Депортация

Ш. А. ГАПУРОВ
А. М. БУГАЕВ

ДЕПОРТАЦИЯ ЧЕЧЕНСКОГО НАРОДА И ЕЁ
ОСМЫСЛЕНИЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

Депортация 1944 г. в национальной истории чеченского народа является драмой, временем неизгладимой из его исторической памяти. И так цепко она будет держаться в его сознании не столько потому, что были невыносимо тяжелыми её осязаемые последствия, а в силу того, что она явилась вопиющим актом циничной несправедливости. При этом он был осуществлён расчётливо в момент пика успешного наступления Красной Армии практически по всей линии советско-германского фронта. Этот произвол и беззаконие, естественно, оскорбил чувства национального достоинства.
Известно, что генезис человеческого общества – это результат противоборства различных тенденций, череда не только закономерных, но и случайных и необратимых событий, явлений, в т. ч. и неподвластных разумному воздействию. Поэтому, очевидно, что в процессе исторического развития не исключены анахронизмы, обусловленные этими фатальными обстоятельствами. Но парадоксы, причины и следствия которых в силу своей абсурдности не поддаются здравому осмыслению, возникают, когда власть многонационального государства, общего для всех сплотившихся в его составе народов, в отношении отдельного или некоторых из них избирательно допускает преступный произвол. Эта достаточно откровенная бифуркация(если хотите, и полифуркация) вполне естественно порождает целый ряд вопросов, в т. ч. и болезненных, когда-либо, но неизбежно, потребующих ясных ответов. Ситуация усугубляется, когда власть игнорирует их или пытается уклониться от откровенного признания былых ошибок и последовательного преодоления их последствий. Депортация целых народов, независимо от того кем и в каком государстве она была осуществлена, в т.ч. накануне и в годы Великой Отечественной войны или после неё – есть акт карательный. Причин, способных оправдать, объяснить или доказать её целесообразность, во всяком случае для разумно мыслящих людей, не существуют. Поэтому в свое время советские лидеры Н. С. Хрущев, М. С. Горбачев, а позже Президент РСФСР Б. Н. Ельцин, понимавшие и принимавшие эту хрестоматийную истину, официально признали эти акции антиконституционными. Практически этой же позиции придерживаются и нынешние российские руководители В. В. Путин и Д. А. Медведев. Но, несмотря на это, искаженные стереотипы, порожденные сталинской национальной политикой и её последствиями, еще живучи. И в последнее время их отрицательная энергетика, способная провоцировать «травматическое прошлое» (К. Бассиюни – Christiane Bassyouni), подпитывается изданиями отдельных авторов, тиражирующих свои спекулятивные измышления, основанные на фактах, во-первых, вырванных из исторического контекста, во-вторых, концептуально сконструированных таким образом, чтобы ввести в заблуждение массового обывателя, прежде всего незнакомого с фактами и отдельными нюансами рассматриваемой темы[1]. Поэтому в этнической среде (коллективной памяти), особенно у молодежи, в первую очередь у тех, чьи родные и близкие в той или иной форме внесли вклад в сокрушительный разгром общего врага Отечества, закономерно возникает вопрос («тяготение к смыслу»): «Почему Сталин депортировал целые народы: стар и млад, женщин и мужчин, коммунистов и беспартийных, комсомольцев и советских чиновников, сотрудников НКВД и чекистов, участников революции и героев войн, инвалидов и новорожденных – всех поголовно?». Как отметил Д. А. Медведев, «…память о национальных трагедиях так же священна, как память о победах»[2]. Поэтому стремление (кого бы то ни было) донести до них правду – «задача всегда актуальная, острозлободневная, имеющая много оттенков, нюансов…» [3].
До ХХ съезда КПСС и восстановления автономии Чечено-Ингушетии не только тема депортации чеченского народа, но и любое позитивное упоминание о нём в какой-либо форме было категорически запрещено (как и других народов, также подвергшихся ссылке). Хрущевская «оттепель» — некая «парабольшевистская либерализация», — начавшаяся после разоблачения культа личности Сталина и его последствий, бесспорно, дала свои очевидные плоды, в т. ч. и в сфере гуманитарных наук, включая и историографию.
Оживление интеллектуальной жизни некоторое время по инерции продолжалось и при Л. И. Брежневе.
Вместе с тем в национальных республиках, восстановленных в соответствии с решениями XX съезда КПСС, особо заметных изменений в глубоком и всестороннем изучении местной истории не произошли. В Чечено-Ингушетии, автономия которой была восстановлена в январе 1957 г., вплоть до середины 60-х годов, каких-либо фундаментальных исследований, нацеленных на серьёзное осмысление проблем национальной истории, даже не было начато. Эпизодические попытки их «новаторских» интерпретаций сковывались жесткими рамками казенной методологии, стержневым принципом которой являлся принцип партийности. А темы, касающиеся периода Великой Отечественной войны, депортации чеченцев, их пребывания в 13-ти летней ссылке на чужбине, были строго табуированы. За весь полувековой период, который прошел после восстановления Чечено-Ингушской АССР, её история с древнейших времен до новейшего времени в систематизированном изложении нашла отражение в двух томах «Очерков истории Чечено-Ингушской АССР». И только лишь в 2006-2008 гг. по инициативе АН Чеченской Республики были изданы два тома «Истории Чечни с древнейших времен до наших дней».
Безусловно, проблематика национальной истории, в т. ч. и периода Великой Отечественной войны, нашла освещение в многочисленных исследованиях отечественных авторов. Это монографические исследования и научные статьи В. А. Тишкова, Н. Ф. Бугай, А. Ю. Безугольного, Е. Ф. Кринко, Т. П. Хлыниной, С. И. Линец и многих других.
Важным событием в научном осмыслении ключевых событий периода Великой Отечественной войны стал выход новой книги «Война. Юг. Перелом. (1942-1943 гг.)». Авторы — академик Г.Г. Матишов, В.И. Афанасенко, д.и.н. Е.Ф. Кринко, Т.Г. Курбат. Новая концепция, предложенная авторами, вполне заслуживает, во-первых, одобрения, во-вторых, дальнейшего аргументированного исследования. Она не должна оставаться заявленной, продекларированной. Действительно героическая оборона Кавказа, все народы которого оказали посильную помощь Красной Армии, явилась поворотным рубежом в окончательном развенчании мифа о непобедимости гитлеровской военной армады. Более того, именно на Кавказе полное фиаско потерпели надежды фашистских вождей, рассчитывавших на активную поддержку местного населения, особенно казачества и горских народов.
За последние два десятилетия не только события текущего момента, но и проблематика исторического прошлого чеченского народа является одной из самых востребованных. В СМИ, тиражи которых составляют миллионы экземпляров, в сотнях и тысячах книг т. н. чеченская тематика обсуждается с небывалым размахом. Естественно, этому очевидному явлению есть логическое объяснение. Чечня уже более двух десятилетий находится практически в эпицентре общественно-политической жизни многонационального российского государства. Поэтому немало и тех, кто ищет свое собственное (оригинальное) объяснение этого феномена, в т. ч. обращаясь и к страницам истории. Вызывает сожаление то, что наряду с серьезными попытками добросовестно разобраться в прошедшем и происходящем, находятся и такие авторы, которые целенаправленно не только искажают, но и фальсифицируют историю чеченского народа, в экзотическом зеркале пытаются представить его этнокультурные особенности, осознанно фабрикуют античеченские высказывания и клеветнические измышления. К таковым относятся, в частности произведения И. Пыхалова, А. Мартиросяна, М. Полторанина.
С нашей точки зрения, практически всё, что выходит из-под пера И. Пыхалова, в основном преследует цель оправдать деяния И. Сталина, реабилитировать его. Его книга «За что Сталин выселял народы? Сталинские депортации – преступный произвол или справедливое возмездие», с 2008 г. переизданное неоднократно многотысячными тиражами, по сути, является попыткой оправдать чудовищное преступление сталинского режима – депортацию целых народов, в т. ч и чеченского.
Суть методологических принципов И. Пыхалова находит выражение в его утверждении о том, что «дореволюционную Россию нельзя рассматривать как колониальную державу, притеснявшую нерусских подданных». При этом он уверен в том, «что и чеченцы нашли бы со временем достойное место в семье российских народов». Но для этого, по его мнению, им следовало «отказаться от прежнего разбойного образа жизни». Таким образом, если согласиться с авторскими рассуждениями, то получается, что царские наместники вовсе и не стремились покорить вольнолюбивых горцев, а покоряли Кавказ с благородной миссией: перевоспитать «туземцев»…, как эллины варваров. Видимо, и Сталин руководствовался этими же «благородными» целями. 17 ноября 1920 г. с трибуны съезда народов Терской области, отвечая на вопросы делегатов, он заявил: «Автономия должна вас научить ходить на своих собственных ногах, — в этом цель автономии»[4]. Кстати, на этом же форуме Сталин говорил: «Давая вам автономию, Россия тем самым возвращает вам те вольности, которые украли у вас кровопийцы цари и угнетатели царские генералы»[5].
Так же «оригинальны» реконструкции И. Пыхалова исторических событий времён гражданской войны и последующих лет. Любые действия чеченцев, в той или иной степени несогласующиеся с политикой официального режима — царского, временного, большевистского, красного, белого, зелёного… — в понимании Пыхалова заслуживают лишь карающей оценки.
Касаясь темы депортации чеченцев и ингушей, И. Пыхалов убеждён, что «большинство чеченцев и ингушей призывного возраста уклонились от воинской службы или дезертировали». При этом он склонен практически все взрослое чечено-ингушское население обвинить в пособничестве дезертирам, бандитам, в их укрывательстве, в недонесении. Вместе с тем он, как нам представляется, умышленно умалчивает о том, что уже с весны 1942 г. чеченцы и ингуши в соответствии с директивами Государственного Комитета обороны СССР были зачислены в списки т. н. «непризываемых национальностей».
И. Пыхалов не сомневается в том, что «с точки зрения формальной законности кара, постигшая в 1944 году чеченцев и ингушей, была гораздо мягче той, что полагалась им согласно Уголовному Кодексу. Поскольку в этом случае практически всё взрослое население следовало расстрелять или отправить в лагеря. После чего из республики по соображениям гуманности пришлось бы вывозить и детей»[6].
Не менее циничны выводы и другого автора, А. Мартиросяна, откровенно выступающего в роли апологета не только Иосифа Сталина и Лаврентия Берия, но и того тоталитарного режима, высшими руководителями которого они и являлись. А. Мартиросян не скрывает, что он вдохновлен «потрясающе блестящей…» книгой И. Пыхалова. Поэтому их суждения и выводы практически идентичны по всем параметрам. А Мартиросян так же убеждён в том, что если бы высшее советское руководство во главе со Сталиным «ввиду особой массовости всевозможных злодейских преступлений», совершенных в годы Великой Отечественной войны многочисленными представителями депортированных народов «с одобрения едва ли не абсолютного большинства самих же этих народов…», приняли бы решение «поступить с этими негодяями и преступниками в строгом соответствии с действовавшим тогда законодательством и с учетом специфики военного времени, то к стенке пришлось бы ставить практически все мужское поголовье этих народов!»[7]. И А. Мартиросян не сомневается, что это было бы «действительно справедливое и более чем заслуженное возмездие»[8].
С учетом объема статьи мы вынуждены ограничиться этими констатациями. Но отмечаем, что автор до самого конца изложения собственных оценок последовательно продолжает подтасовку и фальсификацию фактов, преследуя ту же цель, что и И. Пыхалов: оправдать сталинско-бериевские преступления против целых народов.
С. И. Линец, занимающийся серьезным исследованием вклада народов Юга России в разгром немецких агрессоров, использует следующие интересные данные: «К осени 1942 г. немецкая армия захватила территорию Северного Кавказа общей площадью около 240 тыс. кв. км. (территория Чечено-Ингушетии в то время – около 15,7 тыс. кв. км. – наша справка), на которой в это время проживало около 7 млн. человек. По оценкам гитлеровцев на этих оккупированных землях находились 32 города из 36, существовавших на Северном Кавказе к лету 1942 г. В том числе: в Краснодарском крае – 13, в Ставропольском крае – 13, в Кабардино-Балкарии – 2, в Калмыкии – 1, в Северной Осетии – 2 и в Чечено-Ингушетии – 1». Общая численность населения (все национальности) Чечено-Ингушской АССР в рассматриваемое время не превышало и 700 тыс. чел. (перепись 1939 г.). На территории Чечено-Ингушской АССР был оккупирован небольшой городок нефтяников – Малгобек, который в настоящее время заслуженно носит почётное звание «Город воинской славы».
Возникает закономерный вопрос: «Каким образом чеченцы и ингуши в массовом порядке могли сотрудничать с немецкими оккупантами, если её территория практически не была оккупирована и здесь не были созданы фашистские органы власти?»[9].
По данным архивных источников только за три с половиной месяцев с начала войны Особыми отделами НКВД и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла было задержано 657364 военнослужащих, отставших от своих частей и бежавших с фронта. Из них оперативными заслонами Особых отделов задержано 249969 человек и заградительными отрядами войск НКВД по охране тыла – 407 395 военнослужащих.
Из этого числа по постановлениям Особых отделов и по приговорам Военных трибуналов было расстреляно 10201 человек, из них 3321 человек – перед строем[10].
По данным, которые приводит Н. Бугай (со ссылкой на сведения Отдела борьбы с бандитизмом НКВД СССР) в 1941-1943 гг. были ликвидированы по Союзу 7161 повстанческая группа (54130 человек), из них на Северном Кавказе – 963 группы (17563 человека). В первой половине 1944 г. по Союзу было пресечено действие 1727 групп (10994 человека), из них на Северном Кавказе 145 (3144 человека)[11]. За три года войны численность дезертировавших и уклонившихся от службы в армии составила(соответственно) 1 210224 и 456 667 человек, а всего 1666891 человек[12].
В нашем распоряжении находится архивный документ — справка, подписанная первым секретарём Кабардинского обкома ВКП(б) Н. П. Мазиным.* Им она была направлена 2 ноября 1944 г. в ЦК ВКП(б). Новый партийный руководитель республики информировал ЦК ВКП(б) о том, что жителями одного из горских районов в «качестве подарка Гитлеру передан лучший племенной жеребец в золоченной сбруе и с дорогим седлом с серебряной отделкой»[13]. Таким образом, есть основание утверждать, что злополучного «белого коня» не дарил ни один из народов, в 1943-1944 гг. по ложному обвинению подвергнутых депортации.
В 2010 году в Москве издана книга «Власть в тротиловом эквиваленте. Наследие царя Бориса» тиражом 10 тыс. экземпляров. Автор – бывший ельцинский соратник М. Полторанин, занимавший посты министра и вице- _____________________
* Избран на эту должность в апреле 1944 г., до этого был первым секретарём Северо-Осетинского обкома ВКП(б)
премьера в т. н. российском либеральном правительстве. Этот новоявленный
знаток «чеченской души», задавшись целью дискредитировать вайнахские народы, тоже не брезгует никакими клеветническими измышлениями, фальсификациями. Он безапелляционно заявляет, что нападение фашистов на СССР вайнахи, то есть чеченцы и ингуши, посчитали подарком Аллаха. При этом он утверждает, что за «первые три года войны около 63 тысяч вайнахов дезертировали из армии и уклонились от призыва, схоронившись в горах». Эту цифру выдумал некий Чуев. Её недостоверность признаёт даже Пыхалов. Но несмотря на это, на нее ссылается Полторанин[14].
Для названных авторов не имеют значения выводы XX съезда КПСС, последующих решений ЦК КПСС и Верховных Советов РСФСР и СССР. Если принять их логику, то несостоятельными нужно признать и все законодательные акты, принятые в 80-90-е гг. и направленные на реабилитацию жертв сталинских репрессий, в т. ч. и депортированных народов.
Их труды подпитывают еще существующие этнические стереотипы, способствующие разжиганию межнациональных противоречий. Поэтому объективная оценка исторических фактов имеет исключительно важное значение не только в план академическом, но и в плане практическом.

Примечание

1. Пыхалов И. В. За что Сталин выселял народы? Сталинские депортации – преступный произвол или справедливое возмездие? – М.: Яуза-пресс, 2008. Пыхалов И. В. Великая оболганная война. Обе книги одним томом!/ Игорь Пыхалов, Александр Дюков и др. – М.: Яуза: Эксмо, 2009. Синицын Ф. Л. За русский народ! Национальный вопрос в Великой Отечественной войне / Федор Синицын. – М.: Яуза: Эксмо, 2010. Максудов Сергей. Чеченцы и русские. Победы, поражения, потери. М.: ИГПИ, 2010
2. Видеоблог Дмитрия Медведева. blog.kremlin.ru
3. Байрамуков И. Х. Субъективный фактор в депортации и реабилитации карачаевского народа. Репрессированные народы: история и современность / Материалы республиканской научной конференции. – Карачаевск: изд-во КЧГУ, 2003. С. 16
4. Сталин И. Соч. Т. 4. С. 406
5. Там же. С. 401
6.За что Сталин выселял народы? Сталинские депортации – преступный произвол или справедливое возмездие? М.: Яуза-пресс, 2008. С. 295
7. Мартиросян А. От славы к проклятиям. 1941-1943 гг. /Арсен Мартиросян. – М.: Вече, 2010. С. 217
8. Там же
9. Линец С. И. «Северный Кавказ накануне и в период немецко-фашистской оккупации: состояние и особенности развития (июль 1942 – октябрь 1943 гг.)» – Пятигорск: ПГЛУ, РИА-КМВ, 2009. (издание второе, переработанное). С. 171
10. РГАНИ. Ф. 89, оп. 18, д. 8, л. 1
11. См. Бугай Н. Ф. Правда о депортации чеченского и ингушского народов. Вопросы истории. 1990. № 7. С. 33
12. Cм. Бугай Н. Ф., Броев Т. М., Броев Р. М. Советские курды: время перемен. М., 1993. С. 59, 60
13. РГАСПИ. Ф. 17, оп. 88, д. 614, л. 3.
14. Полторанин М. Власть в тротиловом эквиваленте. Наследие
царя Бориса/Михаил Полторанин. – М.: Эксмо:Алгоритм, 2010. С. 196

ЗАЯВКА

ГАПУРОВ
ШАХРУДИН
АЙДИЕВИЧ
Академия наук Чеченской Республики
Доктор исторических наук, профессор. Президент АН ЧР
БУГАЕВ
АБДУЛА
МАХМУДОВИЧ
Академия наук Чеченской Республики
Кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник
ДЕПОРТАЦИЯ ЧЕЧЕНСКОГО НАРОДА И ЕЁ ОСМЫСЛЕНИЕ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ(постановка проблемы)
Участие – очное.
Тел./факс – 8-8712-222676
8-9640639810
Е-mail: yasma@bk.ru

Все опции закрыты.

Комментарии закрыты.

Локализовано: Русскоязычные темы для ВордПресс