Осетинский народ в Крымской войне

ОСЕТИНСКИЙ НАРОД В КРЫМСКОЙ (ВОСТОЧНОЙ) ВОЙНЕ
1853–1856 гг.

Извлечение из книги участника войны, генерал-лейтенанта Н. А. Демидовского. Записки о кавказско-турецкой войне. 1853– 1856 гг. Киев, 1895. Сс. 47–52.

1855 г. О действиях горской милиции (осетины и кабардинцы) под командованием капитана Индриса Кундухова

Главнокомандующий 24 июня с войсками воротился в лагерь при д. Коникой, оставив на месте своего движения, по Эрзерумской дороге наблюдательные отряды: 1-й под командою полков¬ника князя Дундукова-Карсакова, с дивизионом Нижегородских драгун, двумя сотнями казаков № 1 Линейного полка, Горскою милициею, приведенною с Кавказа в числе 200 всадников, капита¬ном Индрисом Кундуховым и одною сотнею донцев, с ракетною командою. Отряд этот от лагеря нашего расположен в 60 верстах. 2-й Летучий отряд под командою Бакланова, состоящий из 4 со¬тен № 1 Линейного полка под командою полковника Витгенштей¬на, полка 2-го Конно-Мусульманского под командою полковника князя Чавчавадзе и милициею полковника Лориса Меликова и 3-х-сотен донцев, отряд этот расположен тоже по Эрзерумской дороге в 10 верстах от нашего лагеря на р. Карс-чай.
Таким образом, дорога от Эрзерума к Карсу преграждена нашими летучими отрядами.
Являющиеся лазутчики, впрочем, доставили сведения, что не¬приятеля никакого вблизи нет. Князь Дундуков расположил свой отряд в котловине, месте довольно скрытном. Разведены уже были огоньки для варения пищи; темная ночь наступала; хотя положе¬ние наших молодцев было не совсем безопасно, но они не унывали, веря в свое мужество и получая известия, что неприятеля не только сильного, но и слабого в окрестностях нет. Вдруг ночью явля¬ется лазутчик и объясняет, что 50 чел. регулярной турецкой ка¬валерии по деревне собирают баши-бузуков столько, сколько мож¬но набрать, чтобы вести их в Каре. Перед рассветом сделан был разъезд и разъездные захватили одного турка, вооруженного толь¬ко копьем, который при допросе показал, что неприятельский от¬ряд стоит от нашего не более как в версте. Получив эти сведения, князь Дундуков предложил начальнику милиции ротмистру Индрису Кундухову открыть неприятеля и, если можно, то атаковать, а нет так отступить для присоединения к нашему. Милиция наша ушла. Место, занимаемое нашим отрядом, было хорошо по его скрытности, но невыгодно в военном отношении. Это самое место и окрестности его были уже раз позорищем войны, во время прош¬лой турецкой кампании, когда Паскевич Эриванский шел к Эрзеруму. Лежащие и до ныне здесь, уже полувросшие в землю ядра и осколки гранат свидетельствуют, что здесь много было пролито крови. Отправив милицию и послав часть казаков для подкреп¬ления ее в случае надобности, сам князь Дундуков, выйдя из кот¬ловины, занял с драгунами и ракетною командою самую возвы¬шенную часть местности. Милиция, пройдя не более версты, при-близилась к оврагу, на другой отлогости которого увидела турец¬кий лагерь, примыкающий к лесу, обрамляющему гребень проти¬воположной высоты. Милиция наша остановилась, предполагая, что по всем вероятностям лес этот занят так же неприятельскою пехотою, поддерживающею видимый в овраге кавалерийский ла¬герь. Прошлый год кавказская милиция не была ни в каких де¬лах и была почти что прогнана домой за грабеж одной армян¬ской деревни. На смену этой милиции пришла с Индрисом Кундуховым новая. Офицер этот припомнил все эти обстоятельства своим всадникам и сказал им, что вот представляется случай от¬личиться и загладить грехи предшественников. Милиция наша стала спускаться в овраг. В турецком лагере не видно никакого движения; все спит, а часовые спокойно курят себе трубки. Дело в том, что турки, как после оказалось это, приняли наших мили-ционеров за своих. Эту ошибку турок объяснили нам впоследствии их пленные; но трудно верить этой мнимой и мне кажется совер¬шенно невероятной ошибке. Дело это объяснить можно следую¬щим образом: турки не полагали здесь встретить нашего отряда, а потому беспечно себе спали перед рассветом; часовой их может . быть не спал, курил трубку и мечтал себе преспокойно, забывая целый мир, – о судьбе ли своего отечества, о своем ли доме, из которого он был неожиданно исторгнут, о зеленых ли гуриях, или о другом чем-нибудь, о чем только может мечтать чистый мусуль¬манин, или просто ни о чем не мечтал, как это случается с турком, когда он курит, не знаю право, но дело в том, что он курил, смотрел и не видел, как наши милиционеры спустились с горы, выхвати¬ли ружья и понеслись… сначала по своему обычаю гикнули, но после, вероятно, чтобы еще больше напугать турок закричали ура и… пошла потеха! Один только залп – и милиционеры бросились в шашки. Тогда вся эта сволочь, известная у турок под именем баши-бузуков, которых здесь было более 300 человек, бросилась в беспорядке уходить в лес. Горцы наши, которых было не более 150 человек, не давали им опомниться, преследовали их по пятам. Только 50 чел. регулярной турецкой кавалерии защищались порядочно, они-то и ранили 7 человек наших милиционеров. Не¬приятель оставил на месте счетом 40 тел и 37 человек взято нами в плен. Некоторые из баши-бузуков были уморительно вооруже¬ны, – один из них, напр., не имел ружья, зато весь буквально был обвешан пистолетами, которых на нем насчитали 8 штук. Взято при этом у турок много оружия и других вещей и отбито? турецкое знамя.

Извлечение из книги Н. Н. Муравьева «Война на Кавказе в. 1855 году». Т. I. СПб., 1877. С. 55.

1855 г. О боевых действиях милиции из южных осетин
ОТРЯД БАЗИНА И ЕГО НАЗНАЧЕНИЕ

Из Ардагана бар, Унгерн продолжал свое движение к Карсу, а вскоре после него Ардаган был снова занят ген. Базиным с дву¬мя батальонами Белостокского пехотного полка, двумя сотнями донских казаков, одною сотнею осетинской конной милиции и од¬ною сотнею карталинской пешей дружины, при четырех орудиях. Белостокские батальоны 13-й пехотной дивизии были полные; осе¬тинская конная милиция, набранная на южном скате Кавказского хребта, была замечательна по исправности своей и храбрости, подобно горской милиции, находившейся в действующем корпусе, но отличалась перед нею большей покорностью, так как она состояла из христианского народонаселения. Грузинской местной пехоты было собрано в Карталинии две дружины, соответствовав¬шие по числу своим двум батальонам, они находились около Ахалциха. В прежние годы пехота сия хорошо выдерживала пере-стрелку в местах пересеченных.

Все опции закрыты.

Комментарии закрыты.