Осетинские сказки (ТС 2 1892)

ТЕРСКИЙ
СБОРНИК
ПРИЛОЖЕНИЕ К ТЕРСКОМУ КАЛЕНДАРЮ НА 1892 ГОД.
ГОД ВТОРОЙ
Издание Терского областного статистического комитета
под редакцией секретаря комитета
Г. А. Вертепова.
КНИГА ВТОРАЯ

ВЛАДИКАВКАЗА
Типография Терского Областного Правления.
1892.
ОСЕТИНСКИЕ СКАЗКИ И ПОВЕРЬЯ.
ЗДРАВЫЙ И СУМАСШЕДШИЕ.
Один мулла прочитал как-то в коране, что через два дня считая от того, когда он читал коран пойдет сильнейший дождь и кто напьется воды после этого дождя – непременно сойдет с ума. Тогда мулла стал запасаться водою, чтобы хватило ее до того времени когда в реках и везде иссякнет страшная дождевая вода. Действительно, через два дня пошел сильнейший дождь, и кто напивался после того новой воды, тот сходил с ума. В скором времени весь народ сошел с ума. Один мулла остался здравым. Вначале ему забавно было смотреть на толпу сумасшедших, потом ему стало их жаль, но вскоре стало его возмущать все то безобразие, какое творилось везде вокруг него. Он начал усовещевать людей и уговаривать их быть благоразумными. Сначала люди мало обращали внимания на такое поведение муллы, но когда мулла не унимался, то в народе начали поговаривать, что он сошел с ума, а когда его проповеди стали еще настойчивее требовать от людей благоразумия в жизни приличной людям здравым, когда он стал им говорить, что они все сумасшедшие, то люди стали бить его, когда же и это не помогало, то они связали его и бросили в яму. Тут видит мулла, что дело плохо, и решил он напиться той дождевой воды. По счастью в яме, куда его посадили, была лужа, образовавшаяся после того сильного дождя; мулла подполз к той лужи и с жадностью напился из нее воды. Вслед затем он сошел с ума и стал кричать из ямы. Люди, слышавшие его крик, говорили, что мулла исцеляется; а когда вытащили его из ямы и послушали его, то заключили, что он совершенно выздоровел и стал по-прежнему умным. Тогда люди позволили ему исправлять его прежнюю должность, и стал он опять жить в таком же почете и в таком же довольстве, в каком жил и до несчастного дождя.
ОТЕЧЕСКИЙ СОВЕТ.
Жил-был богач. И имел тот богач только одного сына. Умирая, он призвал сына и сказал ему: – «Сын мой, до сего времени у тебя не было никакой большой заботы: все было на моих плечах. Ты делал только то что я тебе говорил да проводил время в странствиях. Теперь все мое богатство будет твоим; ты молод, но управляй всем своим имуществом, как человек вполне возмужалый. Бойся ложных друзей – у тебя слишком мягкое сердце. Узнав о твоем богатстве, к тебе явятся сотни друзей и всячески станут у тебя заискивать, но ты не дружись с ними». Умер богач. Вскоре вокруг молодого наследника столпились новые друзья. Все они наперерыв друг перед другом старались доказать ему свою бесконечную любовь и привязанность. Молодой богач думал: «Старик был скряга. Что мне в золоте без добрых друзей. Тогда он стал проводить в кутежах дни и ночи, и казалось друзья готовы были для него в огонь и в воду, и он, также, всем готов был для них жертвовать. Когда же богатство его стаю истощаться, то и дружба мало-помалу делалась холоднее, а когда молодой богач совершенно обнищал, то прежнее друзья стали угощать его пинками и колотушками. Тогда вспомнил он совет умиравшего отца и облился горькими слезали. Однажды друзья послали его купить мяса. Со слезами на глазах пошел он и купил мяса. На обратном пути сел он по своей надобности под плетнем, а мясо положил на плетне. Случилось в то время пролетать там вороне. Увидев на плетне поживу, она спустилась, схватила мясо и улетала прочь. Заплакал несчастный юноша и, придя домой, рассказал друзьям о случившемся горе. Но те не поверили и примерно его наказали, что бы в другой раз неповадно ему было врать. В скором времени они прогнали его от себя вовсе. Несчастный юноша был в отчаянии, хотя скоро примирился со своею участью и задумал приобрести опять богатство. Слышал он как-то, что есть морские животные, которые выползают на берег и любят резвиться в траве; стоит только посыпать морской берег золой от рогож, как эти морские животные станут резвиться в той золе. А у тех морских животных есть чудеснейший драгоценный камень, который они оставляют только в той золе. Вот несчастный молодой человек задумал приобрести этот драгоценный камень, и нанялся в работники к одной богатой вдове. Она должна была уплатить ему жалование рогожами. По истечении года он получил десять возов рогож и свез их к морю. Здесь на берегу он сжег все рогожи и сам издалека наблюдать стал. Вскоре выползли из моря чудовищные животные и начали в золе резвиться. Наигравшись вдоволь, они опять скрылись в море. Молодой человек подбежал к берегу и порывшись в золе, где развились морские чудовища, нашел там чудеснейший драгоценный камень. За тот камель он получил очень много золота и сделался богаче прежнего. Мало-помалу стали снова стекаться к нему его прежние друзья и стали опять у него заискивать. И он с прежней готовностью возобновил с ними дружество. Опять пошли пиры да кутежи. Однажды, во время пира молодой богач попросил друзей изжарить ему лежавший тут у камина камень. Они не знали шутит ли богач, или в серьез говорит. Но богач говорил в серьез. Тогда друзья взяли камень и положили его в огонь. Через некоторое время он попросил вынуть камень из огня и просил друзей отведать жареного камня. Но друзья сказали: «Как же можно есть камень? это невозможно». – «А как же вы поверили, когда я, богач, сказал вам, что камень можно изжарить? А когда, я же, бедняк, говорил, вам, что ворона унесла у меня с плетня мясо – вы не поверили. Вон, продажные друзья»! И выгнал он из дома всех друзей своих.
КОМУ ЛУЧШЕ ЖИВЕТСЯ.
Ехал алдар со своим узденями по своей земле. День был жаркий, и они ехали молча. Когда им пришлось проезжать поле и они поравнялись с нивой, на которой жали молодой мужчина и молодая женщина, перебрасываясь шутками, то алдар взглянул на них с тяжелым вздохом и сказал: – «Счастливые люди; счастливая молодая чета!» – Уздени в недоумении переглянулись между собою, и один из них спросил алдара: – «Если ты не в шутку сказал сейчас, то скажи нам, почему ты эту молодую чету назвал счастливою? Мы кроме горя, нужды и несчастья ничего не видим в их жизни. В холод ли, в жару ли, они должны трудиться, чтобы иметь кусок хлеба. Ты не раз уже зовешь себя несчастным. Но по-моему ты счастлив. Ты, когда захочешь – отдыхаешь, когда захочешь – делом занят. Тебя не страшат ни холод, ни жара. У тебя одежда лучшая, напитки и кушанья сладчайшие и вкуснейшие. Твое каждое желание предупреждается слугами и твоими подвластными. Хозяйка твоя также без всяких забот и живет с тобой счастливо. Тебя везде и всюду знают, везде тебе оказывают почет и встречают тебя с радушием. И ты вдруг себя называешь несчастным, а тех, судьба которых зависит от тебя, и которые обязаны влачить свою жизнь в черной работе – тех называешь счастливыми. Почему так, – я ума не приложу». – «Как вы ложно думаете, сказал алдар; эти люди сегодня встали еще до рассвета и захватив с собою провизию на целый день, приехали сюда. Взялись они дружно за работу. Ни эта жара, ни работа, которою они заняты не тяжелы им. Свою работу заправляют они шутками, к кажется им самый труд забавою. С заходом солнца они оставляют свою работу и с пенями возвращаются домой. Наскоро приготовят себе что-либо горячее, поужинают, ложатся спать и в скором времени захрапят сладким сном. А я встану, когда уже солнце стоит высоко на небе, весь разбитый, вялый. Как за дитятей или за больным за мной ухаживают несколько слуг. Угощают меня сладкими да дорогими кушаньями, но я не ощущаю их сладости, – для меня они без всякого вкуса. В холод меня кутают всякой теплой одеждой; в зной, стараются, как бы меня укрыть от жары. Чуть от чего не уберегся я – сейчас захвораю. Ко мне идут подвластные, и я разбираю их споры и тяжбы, я должен их охранять, устраивать их жизнь Мысли о себе, о своих владениях и о моих подвластных людях мучают меня. Просиживаю с гостями или со стариками до полуночи и потом ложусь спать. В постели опять мучительные мысли о судьбе своих владений и засыпаю я только перед рассветом. Но сон мой – мучительный бред. А хозяйка моя совершенно освобождена от труда, и ум ее в безделье занят нарядами; безделье же рождает грешные мысли… Я не вижу вокруг себя почти ни одной искренней души, одни из боязни льстят и делают вид, что расположены ко мне, а другие – из расчета». Алдар кончил и умолк. Уздени ехали молча с понуренными головами.
ЧТО ДОРОЖЕ.
Было двое парней. Один говаривал: «вот, если бы мне иметь сто кобылиц – я был бы счастлив». Другой говаривал: «вот если бы у меня было сто друзей – я был бы счастлив». Однажды они опять сошлись и начали говорить: – «Ах, если бы мне сто кобылиц я бы был счастлив» – сказал первый юноша. – «Ах, если бы мне сто друзей» – сказал второй юноша. На этот раз они порешили так: пусть каждый из них отправляется, – кому нужны кобылицы, тот будет собирать кобылиц, а кому нужны друзья, тот будет приобретать друзей. Долго ли было, коротко ли, встретились они через некоторое время: – «Ну, что как твои поиски?» – спрашивает первый юноша. – «Я нашел девяносто девять друзей». – «А твои поиски как?» – спросил второй. «Я нашел девяносто девять кобылиц.» – ответил первый. Тогда второй сказал: – «Ну, так следовательно, тебе еще не хватает одной кобылицы, а мне одного друга. Я тебя дарю свою кобылу, а ты будь мне другом». Тот согласился, взял кобылу, и они отправились по домам. Первый юноша сказал дома матери: – «Мама, я теперь богат и счастлив. Эти кобылицы дадут мне еще сто лошадей, – а там еще. О, теперь я счастлив!» И мать тоже порадовалась такому богатству сына. Когда второй юноша вернулся к себе домой, то тоже говорит матери: – «Мама, теперь я счастлив; у меня сто друзей. – А ну, испытай, сынок, вправду ли ты счастлив и имеешь искренних друзей. Ты, вот, поезжай и объяви всем, что тебя постигло несчастье, и ты лишился всего. Посмотрим, как отнесутся к тебе друзья твои», – сказала ему мать. Он оседлал коня и отправился испытывать своих друзей. В ту же ночь, как он объезжал своих друзей, абреки у первого юноши угнали сто кобылиц. Наутро хватился юноша – и нет его кобылиц. Он туда, сюда – нет, пропало его богатство, и он стал опять таким же бедняком, каким был прежде. Второй же юноша, вернувшись домой, сказал матери, что друзья понадарили ему много всякого добра. Смотрит мать, и вправду со всех сторон движутся друзья ее сына. Кто гонит скотину, кто везет хлеб, кто птицу, кто мебель или посуду. Мать и сын стали их благодарить и сказали им, чтобы они везли все привезенное обратно, так как они ни в чем не нуждаются, а все это юноша сделал только для испытания своих друзей. Но друзья ничего и слышать не хотели, они оставили все привезенное, а сами разъехались по домам. Когда второй юноша услышал, что у его друга угнали кобыл, он отдал ему все, что привезли ему друзья его.
КТО НАМ БЛИЖЕ.
Был один юноша. У него было много родных и родственников, но ни с кем он так не сходился, как с одним своим другом. Казалось, ради него он готов был в огонь и в воду, и тот ради него готов в огонь и в воду Однажды, старик который любил юношу, говорит ему: – «Я вижу ты, сын мой, не любишь и даже гнушаешься своими родными и родственниками и чересчур любишь своего друга». – «А что мне мои родные и родственники, когда они ко мне холодны и не любят меня. А друг мой ради меня готов жертвовать своею жизнью», – ответил юноша. Старик покачал головой и сказал: – «Как ты, сын мой, горько ошибаешься. А вот испытай-ка своего друга и того, кто по-твоему мнению из твоих родных или родственником меньше тебя любит. Для этого возьми, зарежь в полночь барана, обмажь кровью свой кинжал, а потом вызови своего друга и скажи ему, что ты убил человека; затем, отправься к родственнику и скажи ему, что ты убил человека. Когда ты проделаешь все это, то мы поговорим с тобою». Юноша сделал так, как советовал ему старик. В полночь зарезал барана, обмазал кровью свой кинжал, побежал к другу, разбудил его и говорит: – «Дорогой друг, со мною случилось несчастье: я убил нашего князя; пойдем спрячем его труп». Тот испуганно попятился и отвечал: – «Ну, в чем в другом я рад помочь тебе, чем хочешь, а в таком деле – извини. Прошу тебя, уходи скорее с нашего двора, а то кто-нибудь увидит тебя здесь, тогда и себя и меня погубишь». С этими словами он скрылся в доме. С сокрушенным сердцем побрел юноша к одному из своих родственников, разбудил его и говорит: – «Я убил нашего князя и нужно скрыть его труп». – «Где его труп»? – спросил тот торопливо – «ты укажи мне, где ты его убил. Сам оставайся здесь, а я один все устрою». – «Нет, идем вместе» – ответил юноша, и они вдвоем отправились на то место, где был зарезан баран. Когда они дошли туда, то обернувшись к родственнику и горячо пожимая ему руку, юноша сказал: – «Я побеспокоил тебя для испытания. Никакого князя я не убивал». При этом он рассказал, что ему посоветовал старик.
КТО ВИНОВАТ.
(1-й вариант).
Один человек был женат на трех женах, а у другого была только одна жена. Вот, тот, кто имел трех жен, поехал к тому, у которого была одна жена. Прогостил он у него день и другой и говорит: – «Какой я несчастный, я имею трех жен, и у меня в доме ни порядка нет, ни спокойствия. Одна из моих жен только тем и живет, что мечтает о красивых мужчинах; другая день-деньской ругается, а третья без того, чтобы не украсть что-либо, не может дня провести. А у тебя одна жена, и в доме все наготове, все в порядке. На твою жену просто можно молиться – «Если уж тебе так нравится хозяйка моя, отвечал хозяин, то бери ее», – и с этими словами он встал, подошел и сказал жене:
«Ты больно уж понравилась нашему гостю. Согласна ли ты идти к нему? На это жена ответила: – «Я тебя люблю, и готова на все что ни пожелаешь. Ты голова и распоряжайся мною. Так она была отдана гостю, а гость предложил взаимно хозяину своих трех жен Хозяин взял трех жен гостя, и привезя их к себе, принялся строить им помещения. В первой комнате понаделал он множество дверей и окон. Видя такую странную постройку, жены спросили – «Что ты делаешь»? – «Строю комнату вот для нее», – причем он указал на блудницу. Тогда та спросила: «Для чего же мне столько дверей и окон?» – «Для твоего удобства. Понравится тебе какой из мужчин, ты можешь ввести его через какую угодно дверь и выпустить также куда угодно. Ни я не буду знать о твоих проделках, ни люди, – сказал новый ее муж. – «Прошу тебя не делай этого – мне стыдно». Но тот стоял на своем и только тогда бросил свою затею, когда она поклялась быть ему примерною женою. Тогда он начал строить другую комнату, в стенах которой сделал много потайных вместилищ. – «Ты что делаешь? – спросили его опять жены. – «Вот ей комнату» – отвечал муж, указывая на ту, что любила воровать. Тогда, она спросила: – «Для чего же эти вместилища в стенах и в таком множестве»? – «А вот, видишь ли, если что украдешь, то будет куда спрятать отвечал ей муж. И та начала упрашивать его, чтобы он оставил эту затею, причем поклялась, что больше не будет воровать. Тогда он стал строить третью комнату и там, тоже, понастроил много дверей и окон. Когда его спросили жены – для кого эта комната, то узнали, что она строится для той, которая любит браниться. И последняя, поклявшись что больше никогда ни с кем не будет ссориться, просила бросать строить для нее такую комнату. Он послушался ее и выстроил ей обыкновенную комнату. Действительно, с этого времени все три жены исправились и стали примерными женами.
Через некоторое время приезжает опять к нему тот, что прежде имел этих трех жен. И стал он жаловаться, что у него беда. – «Твоя примерная жена у меня стала такою негодною, что из рук вон». – «Ну, брат, не жены твои плохи, а сам ты плох», – отвечал тот. Бери своих трех жен, они стали примерными, а мне возврати мою жену», – сказал тот, который прежде имел одну жену.
(2-й вариант).
Было двое друзей. Один из них был женат на трех женах, а другой имел одну жену. Вот, однажды, тот, что имел трех жен, поехал к другу своему, что имел одну жену. Встретив там радушный прием и видя чистоту, порядок и достаток во всем доме, он глубоко вздохну. Друг осведомился у гостя о причине тяжкого вздоха. – «Как же мне не вздыхать, – ответил тот: – «у тебя одна жена, а такой порядок в доме, а у меня три жены – и полнейший беспорядок». – Тогда хозяин сказал гостю: – «Если тебе так понравилась моя жена, то бери ее себе». – Гость взял его жену, а своих трех жен передал хозяину. Когда последний вез этих жен, то по дороге спрашивает одну: – «Скажи мне какой у тебя недостаток? Если не скажешь или соврешь, то я тебя брошу в ту большую реку, через которую нам сейчас придется переезжать». Первая жена струсила и сказала: – «страшно изменчива; в каждого хорошенького мужчину я влюбляюсь и отдаю себя в его распоряжение». Тогда муж спросил другую о том, какой грешок за нею водится: Та, испуганная угрозою быть утопленною, сказала: – «Для меня тот день не в день, когда мне не удастся что-либо украсть». Выслушав ее он спросил третью жену о ее недостатки. И та сказала: – «Скорее гора с места тронется, чем я откажусь от своего и не настою на своем; до смерти люблю также посплетничать». Доехали они до большой реки, через которую им надо было переезжать. На средине моста новый муж остановил арбу и говорит первой жен: – «Поклянись мне, что ты с этого дня будешь верною своему мужу, и не будешь походить на суку. Не то я утоплю тебя». Она поклялась. – «Ты клянись, что с этого дня перестанешь воровать, – не то потоплю тебя». Дала слово и вторая, что воровать не будет. А к третьей он обратился так: «Скажи мне чем косят траву?» – «Ножницами», – ответила та. «Нет косой», – сказал муж. Но та настаивала на своем, что траву косят ножницами. Пробившись с нею довольно долго, муж сказал: «Ну, оставь ты свою глупую привычку непременно настаивать на своем. Где же видно, что бы ножницами траву косить» – «Нет ножницами», – сказала она опять. Тогда муж схватил ее на руки и сказал: «брось свою глупую привычку, не то утоплю тебя». «Нет, траву косят ножницами», – настаивала третья жена. Тогда муж бросил ее в воду, но через некоторое время из воды показалась ее рука, и она пальцами делала движение, подобное тому, какое делают ножницы.
СЕМЕЙНЫЙ РАЗДОР.
Жили в мире да в ладу четыре брата. Все они были женаты. Жены их дружно работали в доме, а сами они безустанно возились по хозяйству. Работа их была так успешна, что в селе не было никого богаче их. Братья благодарили Бога, что он им послал такую счастливую жизнь. И жили бы они так словно долгое время, но жене младшего брата не полюбилась совместная жизнь. Вот она и начала дуться и на мужа и укорять его, что старшие братья не ставят его ни во что. Тот старался возражать и доказывать, что он пользуется такою же любовью и уважением, какою и другие братья. Но она дала полный простор своему языку и успела, все-таки, сделать так, что муж ее относился к старшим братьям уже не с прежнею слепою любовью. Однажды она и говорит ему: «Да что ты понимаешь; братья твои не только смеются над тобою, но они и твоих детей ни во что не ставят. Когда зарежут барана, то сыновьям других братьев даются хорошие куски, а твоему дают ту ногу барана, которою он стряхивает росу. Тут младший брат не на шутку вознегодовал на старших и хотел поделиться и жить врозь. Призвали стариков, но те, прежде чем приступить к дележу имущества, сказали: – «Нам грустно делить и разрознивать такое славное хозяйство и таких примерных братьев, как вы. Скажите нам причину – почему у вас разногласие и отчего не хотите жить вместе»? Старшие братья сказали, что они согласны всегда жить вместе, и никогда не было между ними ни какого разногласия, но они не знают, чем недоволен на них младший брат и почему он не желает жить вместе с ними. Когда спросили младшего, чем он недоволен на братьев, то тот сказал: – «Как же, когда зарежут барана, то своим детям они дают хорошие куски, а моему ту ногу, которою баран стряхивает росу, да и во всем они так поступают со мною. – «А которой ногой баран стряхивает росу»? – спросили старики. Младший брат смутился и сказал: «Я не знаю; это мне говорила моя жена». Тогда пристыдили его старики за то, что он поверил такой бессмыслице. А прочие люди стали над ним смеяться. Так старики помирили их, и стали они жить по-прежнему, – счастливо в мире да в согласии.
МЕСТЬ.
Было четыре брата. Жили эти четверо братьев в таком согласие и в такой любви друг к другу и ко всем, что их ставили в пример прочим. А про богатство их знали и в дальних землях. Но ни похвалы людей, ни богатство не могли сделать их гордыми. Они по-прежнему жили со всеми запросто, в любви, за что люди полюбили их еще больше. Не любил их только сосед. Он давно уже задумал отомстить этим четырем братьям, потому что отца его убил отец четырех братьев. Кроме этой злобы, у сосуда была и другая причина ненависти к четырем братьям. Его брала зависть, что все люди их любят и почитают. Он влез к ним в дружбу и даже побратался с ними. Братья от него были в восхищении и считали его своим ближним. Топа он стал нашептывать каждому в отдельности, что тот-то брат был там-то и потратил столько-то. При этом он делал так, как будто слово нечаянно сорвалось у него с языка. То говорил кому-либо из них, что другие братья смеялись над ним. Словом, он старательно сеял раздор и ненависть между братьями и успел в этом немало. Братья стали не доверять друг другу и даже стали ссориться между собою, а в конце концов даже передрались и захотели разойтись – поделиться. Пригласили они стариков и просили их поделить между ними все имущество. Тем временем сосед зарезал барана, достал араки, наготовил пирогов и пришел со всем этими угощениями к старикам; снял шапку и говорит: «Дорогие старики, у меня покорнейшая просьба к вам. Известно и вам, и всему народу, что эти четверо братьев были примером для нас всех. Эти братья – мои братья. Не заставьте же меня проклинать всю жизнь вас, стариков, которые не смогли наставить на путь истины заблуждающихся молодых людей. Если разрозните этих четырех славнейших братьев, то возьмете на себя такой великий грех, который не искупите никогда. Старики призадумались и через некоторое время стали уговаривать братьев бросить эту крайне неприятную затею. После долгих уговоров, братья помирились. Старики отпраздновали мир и разошлись. Сосед на следующий же день после этого случая купил барана и стал его откармливать. Сам же стал еще слащавее относиться к братьям и в то же время с большим старанием поселять между ними раздор и ненависть. Скоро братья стали врагами. Никто из них не стал ничего приносить домой, а, напротив, каждый старался уносить все из дому. К концу года они опять передрались и призвали стариков, чтобы поделили между ними имущество. Пришли старики. Сосед, предвидя все наперед, явился с угощениями и стал опять умолять стариков не разрознивать этих братьев. Уговорил их. Старики помирили братьев и разошлись. На третий год он поселил между братьями такую ненависть, что все хозяйство было расхищено ими, а сами братья чуть не изрубили друг друга. Призвали они опять стариков чтобы те поделили между ними имущество. Пришел сосед и; на этот раз и говорит старикам: «Ну что ж, если уж так они не любят друг друга, то разрозните их». Тогда старики хотели приступить к дележу и попросили братьев показать, что у них есть. Оказалось, что у четырех братьев нет ничего, что они жалкие нищие.
ДОБРО ИЛИ ЗЛО.
Был один алдар, который в молодости изъездил немало земель и вращался между многими народами. Когда он женился, то не стал уж так путешествовать, а стал смотреть за своим землями и своим хозяйством. Приезжало к нему много всякого и народу в гости. Он принимал всех с радушием и везде и всюду любили его; особенно любили его за добрый веселый характер. Только однажды, к удивленно всех, произошел у алдара странный случай. Начал он грустить, никто не мог развеселить его – он даже отбился от пищи. Все желали узнать причину такой печали алдара, но все старания были тщетны. Ни близкие, ни дальние люди не знали причины, а к самому алдару и подступиться нельзя было. Только на четвертый день сам алдар вдруг опять повеселел. Стал пить, есть и повел даже речь со стариками, рассказывая, что приключилось с ним в эти четыре дня. «Стал меня мучать вопрос»: «кому лучше живется на свете – хорошему или дурному»? Сегодня я разрешил этот вопрос так: хорошему плохо живется потому, что он не только своим интересами живет, но также интересами всех других. Умер ли кто, – он тужит, помогает в похоронах, оставляя свою работу, торчит целые дни в доме покойника. Есть ли у кого недостаток или какое горе – он за всех терзается сердцем, всюду идет с помощью; когда случится кому веселиться, – он бросает работу и веселится с ним. А дурной не только о других не печется, но даже не подумает о себе. Не подумает о том, есть ли у него сакля, хозяйство, ни о гостях не позаботится. Ему все равно, что бы о нем ни говорили люди. Ни об одежде, ни о пищи, он не печалится. Он никому не нужен и ему никого не нужно. И живет он без горечи и печали».
КЛЯТВА.
Некий человек выпросил у соседа лошадь для поездки в один из дальних аулов по крайне важному делу. Уводя лошадь, он поклялся, что в дороге будет садиться на нее только в тех случаях, когда встретится переправа через воду. – «Лишь только она омочит передние ноги в воде – я сяду на нее, и как только она будет задними ногами в воде – я слезу с нее». Отправился он в дорогу, и свято оставаясь верным данной клятве, шел пешком, а лошадь вел под уздцы и садился на нее только при переездах через реки. Однажды, после переправы через одну небольшую реку, нагоняет его какой-то незнакомый всадник, который, поздоровался с ним и поехал рядом. Спустя некоторое время незнакомец сказал: – «Прости меня за вопрос, отчего это ты садишься на лошадь как только она вступает в воду передними ногами и слезаешь с нее, как только она станет передними нотами на сушу? Всю же остальную дорогу ты мучаешь себя – идешь пешком ведя такую сильную, здоровую лошадь? – На это путник отвечал: «лошадь эта не моя и взял я ее под клятвою, что за всю дорогу я буду садиться на нее только при переправах через воду». Незнакомец стал смеяться над ним и сказал: – «Какая глупость. Да что значит клятва? Нужно быть ребенком, чтобы бояться какой-либо кары при нарушении данной клятвы. Вот я за всю жизнь ни разу не сдержал не одной своей клятвы, и, как видишь, я здоров, богат и счастлив. Пустое, добрый человек, лучше садись на лошадь и поедем вместе. Путник равнодушно выслушал незнакомца и сказал: – «Нет, что бы там ни было, я ни за что не нарушу данной мною клятвы». И как незнакомец ни доказывал и ни уговаривал, чтобы он сел на лошадь и ехал на ней, путник твердо стоял на своем. Доехали они до одного большого аула. Вечерело. Незнакомец спросил: – «Нет ли у тебе здесь знакомых? «Нет, отвечал путник. – «Ну, так остановимся вон в том доме, – и незнакомец указал на дом с громаднейшим двором. Как только въехали они во двор, к ним выбежал мальчик и помог незнакомцу слезть с лошади, затем обеих лошадей привязал к коновязи. Тогда вышли из дома шестеро мужчин, и приветствуя гостей по обычаю, любезно пригласили их войти в кунацкую. В скором времени туда же вошел и старик – хозяин дома. Он также приветствовал гостей. Подали кушанье. После еды старик разговорился с гостями, – расспрашивал их, откуда они, где были, что видели и какие они знают новости. Незнакомец рассказал о том, как его спутнику боясь нарушить клятву, идет всю дорогу пешком и ведет под уздцы здоровую сильную лошадь. Старик захохотал и сказал: – «Клятва – пустое дело. Она служит пугалом для людей наивных и незнающих еще жизни. Вот я дожил до седин и у меня семь сыновей и столько же дочерей. Поглядите на сыновей моих, вот они все семеро пред вами – все здоровы и живут в полном довольствии; дочери мои все счастливо повышли замуж; сам же я наслаждаюсь самою спокойною жизнью. А между тем, как я сам, так и мои дети, ни когда не выполняли данной нами клятвы.
Все молча слушали старика. После его речи поговорили еще кое о чем, и старик решил, что уже пора гостям дать покой. На следующий день гости встали рано и отправились в дорогу. Когда они были уже далеко за аулом, незнакомец вдруг сказал: – «Какое несчастье, товарищ, со мною! Ведь я на ночлеге забыл свою шашку. Ради Бога, съезди на моей лошади и привези ее мне». – Незнакомец был летами старше, и путник поехал. Вскоре вернулся он во двор того дома, где они провели ночь, но, к удивленно, к нему никто не вышел навстречу. Путник слез с лошади, вошел в кунацкую и – о ужас! – на полу в крови валяются изрубленные тела всего семейства.
Взял он шашку и привез ее незнакомцу. Но только что он хотел рассказать о случившемся, как незнакомец перебил его: – «Что видел мою работу, – как славно моею шашкою изрубили друг друга все члены семейства клятвопреступников? Я терпел долго, и теперь славно наказал их за измену. Я – Клятва. Посмотри на копыта моего коня, – они из сала; летом сало тает и замедляет быстроту мою, а зимой же холод замораживает сало, копыта моего коня скользят и также замедляется моя скорость. Для тебя и тебе подобных – я не страшен, потому что вы верны мне. Но неверных мне я всегда успею наказать строго. Хотя поздно, но, все же, непременно накажу их». – И с этими словами незнакомец исчез.
ГОСТЕПРИИМСТВО.
Было четверо братьев и жили они в ладу. Трудились, сколько кто из них мог и ни словом ни делом не огорчали друг друга. Одно только не нравилось старшим братьям, что младший их брат был гостеприимен и к нему приезжала масса гостей. Терпели они долго, но наконец стали упрашивать брата, чтобы тот не принимал к себе гостей: – «они в конце концов в нищенство нас вгоняют говорили старшие братья Младший брат отвечал, что не в силах исполнить их просьбу, а когда надоели ему жалобы братьев, то он сел на лошадь и отправился куда глаза глядят. Ехал он долго и доехал до одного моря. Видит, на берегу моря сидит как лун белый старик-мулла. На голове громаднейшая шапка с чалмой; перед ним лежит раскрытый коран. И пишет мулла на лоскутках что-то и бросает одни исписанные лоскутки в море, другие на сушу.
Юноша подъехал к нему. Мулла оставил писать и подняв голову сказал: – «Здравствуй, Ислам». – Юноша удивился, что мулла знает его имя и даже не ответил ничего на приветствие – «Раскайся, Ислам, в том, отчего ты убежал, раскайся: грех большой берешь на сбою душу Твой поступок безрассуден», – сказал опять мулла. «Нет, почтенный мулла, не раскаюсь ни за что. Пусть лежит грех на моей душе, пусть будет мой поступок самый безрассудный. – И сколько ни уговаривал мулла Ислама, но тот все стоял твердо на своем. Тогда мулла сказала – «Ну, если ты так упрям, то нечего тебе убегать из дому. От гостей можно отвязаться проще. Вот тебе четыре стрелы; поезжай на восток, вон к тому холму, и пусти оттуда эти стрелы в разные стороны». – Ислам отправился на тот холм, пустил стрелы в разные стороны и возвратился к мулле. – «Ну, теперь езжай домой, сказал мулла, – с этого дня ты не увидишь у себя дома ни одного гостя.
Ислам отправился. Братья обрадовались, что он вернулся, и стали жить в согласии. Действительно, с этого времени не стали их посещать гости. Вскоре стала одолевать их скука и сильно они обеднели. Вот, старшие братья начали просить да умолять младшего снова звать гостей. Поехал он опять к старому мулле. Приехал, а мулла и говорит ему: – «А что, раскаялся? Ну, хорошо». Езжай на восток к тому же холму и оттуда отправляйся отыскивать свои стрелы – Ислам сделал так, как сказал мулла и поехал в ту сторону, куда пустил первую стрелу. Видит он в поле пахаря, и держится тот пахарь за плуг, в который запряжено восемь пар волов. Ислам поздоровался, но никто не ответил на его приветствие. И увидел тогда Ислам, что все они спали. Подивился он, стал объезжать кругом пахаря, и видит впереди волов, в землю, вонзилась его стрела. Вынул он стрелу ту, и вдруг проснулись все – словно ожили. Пахарь заорал на погонщиков-мальчишек: – «Эй, живее вы, бездельники, сколько времени вы спали»! – Тогда Ислам спрашивает: – «Кому это вы пашете?» – «Четырем братьям», – отвечал пахарь.
Отъехал молча Ислам и отправился за второю стрелою. И видит он сеятеля и боронующего; оба застыли на своих местах. Видит он, что и пред ними в землю вонзилась стрела. Вынул он эту стрелу, ожили вдруг оба человека и тоже стали тужить, что потеряли много времени, проспав так долго. Ислам спросил: – «Кому это вы работаете»? – «Четырем братьям» – ответили сеятель и человек с бороною.
Поехал дальше Ислам и видит он, наконец, жнецов, молотильщиков и мельника, которые все точно остолбенели за работой. Подъехал он к ним и вынул из земли третью стрелу. Ожили, все и стали тужить, что так долго спали, и снова закипела их работа. – «Кому вы работаете»? – спросил Ислам. – «Четырем братьям» – отвечали те.
И поехал Ислам искать четвертую стрелу. Видит он пастуха и табунщика, пасущих несметное стадо скотины и табун лошадей. И здесь, тоже, все остолбенели на месте. Подъехал к ним Ислам, вытащил из земли стрелу – и здесь все ожило. Свистнули-гикнули пастухи и табунщики и стали тужить, что так долго спали. – «Чья это скотина? – спросил Ислам. – «Четырех братьев» – отвечали они.
Возвратился Ислам к мулле, а тот и говорит ему: – «Ну, так знай же, сколько благодати дарует Бог гостеприимным людям. Теперь езжай домой и не глупи».
Вернулся Ислам домой и видит у них много гостей. И рассказал он братьям все, что видел. Тогда выстроили братья четыре кунацких и не только были рады тем гостям, которые к ним приезжали, но даже зазывали всякого, прохожего и проезжего. И стала о них греметь слава по всему краю и жили они в довольстве и счастливо.
ЧТО БОГ ДАСТ, ТО И В ОКНО ПОДАСТ.
В одном ауле жил старик бедняк с женою. Детей у них было много, но все они были еще настолько малы, что не в силах были работать. Приходилось старику и старухе выбиваться из сил, чтобы не голодали дети. Но силы их настолько поутратились, что труд их не обеспечивал семью, и им приходилось голодать иногда по два и по три дня. Невтерпеж становилась такая нищенская жизнь старику, и он надумал наняться пастухом в ауле. Как раз в то самое время аул нуждался в пастухе, и бедняк старик был нанят в пастухи для аула. Жалованье, назначенное ему, было настолько достаточно, что семья его зажила безбедно. Старик даже купил себе одну козу, чтобы иметь молоко для меньшего сына. И стал старик благодарить судьбу, что так счастливо устроился, и решился он всю свою жизнь служить аульным пастухов. Но не все так делается, как человек предполагает.
Однажды, в жаркий полдень, он пригнал стадо к реке. Когда стадо вошло в воду и стало там прохлаждаться, а бедняк пастух стал пристраиваться в тени под большим деревом, росшим тут же на берегу, в это самое время от стада отделилась его коза и пошла прочь по направлению к горам. Пастух сначала прикрикнул на нее, но видя, что коза не слушается, он бросился за нею вдогонку. Коза прибавила шагу. Старик изо всех сил бежал за нею вдогонку, но не мог догнать ее. Она скрылась в ущелье гор. Но пастух туда за нею не последовал. Он стал взбираться на ближайшую скалу, чтобы оттуда следить за тем, куда пойдет его коза. Взобравшись на вершину скалы, он посмотрел по другую сторону ее, и вот что ему представилось. У самого подножья скалы, в большой впадине, около столетнего камня лежал старый дряхлый волк. Он не только не мог ходить, но даже не в состоянии был двигаться; только по временам он издавал жалобный стон. Жаль стало пастуху несчастного волка. Вдруг, – о чудо – его коза торопливо повернула из ущелья к впадине; смиренно подошла к волку и стала так удобно, что тот с жадностью начал сосать ее молоко. Пастух рукою протер глаза, думая – не сон ли это. Но то был не сон. Как только волк насытился, коза торопливо скрылась в ущелье. Прибежал пастух к реке, и видит, что его коза уже пасется посреди стада. Он наскоро собрал все стадо, разбредшееся по берегу реки и погнал его в аул. Все были поражены тем, что старик так рано пригнал стадо домой, и стали осыпать его остротами да расспросами. Но на все вопросы пастух твердил только одно: – «Я видел волка». Пришел он домой, разделся и лег в постель. Прибежала с огорода его жена, страшно перепуганная, и тоже стала осыпать его вопросами. Господи, никак погибли мы. Что с тобой? Чем ты занемог»? – «Я волка видел» – ответил он. Такой ответ еще больше озадачил и огорчил ее, а когда и на дальнейшие расспросы старик отвечал тою же фразою, то она решила, что муж ее сошел с ума. Поплакала она, погоревала и принялась трудиться одна для прокормления семьи.
Прошла осень, прошла и зима, семейство бедняка пастуха страшно голодало. Сначала бывало давали что-либо на пищу для бедной семьи, но потом все перестали давать. Настала весна, и бедная мать стала собирать разные съестные травы, варить их и тем кормить семейство. В один день отправилось много женщин рвать крапиву, с ними пошла и жена бедняка пастуха. Все женщины шли кучками шли парами, весело беседуя между собою, но к ней никто не подходил, никто с нею не заговаривал» и все ее чуждались. Так уж ведется в этом свете, что бедняка везде избегают. Шла она, бедная, позади всех, печально понурив голову, и задумавшись, она погрузилась в воспоминания о давнопрошедших девических годах. И так ее заняли эти воспоминания, что она и не заметила, когда пошли все женщины, с которыми она шла. Вдруг, ее нога провалилась в землю. Подняла она ногу, и видит – в башмаке ее червонец. Обрадованная старуха порылась еще в том месте, где нога ее углубилась в землю и нашла там горшок полный червонцев. Она тревожно обвела кругом глазами и, убедись, что никто ее не видит, засыпала клад сверху землею и поставила значок для приметы места. Проворно прибежала она домой и говорит мужу: – «Вставай скорее, Бог послал нам счастье. Я нашла клад, – горшок, наполненный червонцами. Пойдем принесем его.» – «Я волка видел» отвечал тот равнодушно. «Боже, Боже, возврати ему разум хотя на этот случай, – завопила старуха. – Побойся ты Бога. Ведь, ты губишь себя, меня и детей. Пойдем же принесем клад». Но муж с прежним равнодушием повторил снова: «я волка видел». Потеряв окончательно всякую надежду на его помощь, старуха бросилась к соседу и согласила его принести горшок с червонцами за половину клада. Но на возвратном пути сосед настоял, чтобы горшок был принесен к нему. А когда жена бедняка стала просить следуемую ей часть червонцев, то сосед назвал ее сумасшедшей и прогнал из своей сакли. Убитая горем, едва-едва добрела она до дому. Дети, увидев мать, бросились к ней с плачем: – «Мама, есть хотим»! Но старуха ничего не видела и не слышала и как сноп повалилась да землю посреди сакли. Дети облепили ее со всех сторон, звали ее и плакали, кричали, что они голодны, – все было напрасно, она лежала, как мертвая.
А сосед снес горшок с червонцами в погреб и стал ждать ночи, чтобы наедине полюбоваться на червонцы. Вот дождался он и ночи. Аул спит мертвым сном; сосед со свечей осторожно спустился в погреб и подошел к горшку. Бережно снял он крышку горшка и, – о ужас – вместо червонцев в горшке кишат черные змеи. Дрожа всем телом, он торопливо накрыл горшок и прошептал»: – «А, подлая колдунья, ты хотела меня погубить; так нет же: сама сделаешься жертвою этих змей». – С этими словами он схватил горшок на руки и побежал к сакле бедняка. Прибежав тука, он взлез на крышу ее и бросил горшок в трубу, а сам мигом скрылся. Раздался звон червонцев в сакле бедняка. Все семейство пастуха поднялось на ноги; раздули огонь и, увидев груду золота, бедняк пастух сказал торжественным тоном: – «вот видишь, жена, правду ли я говорил, что видел волка». При этом он рассказал, как старого, дряхлого волка кормила молоком их коза. – «Ведь волк этот никуда не мог ходить, а Бог ему судил кормиться молоком нашей козы, и коза наша сама к нему приходила и кормила его. Так вот и эти червонцы. Бог предназначил их мне. Я за ними никуда не ходил и не добивался их, а они сами ко мне пришли. Так и все ведется в этом мире. Как только кто рождается, Бог предначертывает его будущее и пишет на лбу все, что должно быть в его жизни. И все это в точности должно исполниться. Тщетны будут наши труды и помыслы, если будем гоняться за тем, что не назначено нам в жизни Богом».
Так закончил старик свою речь. С этих пор семейство бедняка пастуха зажило на славу.
СПОР.
После всемирного потопа, Бог дал жизнь всякому существу и поселил всех в центр земли . В то время все живое говорило на одном языке, и жили все между собою в мире. Часто собирались они в определенном месте, чтобы побеседовать, а в большинстве случаев – чтобы послушать свят. Георгия. В те времена духи являлись живым существам, и св. Георгий был посредников между Богом и живыми существам о, живущими на земле. Он в определенные дни слетал на землю к собранию и говорил о воле Бога и поучал их как жить, чтобы не гневить Бога. Однажды, прилетев с неба, он сообщил собранию, что по воле Создателя на Востоке у царя родился сын, а на Западе у купца родилась дочь, и что, по воле Бога, ровно через 20 лет царский сын женится на купеческой дочери. Все безмолвно выслушали эту весть, один орел только стал оспаривать что это может и не случиться и в подтверждение своих доводов предложил спор о том, что он помешает исполниться этому предопределению. Св. Георгий принял спор на таких условиях: если орел действительно помешает исполнению Божьей воли, то получит все, что сам пожелает, а если же он не сможет помешать исполнению этого предопределения, то подвергнется жестокому наказанию. Орел согласился вести спор на таких условиях. В тот же день он полетел на Запад и разыскал купца, у которого родилась дочь. Орел выждал удобный момент и похитил новорожденную девочку. В великой радости взвился с нею орел под облака, а потом полетел с нею далеко, далеко и занес ее на такой остров среди океана, о котором никто никогда ничего не знал и не слышал. На острове том не только ничего живого не было, по даже не было никакой растительности. Росло там только одно высокое дерево. На этом дерева орел устроил гнездо и посадил в него девочку. Каждый день орел улетал, а к вечеру приносил девочке что-нибудь съестное.
В то же время и вправду на Востоке у царя родился сын. Когда царский сын немного подрос, то стал ходить на охоту, потом стал странствовать по соседним землям. Скоро про его удаль, ловкость и ум говорили всюду. Когда ему исполнилось 17 лет, то захотел он постранствовать по морям. Попросился он у отца, и отец дал ему согласие. Скоро была готовы и корабли. Царский сын велел ввести на корабль свою любимую лошадь. Сел на корабль сам царский сын с друзьями и дружиной. Корабль поплыл в море, а из моря в океан. Месяц они плыли счастливо, но вот в один день поднялась буря, вода начала сильно волноваться, и корабль разбился. Все потонули, но царевича, с лошадью выбросило на берег того острова, где орел держал купеческую дочь. Лошадь в тот же день стала издыхать, царевич зарезал ее и стал питаться кониной. Однажды он пошел осматривать остров, когда он подошел к дереву и посмотрел вверх, то увидел там гнездо и в гнезде девушку. Он взлез на дерево, и узнал от нее, что ее посадила сюда какая-то большая птица, и кроме нее она никого не знает в мире. Она просила царевича не показываться орлу. Царевич, поговорив с нею, слез с дерева и отправился к скелету (он жил в скелет своей лошади). Каждый день, когда орел улетал, царевич отправлялся к купеческой дочери. В один вечер, по возвращении орла, девушка спрашивает его: – «Скажи пожалуйста, что такое лежит вон там на берегу?» – «То скелет лошади», – отвечает орел. – «А что такое лошадь» – спрашивает она. «Лошадь… вот на чем люди ездят», – ответил орел. «А что такое люди»? – спросила купеческая дочь. Орел усмехнулся и сказал: – «А вот завтра ты узнаешь все – и что такое лошадь, и что такое люди».
В этот вечер царевичу и купеческой дочери исполнилось по двадцати лет. На утро орел говорит купеческой дочери: «Ну, я тебя теперь понесу к отцу и матери». – «А как же ты меня понесешь»? – «В клюве» ответил орел. «Нет, я так не согласна, – возразила ему девушка: – ты из боязни как бы не уронить меня, можешь меня перегрызть». – «Ну, так и понесу тебя в своих когтях». – «Нет, в когтях своих ты можешь меня задушить». – «Ну, так на своей спине понесу», – сказал орел. Девушка и на это не согласилась и сказала: – «А вот как лучше будет сделать: посади меня вон в то, что ты называешь лошадиным скелетом». Орел согласился и тотчас же принес в клюве скелет. «Ну, влезай в скелет, и я понесу тебя, – мне к раннему утру нужно поспеть на собрание». Девушка полезла в скелет и усевшись там, сказала: «можем двинуться в путь». Орел взвился со скелетом в клюве и поднялся под облака, а потом стремглав полетел в ту сторону, где было собрание.
В тот день все живое, еще до утренней зари, собралось на одном месте. Святой Георгий тоже спустился с неба до восхода солнца и стоял в ожидании орла среди собрания. Но вот, занялась заря, и из облаков показался орел. Взоры всех обратились в ту сторону, откуда он спускался к собранию. Орел спускался быстро. Слетев на землю, он поставил у ног св. Георгия скелет и сказал весело: – «Я выиграл спор. Еще вчера вечером прошел срок нашему спору, а между тем дочь купца еще и по сие время девушка. – Ну-ка выходи дорогая, из скелета. – Когда купеческая дочь выползла из скелета, св. Георгий сказал орлу: – «Ты посмотри на нее более внимательно – правда ли, что она еще девушка. Зачем же ты прячешь от нас ее мужа, что сидит в скелете»? Орел – озадаченный словами св. Георгия, возразил: – «Мужа у нее еще не было. Сегодня в первый раз она и людей-то видит» – «А прикажи-ка выйти тому, кто сидит в скелете» – сказал опять св. Георгий. Не успел он кончить своей речи, как оттуда выполз царевич. Орел, пораженный такой неожиданностью, застыл на месте. Тогда св. Георгий сказал орлу: – «За твою глупую самонадеянность и дерзость, ты отныне будешь прикован тяжелыми цепями на том самом острове и к тому дереву, на котором ты ее прятал».
С того времени орел мучается на том острове; к дереву он так прикован цепями, что не может даже пошевелиться.
Записал А. Кануков.

Комментирование закрыто, но вы можите поставить трэкбек со своего сайта.

Комментарии закрыты.