Роль обычаев избегания в ингушской культуре

ХАРСИЕВ БОРИС МАГОМЕТ-ГИРЕЕВИЧ
Канд. философских наук
Зав. отдела Этнологии Инг. НИИ Гаманитарных Исследовании им.Ч.Ахриева
РОЛЬ «ОБЫЧАЕВ ИЗБЕГАНИЯ» В ИНГУШСКОЙ КУЛЬТУРЕ.
Знания о традициях и обычаях народа необходимы любому человеку, общественному деятелю, наконец, публичному политику, для того, чтобы избавиться от своего подчас, опасного невежества. И получить те сведения, без которых невозможно быть гражданином своей страны, своего Отечества, исполнять определенную социальную роль в обществе, семье и действовать сообразно принципам гражданственности, общечеловеческих ценностей, национальных традиции в различных, подчас, весьма сложных общественно-политических или морально-этических, конфликтных ситуациях.
Конфликт как столкновение точек зрения, мнений, позиций является динамическим процессом производственной, общественной и социальной жизни. Конфликт необходимо рассматривать как одновременную борьбу противоположностей, определенные действия и контрдействия, как реализацию намерений и вместе с тем преодоление сопротивления, которое неизбежно встречается в ходе этой реализации. Внешние межличностные конфликты это всегда исключительно сложное совместное действие, по меньшей мере, двух сторон, объединенных противостоянием. По своей природе, с точки зрения научного анализа, конфликты классифицируются на ресурсные, и ценностные. В ресурсных теориях доминирует материалистическое объяснение конфликта, который всегда развертывается за значимые средства жизнедеятельности, в основном материального характера, или за лидерство в сфере политического доминирования. В ценностной теории на первый план выступают системы верований и убеждений, несовместимые принципы организации общественного устройства, культурные взаимоисключающие стереотипы.
Конфликты — одно из важнейших явлений социальной и политической жизни. Жизнь человека в обществе сложна и полна противоречий, которые часто приводят к столкновению интересов как отдельных людей, так больших и малых социальных групп.
История человеческой цивилизации насыщена разного рода конфликтами. Одни конфликты охватывали целые континенты и десятки стран и народов, другие вовлекали большие и малые социальные общности, третьи происходили между отдельными людьми. С древнейших времен люди пытаются решить возникающие противоречия, прибегая к различным способам и методам. На протяжении веков лучшие умы человечества тщетно пытались создать теоретические модели бесконфликтного общества.
Возникновение различных общественно- социальных институтов, в том числе государственности тоже можно рассматривать, как стремление создать универсальный механизм для предотвращения и разрешения конфликтов. В древнейших законах царя Хаммурапи (1792 — 1750 гг. до н.э.) содержатся десятки способов разрешения конфликтных ситуаций. По преданию царь Соломон (965 — 928 гг. до н.э.) прославился благодаря мудрости и умению избегать и разрешать конфликты.
В истории любого человеческого сообщества наблюдается соединение в одном лице функций правителя и судьи. Князь в древнерусском государстве не только военный защитник и сборщик дани, но и судья. Он определяет, кто прав и кто виноват в конфликтах, возникающих между заимодавцем и должником, продавцом и покупателем, претендентами на наследство, выросшими детьми, желающими отделиться от своих родителей вопреки их воле, и в массе других повседневных ситуаций.
В истории ингушского народа немало свидетельств, известных нам еще с периода патриархально общественного строя ингушей, что те же функции арбитра выполняли священнослужители, с той существенной разницей, что священнослужители вершили справедливость от имени Всевышнего, ради Всевышнего, и под страхом Божественного наказания.
Почти та же роль вершителя и стража справедливости на уровне семьи, в патриархальном обществе, всегда принадлежала отцу или старшему родителю, зачинателю семьи, рода.
Естественно что, наиболее важные конфликты между людьми и социальными группами на глобальном уровне концентрируются в сфере политики. Тем не менее, конфликты семьи и семейных отношений для человека являются наиболее значимыми на повседневном уровне.
Семья как социальная группа является субъектом конфликтных ролей.
Как изначальная форма зарождения семейных отношений, конфликт лежит в основе внутрисемейной коммуникаций.
Характер человеческой личности формируется в результате борьбы между довлеющим бытом и сознанием человеческого разума, конфликта между желаемым и дозволенным.
Сущность конфликта заключается в столкновении принципов, мнений, оценок, характеров или эталонов поведения людей. Характеристика конфликта выражена в виде субъективной истины, или ложной объективности при его массовой поддержке. В действиях противостоящих сторон всегда имеет место апелляция к тому, что жизненно необходимо для соответствующего субъекта, к тому, что представляют собой вариации средств удовлетворения соответствующих жизненных потребностей и к тому, что для него существенно и важно с точки зрения сохранения собственной идентичности.
Сущность конфликта семейных отношений заключается в столкновении приоритетов социально – значимых ролей членами семейной группы или целого родственного сообщества. Например, одним из важнейших элементов родственных отношений в ингушском обществе является постоянное соревнование приоритетов между семьями одной родственной группы. Содержание подобного соревнования само по себе носит характер пассивного конфликта, процесс которого происходит в рамках принятых правил основанных на определенных общественных ценностях.
«Один из основателей Чикагской школы социальной психологии Р. Парк включил конфликт в число четырех основных видов социального взаимодействия наряду с соревнованием, приспособлением и ассимиляцией (от лат. видоизменять). С его точки зрения, соревнование являющееся социальной формой борьбы за существование, будучи осознанным, превращается в конфликт, который благодаря ассимиляции призван привести к прочным взаимным контактам, к сотрудничеству и способствовать лучшему приспособлению».
Конфликт является перманентным способом существования семейных отношений, развитие которых происходит в условиях постоянного движения, этих отношений в прогрессивном или в регрессивном направлении.
Прогрессивное движение семьи и семейных отношений неизбежно связано с драматическим пределом развития конфликта в процессе сегментации семьи, смены поколений или в процессе исполнения социальных ролей семейного быта.
Регрессивное движение семьи и семейных отношений всегда связано с трагическим развитием конфликта, результатом которого является распад семьи и семейных отношений. Регрессивное движение – результат деградации ценностного основания идентифицируемого с определенной этнокультурой.
На основе различных норм, традиции, образов, культурных ценностей общества осуществляется поведение ролевое, волевое, моральное, общественно-деловое.
Институты социального регулирования, в том числе адаты горцев Кавказа, призваны удерживать развивающиеся конфликты общественных, родственных и семейных отношений в пределах общественно допустимых явлений. Например, такие обычаи горцев Северного Кавказа как «скрывание», «избегание», различное «табулирование», относящиеся к этикетной стороне общения, да и сама ролевая система половозрастной стратификации, служит не только целям адаптации новых социальных ролей, но и является превентивной системой регулирования семейных отношений в рамках этнической этики народов Кавказа.
Особое место в личных отношениях семьи, а вместе с тем и семейно-родственных групп занимала совокупность древних запретов, известных под названием «обычаев избегания» или «ограничительных отношений». Для народов Северного Кавказа сохранивших патриархальный быт, характерны четыре субсистемы избегания. Две из них ограничивали отношения между супругами и между родителями и детьми, две – отношения между каждым из супругов и его свойственниками.
Избегание между супругами были тем строже, чем моложе были они сами, но в той или иной форме соблюдались до самой смерти.
Избегание между родителями и детьми в большей степени касались отца, нежели матери. Отношения детей к отцу носили уважительно-подчеркнутый характер.
Избегание между женщиной и её свойственниками было тем строже, чем старше была родня, и более жестким по отношению к мужчинам, нежели к женщинам.
Избегание между мужем и его свойственниками, по существу выходящее за рамки внутрисемейных отношений, касались только старшей родни. Связанные с избеганием запреты действовали тем сильнее, чем ближе по степени восходящего или бокового родства и старше по возрасту был их объект, и тем слабее, чем старше становился их субъект.
Происхождение и социальная роль ограничительных отношений у различных народов зависит от генезиса традиции обычаев самого народа, поэтому столь различны и противоречивы, по своим основаниям, объяснительные теории этого явления. Мы не считаем, как некоторые авторы, что например, обычаи избегания, надолго сохранившиеся у народов Северного Кавказа, возникли у ингушей, при переходе от матрилокальности к патрилокальности и в дальнейшем приобрел новые социальные функции, хорошо вписавшись в семейный уклад. В историческом прошлом ингушей не прослеживаются остаточные явления матрилокальной системы, как у некоторых других народов Северного Кавказа. У ингушей не было таких обычаев, например, как проживание мужа в доме у родителей жены. Патрилокальная семья и патриархальный быт, на протяжении известной истории, являлись основой семейного уклада ингушского общества.
Такие видные этнографы как Д. Фрэзер, Э. Кроули, М.М. Ковалевский, Л.Я Штернберг, рассматривают избегание как запретительный механизм, возникший при переходе от группового брака к индивидуальному браку. В данном случае концепция группового брака ни как не идентифицируется, даже с самыми древними, брачными обычаями ингушей. В научной литературе не раз отмечалось, что данная концепция может объяснить избегание между свойственниками разного, но ни одного пола. К этому надо добавить, что она, помимо того совершенно не объясняет, почему избегаются преимущественно старшие свойственники, тогда когда по логике вещей следовало бы в первую очередь выработать запретительные механизмы предотвращения недозволенных связей между лицами одного возрастного круга. Более того, эта теория не объясняет избегание между супругами и между родителями и детьми.
Из широко известных современных теории генезиса запретов, более основательной на наш взгляд, является функциональная трактовка. Из которой наиболее известна точка зрения А.Рэдклифф – Брауна, видевшего в избегании между свойственниками стремление предотвратить конфликтные ситуации.
В современной системе классификации стилей поведения индивида в развертывающемся внешнем конфликте американского психолога Р. Томаса включены пять основных стилей. Примечательно, что первым является избегание, ориентированное на сохранение статуса своего «я», поэтому наиболее полный социально пассивный, сводящийся обычно к непризнанию наличия внешнего конфликта.
Чтобы понять причину запретов как явления, и тем самым историческое место избегания среди других личных отношений в ингушской семье и родственной группе, необходимо хотя бы коротко остановиться на некоторых особенностях генезиса ограничительных отношений. Этика ингушей регламентирует строгое соблюдение «обычаев избегания», «запретных норм» в личных отношениях семьи, родственной группы. Отклонение от регламентированных «норм запретов», в соответствии с национальным сознанием, как раз и приводит к нежелательному последствию, выраженному в понятии «айхьазал» то есть конфликт.
Традиционные институты регулирования взаимоотношений родственных связей у ингушей основаны на двухуровневой системе общественно-родственной стратификации. Первый уровень именуется «воккаал» — старший, второй именуется «з1амаг1ал» — младший или обязанный. Национальная структура стратификации, в соответствии с обычным правом, выстроена в иерархическом порядке, который предусматривает регламентированное подчинение, либо почитание, в зависимости от степени родства, «младшими» (обязанными), «старших» — привилегированных. Привилегией считается право предоставленное обычаями старшим на порицание или поощрение младших, как мер дисциплинарного воздействия. Обязанности младших заключены в послушании старшим.
Два этих уровня относительны, переходные и варьируются в соответствии с социальными ролями, выполняемыми личностью в различных жизненных ситуациях.
К почетному уровню относиться родственная группа под названием «бехъке нах», в которую входят кроме родителей, многочисленные свойственники, как со стороны отца, мужа, так и со стороны матери, жены и т.д. С «бехъке нах» необходимо соблюдать все этикетные нормы избегания, и в соответствие с обычаями, постоянно демонстрировать подчеркнутое уважения, учтивость к ним.
Сами же представители уважаемой группы «бехъке нах» своим безупречным поведением в обществе, обязаны были поддерживать своё высокое положение, являясь, примером для представителей младшего уровня, во всем им, помогая и опекая их.
Любой субъект ингушского родственного сообщества одновременно находится, относительно одних родственников в положении «бехъке нах», и в тоже время, относительно других родственников в положении «з1амаг1ал» — младшего, обязанного, в зависимости от структуры родственных отношений, которые в основном и определяют его места в родственной иерархии.
Термин «бехьк» — винить, обличать, порицать, «нах» — люди. Социальная роль «бехъке нах» примечательна тем, что они наделены обличительным правом за малейшее отклонение регламентированного этикета, членами родственной группе.
Как и привилегированная социальная роль, («воккаал», «бехъке нах») так и обязательственная («з1амаг1ал») исполняется, в родственной группе, в соответствии с обычаями скрывания, избегания, табулирования, регламентированным обычным правом ингушей.
Нарушение любых правил, в том числе этикетных норм создают конфликтные ситуации «айхьазале», ценностные регулятивные установки ингушей призваны прогнозировать и не допускать конфликты в социальной организации ингушского родства.
Социальная организация, религия, производственная деятельность, нравственность основаны на табулировании, регламентации, ограничении свободы человека. Они ограничивают новации, консервируют традиции в качестве выработанной данным обществом оптимальной формы существования в определенной экологической среде, в определенном этнокультурном и социально – экономическом пространстве.
Патриархальные обычаи и традиции ингушей на которых выстроены их семейные отношения, есть не что иное, как сфера деятельности по предупреждению, разрешению конфликтов и воспроизводству механизма решения конфликтных ситуации, в соответствии с предписанными правилами, этическими нормами.
Основным ограничителем конфликтных ситуаций, выступает: культура, мораль, традиции, система ценностей, устоявшиеся формы поведения, культурные штампы каноны. Ограничения могут быть жесткими и гибкими, многовариантными. Правда, в современном обществе человек всегда свободен в рамках определенного выбора из установленных позиций, на основе собственных мировоззренческих позиций.
Итак, конфликт – это важнейшая сторона взаимодействия людей в обществе, своего рода клеточка социального бытия. Это форма отношений между потенциальными или актуальными субъектами социального действия, мотивация которых обусловлена противостоящими ценностями и нормами, интересами и потребностями. Существенная сторона социального конфликта состоит в том, что эти субъекты действуют в рамках некоторой более широкой системы связей, которая модифицируется (укрепляется или разрушается) под воздействием конфликта.
Познание о природе различных конфликтов необходим в первую очередь с точки зрения его прогнозирования, для выработки правильной линии поведения в различных конфликтных ситуациях. Способность прогнозировать и избегать различные, конфликтные ситуации повышает культуру общения и делает жизнь человека не только более спокойной, но и более устойчивой в психологическом отношении.
Язык, традиции, обычаи, социально-этические нормы любого народа являются результатом его этногенетической истории, содержащей феноменальные особенности национальной культуры.
Национальная культура является хранительницей тра¬диций и формирует тип культурной личности, начиная с самых первых шагов человека. Ценности (в том числе и общечеловеческие) входят в сознание личности не иначе как цен¬ности данной национальной культуры. Можно сказать, что сам по себе национальный уклад играет решающую роль в воспитании человека, и прежде всего в детские и отроческие годы. Особый менталитет, особые представления о мире и человеке, своя система ценностей — все это ведет к тому, что складывается определенный национальный образ жизни, устойчивый порядок бытия, к которому человек приобщается с младенчества и кото¬рый потом передает детям и внукам.
Ценностные установки ингушской культуры, такие как скрывания, избегания, табулирования, которые сегодня воспринимаются цивилизованной общественностью как обычаи консервативного прошлого, были призваны прогнозировать и предотвращать конфликты между членами семейного клана, родственной группы.
Обычное право Кавказских горцев, в совокупности норм регулирования, представляет превентивные нормы общественного бытия. Более того, адаты, как позитивная форма общественного бытия призваны способствовать подавлению кризиса конфликтных ситуаций.

Комментирование закрыто, но вы можите поставить трэкбек со своего сайта.

Комментарии закрыты.

Локализовано: Русскоязычные темы для ВордПресс