура – по-чеченски молоко).
Асламбек. Идите, ради Бога, отсюда… Не шура – молоко, а Шура – совет начался, вам говорят!
Занавес
ВТОРОЙ АКТ
«Мы родились когда щенилась волчица»… Слышен Ичкерийский гимн. На полу постелены ковры. В круг сели участники Шуры. Их 9 человек. Представляют они 9 чеченских Тукумсов (родов), хотя сами представители и понятия не имеют, из какого Тукумса каждый из них.
Басаев. Товарищи, избираем ведущего или мне доверите это дело?
Ваха Адаев (депутат). Да ради Бога. Зачем эти формальности? Веди сам…
Басаев. Хорошо, тогда слушайте. Как вам известно, на первом заседании Шуры мы между командующими фронтами распределили места, где у нас есть нефтяные скважины. Был уговор, что химзаводы трогать не будем. Но ты, Ваха, пришел со своим воинством и занял самый крупный завод имени Ленина. Зачем ты нарушил наше соглашение?
Ваха Арсанов. (вице-президент, полевой командир. Бригадный генерал. «Честь нации»).
Как вам известно, господин Басаев, я содержу огромное войско. Из сел приезжают вооруженные отряды и захватывают буровые. Оставшись без источника дохода, мои воины начали людей воровать… Чтобы прекратить эти безобразия, я привел своих моджахедов на завод и поручил здесь искать конденсат для продажи. И подпочвенные залежи приводим в порядок, да и бесчинств стало меньше…
Басаев. Мовсар, ты и из Аргуна нам нефть не даешь. Зачем тебе её так много? 100 тысяч тонн – суточный дебет твоих скважин. Тебе же много техники надо…
Мовсар. Так мы же не всей нефтью распоряжаемся… В госхозе «Южный» осели твои веденцы. Говорят, что ты их прислал. В совхозе «Московский» ножай-юртовцы от имени Айдамара Абалаева осели. Я только контролирую то, что идет по старому нефтепроводу, еще со времен Тапы Чермоева (чеченский нефтепромышленник. Эмигрировал во Францию. Англичанам продал всю чеченскую нефть в векселях. Скончался за границей. Это он звал шейха Али Митаева с собой, за кордон).
Басаев. Знаешь что, этих гусей гони кому-нибудь другому. Когда был Тапа Чермоев в Аргуне, еще скважин не было. То, что делается сегодня, не путай с делами столетней давности. Дайте оттуда нефть шалинцам тоже.
Мовсар. Не говори так, Шамиль. Русские все фонтанирующие скважины подключили впоследствии к магистральной трубе Тапы Чермоева. Я тоже думал раньше, как ты. Но потом понял, что трубопровод был проложен на перспективу. У меня нет выручки, чтобы раздавать вам. Валлахи, на нашей трубе сидят и автуринцы, и бачи-юртовцы…
Басаев. А ты думаешь, что это хорошо, что ли? Нечего бачи-юртовцам сюда ездить. У них в Хоси-юрте, который находится рядом, фонтанирующая скважина. У автуринцев тоже рядом, в урочище Гургача, вышка. Пусть с цацан-юртовцами входят в долю.
Мовсар. Не говори, Шамиль. Ты же знаешь автуринцев. С ними поругаешься, до рассвета не доживешь…
Басаев. Халид, доложи мне, какова обстановка в Гудермесском районе?
Халид (Магомадов. Участник Буденовского сражения. «Герой нации»). Там то же, что и везде. Есть даже перебор. Таможня докладывает, что из республики вывозятся сахар и муку. Бесконтрольно. Также продаются за кордон трактора, комбайны, подъемные краны. Все вывозится в Дагестан и Ингушетию. Что мы потом будем делать, не знаю.