Чеченские предания

ЧЕЧЕНСКИЕ ПРЕДАНИЯ
1. СПОЕМ ПРО ТУРПАЛЛ НОХЧО!
Неохотно приближаешься к старости,
Неохотно удаляешься от молодости.
Не хотите ли, добрые молодцы,
Про турпала Нохчо спою вам нашу родную песню?
Как искры сыплются от булата,
Так мы рассыпались от турпала Нохчо.
Родились мы в ту ночь,
Когда от волчицы родятся щенки,
Имена нам были даны в то утро,
Когда ревел барс;
Такими произошли мы от праотца турпала Нохчо!
Когда на небе нет туч, тогда и дождь не идет,
Так и у нас, когда нет думы на сердце,
То и глаза не плачут…
Не утратим славы имени отца нашего турпала Нохчо!
2. БОГАТЫРЬ НОХЧО
Некогда из того места, где теперь стоит город Астрахань, вышел на гору Сюрин-Корт один богатый и сильный человек и поселился на этой горе со своими стадами овец и скота. Пришли откуда-то три брата-охотника и, увидев укрепление, устроенное богатырем вокруг своего жилища, решили воровски забраться в крепость и убить владельца, чтобы завладеть его стадами и имуществом. Подойдя ночью к воротам крепости, которые не имели запоров, а закрывались припертым к стене большим камнем, они попробовали отвалить камень, но все усилия остались тщетными. Братья поняли, что имеют дело с богатырем, и поэтому придумали другой способ действия. Дождавшись наступления утра, они пошли к богатырю в гости и, вкравшись в его доверие, предложили ему породниться с ними, женившись на их сестре. Богатырь принял предложение, и братья ушли домой. Дома они уговорили сестру по выходе замуж за богатыря убить его. Воспользовавшись благоприятным временем и заручившись согласием, отвели ее к богатырю, где и оставили как его жену. Ровно через год братья снова явились на Сюрин-Корт, чтобы вступить во владения, оставшиеся после убитого, как они думали, богатыря, стадами и имуществом. Но они разочаровались в своих надеждах: богатыря они нашли по-прежнему живым и здоровым, и сестра их оказалась хорошей женой и хозяйкой своего мужа – большою мастерицей делать сыры. Братья стали объясняться с сестрою и получили ответ, что богатырь не только силен, но и осторожен, и, что попытка убить его, наверное, навлекла бы гнев на их головы; и что, главное, сделать такую попытку она не могла, потому что чувствует себя беременной от мужа. Рассерженные братья решили навсегда покинуть сестру-обманщицу и, уходя от нее, обозвали ее с мужем нохчи, насмешливо намекая этим на род их занятий. В свое время жена богатыря родила ему сына, названного почему-то Наших, а за первым родила еще шесть сыновей, назвали их разными именами. Все семь сыновей выросли, они разошлись в разные стороны. Первый сын, Наших, поднялся в верховья Аргуна-реки и там между Аргуном и рекою Гехи, построил аул, названный его именем. От этих-то семи сыновей богатыря Нохчо и пошел народ «нохчий» – чеченцы.
3. ПОТОМСТВО ТУРПАЛА
Был человек по имени Турпал, что значит богатырь. Мало-помалу, углубляясь в горы, он достиг страны ингушей. В те времена ни зверь, ни птица – никто не был еще в этих диких горах. Здесь он поселился в пещере и завел скот и овец. Утром, уходя со стадом, он заваливал вход в пещеру огромным камнем. Случайно заехал сюда на охоту князь со свитой. Увидев пещеру и громадный заслон у входа, они сказали: «Нам не под силу бороться с человеком, который ворочает такими камнями», и возвратились домой. Здесь они выбрали красивую девушку-рабыню и подослали ее к богатырю. Тот принял гостью как следует и, возвращаясь домой каждую ночь, резал для нее барана. Так прошло три ночи, и богатырь стал расспрашивать девушку:
– Скажи мне, кто ты и откуда ты?
– Я много слышала о тебе и, полюбив, пришла жить с тобой, – ответила она.
– Я не люблю тебя, и жизнь с тобой мне в тягость, – сказал он и отослал ее обратно.
С тех пор повелся обычай: по прошествии трех дней гость лишается права гостеприимства. Тогда князья подослали к богатырю девушку, не рабыню, но и не княжеского рода. И с ней богатырь поступил точно так же. Наконец князь послал к нему свою собственную дочь. Эта сразу пришлась богатырю по сердцу, и по прошествии трех ночей он стал жить с нею, как с женой. Тогда родственники подговорили ее опоить мужа сонным питьем, связали его и вместе со всеми стадами отправились восвояси. Здесь собрались князья на совет и стали решать, что делать с пленником. Одни предлагали застрелить его из ружья, другие – заколотить в бочку и бросить в воду. Но дочь прислала сказать отцу-князю: «Телом ты, как бык, а умом глупее, чем теленок. Я беременна. Хорошо еще, если родится девочка, если ж родится мальчик, мне с ним не справиться. Близко к сердцу примет он смерть своего отца и отомстит вам за его кровь». Отец и все князья вынуждены были согласиться с этими доводами, выделили часть имущества, приходившуюся на долю княжны, и опять поселили богатыря с женой на старом месте. Здесь родила она ему сына, державшего в руке лист, и назвали его Листом (Га). Второй сын родился с сыром (Нэхч) в руке, и назвали его Нохчуо (т. е. чеченец). Он поселился в месте, называемом Нашах. Третий сын назван был Арстхуо, то есть арстхоец, и поселился в месте, называемом Мерж.
Старший сын Га остался жить в месте Маг (в теперешней нагорной Ингушетии). У него был сын Галга (т. е. Ингуш). У Галгая был сын Галмет. У Галмета был сын по имени Эндрий (Андрей). У Эндрия было четыре сына: Цикма, Гюй, Чопа, Чек. От Цикмы произошли: Корбынхуо, Машхуо, Эзди. У Корбынхуо был сын Биск. У Биска – сын Эти, у Эти – Эшк (т. е. Железо), у Эшка – Бочал, у Бочала – Кортыж, у Кортыжа – было четыре сына: Шолдаг, Умыр, Шахмырзы, Фаттыганг. Шолдага сын был наш отец Ганыж. У Ганыжа сын я – Сулейма.
4. ПРЕДОК ГА И ЕГО ПОТОМСТВО
Рассказывают, что восемьсот шестьдесят лет назад жил мужчина по имени Га. Он был весьма могущественным человеком.
У Га было четыре сына: Нохчо, Галга, Мялхе, Акке. Они дали очень большое потомство; от каждого из них образовалось целое племя и каждое из них носило имя своего предка. Никто не осмеливался сразиться с этими племенами. В то время еще не было огнестрельного оружия. Люди носили кольчуги, а воевали стрелами, копьями. Однажды на них напали могущественные, но дикие иноземные люди. Между ними и потомками Га произошло кровопролитное сражение. Потомки Га одержали верх и отогнали врагов далеко от своих границ.
Враги посовещались между собою и поняли, что силою им не одолеть потомков Га, поэтому решили покорить их коварством. Они надумали нарушить мир и согласие между потомками сыновей Га-Враги стали золотом и лестью подкупать одних, а другим раздавать княжеские титулы. Исподволь ввели они среди потомков Га понятия «князь» и «раб». Вскоре те, кто позарился на деньги и титулы, стали переходить на сторону врагов.
Нарушив согласие между потомками Га, враги собрали свою силу и вновь напали на них и довольно легко победили. Оставшиеся в живых потомки Га ушли в горы. Потомки Нохчо, Галгая, Акке, Мялхе поселились в горах сопредельно и стали строить крепкие башни. Но враги, постоянно нападая, и там не давали людям жить. Им не позволялось ни пахать, ни пасти скот. Тогда-то сто двадцать лучших семей, говорят, покинули нашу страну и ушли жить к другим народам.
5. ВАМПОЛОЖ И КАБАРДИНЕЦ
В одно время с Сеска-Солсой жили в горах джелты; они были трудолюбивыми и образованными, также были хорошими строителями и построили много башен и замков. Кроме того, джелты оставили в разных местах большие клады. Они уехали от Нас в какую-то другую сторону.
После джелтов жили вамполож, между ними были двуротые. Одна из женщин-вамполож родила двух мальчиков: одноротого и двуротого. Однажды братья вышли на охоту; лесов в то время там не было, а рос небольшой кустарник, в Тарской же долине жили кабардинцы. Братья – вамполож напали на одного кабардинца и захватили его в плен. В скором времени вамполож начали умирать. Кабардинец, бывший в плену у вамполож, взял с собою кабардинку, женился на ней и воротился в Тарскую долину, откуда затем они ушли в горы. От этого брака произошли горные ингуши.
В то время умер один кабардинский князь, живший в Тарской долине. Жена его никому не сказала о смерти своего мужа, – днем она прятала его тело в уединенном месте, а ночью приносила в свою саклю и оплакивала его. Вскоре кабардинцы узнали про смерть своего князя и похоронили его. Потом они собрали свое имущество и выселились дальше на плоскость, где и осели вблизи Тулатова аула. Оттуда кабардинцы весьма часто нападали на вамполож, грабили, убивали или же уводили их в плен. Вамполож рассердились на кабардинцев и в ответ напали на них сами. Последние тогда выселились еще дальше на равнину. Вамполож разрушили и забросали камнями их жилища. Эти камни и до сих пор лежат на том же месте. В то время самое употребительное оружие было – луки, а у некоторых – ружья, но не такие, как теперь, а с фитилями.
6. ЭТИ, ХАМХИ И ТАРГИМ
Здесь, в горах, зародились и окрепли роды «трех селений» (кхакхалахой), ведущие начало от трех братьев: Эги, Хамхи и Таргима. Отец их жил в долине реки Ассы, прорезающей всю горную Ингушетию. Перед смертью он собрал сыновей и стал спрашивать их, что умеют они делать и чем хочет каждый из них заняться. Младший, Таргим, сказал:
– Я могу делать деревянные маслобойки.
– Отдаю тебе свое место, живи здесь и занимайся хозяйством, – решил отец.
Средний, Хамхи, сказал:
– А я могу сделать лук и люблю охотиться.
Отец отдал ему ближние горы. Старший, Эги, сказал:
– А мне нравится место у реки, где бы я мог чистить коня и принимать гостей, больше мне ничего не надо.
Отец отдал ему луга на берегу Ассы. Здесь по главному ущелью Ингушетии построили братья свои башни, и все пути из гор на плоскость оказались в их руках. Всякий, кто проезжал или прогонял свой скот через владения трех братьев, должен был платить им дань, которая исчислялась скотом или пулями и зарядами пороха. Так, за проход с одного человека и с каждой головы скота братья брали по одной пуле и по одному заряду пороха.
Мало-помалу в руках братьев и их потомков скопились богатства, поселения их разрослись и по их именам получили названия селения: Гикал, Хамхи и Таргим. В союзе с другими соседними родами Баркинхоевых, Евлоевых и родом Ферта-Шоулы, потомки трех братьев, или роды «трех селений», вооруженной рукой распространили свою власть на ряд соседних племен.
7. ТРИ БРАТА
Алу Усман имел крепкую власть над людьми и заставлял их подчиняться себе. Этого не снесли три гордых брата предков чеченцев. Они ушли от него и дошли до местечка Нохчхаз, что находится на границе Чечни и Кумыкии. Там они обосновались жить. Однажды, некто из жителей Нохчхаза пренебрежительно дернул за ворот бешмета младшего из братьев. От рывка отлетело две застежки. Младший брат не вынес такого оскорбления и тут же убил обидчика. Подошедшие старшие братья спросили младшего:
– Почему ты убил его?
– Он оторвал от моего бешмета две застежки, – ответил младший брат.
– Ну, – решили старшие братья, – пал тогда позор на нашу голову: схватили нас за ворот бешмета. Уйдем из этих мест.
Братья ушли в горы.
8. ЦЕЧО И МЯЛХЕ
Тысячелетие назад в верховьях Терека жило небольшое мирное племя. Отряды разных разбойников совершали постоянные набеги на них, проникали в горы, уводили людей в плен и продавали их чужеземцам. Горцы вынуждены были возводить каменные башни, чтобы защищаться от врагов. Каждый род строил башню – «гала» для себя. Поэтому они называли себя «живущими в гала», то есть «галгаями». Это были люди храбрые, гордые и мужественные. К тому же они были и хорошими строителями. Первыми среди горцев начали они возводить башни. Были они разные: и для войны, и для жилья. Запершись в них, легко можно было отражать нападения врагов.
Когда возникала опасность, галгаи запирались в башни. Неуязвимость галгаев очень злила врагов. Как-то, сговорившись, они решили напасть на галгаев, не оставить от их башен камня на камне, а их самих уничтожить и побросать в Терек. Шли они ночью, а днем же прятались в лесах. На рассвете одного дня они напали на первую башню. Она оказалась незапертой: люди мирно спали в ней. Другие башни были далеко от нее, поэтому никто не успел прийти к ним на помощь. О случившемся они узнали позже.
В крепости разгорелся жестокий бой. Женщины дрались наравне с мужчинами. Врагов было слишком много. Из башни текла кровь. Враги стали брать верх. Давно они мечтали свалить башни галгаев в пропасть. И вот, казалось, настало это время. Начали они валить башню, но не смогли не только разрушить, но даже отбить от нее камень. И тогда враги отступили: не стали углубляться в горы, повернули назад. Услыхав о бое, прискакали мужчины из других родов, но было уже поздно. Они увидели страшную картину: все было перебито и уничтожено.
Но враги убили не весь род этой башни. Прискакавшие стали искать: не остался ли кто в живых. И вот чуть в стороне от башни они увидели убитую женщину и рядом с нею грудного ребенка, лежащего в крови. А далее, на пригорке, лежала другая убитая женщина; вблизи нее также сидел мальчик, который пробовал уже ходить. Обрадовались люди, что погиб не весь род башни, что есть кому его продолжить. Мальчика, лежащего в крови, они назвали Цечо, а сидевшего на пригорке под солнцем – Мялхе – От них двоих и пошли цечоевцы и мелхистинцы.
9. КАЙСАЙ-ДЖУРАЙ
Ближайшим другом Тимура Хромого был храбрый мужчина Кайсай-Джурай. Но однажды они поссорились. У Тимура было, большое войско, и Кайсай-Джурай, опасаясь, как бы его не схватили, вынужден был убежать. Но куда бы он ни уезжал и где бы ни останавливался, воины Тимура быстро находили его место пребывания. Наконец Кайсай-Джурай укрылся в наших горах. Тимур не смог его найти и оставил в покое.
Кайсай-Джурай остался жить в горах. Завел хозяйство. У него было две жены: одна черкешка, а другая галгайка. Они родили ему тринадцать сыновей. От них пошло тринадцать родов, которые, говорят, славились своим могуществом и силой.
10. ХИЛДЕХАРОЙСКИЙ ЛЯЧА
Предок наш – Амаш, родом из Грузии. Некогда оттуда в горы Хилдехароя пришли и обосновались жить два брата и их сестра. Братья охотились, сестра присматривала по дому. В этих местах никто кроме них не жил. Однажды братья, возвращаясь с охоты, на потеху сестре принесли яйца сокола – ляча. До этого девушка никогда не видела яиц. Как-то она ткала на станке, а яйца положила в подол и временами посматривала на них. Девушка отвлеклась и в это время вибрирующая часть станка разбила одно из яиц. Оно потекло, прошло через подол и дошло до тела. Девушка вскоре забеременела от него. Через два-три месяца братья заметили это. Старший сказал младшему: «Сестра опозорила нас, пока она не родила, уведи ее в лес и убей!»
Младший брат повел сестру в лес. Поняла она, что задумали ее братья.
– Послушай, – сказала она брату, – во всех этих местах кроме вас и зверья нет ни единой души. Я же не отходила и шага от дома. Как же я смогла нанести вам позор. Видно, во всем виноваты некогда принесенные вами яйца сокола.
Затем она поведала ему о том, что с нею произошло.
– Да, ты права, – решил младший брат, вернулся с ней домой и все рассказал старшему брату.
Сестра родила сына. Через месяц он стал как трехмесячный, а в шесть лет запросто мог взять под мышку самого крупного быка и нести его в любое место. Если он желал достигнуть видимое глазом какое-то место, он в мгновение ока достигал его. Будучи сыном сокола – ляча, он мог иметь и крылья. Мальчика назвали Ляча. Он был настолько примечателен, что весть о нем разнеслась далеко окрест. Братья матери стали говорить ему: «Ты не наших кровей и тебе нет здесь доли, уходи со своею матерью». Поняв, что с ними ему не ужиться, Ляча прогнал своих дядей.
Грузинские князья прослышали о Ляче. Собравшись, они приехали в горы Хилдехароя, чтобы посмотреть на этого необыкновенного человека. Ляча стал прохаживаться перед князьями, они же все время наблюдали за ним и дивились ему. Погостив, они уехали.
Все хилдехароевцы, говорят, пошли от этого Лячи. Близ аула Керисте стоят башни, которые называются «Башнями Лячи». Грузинские князья прислали в Керисте бумагу, в которой было написано, что Ляча и его потомство свободные люди. Мой отец в детстве видел эти бумаги. Некоторые буквы на них были выцветшие. И неудивительно, ведь это когда было!
11. ПРЕДАНИЕ О ПРОИСХОЖДЕНИИ ФАМИЛИИ БАРКОНХОЙ
Барким был из других мест. Когда он еще жил на прежней родине, ему дали знать, что одна княжна назначила некоему князю ночное свидание за аулом, куда она должна была прийти со своей рабыней, чтобы бежать затем с князем. Барким раньше назначенного времени отправился на место свидания и послал от имени князя человека сказать княжне, что он, князь, давно уже ожидает ее. Княжна тотчас же с рабыней и своими вещами отправилась туда. Но на том месте, конечно, она нашла не князя, а Баркима. Барким схватил ее вместе с рабыней и ускакал верхом на лошади. Но, находясь под постоянным страхом ожидавшей его мести со стороны оскорбленного князя, он не имел покоя на родине и пошел со своей женой странствовать по свету, ища, где бы можно было ему спокойно прожить.
Пришел он в Галгай к галгайцам и стал там жить у одних кунаков. Там прижил он с женой двоих детей: дочь и сына.
После рождения сына княжна стала просить пустить ее к родителям. Но Барким ответил, что он не верит ей: может быть, она не забыла еще того князя, за которого собиралась выходить замуж. Он не пустил ее. Тогда она обратилась с просьбой к кунакам, чтобы они упросили Баркима пустить ее к родителям. Кунаки настояли на этом, говоря, что она уже женщина, имеет двоих детей и изменить уже не может. Барким приготовил для жены все, что нужно на дорогу и в дар родным: баранов, напитков, хлеба и других кушаний и, назначив срок возвращения, отправил ее к родителям. По прибытии к родителям, после окончания пиршества она тайком отправила к князю человека со следующим предложением: «Если я тебе теперь не противна, то выйду за тебя замуж, а двоих детей, прижитых мною с Баркимом, обратим в твоих холопов». Князь ответил, что предложение ее он принимает с радостью. Но она боялась своих братьев и не решалась выходить из родительского дома, а потому отъезд к мужу все откладывала.
Так как жена в назначенный срок не приехала домой, Барким – отправился за ней к ее родителям. Когда по приезде его они стали собираться в обратный путь, она дала знать князю, что они уезжают и будут ночевать там-то; она мужа подпоит, и тогда он сможет убить его без особого труда и взять ее себе в жены.
Когда Барким с женой и детьми прибыли в назначенное ею место, то она сказала мужу: «Здесь трава для скотины хорошая, давай здесь ночевать». Муж изъявил свое согласие, и они расположились на ночлег. Она достала из арбы кувшин с напитком и сказала мужу: «Этот напиток я приготовила особо для тебя», – и начала поить его. Она напоила его допьяна. Но он все-таки не доверял своей жене и прилег так, чтобы легко мог проснуться в случае чего. Когда он заснул крепким сном, она тотчас же дала знать князю. Тот пришел, но убивать Баркима не стал. Тогда жена Баркима сказала князю:
– Убей его! Если он останется жив, то будет вредить нам, ибо сильнее и храбрее его нет никого на свете.
Князь ответил:
– Пока Барким не увидит своей жены в моих объятиях и пока он не услышит, что детей его я обратил в холопов, я не убью его.
После этих слов он со своими двенадцатью отборными узденями связал спящего Баркима и начал играть с его женой, удалив предварительно узденей. После продолжительной игры с ней, достаточно насмеявшись над обманутым мужем, они оба заснули самым крепким сном. Когда Барким проснулся совершенно трезвым, то увидел описанную картину и себя, связанным по рукам и ногам.
В это время дети его еще не спали, а играли тут же недалеко. Он обратился к дочери:
– Подай лежащую там шашку.
Дочь ответила:
– Нет, не подам, мама будет ругаться. Тогда он обратился к малолетнему сыну:
– Подай, сын мой, вон ту шашку. Сын, не имея сил поднять шашку, притянул к отцу ремень от нее. Барким схватил пояс, кое-как дотянул шашку до себя. Ручку шашки взял в рот, а сыну велел тянуть ножны к себе и, таким образом, обнажив шашку с большими усилиями, перерезал веревки и освободился. Барким тотчас же встал, и сперва убил одиннадцать узденей, оставив одного для того, чтобы он рассказал дома о случившемся. Затем он надел свой панцирь и доспехи и стал будить князя. Когда тот проснулся и встал, он убил его…
Барким прогнал неверную жену и вернулся домой. Галгайцы наделили его землей, и он поселился уже не в качестве гостя, а настоящего члена общества. От него произошла и ныне существующая фамилия ингушей Барконхой, которая подразделяется на следующие группы, или мелкие фамилии (вяры): Котиевы, Канчигопы и Гадаборшевы.
12. АЛБОГАЧИЕВЫ И ХАШАГУЛЬГОВЫ
Наши предки не строили башни на ровных местах, потому что они становились тогда доступными со всех сторон. В эти-то времена Албохча и построил башню на ровном месте, – ведь он был очень мужественный человек. У него не было ни родителей, ни братьев, ни сестер, а были дочь и три сына. Старшею была шестнадцатилетняя дочь, остальные были еще дети.
Однажды были устроены соревнования, по которым всаднику, прискакавшему первым, был положен приз. На этом соревновании Албохча прискакал первым, но посчитал нескромным самому пойти за наградою и уехал домой. Молодежь из сильного рода воспользовалась этим и забрала приз себе. Узнав об этом, Албохча решил вернуться и отомстить за свой позор. Когда он стал собираться, в жилище вошла его дочь и сказала, что у родника лежит какой-то незнакомец, а в стороне пасется его конь.
– Иди, – сказал отец, – пригласи его к нам.
Незнакомец оказался грузином, ушедшим из своей страны. Ему поставили кушать, но он не стал дотрагиваться до еды. Албохча спросил: почему он не ест. Гость ответил, что не сможет кушать, пока хозяин первым не примется за еду, потому что ему кажется, что хозяин не рад гостю. Тогда Албохча рассказал ему, куда и по какому поводу он собрался ехать.
Несмотря на уговоры Албохчи, грузин отправился вместе с ним. Прибыли они к сильному роду, а там уже пировали по поводу взятой награды. Албохча объявил, зачем он явился, и тогда пировавшие извинились и отдали ему положенный приз. И все же Албохча убил взявшего приз, чтобы не иметь на себе позора.
Албохча и его гость вернулись домой и сели за стол. Албохча расспросил своего гостя, по какой причине он покинул свою страну. Гость рассказал о причине своего ухода из родной страны и добавил, что он не имеет пристанища и поэтому странствует. Албохча предложил ему побрататься, на что гость ответил согласием.
Албохча дал гостю новое имя; он назвал его словом «Хашилг», что значит гость. Албохча и Хашилг жили в одной башне и относились друг к другу как братья. От них и пошли два братских рода: Албогачиевы и Хашагульговы.
13. ОБЪЕДИНЕНИЕ СТРАНЫ
Некогда именитые мужчины фяппинцев, чулхоев, галгаев и цхороев собрались у Места трех крестов. Все они с сожалением говорили, что каждый шахар (общество) стремится жить обособленно, что нет между ними согласия.
В то время в Фяппинском обществе мужчин называли «хурхалы», а женщин – «гарбаши».
О многом говорили собравшиеся, потом от галгаевцев сказал слово некий умный мужчина. Он был хорошо одет. Подпоясывался ременным поясом, а фяппинцы поверх таких же поясов носили еще и широкие матерчатые пояса (кушаки). Галгаевец говорил очень толково и убедительно. Он говорил:
– Из-за того, что мы разобщены, враги часто нападают на нас; если мы объединимся, то каждый из нас станет сильнее; нам нужно забыть слова «хурхал», «гарбаш»; нужно убрать широкие матерчатые пояса; если мы объединимся в один народ, то подобно другим сможем поселиться на плоскостных землях. – О многом таком говорил он.
После его слов, все, кто был на Месте трех крестов, решили забыть слова «хурхал» и «гарбаш», убрать широкие матерчатые пояса и всех называть одним словом – галга. На память об этом событии они и установили эти три каменных креста.
Вскоре на этом месте состоялось объединение всей страны. И люди в полном согласии стали обживать равнинные земли.
14. ТАНГАХОЙ
У нас, у шаройцев, два рода. Один род Тангахой. Это наш род. А другой – это Периллей.
В нашем роду когда-то было семеро братьев. У них была одна сестра. В одну из ночей семеро братьев легли спать на седьмом этаже башни, где обычно вялится мясо. Еду для них всех обычно готовила жена младшего брата.
Враги семерых братьев однажды сговорились убить их. Ночью подошли они к башне, бросили вверх веревочную лестницу и зацепили ее за верх башни. Враги поднялись по этой лестнице, пробрались в башню и убили всех семерых братьев, когда те крепко спали.
В это время на нижнем этаже башни готовила еду жена младшего брата. В чаше для приготовления еды появилась кровь. Увидя ее, женщина поняла, что семерых братьев убили. У нее был мальчик, который спал в люльке. Она взяла его, завернула в разное тряпье и выбросила его в окно, туда, где росла крапива. Затем женщина взяла в руки кувшинчик и, притворившись, что идет по нужде, незаметно прошла к крапиве, схватила ребенка и убежала той же ночью. Пришла она в аул Тангахой. Мальчик вырос, окреп. От него и пошло поколение нашего рода Тангахой.
15. ГИЙ, СИККАМ, ЧИНАХА
В ауле Тумаг жили три брата: Гий, Сиккам и Чинаха. Сиккам и Чинаха были обычными людьми, но их старший брат Гий был человеком необыкновенным: он был огромного роста и двуротый. Один рот у него находился впереди, как и у всех нормальных людей, а второй рот – на затылке. Гий ел мясо передним ртом, а через второй рот выкидывал кости. За один раз он съедал трехгодовалого быка, затем ложился и спал беспробудно целую неделю.
Младшие братья трудились изо всех сил, но хозяйство их никак не налаживалось. Скота и; овец становилось все меньше и меньше. Тогда Сиккам и Чинаха решили продать Гия. Они приготовили трехгодовалого быка. Гий съел его и уснул. Тут братья связали его цепями и буйволиными ремнями и увезли на продажу в Грузию.
– Что это за человек? Что он умеет делать? – спросили грузины.
– Он очень сильный, трудолюбивый, покладистый, исполнительный, – стали расхваливать своего брата Сиккам и Чинаха.
Взяли они плату за брата и пошли домой. Проснулся Гий и спросил, что все это означает. Грузины ему, обо всем рассказали. Дернулся Гий, разорвал цепи и ремни, связывавшие его и затем кинулся догонять братьев. Поднявшись на одну из гор, он еще издали увидел идущих домой Сиккама и Чинаха. Не сдержался Гий и крикнул:
– Куда вы денетесь! Я иду домой, и вы получите по заслугам! Чинаха, испугавшись, убежал в Чечню, Сиккам же остался. Скрутил Гий Сиккама и приготовился убить его. В те времена был обычай: если любая женщина падала на колени и обнимала за ноги мужчину, то он обязан был исполнить любую ее просьбу. Жена Сиккама как раз шла мимо с глиняным кувшином на голове. Увидев, что Гий готовится убить ее мужа, она кинулась ему в ноги. Кувшин сдвинулся и угодил своей кромкой в висок женщины. Она тут же скончалась. Гий пожалел эту женщину и ради нее оставил Сиккама в живых, но приказал, чтобы жить он обосновался подальше от него.
16. ПРО ЖИВУЩИХ В АУЛЕ ДУХАРГАШТ
В ауле Духаргашт, что стоит недалеко от аула Харп, первоначально жили четыре брата: Эржи Майра, Валарг, Вадалг, Гибали. Жена Эржи Майра была в положении. Как-то она шла на мельницу мимо аула Харп. Ей нужно было перейти речку по мостику, сложенному из двух длинных тонких бревен. Когда она ступила на мостик, юноши из Харпа, для потехи, стали раскачивать бревна; женщина свалилась и от ушиба лишилась ребенка. Эржи Майра ничего не сказал своим братьям; он пошел к грузинам, осетинам, черкесам и собрал своих друзей. Они напали на аул Харп и в одну ночь перебили тринадцать мужчин. Так отомстил Эржи Майра. После этого случая братья перессорились. Это было во времена, когда люди ходили в набеги.
Материнским родом братьев были Шахоевы, Они забрали Гибали к себе. Вадалг переселился жить к месту «Цхяча хенашке» близ селения на реке Камбелеевке. Оттуда он переселился в село Даби-Юрт. Валарг стал жить с чеченцами там, где сейчас находится село Валерик. Эржи Майра ушел к осетинам и там его назвали Бирих, что значит – волк. Ваделовы, что живут в Даби-Юрте, считают себя братьями чеченцев из рода Валарг-някан, живущих в Валерике.
Башня Багаргала в Духаргаште опустела потому, что четверо братьев ее покинули. В этой башне поселились Куштовы, которые побратались с Ваделовыми.
17. ХАЛУНДОЕВЦЫ
По существующим преданиям халундоевцы произошли от трех фамилий. Первая фамилия, самая древняя, пошла от братьев Мартала, явилась из Хевсуретии и с незапамятных времен поселилась в ущелье речки Харгабеахк. Там же она основала селение Старый Халундой с тремя высокими башнями, верстах в двух от нынешнего Халундоя вверх по ущелью, где до настоящего времени сохранились развалины башен. Вскоре младший брат не поладил с остальными, переселился на противоположный берег Харгабеахк и стал жить отдельно. Затем из Тавлии явились новые выходцы из фамилии Цумадой и с разрешения младшего брата Мартала осели подле его сакли. Так образовалось второе старое селение Халундой. Прошло много лет. Жители обоих селений жили мирно,– земли тогда хватало на всех, – пасли свои стада, работали и размножались. Раз старшие братья послали Мартала на речку за водой. Случайно в кувшин с водою забралась ядовитая змея. Женщины не заметили, сварили кушанье, накормили мужей, детей, поели сами, все отравились и умерли. Остался один грудной сын старшего брата по имени Маха и то случайно. С противоположной стороны жена младшего брата услыхала тревогу, которую подняли умирающие от отравления братья, и стала кричать матери Маха, чтобы она не кормила ребенка грудью. Чувствуя себя действительно отравленной, мать не дала груди сыну, сама умерла, а ребенок остался жив. Осиротевшего мальчика взял на воспитание дядя, бросил несчастное место и вместе с цумадоевцами переселился в нынешний Халундой, где много позднее к ним присоединилась фамилия – шароевцев.
По другому варианту братья умерли не от отравления, а следующим образом. Раз ночью спали они со своими семьями в башнях. Вдруг кто-то расшатал стены башен, они разрушились и задавили всех. Остался один грудной сын младшего брата, по имени Маха, которого мать, прикрывавшая собою сына, была задавлена, а ребенок остался жив.
18. АКБЕРГ
Акберг пришел в наши горы из Тарков. Он поселился в ауле Геличе, что входит в Ялхоройское общество. В красивом месте Мозарг стоят башни. В них жил род Цесе-някан. Акбергу нравилась их земля и мечтал он заполучить ее. Он искал повод, чтобы затеять ссору с родом Цесе-някан. В Геличе у Акберга умерла дочь. С прибывшими на похороны людьми были и цесе-няканцы. Их женщины присоединились к другим плачущим женщинам и подоткнули подолы своих платьев, чтобы они не мешали им.
После похорон цесе-няканцы тронулись в путь. Кружным путем Акберг вышел на их дорогу и заявил:
– Вы опозорили меня, вы взяли у меня «цет», унесли золотые и серебряные вещи моей дочери.
Цесе-няканцы заявили, что все это неправда.
– Если вы правы, пусть ваши женщины опустят подолы и расстегнут пояса, – потребовал Акберг.
Не подозревая подвоха, они опустили подолы и из них на землю попадали драгоценности, которые, оказывается, были подложены.
– Я объявляю вам вражду! С сегодняшнего дня готовьте свое оружие. В скором времени я пойду на вас войною, – сказал Акёерг и ускакал к себе.
Испугавшись войны, цесе-няканцы ушли со своих мест и поселились близ аула Цеча-ахка. Акберг же обосновался в местечке Мозарг. Он нанял строителей, заплатив шестьдесят три отборных коровы, и из лучшего камня воздвиг на этом месте для своей дочери двухэтажный солнечный могильник.
У Акберга было четыре сына. «Ты отважен в бою», – сказал он сыну Кей и поселил его на высоком месте, на горе. «А ты мирный человек», – сказал он сыну Итару и поселил его внизу, в ущелье. Сыновей же Зингала и Войгу он поселил между ними. От этих четырех сыновей пошли Зингаловы, Войговы, Кейцы и Итар-калахойцы. Место, где стоят их башенные аулы, называется Аккой.
Меду, живущему в ауле Кей, захотелось стать князем. У него было три брата. Однажды Мед сказал им:
– У нас, как и у других народов, должен быть свой князь, и это не нарушит братское родство. Давайте будем считать меня за князя.
– Нет, – ответили братья, – сейчас-то, может, мы и не поссоримся, но со временем твое потомство будет кичиться перед нашим потомством, говоря, что мы, мол, княжеского рода, а вы – рабы. Нет, из нас никто не будет князем.
Из Акков произошли Газунхоевы (из аула Газун), Толагоевы (из аула Толагой), Велхоевы (из аула Велах) и Мержоевы (из аулов Долте и Герите).
19. ЧАБАРЛО
У одного мужчины было четыре сына: Обзо, Чабарло, Место, Чарамхо. Обзо отделился от братьев и поселился жить там, где сейчас проживают абазинцы Чабарло был молод и не женат. Когда во двор его хозяйства забрался вор, чтобы похитить корову, Чабарло убил вора и поселился там, где теперь живут чаберлойцы. Но и здесь он не нашел покоя. Между ним и местными людьми разгорелась вражда. Убив четырех князей, которые притесняли его, Чабарло сбежал, но там остались его четыре сестры. Чабарло укрылся в крепости Кей у князя Меда. Он обнял его очажную цепь. Мед посадил гостя на почетное место, в его честь зарезал быка и устроил пир. Чабарло рассказал Меду обо всем, что с ним случилось. Мед выслушал его, затем созвал всех своих родичей и знакомых. «Этот человек, – сказал он, – защищал свое имущество и свою честь, из-за чего был вынужден покинуть родные места. Мы должны ему помочь». Мед побратался с Чабарло. Тут же была создана дружина, и каждый воин имел полный набор оружия. Затем дружина вышла в поход.
Воины окружили село, из которого бежал Чабарло. Его жители поинтересовались: почему они оказывают Чабарло столько внимания. «Потому, – ответила дружина, – что он пришел к нам за помощью». Воины отбили четырех сестер Чабарло и весь его скот.
В те времена жили два брата: Дахк Гардиев и Чопа Гардиев-Мед передал им Чабарло со всем его имуществом. Дахк и Чопа были князьями. Они приняли Чабарло как гостя, зарезали в его честь барана и разрешили ему жить в их отцовской башне. С четырьмя сестрами и со всем своим имуществом Чабарло стал жить с ними.
Вскоре Чабарло женился. Однажды в гости к Дахку и Чопе пришли черкесские князья. С Дахкой и Чопой они уговорились сделать набег на некоего князя и угнать его табуны. Дали, Чопа и эти прибывшие князья брали людей в плен и возвращали их только за выкуп, также князья угоняли чужие табуны.
Однажды, когда они готовились выступить в очередной поход, Чабарло попросил, чтобы они и его взяли с собой, но те отказали, сказав, что он не может быть ровней им в ратных делах. «Если бы вы взяли меня с собою, я бы вам пригодился носить ваши вещи и припасы», – сказал Чабарло.
У этих князей был обычай: прежде чем идти в поход, открывать ворота двора, вкладывать засов на место и с места, без разбега, перепрыгивать через него. При этом нельзя было задеть засов даже полою черкески. «Если ты с оружием и припасами перепрыгнешь через этот засов, ты можешь идти вместе с нами», – сказали князья. И Чабарло, как птица, легко перелетел преграду. За ним перепрыгнули все остальные, и они отправились в поход.
Когда Дахк, Чопа и Чабарло отошли далеко от своих башен, они встретились с пятью всадниками; те, видя, что встречных всего трое, решили взять их в плен. Завязалось короткое сражение Дахк и Чопа двоих врагов убили наповал и двух других взяли в плен. Пятый ускакал, но Чабарло догнал и взял его в плен. После этого они вернулись домой. Дахк и Чопа сказали Чабарло, чтобы он остался дома охранять трех пленных, а сами решили снова отправиться в поход. На это Чабарло им ответил: «Если их будет охранять хотя бы одна из моих четырех сестер, то и тогда пленные никуда не денутся». Затем, поручив пленных сестрам, он догнал князей.
Вскоре они соединились с черкесскими князьями и вместе угнали табуны некоего князя. Тамада дружины сказал:
– Табун должен гнать тот, кто слабее, а кто мужественнее должен отстать, чтобы отражать погоню. Надо идти быстрее.
– Дайте отстану я, – попросил Чабарло и ему разрешили. Когда он со своими дружинниками проходил через Ахки-корт, их стала нагонять погоня – Она была очень большой. Дружинники начали поговаривать, что надо бросить табуны, а самим уходить, ибо княжеская погоня слишком большая. «Как же мы бросим табуны, – воскликнул Чабарло, – ведь, перейдя Ассу, мы уйдем от них; они не посмеют дальше идти за нами!» Но дружинники ускакали, сказав Чабарло, что они более не друзья ему.
Чабарло не бросил табуны. Он перегнал их через хребет Саги, другой дорогою вернулся назад и устроил засаду. Когда появилась погоня, он открыл бой и разбил преследователей. Имея пять ран, Чабарло все же погнал табуны и вскоре нагнал своих товарищей у аула Мужичи. Поздоровавшись, он сказал: «Победы вам!» Они ответили: «Ты превзошел нас. Тебя с победой и всегда побеждай!»
Чабарло не стал стыдить дружинников. Они вместе погнали табуны, и, прибыв домой, поделили добычу.
После этого похода Дахк, Чопа и другие князья стали ходить в гости к Чабарло и обращаться с ним любезнее.
Чабарло постоянно мечтал заиметь землю, хотя бы столько, сколько хватило бы для постройки одной башни. Он выдал двух своих сестер замуж за Дахка и Чопу, а сам все переживал, что у него нет своей земли. Сестры знали, что гнетет их брата и однажды об этом поведали своим мужьям.
В те времена хозяева разрешали пришельцам жить на своей земле, но не позволяли строить на ней башен. Иначе пришелец, укрепившись, мог представлять опасность. Несмотря на это Дахк и Чопа решили дать Чабарло землю. «Бери себе земли столько, сколько обскачешь конем», – сказали они ему. Проскакав на коне, Чабарло отмерил от княжеских владений одну треть той земли, что находилась близ горы Кор-лам. Там и зажил Чабарло. Эти места называются горами орстхойцев и мержойцев. Наняв мастеров, Чабарло воздвиг башню. Вблизи мержойцев жили мужехойцы. На их горы въехал Чабарло и увидел земли и башни. У одной из башен сидела и ткала на станке красивая девушка. Чабарло стал осматриваться вокруг и ему понравились эти земли. Он решил поселиться на них. Когда Чабарло стал подъезжать к башне, его увидела девушка. Она подумала: «Какой же он, должно быть, храбрец, коль так уверен в себе, что ездит один по горам». На окраине аула Чабарло опустил поводья коня. Он решил, что поедет туда, куда пойдет конь. Кот, прямиком пошел к башне, в тени которой сидела девушка. Oна вежливо поприветствовала гостя.
– Все наши ушли пропалывать поля, – сказала девушка. А я одна осталась дома.
Она дважды попросила гостя сойти с коня. Девушка оставила гостю еду и напитки. Чабарло и девушка полюбили друг друга.
– Кто ты? – спросила девушка.
– Знаешь ты Дахку и Чопу? – спросил он.
– Знаю, – ответила она.
– Я их побратим, – сказал Чабарло.
Девушка подумала, что и Чабарло, возможно, князь, раз он побратим князей. На предложение Чабарло уйти из дома и выйти за него замуж девушка ответила согласием и назначила срок. В значенное ею время Чабарло прискакал, взял девушку и они к Дахку, а к мужехойцам послал посредников для примирения. Оскорбленные мужехойцы потребовали удовлетворения ценою в шестьдесят три пестрых быка и такого количества меди, сколько потребуется на изготовление трех «кудалов» – больших кувшинов для воды. К тому же, добавили они, она дочь князей, а он низшего сословия.
Дахк, Чопа и дядя Чабарло по матери собрали вес требуемые вещи.
Пастух пас овец и скот Чабарло на земле мужехойцев. Пастух приметил, что один из бычков по утрам отделяется от стада, а вечером возвращается. Однажды пастух проследил за бычком и обнаружил, что он уходит пить соленую воду, вытекающую из земли. Пастух рассказал об этом Чабарло и его молодой жене. Oна предложила зарезать и съесть этого бычка, а мужу, когда они остались вдвоем, сказала, что если эту соленую воду кипятить, то из нee будет выделяться соль. Жена предложила мужу отправить ее к родителям и не разрешать возвращаться до тех пор, пока они не выделят ему ту землю, на которой находится соленый источник. Муж согласился, и жена Чабарло ушла к родителям. Время шло, но она не возвращалась домой. Люди стали поговаривать, что девушка Мужехойцев оказалась неуживчивой и ее, видимо, прогнал муж. Братья стали требовать, чтобы она вернулась к своему мужу. Она же им ответила, что Чабарло не примет ее, если ему не отдадут клочок земли с такого-то места. Мужехойцам надоели людские сплетни, и они отдали Чабарло просимую им землю. После этого жена вернулась к мужу.
На этой земле Чабарло воздвиг башни, а тем временем в семье Чабарло выросло семеро сыновей. Чабарло начал открыто выпаривать соль и вскоре стал богатым и далеко известным человеком. Мужехойцы потребовали доли в соляном промысле, но Чабарло отказал им. Разгорелась вражда, погибли люди. У Чабарло убили двоих сыновей и одного пастуха. Мержойцы занялись примирением враждующих. Чабарло ответил, что он ничего не требует за гибель сыновей, но он не простит им убийство пастуха. При примирении Чабарло оставили всю землю, на которой он поселился, но от него потребовали, чтобы он дал им что-либо в знак его примирения с ними. «Я дам вам только этот футляр от ружья», – ответил Чабарло и дал им его.
20. ХАНБАТЫР
Из горного аула Хан-Келой вышел на равнину мужчина Ханбатыр и поселился жить в самом центре селения Гехи. Ханбатыр умел хорошо вести хозяйство и прославился в округе как умелец на все руки. Особенно он стал известен как золотарь и кузнец. Говорят, что он первым в Чечне сделал для арбы железную ось, а до этого оси были деревянные.
Как-то весною Ханбатыр нашел удобное место для установления мельницы, и начал рыть к нему отводный канал. Работы было много, и поэтому рытье канала затянулось. Прошел месяц, пошел второй. Однажды мимо Ханбатыра проходили какие-то люди. Они предложили Ханбатыру сделку, сказав, что выроют канал, если он уплатит за это определенную сумму. Ударили они по рукам, и вскоре канал был выкопан. Так Ханбатыр поставил мельницу.
Наступили времена Шамиля. Имам прослышал о способностях Ханбатыра и приказал привести его к себе. Ханбатыра назначили златокузнецом. Но Ханбатыр не желал служить Шамилю, ибо как-то видел, как мюриды имама за что-то срезали кожу с пят некого человека и заставили его бегать по стерне. Не стерпел Ханбатыр такой жестокости и сказал Шамилю:
– Да не издевались бы твои мюриды над обездоленными людьми!
Эти слова разгневали Шамиля, и он приказал повесить Ханбатыра. Дело было к вечеру, и поэтому мюриды предложили имаму: «Пришла пора вечернего намаза, а посему давай перенесем казнь на завтра».
На ноги Ханбатыра набили колодки и посадили в яму. Далеко за полночь Ханбатыр сумел сбить с себя колодки и бежать. В Ингушетии власти Шамиля не было, туда-то и бежал Ханбатыр. Поставил он там себе кузницу и стал жить. Прошло два года. В селении, где он обосновался, ему понравилась одна девушка, но ее родители были не согласны выдать свою дочь замуж за пришельца, хотя девушке Ханбатыр и был мил. Любящие решили бежать из села. Дождались они ненастного дня, и, как только стемнело, тронулись в путь. Дошли они до окраины села. Как человек сообразительный, Ханбатыр взял девушку на руки и пошел от села пятясь. Обнаружив пропажу девушки, ее родственники бросились в погоню, (но они не нашли ни одного следа, ведущего из села. И они отступили, не зная, в какую сторону им броситься в погоню.
Ханбатыр и девушка поженились и стали жить в Гехах. Вскоре родственники девушки дознались о том, что он обосновался в Гехах, и потребовали вернуть беглянку. Ханбатыр ответил им отказом. Тогда родственники девушки потребовали ее вернуть у всего села. Сельские старики решили отступить, и Ханбатыр вынужден был подчиниться; но, расставаясь с любимой, он сказал ей: «Через месяц я тайно приду в ваше село, чтобы вновь увести тебя. Когда увидишь на своем плетне повязанный красный лоскутик, знай, что это мой сигнал; в тот же вечер приходи на окраину села и мы с тобой убежим».
Через месяц Ханбатыр вторично увел свою любимую. Когда родственники девушки вновь потребовали у села вернуть ее, старики ответили: «Один раз мы, из уважения к вам, вернули вашу девушку, второй раз – не вернем!»
Тогда родственники поклялись, что все равно вернут свою девушку.
Прошло немало лет. Ханбатыр и его жена зажили хорошо. У них родились четыре сына, которым дали имена Дудар, Асий, Муса, Али. Когда старшему сыну Дудару исполнилось пятнадцать лет, Ханбатыр отправил своих сыновей и жену к ее родственникам. В подарок им он выделил десять коней и десять коров. Перед отъездом сыновей Ханбатыр дал им наставление: Дудару следить за порядком в доме материнских родственников, Асию присматривать за лошадьми, Мусе ухаживать за скотиной, Али же следить за дворовыми делами. Мать и сыновья прибыли в материнское село. Сыновей пустили в дом. Они свято исполняли заветы отца. Прошел месяц. Отец матери сказал ее четырем сыновьям:
– Вы достаточно пожили у нас, пора вам теперь возвращаться домой.
– Мы не уйдем отсюда, если с нами не будет отпущена и наша мать, – ответили братья. Ничего не оставалось делать материнским родственникам, как отпустить их домой вместе с матерью.
После пленения Шамиля многие люди решили уйти в Турцию. Их обманывали, обещая им райскую жизнь. Говорили, что султан милостив к единоверцам, что бог поможет уходящим в мусульманскую страну. Ханбатыр тоже решил отправиться в Турцию. Как человек рассудительный, Ханбатыр перед отъездом договорился с одним офицером, что он продаст ему дом, мельницу и землю, но с условием, что, если Ханбатыру не понравится в Турции и он вернется домой, офицер должен будет возвратить ему его хозяйство, а Ханбатыр же вернет ему его плату. Он взял с офицера расписку и с семьею ушел в Турцию.
Прибыли люди в Турцию и поняли, что их обманули. Жить там было очень трудно. Ханбатыр решил вернуться домой, но граница крепко охранялась и назад людей не пускали. Тогда Ханбатыр спрятал свою семью в лесу недалеко от пограничной стражи и в течение трех дней и ночей наблюдал за шалашом пограничников. Он установил, что в полночь вся стража засыпает и бдит только один человек. На четвертую ночь Ханбатыр оглушил часового и со своею семьею перешел границу.
Вернувшись, Ханбатыр, согласно уговору, забрал свое хозяйство и стал жить по-прежнему.
21. ХРАБРЫЙ АЛАРО
Цонтаро, Гардало и Аларо – трое братьев искали себе более благодатное место для поселения. – В одной местности они увидели большую дуплистую грушу, вокруг которой вились пчелы. Из дупла братья извлекли много меда. Также в этой местности они увидели много фруктовых деревьев. «Вот это и есть воистину благодатное место, давайте здесь и поселимся!» – решили братья. Местность, где они поселились, находится на берегах реки Яссы при ее выходе из гор. Повыше поселился Цонтаро, ниже – Гардало и еще ниже – Аларо. Братья зажили хорошо, особенно – Аларо.
Как-то у Аларо пропали кони, и в поисках их он дошел до владений ногайского князя, у которого, по слухам, и содержались его кони. Гостил Аларо у князя и показал себя настолько мужественно и угрожающим вести себя, что ногайский князь поразился и безо всякого вернул коней. Мало того, князь в честь гостя закатил большой пир и подарил Аларо хорошего скакуна. Через некоторое время по приглашению князя у него погостили уже все трое братьев. Затем ногайский князь побывал у них в гостях. Между ними установилась крепкая дружба.
Прошло несколько лет, и ногайский князь пригласил братьев на свою свадьбу. Аларо взял хорошие свадебные подарки жениху и невесте и прибыл по приглашению. Аларо был посажен среди самых знатных гостей. Его братья не смогли прийти на свадьбу, и он был один. Пиршество длилось несколько дней, и во все это время Аларо сидел подбоченившись левой рукой и скрестив ноги. Гость был настолько примечателен, что невеста пожелала сама угостить его почетной чашей. Гордая поза гостя и оказанный ему почет очень не понравились князьям, и они решили отравить Аларо, положив яд в его чашу. Он это заметил и, поняв коварные замыслы князей, приготовился к бою. Князья подняли чаши за здоровье молодых. Аларо же отказался пить. Князья начали притворно возмущаться, и Аларо тогда сказал им:
– Подлые вы псы, а не князья! Я в гостях у вас и по обычаю вы должны были бы меня защищать, если бы на меня напали враги, а вы же сами покушаетесь на мою жизнь!
Сказав это, Аларо выхватил кинжал и, размахивая им во все стороны, попятился к двери. Один из рабов, прислуживавших князьям, встал на защиту Аларо. Вдвоем они вышли во двор, но ворота крепости были закрыты, и они не смогли уйти. Начался бой, многих они истребили, но все же их полонили и связали. Жестокие князья бросили пленников в подземелье и обрекли их на голодную смерть. Товарищи сумели освободиться от пут и стали искать выход. Они обнаружили всеми забытый и обрушившийся подземный ход. Расчистили они завал и по этому ходу вышли к реке.
За помощь, оказанную ему в трудную минуту, Аларо дал рабу надел и женил его. Через какое-то время к Аларо пришел какой-то беглый человек. Он не смог ужиться в своем селе, и был изгнан Аларо поселил его в своем селе, но и здесь этот человек со всеми перессорился и оказался очень неуживчивым. Терпение сельчан иссякло, и они изгнали его на противоположный берег реки Яссы, где он и стал первым поселенцем позднее образовавшегося селения Совнаха.
22. ОСНОВАНИЕ АУЛА ЭБАН

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Комментирование закрыто, но вы можите поставить трэкбек со своего сайта.

Комментарии закрыты.