Чеченские сказки

ЧЕЧЕНСКИЕ СКАЗКИ
1. ЗОЛОТЫЕ ЛИСТЬЯ
Давным-давно, в далекие времена, за девяносто девятью горами, где волны моря, набегая друг на друга, плачут, где скалы, ударяясь друг о друга, высекают молнии, жил князь с тремя сыновьями. У князя был большой сад. Днем сад сиял под лучами солнца. Ночью, споря с сиянием солнца, сад освещало дерево с медными ветвями и золотыми листьями. Эти листья каждую ночь похищала какая-то неведомая сила. И князь ничего не мог с этим поделать. Однажды старший сын князя сказал:
– Отец, я пойду охранять дерево.
– Иди, – сказал отец, – только смотри не усни.
Старший сын отправился караулить. В полночь вдруг поднялся сильный ветер, все небо покрылось тучами. От страха, что ветер унесет его, сын князя обхватил ствол дерева, а злая сила унесла золотые листья.
– Ты узнал, куда деваются листья? – спросил князь у старшего сына, когда тот вернулся утром.
– Я уснул и никого не видел, – ответил он.
На следующую ночь средний сын князя сказал:
– Сегодня, отец, я пойду охранять дерево.
– Иди, – сказал отец, – только смотри не усни.
В полночь вдруг поднялся сильный ветер, все небо покрылось тучами. Средний сын испугался, накрылся полушубком, обхватил ствол дерева и уснул. Когда он проснулся, золотых листьев на дереве уже не было.
– Ты узнал, куда деваются листья? – спросил князь у среднего сына.
– Я уснул крепким сном и никого не видел, – ответил средний сын.
На третью ночь младший из сыновей сказал отцу:
– Сегодня, отец, я пойду охранять дерево.
– Не уподобься старшим братьям, – сказал отец.
И на третью ночь поднялся сильный ветер. Вскочил младший сын князя и вступил в борьбу со злой силой, которая тучами заволокла небо. Высоко, три раза на пятнадцать локтей, подпрыгивал он и наносил удары шашкой. С полночи до рассвета сражался младший сын со злой силой. Только на рассвете ветер стих, а небо просветлело. И тогда увидел младший сын чью-то голову, черный палец с большим ногтем и кровавый след – он вел из сада, куда ушла эта неведомая сила. Утром младший сын князя никому не сказал ни слова, вооружился и отправился по кровавому следу.
В пути он встретил человека, который вырывал с корнями деревья, растирал их ладонями и превращал в порошок.
– Какие чудеса ты совершаешь! – удивился сын князя.
– То, что я делаю, неудивительно – чудеса совершает сын князя! – сказал человек, растиравший деревья в порошок.
– Я – младший сын князя, будем друзьями!
Отправились они дальше вместе и встретили человека, который одним глотком выпивал море, а потом смотрел на рыб, оставшихся без воды, и этим забавлялся.
– Вот чудо! – удивился сын князя.
– Это не чудо, – сказал человек, одним глотком выпивавший море, – чудеса совершает сын князя.
– Я – младший сын князя, стань нашим другом!
И они продолжали путь втроем. В пути встретили еще одного человека, который подбрасывал папаху, стрелял в нее, а затем ловил и пулю и папаху.
– Вот чудо! – удивился сын князя.
– Это не чудо. Вот сын князя – чудо, – сказал и этот.
Стали они четверо друзьями и отправились по кровавому следу. Дошли до одного отверстия в земле. Кровавый след вел к нему.
– Я спущусь, а вы поставьте здесь шалаш и ждите меня, – сказал сын князя.
Вырывавший деревья добывал дрова, стрелявший в папаху охотился, выпивавший море доставал рыбу, а сын князя спустился в отверстие.
Он попал в большой лес, посреди леса был луг, а на лугу бил чистый родник.
«Кто-нибудь должен прийти к этому роднику», – подумал сын князя.
И действительно, вскоре пришла к этому роднику красивая девушка с двумя кувшинами. Она долго плакала, а потом набрала в кувшины воды и ушла.
Пришла девушка еще раз и тоже заплакала, потом набрала воды и пошла обратно. Сын князя вышел из укрытия и заговорил с девушкой:
– Почему ты плачешь? Кто обидел тебя?
– Нас было три сестры в верхнем мире, – сказала девушка.
– Отец наш был падчах. Однажды ночью трехголовый орел унес нас из башни и привел на этот свет. Чтобы мы не скучали, он каждую ночь приносил нам золотые листья. Вчера он возвратился без одной головы и без пальца. Мои сестры положили себе на колени его оставшиеся головы, сидят и плачут, а я ношу им воду. Когда вода кончается, орел встряхивает головами и до смерти пугает моих сестер.
– Ты скажи орлу, что не можешь больше приносить воды, и спроси: «Что бы могло убить тебя?» – сказал сын князя.
– Осмелюсь ли я? – спросила девушка.
– Не бойся, ничего с тобой не случится.
Девушка, горько плача, с водой пришла в дом и спросила:
– Я не могу больше приносить воды. Что бы могло убить тебя?
– Ха-ха, вы ждете моей смерти, но ваше потомство исчезнет еще до моей кончины, – сказал орел. – Отсюда за семью горами находится баран, который может съесть сено, скошенное шестьюдесятью тремя косарями. Внутри этого барана – заяц, а внутри зайца – утка. В утке три птенца с моей душой.
Девушка пришла к роднику и передала сыну князя слова орла.
Отправился сын князя за семь гор. Он подкараулил барана, уснувшего после того, как съел сено; три раза на пятнадцать локтей подпрыгнул и шашкой ударил его. Только он отсек ему голову, как из него выскочил заяц. Стрелой из лука юноша убил зайца. Как только стрела попала в зайца, из него вылетела утка. Три раза на пятнадцать локтей подпрыгнул сын князя и меткой прелой сбил утку. Разорвал он утку, вытащил из нее трех черных, как уголь, птенцов и завернул их в платок.
Долго ли, коротко ли шел он и вновь пришел к роднику.
Пришла к роднику и девушка. Из ее глаз вместо слез текла кровь. Увидев сына князя, она очень обрадовалась. Он отдал ей одного птенца и сказал:
– Как только придешь домой, убей его и посмотри, как будет чувствовать себя орел.
Девушка ушла и вскоре вернулась. Она сказала, что орел, видимо, сдох.
Сын князя направился к отверстию и потряс веревкой. Первой подняли старшую сестру, второй – среднюю. Третья сказала:
– Неизвестно, что за люди твои друзья, поэтому лучше сначала поднимись ты.
– Нет, – сказал сын князя, – они не поступят плохо, поднимайся ты.
– Возьми себе это кольцо, вдруг что-нибудь случится, – сказала младшая сестра. – Если они совершат подлость и ты останешься, то в пятницу в полдень здесь появятся три коня. До тронешься до белого – очутишься в верхнем мире, дотронешься до красного – останешься здесь, дотронешься до черного – очутишься в нижнем мире.
Младшая девушка была самой красивой.
Как только ее подняли, спутники княжеского сына решили:
– Если поднять сына князя, то он может взять девушек себе, а мы останемся ни с чем.
И они бросили веревку в яму, а сами вместе с девушками ушли.
В пятницу перед сыном князя появились три огнедышащих коня, из их ноздрей выбивалось пламя того же цвета, какой была масть каждого коня.
Как ни старался сын князя дотронуться до белого коня, не смог. Коснулся он черного коня и оказался в нижнем мире.
Юноша вошел в саклю, стоявшую на краю села.
– Умри, тебя не родившая мать! У кого нет сына, к тому сын идет, – с такими словами вышла навстречу ему из сакли старушка.
– Голоден я, нани, накорми меня, – сказал сын князя.
Услыхав такие слова, старушка горько заплакала.
– Почему ты плачешь? – спросил сын князя.
Старушка сказала:
– У меня нет воды. Сармак захватил реку, и если ему каждый день не приводить по девушке, он не будет давать воды. Сегодня ему должны привести дочь падчаха, а до этого он воды не даст.
– Я пойду к нему, – сказал сын князя.
Он на десять пальцев повесил десять ведер и пошел к реке.
– Не подходи! – закричал сармак.
Но юноша подошел, набрал десять ведер воды и отправился в обратный путь.
– Я тебя отпускаю потому, что ты гость, но не вздумай больше приходить сюда, – сказал сармак.
На дороге играли дети. Они бросились к сыну князя и выпили все десять ведер воды. И снова пошел сын князя за водой.
– Не подходи! – опять закричал сармак.
Но юноша подошел, набрал воды. На обратном пути налетели на него утки и гуси и выпили всю воду. И он опять отправился за водой.
– Не подходи! – снова закричал сармак. Но сын князя опять набрал воды.
– Ты приходишь в третий раз. Я пощадил тебя, потому что ты гость. Но если ты придешь еще раз, я съем тебя.
Когда сын князя возвращался, на него набросилось стадо коров и выпило всю воду. В одном ведерке на дне осталось несколько капель, и он пришел к старушке, месившей муку. Тесто затвердело без воды. Он взял ведра и снова, хоть старуха и отговаривала, пошел к сармаку.
– Не подходи! – скрипя зубами, сармак двинулся на юношу, из его пасти вырывалось синее пламя.
Сын князя разрубил сармака шашкой на шестьдесят три части, проткнул их шашкой и пригвоздил к земле со словами: «Пусть никто не сможет тебя выдернуть, кроме того, кто воткнул». А сам набрал воды и пошел к старушке.
Увидев убитого сармака, все очень удивились.
– Тому, кто убил сармака, я отдам полцарства и дочь, – сказал падчах.
«Я, я убил сармака», – говорили пузачи, усатые богачи, известные воины, но выдернуть шашку никто из них не смог.
– Кто не может выдернуть шашку, тот не мог убить сармака, – сказал падчах. – Есть ли еще кто-нибудь в моем царстве, кто не явился на мой зов? – спросил он.
Дети сказали, что не явился только один человек – сын старухи, который ведрами носил воду с реки.
Падчах велел привести его. Сын князя подошел, мизинцем подбросил шашку, а когда она полетела вниз, с маху вложил ее в ножны.
Падчах сказал юноше, что ему принадлежит полцарства, и теперь он его зять.
Сын князя отказался. Удивился падчах.
– Что же тебе нужно? Все, что запросишь, мы тебе дадим! – упали перед ним люди на колени.
– Мне нужно подняться в верхний мир, – сказал сын князя.
Все понурили головы.
– Это не в наших силах, дорогой гость. На черной горе свила гнездо орлица. Птенцов этой орлицы поедает большая змея. Если ты спасешь птенцов орлицы, она постарается вынести тебя в верхний мир,– сказал падчах.
Взобрался сын князя на черную гору, спрятался под гнездом орлицы и стал выжидать.
Когда он увидел, что змея поднимается к орлиному гнезду, он шашкой изрубил ее на куски. Птенцы, услышав, что ползет змея, заклекотали, и орлица на их крики полетела к гнезду. Самый маленький птенец видел, как юноша изрубил змею. Он сказал сыну князя:
– Сейчас прилетит орлица, если она увидит тебя, то съест.
Спрячься под нашими крыльями.
Только спрятался сын князя, как появилась огромная орлица, изрыгавшая из клюва пламя. Увидела она убитую змею и спросила птенцов:
– Кто вас спас, мои птенчики?
– Если ты не сделаешь ему ничего плохого, мы скажем тебе, – сказали они.
– Не сделаю.
И птенцы показали ей сына князя.
– Что тебе нужно? – спросила орлица.
– Мне нужно подняться в верхний мир, – сказал он. Немного подумала орлица и сказала:
– Ты просишь меня о трудном деле: если на каждое мое «вак» ты будешь давать мне по быку и бочке воды, я смогу поднять тебя. Если этого не будет, у меня не хватит сил подняться в верхний мир.
Сын князя уставил на спине орлицы шестьдесят быков и шестьдесят бочек воды. И они отправились в путь.
Орлица говорила «вак», и он бросал ей быка и бочку воды, и так шестьдесят раз. Когда они были уже недалеко от верхнего мира, кончились и быки и вода. «Вак», – сказала орлица, и сын князя отрезал от левой ноги икру и бросил ей в рот. «Вак», – сказала орлица, и он бросил ей в рот икру правой ноги. Опять подала сигнал орлица – он бросил мышцу левой руки, в следующий раз – мышцу правой руки. И когда еще раз орлица сказала «вак», сын князя произнес:
– Да умри у твоего отца семь человек, у меня ничего больше нет, если не отдать самого себя.
Взмахнув крыльями, орлица сбросила седока, но вскоре подлетела и снова усадила его на спину.
– Я хотела испытать тебя, – сказала орлица, и вскоре они достигли верхнего мира.
Здесь орлица выплюнула икры и мышцы княжеского сына, и они мгновенно приросли.
Поблагодарили они друг друга и расстались. Пошел сын князя по селу.
– Кому нужен даровой пастух, даровой пастух кому нужен?
– Мы и за деньги не можем найти работника, – сказал один богач и нанял его.
Сын князя заметил, что хозяева готовятся к какому-то празднику.
– Куда вы собираетесь? – спросил он.
– На свадьбу спасителей девушек, которых когда-то унесла черная сила, ответили ему. Разве ты не слышал об этом?
– Если вы позволите, я пойду с вами, – попросил сын князя. – Может, мне дадут там милостыню.
Когда сын князя в старой одежде пришел на пиршество, он увидел, что там веселились его бывшие друзья.
Младшая дочь падчаха сразу увидела на руке гостя кольцо, подаренное ею когда-то.
– Это не они спасли нас, вот наш спаситель, – указала дочь падчаха на гостя.
Сын князя убил коварных друзей, забрал девушек и отправился к себе на родину.
Старших сестер он отдал в жены старшим братьям, а на младшей женился сам.
Нож-меч между ними, Козел-баран между нами!
2. ТРИ БРАТА
У одного человека было три сына.
Однажды отец сильно заболел. Чувствуя, что смерть приближается, он позвал сыновей и завещал им:
– После моей смерти сделайте мне из каменной соли надгробную плиту и иногда приходите на могилу.
Отец умер. Сыновья поставили на могиле отца надгробную плиту из каменной соли. Стали приходить на могилу отца и заметили, что надгробная плита день ото дня уменьшается.
Старший брат сказал младшим:
– День ото дня надгробная плита уменьшается. Надо сторожить могилу отца.
Первые три ночи могилу отца сторожил старший брат. Он сделал пометку на надгробной плите, но каждую ночь засыпал, а в конце третьей ночи заметил, что надгробная плита уменьшилась.
Вторым пошел сторожить средний брат. Как и старший, он все три ночи засыпал, и надгробная плита стала еще меньше. Настала очередь караулить младшему брату. Ему очень хотелось спать, но он не уснул. Во второй половине ночи с неба на Могилу отца спустилась черная мгла. Младший брат обратился к ней:
– Злой дух ли ты, плоть ли ты, джин ли? Отвечай!
Мгла не ответила, а продолжала надвигаться на могилу. Младший брат пустил в нее стрелу из своего лука. Но мгла спустилась на могилу отца. Младший брат бросился на мглу, но она тут же превратилась в коня черной масти и поднялась в небеса. Облетел конь все семь небес, опустился на землю, отряхнулся и сказал:
– Теперь-то на мне нет и песчинки!
– На тебе нет никого, кроме меня, молодца! – сказал младший брат.
Конь черной масти ответил:
– С этого дня ты – мой хозяин, а я – твой верный конь. В трудную минуту сожги волос из моего хвоста, и я тут же явлюсь к тебе.
Положил младший брат конский волос в карман и на вторую ночь снова пошел караулить могилу отца. Ему очень хотелось спать, но он не уснул. Во второй половине ночи с неба стало опускаться белое привидение. Оно надвигалось на могилу отца. Только привидение приблизилось – младший брат сказал ему:
– Не приближайся, я раню тебя.
Но привидение не остановилось, тогда младший брат пустил в него стрелу.
Как только привидение опустилось на могилу отца, младший брат вскочил на него. Оно превратилось в серого коня и, облетев семь небес, опустилось на землю. Встряхнулся конь и сказал:
– Теперь-то на мне нет и песчинки! Теперь-то на мне нет и мухи мужского пола!
– На тебе нет никого, кроме меня, молодца! – ответил младший брат.
Тогда серый конь вырвал из хвоста волос, подал его младшему брату и сказал:
– С этого дня ты – мой хозяин, а я – твой верный конь. В трудную минуту сожги этот волос, и я тут же явлюсь к тебе.
На третью ночь младший брат опять пошел караулить могилу отца. Как и в первые две ночи, ему хотелось спать, но он не сомкнул глаз. Во второй половине третьей ночи на могилу отца стало надвигаться красное привидение. Когда младший брат приручил и его, оно превратилось в коня гнедой масти. Он, как серый и черный кони, сказал:
– С этого дня ты – мой хозяин, а я– твой верный конь. В трудную минуту сожги этот волос, и я тут же явлюсь к тебе. – И гнедой конь исчез.
Прошло три дня и три ночи. Старшие братья пришли к младшему и увидели, что надгробная плита стоит, никем не тронутая.
Прослышали братья, что какой-то князь устраивает скачки и выдает свою дочь за победителя.
Собрались старшие братья на скачки, а младший попросил взять и его.
– Тебе там делать нечего, – сказали братья. Сели они на ослов и уехали на скачки к князю.
Не успели братья выехать из села, как младший достал волос черного коня и сжег его. Только догорел волос – перед ним появился черный конь. Оделся младший брат в богатые одежды, и поскакал на скачки. По дороге он нагнал, старших братьев и, поприветствовав их, проскакал мимо.
Братья не узнали своего младшего брата. Когда младший брат опускал поводья, конь его спорил с ветром, когда натягивал их – к небу взмывал. Так доскакал младший брат до аула, где князь устраивал скачки.
Прибыл младший брат в аул, подъехал к князю, поздоровался и сказал:
– Я слышал, что князь отдает свою дочь за того, кто придет первым на скачках.
– Ты опоздал, всадник, – ответил князь, – три дня и три ночи прошло с тех пор, как всадники отправились на скачки.
– Скажи мне, светлый князь, получит ли в жены твою дочь тот, кто придет первым на скачках?
Князь ответил:
– У подножия Казбека есть родник, у которого растет груша. Под ней стоит кувшин моей дочери, в нем золотое кольцо. Кто первым доскачет до кувшина и привезет это кольцо, за того я и выдам свою дочь.
Выслушал младший брат ответ князя, натянул поводья, и конь, споря с ветром, поскакал вперед.
Прошло немного времени, и младший брат настиг всадников по пути к Казбеку. Он обогнал их, прискакал к роднику, взял из кувшина кольцо княжеской дочери, прискакал обратно, подпрыгнул на коне к окну башни, где сидела дочь князя, и отдал ей кольцо.
Князь выдал свою дочь за младшего брата, и три дня и три ночи играли они свадьбу. Потом младший брат отправился домой с дочерью князя. Приехал он домой и спрятал дочь князя в комнате, а сам стал дожидаться приезда братьев.
Через некоторое время вернулись братья домой, и младший спросил:
– Кто выиграл на скачках, кто прискакал первым? Старшие братья ответили:
– Какое тебе дело до того, кто прискакал первым и кто выиграл дочь князя? Во всяком случае, он ни капли не был похож на тебя.
На следующий день прослышали братья, что князь выдаст вторую дочь за того, кто достанет двух соколов из гнезда, а гнездо это находится на вершине скалы такой высокой, что с нее не видно дна черной пропасти, а со дна пропасти не видно вершины скалы.
Старшие братья и на этот раз отказались взять с собой младшего и вдвоем выехали на своих ослах.
Младший достал волос серого коня и сжег его. Не успел волос догореть, как перед ним появился серый конь. Младший брат оделся в дорогие одежды и поскакал к князю. По дороге он догнал старших братьев, поприветствовал их и, обдавая пылью, проскакал мимо. Братья посмотрели вслед всаднику, но не узнали в нем брата. Младший брат прискакал к башне князя, где собрались храбрецы со всего края.
– Я выдам свою вторую дочь за того, кто достанет соколов из гнезда на вершине высокой скалы, – провозгласил князь.
Младший брат отправился вместе со всеми к этой скале и спросил своего коня:
– Как победить нам в этих состязаниях?
Серый конь ответил:
– Сожми мои бока так, чтобы сердце мое сжалось в комок, и огрей меня так, чтобы от крупа моего полетели искры. Крик ни так, будто крикнули шестьдесят три всадника. Передними ногами я пробью такую тропу, по которой свободно пройдет пеший. Задними ногами я пробью дорогу, по которой сможет проехать арба. Так и доберемся до соколиного гнезда.
По совету коня младший брат так сжал коленями его бока, что сердце коня сжалось в комок, огрел коня кнутом так, что с него посыпались искры, и крикнул так, будто крикнули шестьдесят три всадника. Передними ногами конь пробил такую тропу, по которой мог свободно пройти пеший, задними ногами,– дорогу, по которой могла свободно проехать арба. Копытами отсекая глыбы, серый конь примчал младшего брата к соколиному гнезду. Достигнув соколиного гнезда, младший брат крикнул князю:
– В гнезде только двое соколят, сокола нет. Как быть?
Князь сказал, чтобы он взял двух соколят. Младший брат взял соколят и бросил их в окно дочери князя.
Князь выдал свою дочь за младшего брата. Три дня и три ночи играли свадьбу, а потом младший брат отправился домой со второй дочерью князя.
Приехал он домой, спрятал вторую дочь князя в той комнате, где находилась первая, а сам стал дожидаться приезда старших братьев.
Когда они вернулись, он спросил:
– Кому досталась средняя дочь князя? Кто смог достать двух соколят?
Братья ответили:
– Соколят достал всадник на сером коне. Какое тебе дело до него? Он ни капли не был похож на тебя.
– Пусть он на вас двоих был бы похож, я и этому был бы рад.
На следующий день братья прослышали, что князь выдаст свою третью, младшую, дочь за того, кто на всем скаку достанет барана из колодца глубиной в шестьдесят три аршина.
Старшие братья и на этот раз отказались взять с собой младшего, сели на ослов и поехали. Через некоторое время после их отъезда младший брат достал из кармана третий волос и сжег его. Не успел волос догореть, как перед ним появился конь гнедой масти. Украсив своего коня, как невесту, снарядившись, словно жених, младший брат поскакал ко двору князя. По дороге младший брат догнал братьев, поприветствовал их и, обдав пылью, проскакал мимо.
– Я выдам свою третью дочь за того, кто на всем скаку достанет барана из колодца глубиной в шестьдесят три аршина, – провозгласил князь.
Младший брат обратился к своему коню:
– Сумеем ли мы достать барана из такого колодца? Конь гнедой масти ответил:
– Ударь меня кнутом без жалости и крикни так, чтоб не только люди, но и поля оглохли. Передними копытами я прокопаю землю, а задними выброшу ее, и доставлю тебя на дно колодца. Точно так мы и выскочим из него.
Младший брат по совету гнедого коня изо всех сил огрел его кнутом и крикнул так громко, что не только люди, но и поля оглохли. Передними ногами конь прокопал землю, а задними выбросил ее и доставил младшего брата на дно колодца.
Младший брат схватил барана за рог и поскакал. Рог обломился, и баран упал обратно в колодец. Младшая дочь князя следила из окна своей комнаты за младшим братом. Увидела она, что всадник не смог вытащить барана, и крикнула:
– Не падай духом, юноша! Хватай барана так, как обычно его хватают волки.
Младший брат снова схватил барана так, как его обычно хватают волки, выскочил из колодца и на всем скаку бросил барана в окно девушки.
Князь выдал свою дочь за младшего брата. Три дня и три ночи играли они свадьбу, потом он отправился домой, спрятал младшую дочь князя в той же комнате, где находились ее старшие сестры, и стал дожидаться прихода братьев.
Через некоторое время вернулись старшие братья. Младший брат спросил:
– Кто смог достать барана из колодца? Кому досталась младшая дочь князя?
Братья ответили:
– Барана из колодца достал всадник на гнедом коне. Какое тебе дело до него? Он нисколько не был похож на тебя.
– Был бы он похож на вас, я и этому был бы рад. Я же покажу вам трех дочерей князя и трех коней: черного, серого и гнедого.
И младший брат вывел из конюшни трех коней, а из комнаты – трех сестер.
Оделись братья в лучшие одежды, снарядили трех коней и с тремя сестрами отправились во двор князя.
Князь семь дней и семь ночей играл свадьбу, подарил дочерям половину своего скота.
Три брата и три сестры-жены вернулись домой и стали счастливо жить.
3. ЧАЙТОНГ – СЫН МЕДВЕДЯ
Жили-были муж с женой. У них была единственная дочь. Как-то ночью девушка вышла во двор. На нее напал медведь и утащил ее. Стала она жить с медведем. Прошло около года, и у нее родился от медведя сын. Накормила она мальчика грудью – он стал ходить, накормила второй раз – мальчик заговорил, накормила третий раз – стал он настоящим молодцем. Повзрослевший юноша сказал матери:
– Нани, давай сходим к твоим родителям.
– Хорошо, – ответила мать.
Отправились они в гости. Подошли к калитке и остановились. И говорит мать сыну:
– Заходи первым ты. Сын ответил:
– Нет, первой заходи ты. Мать зашла в дом, а сын постоял-постоял и ушел. Шел он, шел и повстречался с юношей, который мизинцем играл огромным бревном.
– Вот это чудо! – удивился Чайтонг.
– Это пустяк, – ответил юноша. – Чудо то, что совершает сын медведя Чайтонг.
– Это я и есть, – сказал Чайтонг. – Будем друзьями.
И они отправились вдвоем. Шли, шли и повстречали еще одного человека – он сидел на земле и прислушивался к разговору муравьев.
– Вот это чудо! – удивился Чайтонг.
– Это пустяк, – ответил встречный. – Чудо то, что совершает сын медведя Чайтонг.
– Это я и есть, – сказал Чайтонг. – Будем друзьями. Отправились они дальше. Шли, шли и увидели посреди леса избушку. Три друга остановились здесь отдохнуть. Оставили они в избушке юношу, который мизинцем подбрасывал бревна, попросили его приготовить к их возвращению еду, а сами отправились на охоту.
Юноша прибрал в комнате, приготовил обед и стал дожидаться своих друзей. В это время в избушку вошел ешап.
– Проходи в комнату, – пригласил юноша, – садись.
– Я и без твоего разрешения сяду, ублюдок, – сказал ешап и сел.
Юноша пригласил ешапа к столу и поставил перед ним мясо и халтамаш. Ешап все съел и приказал подать еще мяса и халтамаш. Юноша сказал, что с охоты должны прийти его друзья, и он обещал приготовить им еду.
– Дай мне еще поесть! – прорычал ешап.
Юноша вновь отказался. Ешап вырвал из своей бороды волос, привязал им юношу к койке и, забрав всю еду, скрылся. Долго вырывался юноша, наконец освободился и лег спать. Друзья вернулись с охоты голодными и спрашивают:
– Приготовил ли ты что-нибудь поесть?
– Я был болен и не смог ничего сделать.
Недовольные охотники сами сварили себе ужин.
На следующий день дома остался человек, подслушивающий разговор муравьев, а друзья отправились на охоту.
Тот, кто подслушивал разговор муравьев, прибрал в комнате, приготовил обед и стал дожидаться друзей. В это время к избушке подошел ешап.
– Проходи в комнату, – пригласил тот, кто подслушивал разговор муравьев, – садись.
– Я и без твоего разрешения сяду, ублюдок, – сказал ешап и сел.
Тот, кто подслушивал разговор муравьев, поставил перед ним мясо и халтамаш. Ешап все съел и приказал дать еще, но тот сказал, что не даст, – с охоты должны возвратиться проголодавшиеся друзья.
– Дай мне еще поесть! – прорычал ешап.
И когда тот, кто подслушивал разговор муравьев, вновь отказался, ешап вырвал из бороды волос, привязал им его к койке и, забрав всю еду, скрылся.
Приложив немало усилий, тот, кто подслушивал разговор муравьев, наконец освободился и лег отдохнуть. Охотники вернулись домой и спрашивают:
– Приготовил ли ты что-нибудь поесть?
– Я был болен и не смог ничего сделать.
Недовольные охотники сварили себе ужин, поели и легли спать.
На третий день дома остался Чайтонг, а его друзья отправились на охоту. Чайтонг приготовил обед, прибрал в комнате и стал дожидаться друзей. В это время, как и в первые два раза, к избушке подошел ешап.
– Проходи в комнату, – пригласил Чайтонг, – садись.
– Я и без твоего разрешения сяду, ублюдок, – сказал ешап.
– Отведай хлеба-соли, – сказал Чайтонг, едва сдерживая гнев.
– Я и без твоего разрешения съем все, что мне хочется, ублюдок, – продолжал издеваться ешап.
– Если я не позволю, ничего ты не съешь, – вскочил Чайтонг, схватил ешапа за усы и ими привязал его во дворе к столбу.
Долго бился ешап и, наконец, вырвав из земли столб и оставляя за собой кровавый след, бросился бежать. В это время пришли с охоты проголодавшиеся друзья и спросили:
– Приготовил ли ты что-нибудь поесть?
– Конечно, приготовил, – ответил Чайтонг, – а чем это вы болели?
Друзья не отвечали. Но вскоре они во всем признались Чайтонгу.
– Вот что, друзья, – сказал Чайтонг, рожденный от медведя, – давайте пойдем по следу ешапа!
Шли они, шли и увидели посреди дороги стальную трубу. Кровавый след вел вверх по трубе, а затем по ее внутренней стороне опускался вниз.
– Кто спустится по этой трубе? – спросил Чайтонг.
Юноша, подбрасывавший мизинцем бревна, и человек, подслушивавший разговор муравьев, не решились спуститься вниз.
– Хорошо, тогда спущусь я, – сказал Чайтонг, рожденный от медведя. – Все, что там есть, я буду подавать вам, а потом вытащите и меня.
Чайтонг обвязал себя веревкой и спустился. Вошел он в первую комнату. В ней сидела старшая жена ешапа.
– Спрячься поскорее, – сказала она, – если ешап проснется, он убьет тебя!
Чайтонг махнул рукой и вошел во вторую комнату. В ней сидела вторая жена ешапа. И она сказала:
– Спрячься скорее, если ешап проснется, он убьет тебя! Чайтонг махнул рукой и вошел в третью комнату. В ней сидела невиданной красоты девушка: на ее коленях лежала голова ешапа.
– Ой, не входи! – сказала она. – Если ешап проснется, он убьет тебя!
Ешап имел обыкновение спать подряд двенадцать дней и двенадцать ночей.
– Сбрось собачью голову со своих колен, – сказал Чайтонг. Девушка не согласилась. Чайтонг повторил еще раз:
– Сбрось собачью голову со своих колен!
И девушка сбросила на пол голову ешапа. Ударился ешап головой о пол, проснулся и стал драться с Чайтонгом. Дрались они, дрались, да так долго, что от их пота появились лужи, а от пара – туман. Стал ешап одолевать Чайтонга, и тогда Чайтонг взмолился:
– Могучий боже! Пусть солнце и месяц станут между нами!
Солнце и месяц стали между ними, и они продолжали драться, да так сильно, что от их пота появились лужи, а от пара – туман. Тогда взмолился ешап:
– Пусть станут между нами солнце и луна!
– Вот тебе солнце и луна, – крикнул Чайтонг, рожденный от медведя, и ударом шашки снес голову ешапу.
После этого он поднял наверх старших жен ешапа, а когда стал поднимать третью девушку, они обменялись кольцами, и она сказала ему:
– Я не доверяю твоим друзьям. В конюшне ешапа стоят белый, красный и черный жеребцы. Если ты, не дотрагиваясь до красного и черного, коснешься белого жеребца, он поднимет тебя в тот мир, где нахожусь я.
Друзья Чайтонга подняли девушку, но не стали поднимать Чайтонга и вместе с женщинами убежали.
Вошел Чайтонг в конюшню и случайно коснулся черного жеребца; в тот же миг очутился он в самом нижнем мире. Там он увидел домик, из которого курился дым. В нем жила одна старушка. Он вошел в дом.
– Нани, есть ли у вас что-нибудь поесть? – спросил проголодавшийся Чайтонг, рожденный от медведя.
– Ничего нет, – ответила старушка, – я сейчас тебе приготовлю.
Налила она грязной воды и стала готовить еду.
– Что ты делаешь?
– Еду готовлю, – ответила старушка.
– Разве у вас нет чистой воды? – спросил Чайтонг.
– Клянусь, мальчик, нет, – ответила она. – У источника лежит сармак. Если ему не приведут девушку, он не дает воды.
– Дай-ка мне ведра, – сказал Чайтонг, – воду-то я нам принесу.
Десятью пальцами Чайтонг захватил десять ведер и отправился к источнику. Набрал полные ведра воды и пошел обратно.
– Сейчас я тебя отпускаю как гостя, но не вздумай больше приходить за водой, – сказал сармак.
Набежавшие коровы выпили всю воду у Чайтонга. Вновь набрал Чайтонг десять ведер воды.
– Не вздумай больше приходить, – сказал сармак, – и второй раз я тебя отпускаю как гостя.
Чайтонг раздал всю воду людям и в третий раз пошел за водой.
В это время он встретил всадника, который вез плачущую девушку, дочь падчаха, чтобы отдать ее на съедение сармаку. Отправились они втроем и подошли к источнику. Чайтонг, рожденный от медведя, подвел девушку ближе к сармаку. Сармак заскрежетал зубами так, что посыпались искры, еще ближе подвел Чайтонг девушку, и вновь сармак заскрежетал зубами и снова посыпались искры.
Когда в третий раз Чайтонг подвел девушку, сармак так сильно щелкнул зубами, что сломал себе челюсть. Чайтонг подошел к сармаку и большим пальцем вонзил в него кинжал, мизинцем подбросил его, потом вновь большим пальцем всадил кинжал в сармака и убил. При этом Чайтонг сказал:
– Пусть кинжал этот вытащит тот, кто его вонзил. А всаднику он сказал:
– Расскажешь всем, что ты убил сармака, спас дочь падчаха и принес воды.
Родственники падчаха и все люди с большими почестями встретили всадника и спросили:
– Как тебе удалось спасти девушку?
– Я убил сармака, спас девушку и принес воды, – сказал всадник.
Двенадцать дней и двенадцать ночей кормили и поили всадника, укладывали спать на пуховых постелях. У источника люди увидели сармака, пригвожденного кинжалом к земле. Никто – ни молодые, ни старые не могли вырвать этот кинжал.
– Вот из того дома, где курится дым, нужно бы пригласить юношу, – сказала одна девочка.
Пригласили Чайтонга и спросили:
– Попробуй, может быть, ты сможешь вытащить этот кинжал.
– Если вы не могли его вытащить, то как же я его вытащу? – сказал Чайтонг.
Подошли к сармаку. Чайтонг, рожденный от медведя, мизинцем руки подбросил кинжал, затем большим пальцем вновь вонзил и снова мизинцем вытащил. Тогда падчах сказал всаднику:
– Не ты спаситель моей дочери. Ее спаситель – Чайтонг, рожденный от медведя.
Пятнадцать дней и пятнадцать ночей кормили и поили Чайтонга, укладывали спать на пуховых постелях. Говорит падчах Чайтонгу:
– Одарю тебя всем, только оставайся с нами!
– Ничего мне не нужно. У меня одно желание – подняться в верхний мир.
– Я расскажу тебе, как выбраться туда, и дам еду на дорогу, – сказал падчах. – Есть одна орлица. Ее птенцов поедает сармак. Если ты спасешь ее птенцов от сармака, она поможет тебе выбраться в верхний мир.
Как только орлица вылетела из гнезда, Чайтонг отправился к ее птенцам. Он подкараулил сармака, убил его и спас птенцов. Птенцы сказали ему:
– Скоро вернется наша мать. Она подумает, что ты сармак, и убьет тебя. Поэтому спрячься под нашими крыльями.
Как только Чайтонг спрятался, вернулась орлица. Она стала спрашивать:
– Как вам удалось спастись от сармака?
– Мы покажем тебе нашего спасителя, если ты не сделаешь ему ничего плохого.
– Я не сделаю ему ничего плохого. Птенцы показали Чайтонга:
– Вот наш спаситель и убийца сармака!
От радости орлица обняла Чайтонга так, что переломала ему ребра, а затем лизнула языком, и они срослись. Чайтонг попросил орлицу:
– Подняла бы ты меня в верхний мир.
– Приготовь нам еду на двенадцать дней и двенадцать ночей: десять пудов мяса, десять пудов хлеба, десять ведер воды.
Падчах дал Чайтонгу все, что просила орлица. Чайтонг положил на спину орлицы еду, и они полетели.
– Как только я скажу «кахк» – бросишь мне мясо, скажу «вахк» – бросишь мне хлеба, скажу «чахк» – дашь воды, – сказала орлица.
В полете орлица сказала «кахк» – Чайтонг бросил ей мясо, «вахк» – бросил хлеба, произнесла «чахк» – дал воды.
Еда кончилась. «Кахк», – снова сказала орлица. Чайтонг оторвал икру ноги и бросил ей. Произнесла она «вахк» – бросил он икру второй ноги, произнесла «чахк» – бросил мышцу руки. И еще раз сказала орлица «кахк».
– Пусть тебе «кахк» будет ядом, а «вахк» – желчью!
– Что, кончилась еда? – спросила орлица.
– Кончилась, – ответил Чайтонг.
– Зажмурь глаза и держись за меня крепче, – сказала орлица.
Только он закрыл глаза – они очутились в верхнем мире. Орлица выплюнула его икры и мышцы, приложила к телу, лизнула, и раны зажили.
В одном селе проходила свадьба. На этой свадьбе Чайтонг узнал ту девушку, которую поднял он в верхний мир. Подошел он к ней и показал кольцо.
Девушка бросилась к нему и заплакала от радости.
Бывшие друзья, узнав Чайтонга, убежали, а он женился на этой девушке и счастливо живет с нею до сих пор.
4. ЧУДНЫЙ МАЛЬЧИК, БРОСАВШИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ СТОЛБ
Отец посадил сына около гумна, чтобы он охранял пшеницу от птиц.
Сын уснул, а птицы тем временем склевали зерно.
– Почему ты позволил птицам клевать пшеницу? – спросил его отец, когда он проснулся.
– Я уснул и видел интересный сон, – ответил мальчик. Отец попросил рассказать сон, но мальчик отказался. Не рас сказал он сон и своей матери. Он убежал из дому и жил у реки, а питался травой.
К этой речке приходила за водой дочь князя.
– Я хочу задать тебе вопрос, – сказала дочь князя. – Если ответишь правильно, я дам тебе две лепешки.
Принесла она лепешки и спросила:
– Моему отцу князь-чужестранец прислал два ножа и спрашивает: «Какой нож принадлежит рабу, а какой князю? Если отгадаешь – я выдам за тебя свою дочь, если же не отгадаешь – отрублю голову» – Не отгадаешь ли ты эту загадку?
– Эти два ножа надо положить в огонь, – сказал мальчик.– С ножа раба польется жир, а нож князя накалится.
С такими словами ножи отослали князю-чужестранцу, и мальчик оказался прав.
На второй день девушка вновь спросила у мальчика: – Двух петухов прислал нам князь и велел отгадать, какой из них молодой, а какой – старый?
– Не кормите петухов два дня, затем дайте им пшеницы. Молодой будет клевать, повернувшись к ветру хвостом, а старый – став против ветра.
Ответ мальчика и на этот раз оказался верным. Опять пришла девушка к мальчику и задала вопрос:
– Два черепа прислал князь с условием отгадать, какой из них принадлежит женщине, а какой мужчине?
– Положите их на печную трубу, а собравшимся женщинам скажите: «Пойдемте оплакивать покойника». Тогда женский череп скатится с печки, а мужской останется на месте.
Наконец, князь-чужестранец прислал отцу девушки железный столб:
– Если сможешь бросить столб в мой двор – выдам за тебя дочь, а не сможешь – снесу тебе голову.
Собрал князь всех своих людей, но никто не смог забросить столб во двор князя, а про мальчика-то забыли.
Наконец пришла девушка к реке и попросила мальчика бросить железный столб.
– Столб я переброшу, – сказал мальчик, – если зарежете трехгодовалую телку и накормите меня мясом и бульоном.
Когда ему сварили мясо трехгодовалой телки, мальчик все съел и приготовился бросить железный столб.
– Ударить мне этим столбом в окраину шахара или прямо в башню князя? – спросил мальчик. – В башню не нужно, ударь в окраину шахара и разрушь его, – сказали мальчику.
Бросил мальчик железный столб и разрушил окраину шахара. Князь-чужестранец прислал человека с известием:
– Можете приехать за своей невестой, я больше не буду вас испытывать.
Не было человека, который осмелился бы пойти за дочерью князя.
За ней пошел мальчик. Шел он, шел и увидел одного человека, который незаметно для голубей менял у них перья.
– Вот чудеса ты проделываешь! – сказал мальчик.
– Это не чудо! – ответил встретившийся. – Вот мальчик, бросивший железный столб, – чудо!
– Это я, – сказал мальчик. – Я иду за дочерью князя, пойдешь ли ты со мной?
– Пойду.
Шли они, шли и встретили еще одного человека, который втягивал море в рот и говорил:
– Меня мучает жажда.
– Вот чудо! – сказал мальчик.
– Это не чудо. Вот мальчик, бросивший железный столб, – чудо!
– Это я, пойдешь ли ты вместе с нами?
– Пойду.
Отправились они дальше и встретили человека, который так быстро бегал, что гладил по спине мчавшуюся лань, хотя одна его нога была привязана к телу, а другая волочила мельничный жернов.
– Вот чудо!
– Это не чудо. Вот мальчик, бросивший железный столб, – чудо!
И его они взяли с собой.
Отправились они дальше и встретили человека, который приложив ухо к земле, прислушивался к шороху муравьев, находившихся за семью горами.
– Вот чудо!
– Это не чудо. Вот мальчик, бросивший железный столб, – чудо!
– Это я, пойдешь ли ты вместе с нами?
– Пойду.
И его они взяли с собой.
Наконец, они встретили человека, который переносил села с мокрого места на сухое.
– Вот чудо!
– Это не чудо. Вот мальчик, бросивший железный столб, – чудо!
И его они взяли с собой. Тогда мальчик сказал:
– Нам нужен ястреб для драки с петухом и волк для драки с собакой.
Поймали они волка и ястреба и подошли ко двору князя. Их встретили люди князя:
– Если у вас нет петуха для петушиного боя, можете не входить.
Выпустили они ястреба, и он вырвал у княжеского петуха все перья.
– Если у вас нет собаки, чтобы стравить с нашей, можете не входить, – сказали тогда люди князя.
Друзья выпустили волка. Он схватил собаку за горло, и она испустила дух.
– Заходите, – сказали хозяева и усадили их в одной комнате.
В другой комнате им готовили еду.
– Послушай-ка, ты, чутко слышащий, – сказал мальчик.
Тот подслушал: им, гостям, приготовили пищу с ядом, а хозяевам без яда.
Мальчик попросил того, кто менял перья у голубей, переменить блюда так, чтобы им досталась пища без яда, а хозяевам с ядом.
Тот переменил блюда. Гости ели-пили, а люди князя умирали.
– Гости нас перехитрили, нужно обложить дом соломой и поджечь, – сказали хозяева.
– Выпусти море, – сказал мальчик путнику, который мог втянуть в рот море.
Тот выпустил море, и все чашки-ложки заиграли на поверхности воды.
– Перенеси село на сухое место, – сказал мальчик тому, кто переносил села с мокрого места на сухое.
Тот перенес село.
– Если у вас есть человек, чтобы побежать наперегонки с нашей ведьмой, тогда мы отдадим дочь князя, – сказали хозяева.
Тот, кто гладил по спине мчащуюся лань, опустил одну ногу, а с другой снял мельничный жернов. Ведьма и он бросились наперегонки за семь гор. На седьмой горе ведьма опоила его, и он уснул, а ведьма бросилась бежать обратно.
– Послушай-ка, всеслышащий, что с ними происходит? – спросил мальчик.
– Наш товарищ спит, у его изголовья лежит пустая бутылка, ведьма же пересекла третью гору.
– Я хочу ударить железным столбом, – сказал рассердившийся мальчик.
– Ударить по бутылке, чтобы разбудить его, или по голове, чтобы убить?
– Ударь по бутылке и разбуди его.
Ударил мальчик столбом по бутылке и разбудил уснувшего.
Быстро бегавший протер глаза кулаком, вскочил и увидел, что ведьма пересекает третью гору. Бросился он вслед за ней, нагнал ведьму, толкнул ее в спину, сбил и первым прибыл на место.
Взял мальчик дочь князя, а его товарищи разошлись по домам. По дороге он рассказал ей сон, который видел, и добавил:
– Отец сказал мне: «Расскажи». – «Пусть умрут все в доме моего отца, если расскажу», – ответил я. Мать сказала: «Расскажи». – «Пусть умрут все в доме моей матери, если расскажу», – ответил я. Все остальное я видел во сне.
Мальчик отдал девушку князю, а сам снова стал жить у реки. Прибывшая девушка рассказала все дочери князя. Князь вызвал мальчика и отдал за него свою дочь.
5. ТАМАШ-ТАШТАМИР
Жил, говорят, Тамаш-Таштамир. Больше себя он любил свою жену. А жена больше себя любила своего возлюбленного. У них была волшебная плеть.
Однажды жена ударила Тамаш-Таштамира этой плетью и сказала:
– Надоел ты мне! Превратись в огромную сову и исчезни со двора!
В ту же минуту Тамаш-Таштамир превратился в огромную сову, взмахнул крыльями и улетел со двора. Долго эта сова летала, летала и вернулась.
– Пропади ты пропадом! – вскрикнула жена и, ударив сову плеткой, сказала:
– Превратись в кобеля и исчезни со двора! Тамаш-Таштамир превратился в огромного белого кобеля и убежал со двора. Шел кобель, шел и очутился у отары овец. Все собаки, сторожившие овец, бросились на него. Несколько собак он разорвал, а других – разогнал.
– Это добрый кобель, надо его оставить у нас, – решили пастухи и оставили кобеля у себя.
Как-то темной ночью к овцам подкрались волки. Воют волки, а кобель им говорит:
– Не подходите близко, добром я вас не отпущу.
– Тамаш-Таштамир, хоть ты и превратился в огромного белого кобеля, но мы тебя не боимся.
Только волки приблизились к овцам, как все собаки, жалобно скуля, разбежались. Белый кобель кинулся на волков; многих задушил, а остальных – разорвал.
Увидели это утром пастухи и стали доказывать, что с волками расправились их собаки. Тогда один пастух и говорит:
– В одного убитого волка надо выстрелить из ружья; тогда собака, убившая волка, бросится на него.
Выстрелили в одного волка. Все собаки разбежались, а белый кобель бросился к волку и разорвал его.
– Это добрый кобель, за ним надо хорошо ухаживать, – сказали пастухи, прирезали барана и его мясом накормили белого кобеля.
Больше волки не появлялись у отары овец.
Однажды к отаре овец подъехал падчах со своей свитой. Белый кобель задержал всю свиту вместе с падчахом. Как ни старались падчах и его свита проехать, белый кобель не давал им тронуться с места. Падчах решил купить храброго кобеля у пастухов.
Пастухи долго не соглашались продать его. Только когда падчах дал им по два талса золота и серебра, пастухи уступили, и падчах забрал белого кобеля.
Падчаху такой кобель был очень нужен. Каждую ночь гам сосала кровь его сына, и падчах хотел, чтобы он поймал гам. Он велел слуге пустить кобеля в комнату сына и привязать его в углу.
А слуга этот был в сговоре с гам. Ночью она вошла в комнату. Бросился кобель на гам, но цепь была короткой, и он не смог ее достать. Испуганная гам мало крови выпила в ту ночь у сына падчаха и на рассвете исчезла.
Утром падчах вошел в комнату сына.
– Как провел ночь? – спросил он у сына.
– Сегодня мне было легче. Если бы этот кобель не был привязан, тогда было бы еще лучше, – ответил сын.
Падчах прогнал слугу и снова пустил кобеля в комнату. Лег кобель так, будто он был привязан на цепи. В середине ночи вновь явилась гам.
– Можешь лаять сколько тебе угодно, а я займусь своим делом, – сказала она и принялась сосать кровь у юноши.
Кобель бросился на нее и схватил за горло.
– Не убивай меня, я сделаю тебе три добрых дела! – взмолилась гам. – Больше я не буду сосать кровь сына падчаха – это первое доброе дело, а два других сделаю позже.
И гам сказала, где и когда она выполнит обещание. Кобель отпустил гам.
– Как провел ночь? – спросил утром падчах у сына. – Хорошо. Кобель так напугал гам, что больше она сюда не придет.
Падчах обрадовался, повесил на спину кобеля два талса – один с золотом, другой с серебром – и сказал:
– Пусть твоему хозяину это принесет счастье, – и отпустил кобеля.
Пришел кобель в назначенное время к гам. Она говорит:
– Ты – Тамаш-Таштамир. Твоя жена превратила тебя ударом плетки в кобеля. Я достану эту волшебную плеть, снова превращу тебя в Тамаш-Таштамира и отдам тебе эту плеть.
Нанялась гам к жене Тамаш-Таштамира в прислуги. Прошло некоторое время, и она нашла волшебную плеть, украла ее и принесла кобелю:
– Я украла плеть и вновь превращу тебя в Тамаш-Таштамира. Это мое второе доброе дело. Потом отдам тебе эту плеть. Вот мое третье доброе дело.
Ударила гам кобеля плеткой и сказала:
– Превратись в прежнего Тамаш-Таштамира!
И кобель превратился в Тамаш-Таштамира. Гам отдала ему волшебную плеть, и он с двумя талсами золота и серебра и с волшебной плетью отправился домой. Только он вошел в комнату, его жена бросилась за плетью, но не нашла ее на месте. Тамаш-Таштамир ударил плетью жену и ее любовника и сказал:
– Превратитесь в осла и ослицу, у которых не держится пища в желудке.
Жена и ее любовник превратились в осла и ослицу и стали пастись на краю села. Прожеванную пищу они не могли удержать в желудке, и поэтому всегда паслись, не поднимая от земли морд.
Как-то проезжал мимо них падчах. Увидел он осла и ослицу и сказал:
– Вот диковина! Такой я еще не видел!
– Это не диковина! Вот пусть расскажет Тамаш-Таштамир о диковинных делах, – ответили осел и ослица.
Отправился падчах к Тамаш-Таштамиру. Тот обо всем рассказал ему. Удивленный падчах выдал за него свою дочь.
Теперь у Тамаш-Таштамира было много золота, серебра, жена – дочь падчаха, а для забавы он иногда гонял по полю осла и ослицу.
6. МАЛЬЧИК С СОЛНЦЕМ ВО ЛБУ И МЕСЯЦЕМ МЕЖДУ ЛОПАТОК
Жили-были отец, три дочери и мачеха. Мачеха невзлюбила падчериц. Она сказала, что, если отец не прогонит с глаз долой дочерей, она не будет жить в его доме.
Отец посадил дочерей на арбу и сказал им, что повезет их и лес за яблоками. В лесу он их оставил, а сам возвратился домой.
Ночью девушки взобрались на деревья, что стояли у дороги.
По дороге ехал князь с шестьюдесятью всадниками.
– Люди вы или джины? – спросил князь у девушек.
– Мы не джины, а люди, – ответили девушки.
– Что же вы делаете здесь?
– Нас бросил в лесу отец.
– Что ты можешь делать? – спросил князь у старшей дочери.
– Я за одну ночь могла бы сшить одежду для твоих шести десяти эздиев.
– А ты что можешь делать? – спросил князь среднюю сестру.
– Из пшеницы, что уместится в медном наперстке, я могла бы приготовить еду и накормила бы шестьдесят эздиев.
– А ты что можешь делать? – спросил князь у младшей сестры.
– Я могу родить мальчика, у которого во лбу сияет солнце, а между лопаток – месяц.
Князь выдал старших сестер за двух своих эздиев, а младшую взял в жены.
Прибыли они в село князя.
Старшие сестры подослали к младшей гам проследить, родит ли она такого мальчика, как обещала. Гам принесла в рукаве щенят. Когда младшая сестра родила мальчика, гам вывела из ее комнаты женщин, подложила щенят и забрала мальчика, у которого во лбу сияло солнце, а между лопаток – месяц.
Она бросила мальчика овцам, чтобы они съели его.
Мальчик сосал молоко овцы, а на баране катался верхом и так рос.
Гам бросила его в табун лошадей. Он сосал у кобылиц молоко, а на жеребцах катался и еще больше вырос.
Тогда гам положила его в сундук и бросила в реку. Сундук поймала одна бездетная женщина и взяла мальчика к себе. Когда она ввела его в комнату, в комнате стало светло-светло.
Женщина вырастила мальчика. Он стал большим, стрелял в своих теток из рогатки и не давал им покоя.
Тогда гам пошла на хитрость: она сказала князю, что один мальчик хвастает, будто он может привести красного жеребца, подобного тигру.
Князь велел доставить мальчика и приказал ему привести красного жеребца, подобного тигру:
– Говорят, ты хвастал, что можешь это сделать.
Пусть у твоего лжеца язык отсохнет, – сказал мальчик, – по жеребца я приведу. Князь дал ему лучшего коня и отправился в путь. Ехал мальчик, ехал, и конь говорит:
– Когда мы подъедем к красному жеребцу, подобному тигру, он начнет драться, поэтому нужно смазать меня клеем и песком, чтобы от его ударов мне не было больно. Мы встретим жеребца, когда он сделает третий круг вокруг земли; от усталости хвост жеребца будет цепляться за его ноги. Мы начнем драться. Когда он упадет на передние ноги, ты должен оседлать его.
И вот они подъехали к жеребцу. Дважды пропустили жеребца мимо, а на третий раз кони подрались, и мальчик оседлал жеребца. Они тронулся в обратный путь.
Тогда красный жеребей, подобный тигру, сказал:
– По пути мы зайдем в одно место, где будет хежа. Как только войдешь, попроси у нее воды в бездонной чаше. Она будет стараться принести тeбe воды и сильно устанет. От усталости хежа перебросит свои груди через плечи, а ты приникни к ним. Если ты следаешь это, она скажет, что ты ее сын и оставит тебя в живых. Если не сделаешь – съест.
Как красный конь, подобный тигру, сказал, так мальчик и поступил: он приложился к груди хежи.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Комментирование закрыто, но вы можите поставить трэкбек со своего сайта.

Комментарии закрыты.