ЗАПИСКИ
ИМПЕРАТОРСКОГО
НОВОРОССИЙСКОГО УНИВЕРСИТЕТА.

ТОМ ТРИДЦАТЬ ВОСЬМОЙ,
Изданный под редакцией орд. Проф. А.А. Кочубинского

ОДЕССА.

Типография П.А. Зеленого, Красный переулок, дом № 3-й

1883.

вышел 18 декабря 1883 г.

АДАТЫ КАВКАЗСКИХ ГОРЦЕВ

МАТЕРИАЛЫ ПО ОБЫЧНОМУ ПРАВУ

СЕВЕРНОГО И ВОСТОЧНОГО КАВКАЗА.

О.И. Леонтовича
орд. проф. имп. нов. ун.

II.
ВЫПУСК ВТОРОЙ.

Адаты осетин, чеченцев и кумыков. – Свод адатов горцев северного Кавказа.

ОГЛАВЛЕНИЕ.

АДАТЫ ОСЕТИН
I. Адаты осетин, 1836 г.
Сословия.
Преступления и суд по ним.
Наследование.
Семейные отношения.
II. Сведения об адате осетин Владикавказского округа, 1844 года
Гл. I. Разделение обществ на сословия:
А. Тагаурское общество
Б. Куртатинское общество
В. Аллагирское общество.
ГЛ. II. Об адате.
Дела и преступления, рассматриваемые адатом:
Обряд суда по адату.
ГЛ. III. Наследственное право, раздел имений.
ГЛ. IV. Отношение членов семейства между собою.
ГЛ. V. Мера наказания за провинности.
ГЛ. VI. О долгах.
III. Древние обряды Дигорского общества, 1844 года.
Разделение общества на сословия.
Отношения между сословиями.
Подсудность адату.
Права и обязанности каждого сословия.
Наследство и раздел имений.
Обряд духовных завещаний и поминовения.
Отношение детей к родителям.
Отношение мужа к жене и обратно.
О преступлениях и наказаниях.
IV. Выписка о нравах и обычаях горцев Владикавказского округа, 1849 года.
I. Тагаурское общество.
II. Общество куртатинцев.
Ш. Общество фарсалаг.
IV. Общество кавдасардов.
V. Общество аллагирцев.
V. Описание вредных народных обычаев осетин, 1859 г.
VI. Циркуляр полк. Кундухова.
VII. Сборник обычаев, существующих у туземцев осетинского округа, 1866 года.
Адаты по кровным делам:
Адаты о калымах.
Адаты о номильусах.
Адаты по увозу девушек и по изнасилование девушек и женщин.
Адаты по воровству.
Адаты по разделу и наследству имущества.
Адаты по захвату земли и нарушению границ.
АДАТЫ ЧЕЧЕНЦЕВ.
I. Описание гражданского быта чеченцев 1843 г.
ГЛ. I. Происхождение чеченцев.
Права поземельной собственности.
Разделение народа на классы.
Управление.
Призвание князей Турловых.
Изгнание Турловых.
Надсунженские и Теречные деревни.
Духовенство.
ГЛ. II. О суде по адату у чеченцев.
Происхождение адата.
Право канлы.
Разбирательство воровских дел.
Обряд суда по адату.
Отношение отца к детям и обряд сватовства.
Отношение мужа к жене.
Права наследства, духовные завещания и опека.
ГЛ. III. О новом удравдении, введенном шамилем.
Правление Шамиля.
Обстоятельства, способствовавшие Шамилю к утверждению власти своей в Чечне.
Военные постановления.
Меры, принимаемые Шамилем к упрочению своей власти
Управление.
Военные силы и учреждения.
Награды.
Доходы.
II. Сведения по программе об адате или суде у чеченцев, 1843 года.
III. Сведения об адате или суде по обычаям кавказских горцев Владикавказского округа, 1844 г.
Разделение обществ на сословия.
Об адате и суде по адату.
Раздел имения.
Мера наказания за провинности всякого рода.
IV. Выписка о правах и обычаях чеченцев Владикавказского военного округа, 1849 г.
Общество джераховцев
Общество Назрановцев.
Общества Галгаевцев, Камбилеевцев и Карабулаков и Кистинцев.
V. Сведения о величине калыма и о штрафах по адатам над-Теречных деревень, 1849 года.
VI. Сведения о величине калыма и о штрафах по адатам над-Сунженскихских деревень, 1849 года.
VII. Сборник адатов жителей нагорного округа, 1864 года.
Вступление.
Убийство.
Поранение.
Грабеж.
Воровство.
Поджог.
Прелюбодеяние.
Блуд.
Бесчестие.
Изнасилование женщины.
Увоз девушки или вдовы.
Сватовство.
Побои.
Ложная присяга.
Долги.
Зарезание чужой скотины.
Исковые и тяжебные дела.
VIII. Краткое описание обычаев, существующих между туземцами Ингушевского округа, 60-х годов.
Кровные деда.
Убийство.
Присяга.
Докащик.
Нанесение ран.
Головные раны.
Лицевые раны.
Раны от шеи до пояса.
Раны от пояса до ступней.
Брак.
Увоз девушки.
Изнасилование.
Нарушение супружеской верности.
Увоз жен и невест.
Развод.
Порядок наследства.
Воровство.
Воровство из стад.
Воровство из сакли и двора.
Воровство из хутора или поля.
Обыск.
Обычная плата, взыскиваемая с вора.
Поджог.
Подрезание жил у скота.
Опознание похищенного скота и вещей.
Проценты на занятый капитал.
АДАТЫ КУМЫКОВ.
I. Описание гражданского быта кумыков, 1843 года.
ГЛ. I. Описание происхождения князей. Разделение народа на классы.
Прежний образ управления.
Старшие князья в настоящее время.
Права поземельной собственности.
Права князей.
Права узденей.
Чагары.
Рабы (куль).
Азаты.
Духовенство.
ГЛ. II. О суде по адату.
Право канлы.
Воровские дела.
Отношение отца к детям и обряд сватовства.
Отношение мужа к жене
Наследственное право, духовные завещания и опека.
II. Сведения по программе об адате, или суде у кумыков.
III. Сведения о величине калыма и о штрафах по обычаям кумыков, 1849 года.
IV. Сборник адатов жителей кумыкского округа 1865 года.
Вступление.
Убийство.
Поранение.
Грабеж.
Воровство.
Поджог.
Прелюбодеяние.
Блуд.
Бесчестие.
Изнасилование женщины.
Растление.
Увоз девушки иди вдовы.
Сватовство.
Побои.
Ложная присяга.
Долги.
Зарезание чужой скотины.
Исковые и тяжебные дела.
Порабощение.
Раздел имущества, переходящего по наследству.
ОТДЕЛ ПЯТЫЙ. Свод адатов горцев северного Кавказа , 1847 г.
ГЛ. I. Адат и шариат.
О правилах, принятых в судопроизводстве кавказских племен по адату.
Обряд суда по адату.
Какие дела разбираются в настоящее время адатом.
ГЛ. II. Образ правления у горских племен.
Права князей и старшин.
Права узденей.
Права и обязанности духовенства.
Права простого свободного народа.
Состояние крепостных.
ГЛ. III. О наследственном праве, разделе имения, духовных завещаниях и праве опеки.
ГЛ. IV. Права родителей над детьми. Аталычество.
ГЛ. V. Права мужа над женою. Об обрядах сватовства и венчания и об отношениях жениха к невесте.
ГЛ. VI. О кровомщении.
О воровских делах.
ГЛ. VII. О наказаниях.
ПРИЛОЖЕНИЯ.
I. МАТЕРИАЛЫ для библиографии обычного права, осетин, чеченцев и кумыков.
II. Указатель материалов.

I. АДАТЫ ОСЕТИН

1835 ГОДА.

Сословия.

1. В Осетии не существует разделения народа по классам; все без исключения пользуются одинаковыми правами и занимаются единственно земледелием. Есть впрочем, несколько фамилий, которые ведут свое происхождение от древних осетинских князей; они лично пользуются некоторым в народе уважением, которое, однако же, дается им не по происхождению, а по их силе; они не пользуются никакими особенными преимуществами, не имеют никакой власти и занимаются тем же, чем и прочие жители. Там нет людей, которые бы исключительно занимались торговлею и промышленностью: всякий продает свои произведения или поручает продажу другому, или выменивает на необходимые для себя и для своего семейства вещи.
2. Осетин можно разделить: а) на свободных, не признающих над собою никакой власти; б) на принадлежащих казне и в) подвластных помещикам, и именно грузинским князьям Эристовым и Мачабеловым.
3. Разряды эти не имеют ничего определенного: первые основывают права свои и преимущества на необузданной свободе, соблюдая между собою одни только семейные связи, ибо в ущельях и деревнях нет никаких властей, — каждый способный носить оружие почитает себя вполне независимыми. Убийства между ними бывают весьма часто и наказываются одним мщением со стороны родственников убитого. Большая часть этих осетин, никогда не покидала гор своих, и потому о гражданском быте не имеет ни малейшего понятия.
4 Казенные крестьяне отличаются от них только тем, что имеют сношения с Карталиниею, платят в казну подати, впрочем, маловажные, и имеют над собою моурава, — что значит на грузинском языке пристав, которого, однако же, мало уважают.
5. Из крестьян помещичьих, живущие в ущельях Горийского уезда повинуются своим владельцам только в некотором отношении, платя им подать баранами и другими сельскими произведениями; живущие же в отдаленных ущельях, вовсе не признавая над собою их власти, не исполняют никаких требований. Этого разряда осетины также никаких податей в казну не платят и не отбывают повинностей.

Преступления и суд по ним.

6. Каждый родственник убитого обязывается священным долгом мстить смертью убийцы и его родственникам; не исполнивший этого подвергается жесточайшему бесчестию, а семейство и даже весь род его — возможным обидам: поэтому после всякого убийства следует явная война между родом убитого и племенем убийцы
7. Дабы избежать кровного мщения родственники преступника почти всегда ходатайствуют о примирении (берждалы); и как скоро получат согласие, то для назначения удовлетворение обе стороны выбирают по нескольку медиаторов (терхонелег), всегда наблюдая, чтобы со стороны истцов было одним более. Медиаторы составляют совет и определяют меру возмездия детям мужского пола, а если их нет, то родственникам по мужескому колену. В случае несогласия в совете, лишний со стороны убитого медиатор, избираемые всегда старшиною или председателем, оканчивает спор, имея право увеличить взыскание. По окончании совета, медиаторы требуют от виновного поручителей в точном исполнении их решения, которого, однако же, ни ему, ни противной стороне, не объявляют, а содержат в совершенной тайне до тех пор, пока оно не будет исполнено. Медиаторы сами осматривают имение и семейство виновного, определяют сроки платежа, так что ни одна сторона не знает ни о мере, ни о сроке удовлетворения. Виновный беспрекословно должен платить в определенные сроки по назначению медиаторов; в противном же случае поручители его к тому принуждают. Когда платеж пo решению исполнится, тогда медиаторы объявляют о том обеим сторонам. При самом избрании медиаторов, за предстоящие заботы дается им с каждой стороны по барану.
8. Сверх платежа, определяемого медиаторами, родственники убийцы, при перемирии, платят родственникам убитого бонган, т. е. подарок, состоящий из нескольких коров или баранов, и тем избавляются от преследования, хотя бы даже виновный и не исполнил решения медиаторов.
9. Плата за убийство, или за кровь, бывает различна, смотря по тому, как силен род убитого. За убийство старейшины знатного рода, кроме бонгана, определяется восемнадцать 18 коров и день пахания земли, стоящей вдвое, т. е. 36 коров; если же нет такого числа коров или земли, то по этой цене берется другим скотом, оружием, медною посудою и даже малолетними детьми, и в таком случае за мальчика вычитается два 36 коров, а за девочку, смотря по ее летам и красоте, от 18 и также до 36 коров.
10. За убийство женщины определяется плата в половину против мужчины, потому что большой стыд, кто покусится на такое убийство. В случае обоюдного убийства, сильнейший род имеет то преимущество, что слабейший всегда доплачивает по назначению медиаторов. Если отец или мать убьют сына или дочь, то нет ни мщения, ни взыскания; — равномерно, если убийство произойдет между родственниками в первом колени, исключая того, что за замужнюю сестру имеет право вступиться муж. Убийство безродного остается без отмщения и платежа: поэтому-то всякий чрезвычайно заботится о размножении своего племени в мужском колене. За убийство отца или матери сыном, хотя бы он жил не раздельно с братьями и отцом, родственники, собравшись, сжигают дом и разграбляют все имение; впрочем, подобные происшествия случаются весьма редко; а чтобы женщина убила мужчину или мать, тому не было примера.
11.В случае побега убийцы, мститель, если желает; имеет право забрать его имение и семейство, исключая, однако жены; даже родственники не избавляются от платежа бонгана.
12. Дети до 12 лет не подвергаются убийству за кровь нераздельные братья бежавшего убийцы, чтобы не лишиться имения, обыкновенно исполняют медиаторские решения.
13. Нечаянное убийство, также как убийство при защите и убийство вора, отмщаются одинаково, с некоторою разницею в количестве назначаемой медиаторами платы. Были примеры, что за убиение животным взыскивали за кровь с того, кому принадлежало животное.
14. За раны, смотря по важности их, взыскивается от 1 барана до трех 18 коров; за раны на лице платится дороже, а за нос назначается плата более 100 коров; за руки, глаза и ноги платится столько же, как и за убийство; — тоже взыскивается, если кто умрет от раны.
15. За побои человеком не знатного рода того, кто происходит от рода почтеннейшего, взыскивается до 18 коров.
16. Поймавший вора имеет право бить его, сколько хочет; но если ему сделает на лице раны, или сломит член, то платит за рану; а ежели убьет — то за кровь.
17. В случае воровства на стороне, у чужих, по изобличении вора, отбирается краденное; а за покражу у своих и ближних взыскивается в пользу хозяина против украденного в пять раз; шестая же часть для общества на обед.
18. В случай грабежа, только взыскивается ограбленное; равно и за поджог — только убыток; а за обман и мошенничество взыскания не определяется.
19. Похищение женщин наказывается так же как и убийство, со следующими отменами: если кто, украв девку, женится на ней, то должен заплатить только урат, т. е. плату за невесту; если же похитит замужнюю женщину, то взыскивается кровь за нее и кровь за каждого прижитого с нею ребенка.
20. Насилие женщины отплачивается убийством или ценою крови; за соблазн нет наказания; за лишение девства — полный урат, и сверх того, если виновный не женат, то должен на ней жениться.
21. В случае неисполнения кем-либо требований, установленных этими обычаями, всегда следует новое убийство.
22. Самою жестокою обидою почитается, если кто при свидетелях убьет собаку и скажет, что он убивает ее за принадлежащего к такому-то роду покойника; такая обида очищается только убийством, и большею частью испытывают ее, не исполнившие обещания, от поручителей, которые за них ручались.
23. Обыкновенная присяга состоит в том, что присягающий, ударяя собаку, говорить: «пусть она будет за моего покойника»; важнейшие же произносятся на весьма уважаемых развалинах церквей: в этом случае, присягнувший должен провести в балагане, близь церкви, целую неделю.

Наследование.

24. Большой стыд тому из сыновей, который отделится при жизни отца и матери ). Отец, будучи властелином имения, как родового, так и благоприобретенного, может отдать все или часть, мимо сыновей, в сторонние руки; что же касается до дочерей, то они из отцовского имения не получают никакой доли; даже в том случае, если нет сыновей, и тогда имение переходит к ближним родственникам мужеского пола, по мужеской линии.
25. Бездетной жене, или имеющей одних только дочерей, оставляется имение на год для поминок покойника; а потом отдается родственникам, у которых она может жить; если же она этого не пожелает, то родственники берут к себе незамужних ее дочерей, а ей, для пропитания, выделяют какую-нибудь не важную часть имения.

Семейные отношения.

26. Осетины, так как и мусульмане, покупают жен, платя различную цену, смотря по важности происхождения; самая, однако большая за девицу цена, или урат, простирается до 140 коров и 7 лошадей, а меньшая — 12 коров; за вдову дается только половина платы.
27. При отдаче замуж, дочь никогда не противится родителям, даже и тогда, когда жених совершенно противен ее желаниям; но в таком случай, чтобы избавиться тяжких мучений, обыкновенно прибегают к самоубийству.
28. По смерти мужа, родной его брат должен жениться на оставшейся вдове, хотя бы он и был женат; впрочем, более двух таких жен иметь не позволяется. Если же после покойного осталось нисколько братьев, и ежели каждый из них желает взять вдову: то спор решается собственным, ее выбором.
29. Возраст для вступления в супружество не определен; обыкновенно девиц отдают в замужество не моложе 13 или 14 лет, а мальчиков женят иногда в то время, когда они едва оставят колыбель.
30. При вступлении осетин в брак никаких обрядов не совершается, кроме того, что молодой сажают на колена 2-х или 3-х летнего мальчика, в том убеждении, что от этого первенец ее будет сын.
31. Женатый уже на одной жене может взять несколько других; но последняя суть как бы служанки, и сыновья их, при сыновьях первой жены, не имеют части в имении, а довольствуются только тем, что им дадут; поэтому, такие второстепенные жены не бывают из хороших семейств.
32. Жена не обязана иметь приданного, однако же, обыкновенно приносит с собою домашние уборы, постель и проч., а тесть или шурин дарят молодому зятю оружие или лошадь.
33. Рождение празднуется одних только мальчиков; при крещении дарят кумовьев, а они в свою очередь должны отдаривать. Умереть без наследников считается большим несчастием.

II. СВЕДЕНИЯ ОБ АДАТЕ,

или суд по обычаям кавказских горцев Владикавказского округа (осетинских обществ, тагаурского, куртатинского и аллагирского), 1844 года ).

Предисловие.

1. Жители Владикавказского округа состоят из двух главных племен: осетинского и чеченского. Главное различие между этими племенами состоит в языке и во внутреннем разделении на сословия. Обычаи же и обряды их весьма сходны.
2. Народы осетинского племени, обитавшие на северной покатости Кавказского хребта, по левому берегу Терека, от Казбека до равнин большой Кабарды, суть: тагаурцы, куртатинцы и аллагирцы .

ГЛАВА I.

РАЗДЕЛЕНИЕ КАЖДОГО ОБЩЕСТВА ИЛИ ПЛЕМЕНИ НА СОСЛОВИЯ
ПРАВА И ОБЯЗАННОСТИ КАЖДОГО СОСЛОВИЯ.

А. Тагаурское общество

3. Тагаурское общество разделяется на четыре сословия; I. узданьлаг (дворянское сословие), II. фарсаглаг (сословие вольных людей), III. кавдасард (сословие дворовых людей), IV. гурзиак (сословие рабов).
4. Сословиее узданьлаг состоят из 11-ти фамилий, а именно: Тлате, Кондехе, Алдате, Тугане, Тхосте, Мамсоре, Есене, Канукое, Санаи, Дударе и Дзантие. Других узданьлагских фамилий нет. Ни одна из этих 11-ти фамилий не считается старшей, ни младшей, а все они находятся в одинаковой степени старшинства.
Права свои на узданьлагское достоинство фамилии эти основывают на следующем народном предании.
Тагаур , родоначальник этого народа, был, неизвестно когда и при каком царе, наследником армянского престола. Когда по смерти отца ему, как старшему сыну, достался престол, то братья его от другой матери, желая воцарить старшего из них, возмутили народ против Тагаура и хотели убить его.
Тагаур, видя неминуемую гибель свою, бежал из Армении к иронам или осетинам, жившим в горах на севере от Мингрелии и Имеретии. Он привел туда с собою несколько дворовых людей (кавдасардовъ) и привез много денег и дорогой посуды, состоящей из небольших круглых серебряных столов, котлов, больших и малых чаш и прочего. Ироны, узнав о происхождении Тагаура, сделали его своим вождем. Тагаур там женился и имел двух сыновей: Камбия и Тотека. Камбий имел трех сыновей: Тлате, Албаше и Азнауре; Тотек одного Сане.
По каким-то ссорам с иронами эти четыре внука тагауровы перешли от них со своими людьми и имуществом в куртатинское ущелье, где и по ныне сохранились развалины их замка.
Поссорившись впоследствии с куртатинцами, тагаурцы переселились в соседственное ущелье, прозванное от их народа тагаурским. С ними туда пришли их дворовые люда (кавдасарды), купленные рабы (гурзиаки) и присоединившиеся к ним из разных племен вольные люди (фарсаглаги). Bсе эти люди поселились на реке Дарговсе, где тогда не нашли никаких жителей.
С размножением тагаурского народа, ему стало тесно на реке Дарговсе. Поэтому избыток населения разошелся в ближайшие пустынные ущелья; причем девять правнуков тагауровых дали начало девяти узданьлагквим фамилиям: 1) Тлата, 2) Кондеха (дети Тлата, сына Камбиева, сына Тагаурова), 3 — Алдате, 4 — Тугане, 5 — Тхосте (дети Алдата, сына Камбиева, сына Тагаурова), 6 — Мамсоре, 7 — Есене, 8 — Канукое (дети Азнаура, сына Камбиева, сына Тагаурова) и 9 — Санаи (сына Сана, сына Тотева, сына Тагаурова).
Эти девять фамилий расположились жить: Тлате на речке Гизильдоне, Кондеха на речке Фридоне, Алдате, Тхосте и Мамсоре остались в селении Дарговсе на речке того же имени, Тугане на речке Тишенкау, Есене на речке Каурадоне, Канукое на речке верхняя Кубань, Санаи на речке Канидоне.
Скоро после прибытия туда тагаурцев, переселилась в их соседство, в это же ущелье, почетная осетинская фамилия Дударе. Taгаурские узданьлаги, по уважению к ее происхождению, связям и способам, приняли ее в свой народ и в свое сословие узданьлаг.
Таким образом, фамилия Дударе составила 10-ю фамилию тагаурских узданьлаг и стала на равне с прочими охранять и исправлять горную дорогу, пролегающую в их ущелье, и получать 10-ю часть сбора, взимаемого с купцов и товаров, следовавших этою дорогою.
В царствовании Императрицы Екатерины II, при первом основании старой военное грузинской дороги, русское начальство на Кавказе, желая обеспечить это сообщение с Грузией от набегов хищников, пригласило тагаурцев выселяться из их ущелья на плоскость, лежащую впереди Кавказских гор.
Многие тагаурские узданьлаги вышли на нее с своими кавдасардами и охотниками из вольных людей (фарсаглагами), основались там жительством и заняли места, которыми и поныне владеют. Часть же их фамилий осталась по-прежнему в тагаурском ущелье. Тагаурцы заняли на плоскости пространство: с одной стороны от речки Майрам-Адага до речки Камбилеевки и от ней до старой военно-грузинской дороги, идущей от Владикавказа через укрепление Елисаветинское на укрепление Константиновское; с другой стороны, от передовых Кавказских гор до Кабардинского хребта.
Около времени переселения тагаурцев па плоскость прибыла в их ущелье из-за Кавказских гор осетинская узданьлагская фамилия Дзантие из рода Агузовых. Она поселилась на незанятых ничем местах, между границами тагаурцев и куртатинцев, а частью перешла потом на плоскость, где и теперь имеет две деревни (аула). Taгаурские узданьлаги, признавая их одинакового с собою сословия, вступали с ними в родство. По сей причине и по праву иметь кавдасардов, фамилия Дзантие составляет 11-ю фамилию тагаурских узданьлаг; но о ней не было упомянуто в прошении тагаурцев на Высочайшее имя, поданном его сиятельству господину военному министру в 1812 году, потому что фамилия Дзантие, переселившаяся к тагаурцам в недавнее время, не имела права на участие в долежи пошлин, взимавшихся тагаурскими узданьлагскими фамилиями до 1830 года с купцов и провозимых по ущелью их товаров.
5. Фарсаглаги составляют самое многочисленное сословие народа. Они по-настоящему не тагаурцы, а переселенцы от разных других племен, принятые тагаурцами и с давних времен включенные в их общество.
6. Кавдасарды происходят от слуг, привезенных узданьлагами при переселении в тагаурское ущелье, и от дочерей фарсаглагов в таком случае, когда узданьлаг купить у фарсаглага дочь его не в жены, а в работницы. Тогда дети, рожденные ею, будут кавдасарды, принадлежащие узданьлагу, хозяину их матери.
7. Гурзиаки происходят от людей, приобретенных покупкою, и от военнопленных.
8. Узданьлаги, как принадлежащие к высшему сословию, пользуются уважением прочего народа.
9.Узданьлагское достоинство не приобретается ни покупкою, ни заслугами, а остается единственно в роде этих 11 фамилий, признанных народом в этом достоинстве издревле.
10. Одни только узданьлаги имеют право владеть кавдасардами.
11. Узданьлаги могут владеть гурзиаками.
12. Узданьлаги имеют право без суда наказывать принадлежащих им кавдасардов и гурзиаковъ.
13. Одни только узданьлаги были первоначально владельцами земли, занятой этим народом в тагаурском ущельи, но впоследствии 8 фамилий, т. е. фамилии: Тлате, Кондехе, Алдате, Тугане, Тхосте, Мамсоре, Бсене и Санаи, продали фарсаглагам в полное потомственное владение участки земли, сими занимаемые, и удержали за собою только те участки земли, которые были занимаемы ими самими или их кавдасардами. Таким образом, эти 8 фамилий лишились всякого платежа подати от фарсаглагов за пользование землями в горах.
14. Как фамилия Дударе и Канукое не продавали фарсаглагам принадлежащих им в тагаурском ущелье участков земли, то эти последние и поныне платят этим двум фамилиям за пользование землями в горах следующие подати:
15. Фамилия Дударе получает с каждого фарсаглагского двора в год: 1) весною ягненка, 2) осенью большого барана, 3) один воз сена, 4) один овечий сыр, 5) 10 ф. коровьего масла; 6) во время покоса, пахания и жатвы, из каждого фарсаглагского двора, должен быть выслан 1 человек с рабочим инструментом и на хозяйском корму работает 1 день; 7) ежели фарсаглаг бьет на мясо скотину или режет барана, то передняя лопатка с ребрами принадлежит хозяину земли — узданьлагу.
16. Фамилия Канукое получает тоже, что и фамилия Дударе, только вместо 10 фунтов коровьего масла — четверть пшеницы, а за позволение селиться в их аул — по 1 корове со двора, при самом переселении.
17. Хотя узданьлаги, переселявшиеся на плоскость, и не имеют там действительно собственной земли, но за позволение жить на занятых ими участках получают они от фарсаглагов: 1) с каждого двора, во время покоса, пахания и жатвы, по 1 рабочему с рабочим инструментом, который на хозяйском корму работает 1 день; 2) во время поминок и свадьбы у узданьлага, доставляю ему бузу и съестного, кто сколько может и чем богат.
18. Фамилия Дударе получает и на плоскости от фарсаглагов, живущих у них, теже подати и повинности, которые платят ей в горах.
19. Вообще, ежели фарсаглаги живут в ауле, принадлежащем узданьлагу, то они обязаны ему следующие повинности: 1) буде фарсаглаг здоров, имеет лошадь и не обязан семейными делами оставаться дома, то в случае поездки узданьлага, куда-либо из аула, должен сопровождать его в виде телохранителя. 2)во время праздников, свадьбы и поминок обязан приносить хозяину аула, по состоянию своему, буза и что-нибудь съестного. 3) в случае переселения фарсаглага в другой аул, дом, построенный им там, где он жил, остается в собственность узданьлагу, хозяину аула.
20. Без позволения узданьлага, фарсаглаг не может селиться на его земли или в его ауле.
21. Если фарсаглаг своих обязанностей перед узданьлагом, живя в его ауле или на его земле, не выполняет, то узданьлаг может прогнать его от себя.
22. Узданьлаг обязан охранять и оберегать живущего у него фарсаглага от всякой обиды и если у фарсаглага украдут что-нибудь в ауле или отобьют у него скотину, то узданьлаг должен стараться отыскивать покражу.
23. Звание фарсаглага наследственное и никто из кавдасардов или гурзиаков не может приобретать это звание ни покупкою, ни заслугами.
24. Фарсаглаги, как совсем вольные люди, состоят в зависимости от узданьлагов только в таком случае, если они живут на землях, принадлежащих им последним, и даже тогда на взаимных только условиях. Фарсаглаги имеют право переходить от одного узданьлага к другому, когда им это угодно.
25. Фарсаглаги имеют право владеть собственною землею, приобретенною покупкою или полученною по наследству.
26. Фарсаглаги могут иметь гурзиаков, пpиобретенных покупкою но дети этих гурзиаков будут фарсаглаги, т. е. вольные люди, а не гурзиаки или рабы.
27. Кавдасардов фарсаглаги иметь не могут.
28. Звание кавдасард наследственное и никто из гурзиаков не может вступить в сословие кавдасард.
29. Кавдасард есть собственность той узданьлагской фамилии, к которой мать его принадлежала, и не может быть никому ни продан, ни уступлен.
30. Он не может выйти из этого сословия ни покупкою, ни заслугами.
31. Кавдасарды обязаны жить там, где прикажут их владельцы, и исправлять работы от него назначения.
32. Если кавдасард и сам купил себе жену, то дети его и в таком случае будут кавдасарды, принадлежащие владельцу отца.
33. Кавдасарды имеют право владеть землею, приобретенною покупкою или полученною по наследству от их родственников.
34. Кавдасарды могут купить и владеть купленными ими гурзиаками, но дети этих гурзиаков будут кавдасарды, принадлежащие владельцу кавдасарда, т. е. узданьлагу.
35. Гурзиаки или рабы находятся в полной зависимости от своих владельцев, которые могут делать с ними, что им угодное, продавать и дарить их другому по одиночке или целыми семействами и даже умертвить их по произволу.

Б. Куртатинское общество .

36. Куртатинское общество разделяется, как и тагоурское на 4 сословия: узданьлаг , фарсаглаг, кавдасард и гурзиак.
37. Состав и происхождение каждого сословия куртатинского общества тот же самый, что и тагоурского общества.
33. Узданьлаги, как принадлежащие к высшему сословию, пользуются уважением прочего народа.
39. Достоинство узданьлагское не приобретается ни покупкою, ни заслугами, а остается единственно в роде этих 9 фамилий, признанных народом в этом достоинстве издревле.
40. Одни только узданьлаги имеют право владеть кавдасардами.
41. Они могут владеть и гурзиаками.
42. Они сами без суда могут наказывать принадлежащих им кавдасардов и гурзиаков за провинности.
43. Если фарсаглаг живет на земле, принадлежащей, узданьлагу или в его ауле, то он обязан заплатить узданьлагу, хозяину земли или аула, следующие подати: 1) весною ягненка, 2) осенью большего барана, 3) мешок хлеба, 4) копну сена и 5) во время праздников, свадьбы и поминок у хозяина, обязан приносить ему 1 ведро пива и целого барана.
44. Без позволения узданьлага, фарсаглаг не может селиться на его земле или в его ауле.
45. Если фарсаглаг своих обязанностей перед узданьлага, живя в его ауле или на его земле, не выполняет, то узданьлаг может прогнать его от себя.
46. Узданьлаг обязан охранять и сберегать живущего у него фарсаглага от всякой обиды и если у фарсаглага украдут что-нибудь в ауле или отобьют у него скотину, то узданьлаг должен стараться отыскать покражу.
47. Если узданьлаг не хочет держать у себя при дворе какого-либо кавдасарда, то он отводит ему на своей земле незначительную пашню и сенокосное место, дает ему сверх того 1 осла, топор и веревку. Таким образом, отделенный кавдасард должен заплатить хозяину своему узданьлагу следующие подати. Во время покоса, пахания и жатвы из каждого кавдасардского двора должен быть выслан 1 человек, который на хозяйском корму работает один день. Если кавдасард бьет скотину или режет барана, то передняя лопатка с ребрами принадлежит хозяину его, узданьлагу. В случае свадьбы у узданьлага, первую ночь пируют у узданьлага, а вторую у его кавдасарда. Во время праздников кавдасард должен у узданьлага чистить двор, рубить дрова и варить пиво. Он должен давать хозяину своему 1 кувшин пива, 3 хлеба и переднюю лопатку с ребрами от одного барана.
48. Звание фарсаглаг наследственное; но кавдасарды и гурзиаки могут сделаться фарсаглагами, если владельцы отпускают их совершенно на волю.
49. Фарсаглаги, как совершенно вольные люди, состоят в зависимости от узданьлагов только в таком случае, если они живут на земли, принадлежащей сим последним, но и тогда на взаимных только условиях.
50. Фарсаглаги имеют право переходить от одного узданьлага к другому, когда им это угодно; но тогда дом, построенной ими на земли узданьлага, остается собственности сего последнего, равно как и половина жатвы с пашень и лугов.
51. Фарсаглаги имеют право владеть собственною землею, приобретенною покупкою или полученною по наследству.
52. Они могут иметь гурзиаков, но не кавдасардов, и дети этих гурзиаков остаются гурзиаками, т. е. рабами, принадлежащими владельцу отца их, фарсаглагу.
53. Звание кавдасард наследственное и никто из гурзиаков никогда не может сделаться кавдасардом.
54. Кавдасард есть собственность той узданьлагской фамилии, к которой мать его принадлежала, и он не может быть никому ни продан, ни уступлен.
55. Он, без позволения узданьлага, хозяина своего, не может выйти из этого сословия; но узданьлаг имеет право отпустить его на волю и тогда он и все его потомство вступают в сословие фарсаглаг, т. е. вольных людей.
56. Кавдасард обязан жить там, где прикажет его владелец, и исправлять работы, от него назначения.
57. Если кавдасард и сам купил себе жену, то дети его и в таком случае будут кавдасарды и принадлежать владельцу отца.
58. Кавдасарды имеют право владеть землею, приобретенною покупкою или полученною по наследству от родственников.
59. Кавдасарды могут купить и владеть купленными ими гурзиаками и дети этих гурзиаков остаются гурзиаками, т. е. рабами владельца отца их, кавдасарда.
60. Если все члены узданьлагской фамилии умерли и род этот совсем пресекся, то кавдасарды, принадлежавшие этой фамилии, разделяют между собою все оставшееся после этой фамилии и делаются фарсаглагами, т. е. вольным» людьми.
61. Гурзиаки находятся в полной зависимости от своих владельцев, которые могут делать с ними, что им угодно, продавать и дарить их другому, по одиночке или целыми семействами, и даже умерщвлять их по произволу.

В. Аллагирское общество.

62. Аллагирское общество разделяется на 2 сословия: узданьлаг и фарсаглаг.
63. Узданьлагское сословия состоят всего из 4 фамилии, а именно: Сидамонте, Дцадардцоите, Акузате и Кусагонте.
64. Аллагирцы, опровергая происхождение тагаурцев от армян, утверждают, что все эти 3 осетинские общества, т. е. аллагирцы, куртатинцы и тагоурцы, происходят от одного и того же корня и рассказывают о происхождении их следующее:
В старинное время, неизвестно когда, вышли из Мислуга (страны далеко на юге) три брата воеводы, по имени Ос, Картул и Лек.
Ос завладел страною около города горы, от него происходит осетинцы; Картул основал около Тифлиса свое царство, от него происходят картатинцы. Лек пошел дальше на восток и основал там свое царство, от него происходить лезгинцы.
Некоторое время после прибытия Оса в горы, персидский шах Хела объявил ему войну, напал на него в деревне Закай, разбил его войска, убил самого Оса и покорил тамошних осетин.
Вследствие этого сражения, сыновья Оса, по имени Ос Богатырь и Ос Челатырь, убегая от шаха Хелы, перешли со своими приверженными людьми через кавказский хребет и расположились в Аллагирском ущелье, где четыре внука Оса: Сидамон, Дцадардцон, Аргузон и Кусагон, для защиты против грузин и персиян, построили каменную стену, высотою в 9 аршин и толщиною в 3 аршина. Развалины этой стены еще видны в Аллагирском ущелье.
По каким то внутренним распрям два брата, правнуки Сидамона, по имени Курта и Тага, переселились из Аллагирского ущелья в собственное, названное по имени Курта, Куртатинским ущельем. Здесь эти два брата жили долгое время мирно, выстроили каменную стену против нашествия грузин, построили себе дома и башни для общей против врагов защиты. Но впоследствии эти два брата поссорились между собою. Ссора кончилась тем, что Курта со своими приверженцами выгнал Тагу со всеми его людьми из Куртатинского ущелья. Тогда Тага со своими приверженными людьми расположился в соседственном ущелье, названном по его имени Тагаурским.
65. Права и обязанности узданьлагского и фарсаглагского сословий и отношение их между собою совершенно те же, что я у куртатинцев, с тою разницею, что у аллагирских узданьлаг нет ни кавдасардов, ни гурзиаков .

ГЛАВА II.

Об адате.

66. Адат (по-осетински Арьдау, по-чеченски Адель) с незначительными изменениями тот же самый у всех народов Владикавказского округа.

Дела и преступления, рассматриваемые адатом:

67. Адат рассматривает все дела, происходящие от несогласия между членами общества, как-то:
1-е Если наследники не согласны в разделе наследственного имения.
2-е Разделение добычи, отбитой у неприятеля.
3 е Если муж разводится с женою, то адат определяет, какую часть калыма родственники бывшей жены его должны ему возвратить.
4-е Отношения должника к заимодавцу и обратно.
68. Адат не определяет наказание за всякого рода преступления, как-то: за убийство, за нанесение ран, за насилие или оскорбление чужой жены или дочери, за воровство и грабительство в аулах и полях или лугах, за ложное донесение или фальшивое свидетельство, за оскорбление приезжего гостя, за нанесение ему ран или за убийство его, в ауле ли он уже находится, или на дороге в ауле, или из онаго.

Обряд суда по адату.

69. Суд (по-осетински Тархон, по-чеченски Турькюись) по адату происходит следующим образом:
Обиженный и обидчик, если желают решить свой спор по адату, собирают своих родственников и садятся под открытым небом, каждый с своими родственниками, на таковом расстоянии друг от друга, чтобы разговор между родственниками не был слышен противной стороне.
70. Для передания предложения обидчика обиженному и ответов сего последнего первому, выбираются общие между ними посредники (по-осетински Минавар-лагте, по-чеченски Югорж) из посторонних почетный людей, от 1 до 5 человек, смотря по важности дела.
71. Когда посредством переговоров, веденных через вышеупомянутых посредников, оба противника согласятся: обидчик для получения мира заплатит обиженному, что суд определит, а обиженный — принять от обидчика плату за обиду, то приступают к выбору судей (по-осетински Тар-хон-лагте, по-чеченски Келохой), число коих также должно быть определено предварительными переговорами, и бывает различно, смотря по важности дела, но всегда так, что сторона обиженного имеет одним судьею больше, чем сторона обидчика, и следовательно, сторона обиженного имеет всегда перевес на суде. Самое большее число судей бывает в случаях смертоубийства и тогда родственники убитого посылают в суд 5 судей, а родственники убийцы 4. В менее важных делах родственники обиженного посылают от 2 до 4, а родственники обидчика от 1 до 3 судей. У осетин каждая из противных сторон или партий выбирает из среды своей партии упомянутых судей.
72. Когда судьи, таким образом, выбраны, то каждая из противных партий объявляет другой партии через своих посредников, кто именно выбран в судьи, и когда обе партии согласны принять выбранных противною партиею судей, то судьи обеих партий сходятся вместе и приступают к определению той пени, которая должна быть взимаема с обидчика для удовлетворения обиженного.
73. Если судьи не согласны в определении этой пени, то они выбирают из среды себя одного, всеми признанного справедливым человеком, и все остальные судьи обещаются соглашаться на определение его.
74. Когда таким образом определена пеня, долженствующая быть взимаема с обидчика, то судьи, не объявляя количества пени, объявляют только, что она ими уже определена, и требуют, чтобы обе противника партии представили поручителя (по-осетински Фидарь, по-чеченски Да) обидчика в том, что он действительно будет платить то, что уже определено судом, а обиженный в том, что он будет доволен определенною пенею и больше ничего требовать не будет, коль скоро получить от обидчика то, что судом определено, хотя сам еще не знает, сколько именно ему присудили получать.
75. Поручители выбираются таким образом, что родственники обиженного назначают одного из родственников обидчика в поручителя со стороны обидчика и на оборот, родственники обидчика — одного из родственников обиженного в поручителя со стороны обиженного. Дело поручителя состоять в том, чтобы заставить своего родственника выполнить то, что судом определено. Этим поручителям у народов чеченского племени ничего не платят, но у осетин обидчик должен заплатить поручителям обеих сторон плату (Фидаре-каг), смотря по важности дела. В случаях смертоубийства он дает каждому из них по 1 корове; в менее важных делах он дает монету или две.
76. Чтобы поручители впоследствии не отказались от исполнения поручения своего, они обещают при назначенных для сего свидетелях (по-осетински Авдасан-лагте, по-чеченски Мушьло) заставить своего родственника непременно выполнить определение суда. Свидетели эти, в которые с каждой стороны выбирается один, обязаны напомнить поручителю, что если он не заставит своего родственника выполнить определенные судом условия, то он будет объявлен бесчестным человеком и не может более нигде показываться. Каждая партия платит своему свидетелю несколько монет за эту услугу.
77. Когда поручители назначены и они при назначенных свидетелях дали свое обещание, то судьи, все еще не объявляя, сколько обидчик должен заплатить обиженному, приказывают ему отдать тотчас столько-то коров или лошадей, которые в тоже время передаются обиженному. Через несколько времени опять приказывают обидчику дать обиженному несколько коров и так поступают до тех пор, пока уже малость только остается обидчику заплатить обиженному. Тогда судьи приказывают, чтобы обидчик дал угощение обиженному, всем его родственникам и всем участвующим при суде. При этом угощение судьи объявляют, сколько обидчик еще должен окончательно заплатить обиженному; но обыкновенно обиженный при этом случае дарит обидчику эту окончательную плату и прощает ему обиду.
78. Если обидчик беден, то случается, что плата эта продолжается несколько десятков лет и переходит от отца к сыну и от брата к брату.
79. Когда обиженный во время угощения не дарит обидчику оставшуюся плату и сей последний не может в том году заплатить ему все, то на будущий год он уже заплатит капитал с процентами.
80. В те дни, когда суд в сборе для определения пеня, обидчик обязан кормить всех не только своих родственников, но и родственников своего противника и вообще всего суда.
81. Таким образом, происходит суд во всех делах у чеченцев, так равно и у осетин в таких делах, где имеется обиженный и обидчик. В делах же, происходящих от несогласия между осетинами, где нельзя ясно определять, кто обиженный и кто обидчик, Тархон или суд производится таким же образом, но с тем различием, что обе противные партии высылают равное число судей.
82. В делах о наследстве имения собираются одни только родственники, которые уже разделяют имение между наследниками.
83. В случаях преступления, где нет ясного доказательства, а только сильное подозрение, прибегают к духовному суду и приводят подозреваемых к присяге, чем все и кончается.
84. Если обидчик и обиженный не желают мириться по суду, а обиженный сам обижает своего обидчика совершенно тем же образом, чем был сам обижен, то дело считается конченным и никто более претензии иметь не может.

ГЛАВА III.

Наследственное право, раздел имений.

85. Сын есть законный наследник имения после умершего отца. Дочери никогда не наследуют после родителей ни движимым, ни недвижимым имением, даже и в том случае, когда сыновей нет, а тогда имение переходит в наследство к ближайшему родственнику мужского пола.
86. Если же есть несколько сыновей, то имение, как наследственное, так и благоприобретенное, оставшееся после их родителей, разделяется между ними одинаковым образом, какого бы сословия отец их ни был.
87. Имение разделяется следующим образом: если после отца остается один только сын, то он наследует всем имением и обязан содержать свою мать и сестер до замужества их и тогда он за них получает калым .
88. У осетин имение разделяется таким образом, что старшему сыну отдается лучшая хата, из остальных хат лучшая хата младшему сыну; сверх того, еще что-нибудь старшему и немного менее младшему сыну; потом вдове такая часть имения, чтобы она могла жить с дочерьми своими. Остальная часть, как движимого, так и недвижимого имения, разделяется поровну между всеми сыновьями. Вдова со своими незамужними дочерьми должна жить у младшего своего сына. Когда же дочери эти выходят замуж, то братья разделяют поровну между собою получаемый за них калым.
89. Если у отца была одна только хата, то старший его сын получает хату эту в наследство. Остальные же сыновья его строят для себя на полученных ими в наследство участках земли новые хаты без помощи старшего своего брата.
90. По смерти матери вдовы, сыновья ее наследуют отделенным ей в наследство по смерти мужа участком имения на том же основании и с соблюдением тех же правил, как они наследовали имением, оставшимся после отца.
91. Кавдасарды, оставшиеся по смерти узданьлага, не разделяются между его сыновьями, а остаются у них в общем владении, пока они живут в одном и том же или в соседственном ауле.
92. Если же кто-нибудь из них переселится в дальнее расстояние от других, то по согласию с своими братьями он возьмет с собою и несколько кавдасардских семейств; но не смотря на то, все кавдасарды считаются общим имуществом целой фамилии.
93. Гурзиаки же разделяются между сыновьями таким же образом, как и остальное, оставшееся по смерти отца, имение.
94. Если по смерти отца и матери остаются еще незамужние сестры, то братья обязаны на общем иждивении содержать их. По замужеству их, братья разделяют между собою получаемый за них калым.
95. Имение разделяется всегда вышеупомянутым образом и никаких духовных завещаний не принимается в соображение, существуют ли они или нет.
96. Если наследники не согласны в разделе наследственного имения, то имение разделяется между ними адатом, для чего собирается суд из всех или ближайших родственников, согласно с желанием наследников, и тогда суд этот уже разделяет между ними имение вышеупомянутым порядком и заставляет, если не добром, то силою, наследников мириться между собою.

ГЛАВА IV.

ОТНОШЕНИЕ ЧЛЕНОВ СЕМЕЙСТВА МЕЖДУ СОБОЮ.

Отношение детей к родителям и их права на первых.

97. Дети, как мужского, так и женского пола, не смотря на возраст их, находятся в полной зависимости от своих родителей, как от отца, так равно и от матери. Они должны во всех отношениях им повиноваться со смирением и глубочайшим почтением, принимать всякое от них приказание, безропотно исполнять их и без сопротивления терпеть всякое наказание от своих родителей.
98. Родители имеют полную власть над своими детьми; они могут безнаказанно изувечить и даже убить своих детей. Никто не вправе вмешиваться в расправу между родителями и их детьми.
99. Отец имеет право прогнать от себя сына, но в тоже время должен отделить ему часть (пай) своего имения, без чего он его прогнать не может. Часть эта определяется таким образом, что отцовское имение разделяется поровну между отцом и всеми его сыновьями и прогнанный сын получит одну часть.
100. Продавать или дарить своих детей другому нельзя, хотя, есть примеры, что в голодное время это случалось, но к тому заставляла тогда крайняя нужда.

Взаимное отношение мужа к жене и обратно.

101. Муж есть повелитель и судья своей жены, а жена первая работница в доме. Она только отправляет всякую домашнюю работу, стряпает кушанье, ткет сукно, шьет на мужа платье, но должна иногда седлать и убирать мужнюю лошадь. Муж имеет право наказывать жену свою за провинности и словами и побоями, даже до увечья, и никто в таком случае не вправе вступаться за жену его, ни даже отец, или брать ее.
102. Муж имеет право, когда ему угодно, прогнать от себя жену и получает тогда от ее родственников половину заплаченного им за нее калыма.
103. Продать или дарить свою жену другому муж не может.
104. Ежели жена не хочет жить с мужем и уйдет от него, то отец или братья ее должны заплатить оставленному ею мужу 45 коров и если она впоследствии выходит замуж, то новый ее муж должен заплатить старому, оставленному ею мужу, опять 45 коров.

ГЛАВА V.

МЕРА НАКАЗАНИЯ ЗА ПРОВИННОСТИ ВСЯКОГО РОДА.

Mеpa наказания за неповиновение узданьлагам.

105. Фарсаглаги, живущие на собственной земле, не обязаны ни в чем повиноваться никакому узданьлагу.
106. Если фарсаглаг живет на земле, принадлежащей какому-нибудь узданьлагу, или в его ауле и не выполняет условия, на кои узданьлаг принял его на жительство в своем ауле или на своей земле, то узданьлаг в праве выгнать его из своих владений и тогда дом, достроенный там фарсаглагом, остается собственностью узданьлага, владетеля земли. Других наказаний фарсаглаг не может претерпевать за неповиновение узданьлагам.
107. Если кавдасард не повинуется хозяину своему, узданьлагу, то этот последний имеет право наказывать его телесно; но если он изувечит или убьет его, то должен заплатить за смерть или увечье его тем из своих родственников, коим убитый или изувеченный кавдасард также принадлежал, ибо кавдасарды редко принадлежат одному только узданьлагу, а целой фамилии. Если же убитый или изувеченный кавдасард принадлежал одному только убийце своему, то дело тем и кончено, и никакого взыскания с убийцы не будет.
108. Узданьлаг имеет право предать смерти своего гурзиака за неповиновение, когда ему это заблагорассудится.

Mеpa наказания за преступления всякого рода.

109. За самоубийство откупаются деньгами, вещами, скотом, смотря по условии или по определении суда по адату; но вообще считается постыдным принять плату за кровь своего родственника, и почти всегда требуют кровь за кровь. В таком случай кровомщение переходит от отца к сыну, от брата к брату, и продолжается беспредельно, пока враждующие семейства не соглашаются собрать суд для примирения их или пока кровь не смоют кровью.
110. У осетин платится за кровь разно, смотря к какому сословию убитый принадлежал, как-то:
111. За кровь узданьлага платится 18 раз 18 десятков (3240) коров, медный чан, топор, веревка, черный баран и черная руна от одного барана. Сверх того, убийца должен отдать одному из родственников убитого дочь свою замуж, без получения за нее калыма, и сделать пир, при котором на угощение должен резать 1 быка и 12 лучших баранов своих, должен поднести тому, кто ищет за кровь, чару с пивом, при всех упасть пред ним на колена и просить прощения.
112. За кровь фарсаглага платится 60 коров.
113. За кровь чужого кавдасарда также 60 коров.
114. За кровь чужого гурзиака 30 коров.
115. Если муж убьет свою жену, то он должен заплатить ее родственникам половину того, что заплатил бы, если бы он убил постороннего человека, равного с нею родом.
116. Тот же закон, если жена убьет мужа .
117. За нанесенную рану платится, смотря по опасности оной. У осетин платится: за отрубленную руку, ногу, нос, ухо и за выколотый глаз половину того, что платилось бы за убийство. За нанесенную рану в лицо платится от 10 до 25 коров и за нанесенную рану на другой части тела от 5 до 20 коров .
118. Если кто отважится обидеть приезжего гостя, то, по обычаям, как осетин, так и чеченцев, должен заплатить тому, к кому гость этот приехал, лошадь с седлом, ружье и 18 коров, а за убийство его полную кровь. Пеня эта, налагается только за бесчестие, нанесенное тому, к кому гость этот приехал, отдается обиженному гостю или родственникам убитого гостя и сверх того убийца должен сам разделаться с родственниками убитого.
119. Если кто приличен к воровству, то он обязан отдать покражу лицом и сверх того в пеню вдвое столько же.
120. Если кто увезет чужую жену и это откроется, то он должен заплатить 85 коров. Из этой пени муж получит 2/3, а родственники жены его 1/3.
121. Если кто увезет деву, то платит отцу ее 85 коров.
122. Если кто соблазнит чужую жену или дочь, то платит пени 3 ружья и 3 лошади.

ГЛАВА VI.

О ДОЛГАХ.

123. За долги взимаются огромные проценты и всегда проценты на проценты следующим образом:
а) За чистые деньги платится 25 процентов со ста в год и на следующий год проценты на проценты.
б) За мерку хлеба платится через год 1 1/2 через два года 2 1/4 мерки и т. д.
в) За корову платится через год корова с теленком.
г) Бараны отдаются всегда взаймы на 3 года. По истечении этих трех лет заимодавец имеет право сперва выбирать из самых лучших баранов то число, что он отдал, потом разделяют приплод пополам между заимодавцем и принимающим от него в займы баранов. Ежели у того, кто принимает в займы баранов, есть собственных баранов полное или, по крайней мере, половинное число взятых в займы баранов, то по истечении трех лет все бараны без исключения разделяются пополам между ним и заимодавцев.
124. Если взятые в займы бараны в продолжение первого года умрут, то заимодавец теряет свои бараны; ежели же они переживут первый год, то заимодавец непременно после должен получить, по крайней мере, то число баранов, что он отдал, даже в том случае, если все бараны издохли и у должника никаких баранов нет. В таком случае должник расплачивается понемногу с заимодавцем до тех пор, пока заимодавец не получит полного числа данных им в займы баранов.

III. ДРЕВНИЕ ОБРЯДЫ

Дигорского общества, 1844 года .

Разделение Дигорского общества отдельно на сословия, включая и крепостной класс людей.

1. Дигорская Осетия разделяется на две части, под названиями: первая Дигор, а вторая Усть-Дигор (дальняя Дигория).
2. Владетелями в Дигории — саршины или базелаты, а в дальней Дигории — шеркесяты.
3. Фамилии — первой части: Кубатиевы, Абисаловн, Тугановы, Каражаовы, Кабановы, Шекемовы, Бытуовы; второй части: Кантемировы, Карабагоовы, Томезовы, Кубакевы.
4. Второе сословие у них узденья, которых называют фарсалень.
5. Третье — тумаки старшинские; называются тума (тумаки происходят от старшинских жен, взятых не из сословия старшин).
6. Четвертый класс — дворовые люди, которым название кнек.
7. Пятый класс — служанки или горничные; называются хечарь-косек и происходящие от них дети считаются не законными.
8. Все старшины закона магометанского, который приняли они от кабардинцев в то время, когда до русского управления они были под властью кабардинских князей. Из прочих, т. е. фарсалеков, тумаков и кнеков, половинная часть идолопоклонники, а другая христиане.

Права и обязанности каждого класса и отношение одного сословия к другому, включая и духовенство.

9. Кнекам жены даются не по калыму, а посредством покупки, и они не в праве их увольнять.
10. Покупателю двойным калымом холопку в замужество нельзя продать до смерти; происходящих же от нее детей продавать врознь можно; если же она будет дурного поведения, то предоставляется купить родителям большой ценою, наравне со служанкой; из данного свыше калыма половина оставляется родителям, а другая отдается господину.
11. Служанки покупаются, но они настоящего мужа не имеют; господин волен их отдать на время холостому по своему произволу и тогда происходящие от них девы делаются служанками, а сыновья поварами, и тех и других можно продавать или дарить врознь.
12. Подвластные старшине фарсалеки, тумаки и кнеки не в праве без позволения его взять в свой дом для воспитания детей других старшин.
13. Кто убивает оленя, должен принести старшине бго, т. е. половину спины с боками, отрубив шею. Если же олень будет убит в поле или в лесу, тоже получают дворовые люди старшины. Не исполнивший этого обряда штрафуется одним быком.
14. Нищим и мулам дают десятину все дигорцы магометанского закона.

Какие дела и преступления должны быть рассматриваемы адатом и общий обряд суда по обычаям или адату.

15. По прежним обрядам судебное место называлось нагим; в нем разбирают и решают поныне дела назначенными на этот предмет почетными стариками.
16. По разбирательству к решению их, буде просителю или ответчику должна дать присягу, то ее магометане принимают на Алкоране, а идолопоклонники по обряду в Цуоар, так называемого дерева, у которого они приносят и свои молитвы.

Права и обязанности каждого сословия.

17. Калым у старшин за дочерей шестьдесят штук рогатого скота.
18. Калым у фарсалеков за дочерей десять штук рогатого скота.
19. Сверх того, кто получает за дочь калым в первый раз, имеет еще право на пару отличных быков, или на две пары посредственных.
20. Старшина, при получении за дочерей калама, отдает три скотины ближайшим братьям, которые от него живут особыми домами, — дядям, ближайшим по матери, две скотины, и одну тому, которой варить пиво у старшины.
21. С женами по закону не венчаются, а они отдаются но назначению, и когда будет уплачен калым, из него оставляют жениху одного быка, до того времени, как невеста возьмется из отцовского дома.
22. По уплате калама и по получению жены, она отправляется со свитою в дом отца своего, где делается угощение; каждый из гостей должен ему дать по скотине.
23. Если старшина захочет жену свою оставить в доме фарсалека, то может сделать это по согласию, а не насильно.
24. Фарсалек везде ездит со старшиною по доброй воле, а не насильно.
25. Фарсалеки и тумаки, выделяясь из дома для жительства особо, обязаны дать старшине одного быка и жирного барана.
26. Фарсалеки ближней Дигории, живущие на равнине, во владении старшин находящейся, пашут ему один день, а во время уборки хлеба посылают в помощь по одному человеку.
27.Старшины получают каждый год подать от фарсалеков с каждого, сена по одному стогу, в котором не более двух лошадиных вьюков, и сверх того лошадь, один тулук пшеницы, по менее четверти; летом им дается по барашку.
28. Из старшин, живущих на плоскости, фамилия Тугановых получает против прежнего обряда гораздо более, потому что правительством подарены им в значительном количестве земли, которыми пользуются жители и платят за то ежегодно с каждого дома по скотине, по барану и по барашку, по тулуку пшеницы, по сапетке меду и положенную пропорцию пива; а также по арбе сена и дров, независимо от того, что один день на них пашут и посылают людей для уборки хлеба.
27. Старшина оставляет у себя с баранов всю белую шерсть, а из остальной сколько ему нужно для бурки, башлыка, потника и черкески; остаток он разделяет по ровной части между своими. детьми, кнеками и служанками.
28. Старшины и фарсалеки после смерти своих братьев женятся на их вдовах, которые отказаться от того не в праве, хотя бы и не хотели за них выходить.
29. Тоже самое право на жен имеют и братья неизвестно пропавшего.
30. В обоих случаях, если оставшийся брат не захочет жениться на вдове умершего или пропавшего брата своего, жена увольняется к родителям и за то дает брату мужа своего пару быков.

Наследство и раздел имений.

33. У дигорцев не по закону Магомета, а по древним обрядам, наследство разделяется между братьями поровну, женскому же полу части не дается; после выдачи их в замужество, они приезжают в свой дом и тогда делают им разные платья, серебряные вещи и дают служанок, смотря по состоянию. Если мужской род уничтожается, тогда, мимо ближайших наследниц умершего, жен и дочерей, хотя бы давно жили врознь, наследство отдается дальним наследникам мужского пола, минуя наследниц.

Обряд духовных завещаний и поминовения.

31. Дигорские магометане при жизни назначают от себя душеприказчика и опекуна для исполнения духовного завещания, которым назначают из имения своего похороны, погребальные вещи, а также искать муллам и нищим для уничтожения грехов.
35. Христиане же духовных завещаний не делают, похороны у них по своему обряду; у них умершего одевают в лучшее платье и хоронят под бурками; к могиле за ним ведут оседланную лошадь, жена умершего бьет себя своими волосами, обходит три раза могилу, за нею и лошадь, потом наливает деревянную чашку бузы, бросает под ноги лошади, у которой при этом отрезывают одно ухо, после чего она называется мертезин бех, т. е. лошадь для умершего на другом свете; идолопоклонники не делают завещаний и хоронятся просто.
36. При жизни своей, христиане не назначают искатов для уничтожения грехов, а делают поминовения, смотря по состоянию, повторяя их несколько раз; поминовения эти называются: Хурнек, Хесист, Кумахасак, Куосяен, Зелькердан, Сорхист. Первое из них особенно разорительно; для совершения его убивается 100 баранов, 20 штук скота, варится 10 больших кадушек пива, печется огромное количество хлеба, расходуется много бузы; все это в таком делается размере, дабы не одних нищих, а всех жителей накормить досыта и напоить допьяна.
37. По женском поле поминовения делаются особо и называются Восита-хист.
38. Из кушанья, приготовляемого для поминовения, часть дают старшинам.
39. При первом значительном поминовении — Хурнек, гости, не разъезжаясь, назначают, кому очередь в следующем году делать в Дигории такое же поминовение, и в знак согласия того подносят ему при собрании большую чашку пива и кость кобылы с мясом, после чего он не в праве отказаться от празднования Хурнека.
40. Другой обряд для уничтожения грехов умершего: делают скачку несколькими отборными лошадьми; для призов назначается разное новое платье и седла с приборами; все это раздается скакавшим, от первого до последнего.

Отношение детей к родителям и их права на первых.

41. Дети, по закону Магомета и обряду, должны быть родителям покорны и послушны; сопротивление воле родителей тяжкий грех, а по обряду стыд; впрочем, азиатский народ вообще в Дигории, старшины и фарсалеки, по большей части не воспитывают детей при себе, а отдают их до совершеннолетия к аталыку или кормилице, которые не учат ни чему, а делают их чуждыми родителям и даже к ним непослушными. Додержав воспитываемых у них молодых старшин или фарсалек до совершенных лет, аталыки (для мальчика) и кормилицы (для девочки) доставляют их к родителях, за что получают угощение и большую награду; кроме того, родственники воспитываемых, смотря по состоянию, дарят аталыку или кормилице кто служанку, кто 100 баранов, иной железные вещи, другой лошадей или несколько штук рогатого скота.
42. Подвластные также считают себя обязанными делать подарки. Если дети старшинские, то, женившись, они живут врознь с родителями, а фарсалекские остаются с отцом или матерью.
43. Старшинский сын отдается до совершенного возраста лучшему фарсалеку, который по окончании воспитания возвращает его в дом, одетого в богатое платье, на хорошей лошади с седлом и оружием; возвратившись к себе в дом, молодой старшина делает воспитателю своему соразмерное награждение и уезжает, потому что никакой старшина в Дигории с отцом жить не может.
44. Когда старшина отдает на воспитание своему фарсалеку или черному сына своего, то делает пир и музыканту, играющему на нем (геукаго), старшина дает лошадь и конец даров.

Взаимное отношение мужа к жене и обратно.

45. Каждый дигорец может иметь две и три жены, а когда которая из них разлюбится, он увольняет любую, за исключением дворовых, как объяснено в ст. 9.
46. Дигорцев общий обряд: если кто имеет хорошую жену, которая не родит, то он берет другую с уплатою калыма, а бездетную отдает другому чужому холостому мужчине, от которого дети принадлежат, однако первому мужу, потому что он заплатил калым, холостой же не вправе называть этих детей своими; такая жена называется дукакусса.

Mеpa наказаний за невыполнение приказаний старшин и фарсалеков.

47. Если по какому делу жителями по приговору назначено будет с кого взять скот или баранов и штрафованный не повинуется, то с него штраф обязан взыскать старшина.
48. Кто обидит старшины дворовых людей, платит старшине одного быка.

Мера наказания за преступления всякого рода.

49. За убийство старшины виновный платит 5 предметов, из которых пять людьми, пять землями, пять железными вещами и лошадьми, так чтобы каждый предмет имел ценность одной души и все вместе стоили 15 душ крестьян.
50. Если старшина прикажет дворовым людям кого убить, они не вправе отказаться; за убийство отвечают не они, а старшина.
51. За убийство фарсалека платится 24 штуки рогатого скота и прибавляется на каждую штуку по одному барану.
52. Тумаки тоже получают наравне с фарсалеками, без всякой разницы.
53. Если до схоронения убитого, родственники его, при набегах на виновного, захватят добычу, то разделяют ее между собою независимо от уплаты за кровь.
54. Когда убийцы после уплаты за кровь примирятся, то варят много пива с припасами для угощения; родственники убитого являются к ним в дом с свитою из 100 человек, которых убийца кормит и поить целые сутки; если же угощения этого не делает, то обязан заплатить 7 штук рогатого скота.
55. Ранивший старшину уплачивает в виде штрафа мальчика или девочку.
56. Если фарсалек ранит один другого, то в уплату за честь варить пиво и отдает или лошадь, или скотину, смотря по состоянию.
57. Кто осмелится воровать из базу старшины и будет обличен в этом, платит в штраф малолетнего мальчика или девочку и в честь старшины варит пиво.
58. Кто осмелится воровать у старшины лошадей, скот или баранов и признается виновным, платит старшине за каждую голову по девяти.
59. Кто уворует с мельницы старшины муку, штрафуется одним быком.
60. За такое воровство и с жителей посторонних аулов полагается тот же штраф.
61. Из дворовых людей кто учинит воровство, штрафуется старшиною наравне с фарсалеками и тумаками.
62. Если кто ворует у фарсалека лошадей, скот или баранов, то подвергается взысканию по три штуки за каждую им украденную. Фарсалек, обличенный в воровстве, подвергается штрафу на том же основании.
63. За воровство у тумаков уплачивается за каждую штуку по шести. Тумаки тоже платят и сами другим, если что украдут.
64. За прелюбодеяние старшина штрафует виновного одним быком, а потом старики примиряют обиженного с ответчиком.

IV. ВЫПИСКА

о нравах и обычаях горцев Владикавказского округа .

1849 ГОДА.

I. Тагаурское общество.

С давнего времени платили калым за девицу 100 быков или деньгами за оные 1000 руб. серебром, сверх того одного мальчика или за него деньгами 120 руб. сереб., панцирь цены неопределенной.
2. За вдову платили по обоюдному согласию с обеих сторон, но по уменьшенной цене сравнительно с калымом, платимым за девицу. С 1830 года, по общему добровольному согласию между обществом тагаурских алдаров, сделано условие платить:
3. За девицу 300 р. сер. и лошадь, стоящую 30 р. сер.
4. За вдову по усмотрению же родственников и согласия их между собою. Тагаурские алдары в замужество из фамилий фарсалак и кавдасардов никого не брали, равномерно и не отдают дочерей за означенных фамилий.
5. За нанесение ран. За тяжелую рану платили 70 коров, из которых 35 должны были тельные, полагая каждую корову в 8 руб. сер. и 35 без телят, каждая считалась в 5 руб. сер., мальчика, за неимением которого платили 170 руб. сер., ружье в цену 100 руб. сер., лошадь в 100 руб. сер. Вся плата деньгами составляла 825 руб. серебром. Незначительные раны и другие раздоры оканчивались разбирательством медиаторов.
6. За прелюбодеяние. Между тагаурскими алдарами примеров не случалось, а по обыкновениям народным муж вправе убить прелюбодея, а жену прогнать тотчас же из дому.
7. За насилие. Между семействами тагаурских алдар примеров никогда не было.
8. За воровство. В случае кражи скота тагаурскими алдарами между собою платили за каждую лошадь, быка, корову и другой скот по медиаторскому, между своим обществом избранному суду, а в случаи воровства у фарсалак и кавдасардов плата была за лошадь, быка и корову втрое, за барана всемеро. В случае же воровства у тагаурских алдаров кавдасардами и фарсалаками они платили тагаурским алдарам: за лошадь, быка и корову вшестеро, а за барана 20 штук.

II. Общество куртатинцев.

9. За девицу платят калыму 100 коров, сверх того, одну девушку или 12 быков.
10. За вдову платят калыму 100 коров и 9 быков, если молодая, а за среднюю платят только 20 быков.
11. За смертоубийство. Если смертоубийство произойдете между куртатинскими дворянами, то виновный платит родственникам убитого 10 душ крестьян.
12. За нанесение ран платят 48 штук рогатого скота, одну лошадь с прибором и делают угощение.
13. За разного рода обиды и оскорбления виновный дает обиженному 3 быка, 1 лошадь с прибором и делает угощение.
14. За прелюбодеяние. Если муж застанет свою жену с прелюбодеем, тогда он прелюбодея убивает насмерть. Если же ему не случилось его убить, тогда прелюбодей оставляет свое семейство и бежит в другое общество, а жену, не делая ей никаких оскорблений, прогоняет к родственникам которым возвращается весь тот калым, который он за нее заплатил.
15. За насилие платят 18 коров, 1 лошадь с прибором и делают угощение.
16. За воровство. За каждую украденную скотину или вещь вор платить всемеро.

Ш. Общество фарсалаг.

17. За девицу брали калыму 60 коров или 30 быков, кроме того, вацайран 12 быков. Если же девица, поступающая в замужество, не была от родителей исправлена в достаточном количестве платьем, в таком случае уменьшается калым по усмотрению и обоюдному согласию.
18. За вдову молодых лет калым брали тоже самое. Если же вдова престарелая, в таком случае вполовину меньше, по обоюдному согласию жениха и родственников невесты.
19. За смертоубийство, без различия пола и возраста, платили 324 коровы. Кроме того, виновные должны были давать цити — цижк, что значит — в знак призрения отдать без калыма тем, с кем имели вражду, невесту или 30 быков и сверх того, дают 3 загона земли или 36 коров, лошадь в 60 руб., ружье в 50 руб. сер. и делают обильное угощение родственникам убитого, от 30 до 50 человек и более.
20. За нанесение ран. Если ранить человека шашкою или кинжалом в голову и порублен будет череп, обнаружится мозг и выпадут частицы черепа, равно за выбитие глаза, отрубление уха, носа и за рану руки, если она окалечится, платят 13 воров, загон земли в 18 воров, лошадь в 50 руб., ружье в 40 р. сер., кроме того 9 коров и угощение родственникам пораненного; за другие же раны менее значительные, определяется плата по усмотрению медиаторов.
21. За разного рода обиды и оскорбления определяется удовлетворение разного рода, смотря по степени обиды и усмотрению медиаторов.
22. За прелюбодеяние. Муж жене, обличенное в прелюбодеянии, имеет право отрезать нос и прогнать ее от себя, за что не перед кем не отвечает; если же муж застанет у своей жены прелюбодея и в азарте лишит его жизни или ранит, то за убитого или раненого отвечает как за кровь, согласно обычаю, объясненному в 19-м и 20-м пунктах.
23. За изнасилование женщины и девицы происходит кровомщение или значительная плата по усмотрению медиаторов.
24. За воровство всякого рода платится в семь раз более того, чего стоила украденная вещь или скот.

IV. Общество кавдасардов.

25. За девицу прежде платили калыму от 30 до 38 коров, а в настоящее время калым не платится выше 25 коров.
26. За вдову платится, смотря по личным ее качествам или возрасту, от 15 до 20 коров.
27. За смертоубийство прежде платилось 400 коров, девка и трехдневная пахотная земля, самая лучшая лошадь и ружье; в настоящее время и это уменьшено.
28. За нанесение ран. За это платится 40 коров, 10 быков, и цену 10 быков пахотной земли, в 10 быков девка в невольницы, в 10 быков ружье, в 8 быков лошадь, в 3 быка ружье другое.
29. За разного рода обиды и оскорбления виновный делает приглашение и по общественному суду на сем приглашении объявляют ему определение суда, которое, смотря по важности обиды и оскорбления, простирается платою от 2 до 20 коров.
30. За прелюбодеяние, когда кто имеет на другого подозрение и в самом деле не знает, то тот, на кого падало подозрение, должен оправдать себя присягою, а кто не может от этого оправдать себя, то тот подвергается ранам от того, кто претендовал, за которые раны ничего не платит. Когда кто застанет с женою постороннего человека, тогда виновный подвергается смерти или ранам, и если его убьет муж, то этот платит половину выше сказанной платы за смертоубийство, а за раны ничего.
31. За насилие. За это плата следует от 16 до 20 коров.
32. За воровство. Обличенный в воровстве платит за уворованную вещь втрое и даже всемеро против того, что вещь уворованная стоила.

V. Общество аллагирцев.

33. За девицу платят калыму 38 быков.
34. За вдову платят калыму 15 быков.
35. За смертоубийство платят за кровь 360 коров.
36. За нанесение ран платят 60 коров.
37. За разного рода обиды и оскорбления платят 5 коров и делают обиженному угощение.
38. За прелюбодеяние. Если муж застанет с своей женою человека, имевшего с женою его любовную связь, тогда прелюбодей дает ему хорошую лошадь с прибором и делает ему угощение, а жене, пойманной с любовником, муж отрезает нос и прогоняет к ее родственниками. Если муж простит ей весь проступок и возьмет обратно к себе, то родители или родственники ее отдают с нею хорошую лошадь или ружье.
39. За насилие женщины или девицы виновный платит 9 быков и делает угощение.
40. За воровство лошади, быка или вещи изобличенный должен уплатить всемеро, за скотину скотиною, за вещь деньгами.

Примечание: Гурзиаками называют крепостных людей, которых хозяин имеет право продать, подарить и отпустить на волю и не запрещается никому иметь их, сколько кому угодно, и они находятся во всех обществах у богатых людей Владикавказского округа.

V. ОПИСАНИЕ
вредных народных обычаев, существовавших в туземных племенах военно-осетинского округа до настоящего времени, 1859 г .

С ОБЩЕГО НАРОДНОГО СОГЛАСИЯ ПРИЗНАНО ПОЛЕЗНЫМ И НЕОБХОДИМЫМ СДЕЛАТЬ СЛЕДУЮЩИЕ ИЗМЕМЕНИЯ В НАРОДНЫХ ОБЫЧАЯХ.

Обычаи, существовавшие до настоящего времени.

1. Если из стада овец, скота или табуна лошадей, во время нахождения на пастбище по горным покатостям, одно из животных спустит с горы камень, и этот причинит проходящему ушиб или убьет его, то родственники ушибленного или умершего от ушиба преследуют хозяина скотины, столкнувшей камень, кровным имением, как за умышленное убийство; отчего очень часто случается кровомщение между фамилиями, или по народному обычаю хозяева табунов платят родственникам умершего или ушибленного кровную плату.
2. Если кто, трогая висящее на стене или где бы то ни было заряженное оружие, или возьмет у другого посмотреть, и оно в то время нечаянно выстрелит и причинит, кому либо рану или убьет, то родственники убитого простирают кровомщение только на того, кто произвел нечаянный выстрел, но и на самого хозяина оружия, как за умышленное убийство по народному обычаю, или требуют полной кровной плата по равной части — с хозяина оружия и с выстрелившего; за нанесенную же рану плата определяется по усмотрению медиаторов.
3. Если чья бы то ни была лошадь ударит проходящего мимо ее, или ушибет рогатая скотина, или укусит собака, и от этого удара или укушения последует смерть или увечье, то родственники принимают хозяина лошади или скотины или собаки за умышленного убийцу, которого в удобном случае стараются убить; если же дело отдается на разбирательство народа, то хозяин скотины или лошади или собаки платит родственникам кровную плату, как за умышленное убийство, а за рану и увечья, причинения подобным ушибом или укушением, полагается плата, как за рану, нанесенную оружием.
4. Если во время скачай кто по неосторожности или нечаянно, при полном разгоне лошади, задавит или сшибет кого либо, и тот от сего случая умрет, то родственники умершего считают преступником ездока, которого в удобном случае стараются убить, как умышленного убийцу; по народному же разбирательству налагают на него полную кровную плату; виновный во избежание мести обязан безотлагательно платить присужденное.
5. Если вор, найденный на преступлении, будет убит хозяевом, чье имущество намеревался воровать, то родственники вора преследуют убийцу и стараются отомстить кровь убитого; по народному же обычаю получают от убийцы полную кровную плату.
6. Во время игры или ссоры малолетних детей, если при этом случай один одного убьет нечаянно или с намерением, то родственники убитого считают этого мальчика убийцею, не смотря на то, сколько бы он ни был малолетен, и в удобном случае мстят убийством его самого, или его родственников; а если дело разбирается по обычаю, то родине мальчика-убийцы, не рассуждая, что убийство произошло от руки еще не разумного и нечаянно, требуют полную кровную плату с отца убийцы.
7. При ссоре двух человек, если кто из них ухватит у кого-либо из присутствовавших оружие и им убьет своего противника, то хозяин орудия подвергается также мщению, а во время требования кровной платы должен уплатить родственникам убитого часть по определению медиаторов.
8. Если кто едет или стоит на месте, сидя на чужой лошади, и она в то время причинит кому-нибудь из проходящих мимо или едущих сзади ушиб и тот умрет, то как ездок, так и хозяин лошади, подвергаются равному мщению родных умершего от этого ушиба; если же дело отдано будет медиаторам на разбирательство, то ездок и хозяин лошади платать за кровь умершего, как за умышленное убийство.
9. Во время стрельбы в деле с неприятелем или на охоте по зверям или птицам, если стреляющий, не заметит идущего или едущего перед собою, нечаянно убьет или ранить его, то родственники сего последнего преследуют выстрелившего, как умышленного убийцу; и по разбирательству дела, если окажется, что ружье собственное того, кто выстрелил, то он платит полную кровную плату, а если чужое, то половину платит выстреливший, а другую хозяин ружья.
10 . Если один у другого, ворует ружье, и оно в то время выстрелит и убьет или ранит вора, то родственники убитого преследуют хозяина ружья, как настоящего убийцу; в случае же вор только ранит себя, то хозяин ружья платит за рану по присуждению медиаторов; в противном же случае месть продолжается убийством или поранением хозяина ружья,
11 . Если кто либо, делая с женщиною или девицею насильственное прелюбодеяние, и она, предохраняя себя от этого, ранит или убьет насилователя, то родственники убитого или раненного имеют кровную месть к родителям, родственникам или мужу этой женщины, и сии последние по обычаю платят родным полную кровную плату.
12. Таким образом, если кто, намереваясь сделать с мальчиком мужеложство, и тот, охраняя себя от подобного посрамления, нанесет насилователю рану или убьет его, то за это родственники раненного или убитого строго преследуют убийцу и в удобном случае мстят кровью, а по народному обычаю убийца или родственники платят за полную кровь, определяемую медиаторами.
13 . В нечаянном случае, если маленькое дитя нечаянно бывает обварено горячею водою или обожжено, то родственники, кто был причиною подобного случая, платят за кровь родителям обожженного ребенка, а в противном случай имеют кровную месть.
14 . Если после смерти мужа остается жена в доме родителей или братьев его с детьми или бездетная, то родные и братья мужа, не освобождая ее, насильственно принуждают выйти за одного из них замуж, хотя бы этого она и не желала; если же она от этого откажется, то в таком случае отправляют ее к родителям ее и заставляют проживать там, запрещая выходить замуж за другого, без предварительного позволения родственников прежнего мужа; а с взявшим ее в замужество, без подобного позволения, имеют мщение и вражду.
15. Издревле существует обычай сватать малолетних девиц, даже от колыбели, за малолетних же сыновей или родственников; засватанная в детстве невеста, достигнув совершеннолетия, иногда не желает выйти за своего жениха и потому проживает до старости в зависимости родственников первого жениха. Если она, без позволения, его осмелится выйти замуж, то между обеими фамилиями рождается кровомщение.
16 . Подозреваемые в убийстве и других преступлениях в оправдание себя перед претендателями и народом приносят клятву на могилах умерших или же, привязывая кошек и собак на высоте шесты, убивают их из ружей в присутствии народа, произнося при этом разные нелепые причитывания.
17 . Каждый из молодых людей, задумавши жениться, платит сам или родители его отцу невесты калым наличными деньгами или вместо оных оружием; разными ценными вещами и скотом.
18 . На свадьбу собирали из одного лишь тщеславия от 60 до 120 человек, которых родители невесты должны были угощать не менее двух суток.
19 . До сего времени отец не имел права делать завещания дочерям своим так, что, умирая без наследника, имущество его доставалось в руки дальних родственников, оставляя дочерей своих в нищете.
20 . Кроме исповедываемой веры, как христиане, так и магометане, с давних времен имеют своих идолов, в небывалые чудеса которых они веруют, молятся, приносить им жертвы и строят капища. Это ужасное зло до сих пор много вредит благому устройству народа.
21 . С давнего времени существуете обыкновение, что после смерти покойника, во время похорон, жена умершего бьет себя руками по лицу до изъявления, стрижет свои волосы и кладет вместе с телом умершего в могилу и при каждых поминках на могиле продолжает бить себя в лице; обычаи эти вредны и даже бесчеловечны.
22 . В прежние времена памятники в честь покойников ставили, смотря по достоинству каждого из них; они служили наградою за хорошую жизнь умершего; в настоящее же время народ из подражания начал ставить их без всякого разбора, почти над каждым умершим так, что это вкоренилось в народе за непременное правило; и сооружение таковых памятников вводит родственников умершего в значительные издержки, ибо каждый памятник со всеми потребностями обходится не менее 80 руб. серебром, и бедные люди лишаются, таким образом, значительной части своего состояния.
23. Поминки по умершим.
У христиан:
Большая осенняя поминка или годичная от 10 до 20 котлов пива, от 20 до 30 ведер араки; кроме того, режут 5 до 10 быков, 60 до 100 баранов.
Зарда-Аваран: пива больших 2 котла, араки 10 вед; кроме того, режут 1 до 2 быков, 20 до 25 баранов.
Майрамъ-Куазан: пива больших котлов 1 или 2; араки 10 ведер, кроме того режут 1 бык, 5 до 10 баранов.
Кабан-Ганан: пива один котел, араки 10 ведер, скота режут 1 быка, 6 баранов.
Лауз-Ганан: рыбная поминка на 20 рублей, араки на 25 рублей.
Зас-Хасан: рыбная же поминка, напиток и кушанья на 50 руб. сер.
Во время Пасхи напиток на 15 р. сер., скота режут 1 бык, 6 баранов.
Фитхаран: пива один котел, араки на 15 руб. сер., скота режут 1 до 2 быков, 6 до 10 баранов.
Урс-Харан: напиток на 15 рублей, скота режут 6 баранов.
За снятие траура напиток на 18 рублей и, кроме того, режут 4 и 5 баранов.
У магометан:
Большая осенняя поминка или годичная, пива больших котлов на 15 руб. сер., араки на 40 руб.; скота режут — 60 до 100 баранов, 6 до 10 быков.
Семидневная, пива два котла, араки на 20 руб., скота режут-10 баранов, 1 бык.
Сорокадневная: пива два котла, араки на 30 р., скота режут-30 до 40 баранов, 1 до 2 быков.
Рамазан: пива один котел, араки на 15 руб., скота режут-4 барана.
Курмана: пива один котел, араки на 20 руб. сереб., скота режут-7 бар., 1 бык.
Скачка по умершим, пива один котел, араки на 15 руб., скота режут-5 бар., 1 бык.
Сабат-Изор: женская три раза в год; араки на 15 руб., скота режут-3 барана.
Всего расходуется в год, как христианами, так и магометанами, в каждом семействе умершего: пива 30 котлов, полагая каждый котел в 40 ведер, араки в 45 ведер, быков 30 штук, полагая за каждого быка от 15 до 25 руб., баранов до 200 штук, полагая за каждого барана 2 руб. 50 коп., кроме того деньгами на покупку разных продуктов на 500 р., а по приблизительному исчислению всех издержек во время годичных поминок, расход простирается более 2000 руб. сер., кроме жертвоприношения, которое обходится каждому семейству до 200 руб. сер.
Этот ряд поминок, не приносящий умершим никакой пользы, разоряет до крайности остающихся в живых их родственников, потому что поминки в продолжении целого года, как видно из предыдущего исчисления, обходятся каждому семейству более 2000 руб. сер.; от этих поминок, если принять в соображение, что в больших семействах умрет в год два, иногда три человека, то самые зажиточные люди беднели, а посредственные состоянием и бедные приходили в совершенную нищету и, доведенные до отчаяния, предавались воровству и грабежу; и так, поминки эти не приносят никакой пользы умершим и не представляют спасения душам их, то, во избежание крайнего разорения живущих, они отменяются, а дозволяется делать их, согласно прилагаемого при сем исчисления, и то без пьянства, как это делалось до настоящего времени, а в самом умеренном и приличном виде, а именно:
Название поминок, которые с настоящего времени могут быть приняты в обычай:
У христиан:
Большая осенняя поминка или годичная: пива два котла, 1 бык, 5 баранов.
Зарда-Аваран: пива не следует, араки можно, но немного, 1 баран.
Сорокадневная: пива не следует, араки немного можно, 5 баранов.
У магометан:
Большая осенняя поминка или годичная: пива два котла, 1 бык, 5 баранов.
Сорокадневная: пива не следует, араки немного можно, 5 баранов.
Рамазан: пива не следует, араки немного можно, 1 баран.
Курмана: пива не следует, араки немного можно, 1 баран.
Обычая эти, при общем величайшем народном сборе, одобрены народом; за соблюдением же оных должны следить пристава и аульные старшины; в противном случае виновные в несоблюдении подвергаются, на первый случай, согласно приговору народа, взысканию штрафа в 100 р. сер .

VI. ЦИРКУЛЯР

начальника Осетинского округа, полковника Кундухова, относительно кровной мести и некоторых других вредных народных обычаев .

Любезные подведомственные мне народы!

Вступая в управление вами, я посвятил себя постоянной заботливости и попечению о благоустройстве вашем. Будучи одноземец ваш и зная хорошо все ваши народные обычаи, я нахожу их несоответствующими духу настоящего времени, очевидно для вас же самих обременительными и разоряющими домашнее благосостояние, также поддергивающими вражду, вместо доброго и Богом любимого согласия, как самого основного начала благоденствия народов, верующих единому Богу. Предположив к благу вашему сделать изменения в народных обычаях, до ныне существующих, я лично выставлял вам их нелепость и зло, происходящее от исполнения их: всякое кровомщение, происходящее вследствие различных случаев, рождает постоянный раздор и, ссоры, передавая месть потомству, через что не только дети, но и внуки и правнуки безотчетно проливали кровь. Эта самоуправная расправа между враждующими сторонами была неизбежна только во времена безначалия, глубокого невежества и хищничества и производилась по праву сильного, по праву войны, предоставлялась каждому свободному человеку и встречала препятствия только в силе оружия противника. Человек, причинивший другому равному себе какой либо вред, подвергался возмездию от силы оружия противника, но не имел судьи, пред которым бы он должен был стать как ответчик, считал себя в праве, не подвергаясь обвинению в незаконности, поддерживать свое насилие оружием, пока не был вынужден для собственного спокойствия примириться с противником. При таком порядке вещей, все лица, принадлежащие к одной фамилии, обязаны были, по народным обычаям, оказывать между собою взаимную защиту, мстить оружием за смерть, за оскорбление чести, нарушение права личной неприкосновенности и собственности; отчего кровомщение не имеет границ, уничтожали целые фамилии, и эта беспредельная месть, как чума, препятствовала развитию всякой гражданственности и благоустройства в народе. Во избежание этого зла, отныне всякое убийство, как умышленное, так и неумышленное, вы, при всеобщем народном сборе, нашли необходимым и полезным без междоусобной мести подвергать законному расследованию и, если окажется, что убийство совершено с явным намерением, то виновный будет наказываться по определению русских законов, равных для сильного и слабого, неумышленное же убийство представится разбирательству народного суда, а кровомщение в том и другом случае строжайше воспрещается, подвергая наказанию, как убийцу, так и принимавших в этом участие.
Приятно мне было слышать, что вы призвали также несправедливым между мухаммеданами остающихся после умерших мужей вдов насильственно удерживать братьями покойников и принуждать к выходу за одного из них замуж против желания вдовы. В этом случае вы и сами на опыте убедитесь, что в подобно соединяемом семействе никогда не может существовать согласия, от которого зависит семейное счастье.
Вы убедились в нелепости и бессмыслии разных народных клятв, на могилах покойников убивать собак и кошек, что введено, во время глубокого невежества и сохранилось поныне в народе, и что присяга, в случае судебной в ней надобности, должна приниматься только установленная религиею и утвержденная законом правительства.
Предки ваши, установивши обычай брать калым за дочерей от женихов их, имели благую цель, чтобы часть калыма этого была употреблена на наряд невесты, а остальная часть должна была остаться в полном ее распоряжении; но последователи установивших это правило употребили его во зло, так, что отец дочерей, выдаваемых замуж, берет за них условленную плату в свою пользу, нисколько не заботясь о будущем ее счастья, от чего и произошло, что некоторые мужья, к стыду их, смотрят на жену свою как на купленную, и таковая женщина, видя стесненное свое положение, грустит и забывает чувство благодарности к родителям ее. Понявши всю важность этого дела, вы поставили за правило с настоящего времени употреблять калым в пользу невесты, отдавая собственно ей третью часть калыма, кроме платья, и в скором времени вы сами увидите существенную пользу от этого.
Ласкать детей при посторонних лицах считается у вас предосудительным; подобного нелепого обычая никогда ни в одном просвещенном народе не существовало и это против религиозных чувств, а потому ласкать детей, как в присутствии посторонних, так и при родственниках не только не должно быть предосудительным, но, напротив того, ласкать детей есть священная обязанность родителей и каждый из вас в этом убежден, но, не смотря на то, вы его не соблюдаете, боясь упрека за нарушение древних обычаев; от этого же происходит скрытность и неблагодарность сыновей к родителям.
Из всех народных праздников ваших ясно видно, что предки ваши исповедовали христианскую религию в полном ее значении, но, к сожалению, не имея письмен, священников и церквей, народ собирался на условленном месте молиться Богу и потом, впавши в суеверие, поделали себе особо покровительствующие божества и до сих пор, не зная закона Божьего, творят себе закону который очевидно очень вреден каждому из вас. Вы, по милости правительства, покушающегося об осетинах с особенным участием, ныне имеете почти во всех аулах священников, церкви, мулл и мечети, но все-таки не оставляете поклоняться мнимо покровительствующему божеству, т. е. бездушным истуканам, принося им каждый год значительные жертвы, тогда как плоды эти, по своей ничтожности, заслуживаю одного лишь презрения; вы убедились в том, что вам будет грешно и стыдно передать потомству своему такие полезные и вредные религиозные понятия и согласились уничтожить их, обещались молиться Создатели всего мира, единому всемогущему Богу: христиане в церквах, а мухаммедане в мечетях, отвергнув всякое суеверие и наставление жрецов.
Прискорбно смотреть на тот варварский обычай, перешедший к вам от языческих народов, что жены, после смерти мужей, при похоронах, бьют себя в лицо, уродуют оное царапинами и снимают с себя волосы; вы убеждены, что это делается единственно из подражания обычаю и согласились со мною, чтобы отныне навсегда искоренить этот обычай, предоставив женщинам изъявлять скорбь свою одними слезами.
Рассуждая со мною об обычаях ваших, вы признали также вредным, что к родным покойника, в первые дни смерти, из разных отдаленных аулов приезжают женщины, как родственницы, так знакомый и незнакомые, поплакать. Число женщин, прибывающих каждый день, бывает от 25 до 50 и все ночуют в доме родных умершего; эта тягостная и ни с чем несообразная церемония продолжается не менее 10 суток; хотя подобное посещение делают в видах успокоения родных, но в противности этого каждый из вас убедился и отныне положили, чтобы на похороны приезжали из других аулов: родная мать, дочь и сестра умершего с пятью женщинами, которых они пожелают взять с собою.
С убеждением моим вы согласились, что сооружено памятников на поле, в честь умерших, есть только лишняя издержка, не приносящая ни умершему, ни родным его, никакой пользы и чести; ибо самый лучший памятник для покойных родных наших есть воспоминание в душе и при молитвах наших, а при достатке, но забывать нищих, подавая им милостыню, которые в молитвах своих просили бы Всевышнего о спасении души умершего. Памятники же на поле воздвигаются только тем умершим, которые при жизни своей пользовались общим уважением и любовью народа или покрыли себя славою в войнах с неприятелем, имели чины и ордена; таковые памятники служат воспоминанием для потомства, и сооружать их можно только по общему приговору народа. В этом случае они имеют свою важность и свидетельствуют общую признательность к памяти умершего.
Я выставлял вам на вид совершенное ваше разорение и бедствие целого народа, причиняемые поминками по умершим, и вы со мною согласились, что душа умершего человека от таковых поминок не приобретает спасения, а, между тем, оставшиеся в живых родственники его разоряются до крайности, ибо, по моему исчислению, таковые обходятся в год каждому более 2000 руб. сер., и если на несчастие в котором семействе умрет несколько душ в год, то самые зажиточные люди беднеют, а бедные приходят в крайнее разорение и отчаяние, а чтобы поддержать свое существование предаются воровству и вообще порочной жизни, ибо все то, что бы могло служить обеспечению целого семейства и перейти к наследникам, — поминками уничтожается в один день. Здесь я нахожу необходимым заметить, как неоспоримое доказательство, что правительство, желая вывести вас из нищеты и поставить в состояние цивилизованных народов, пользующихся всяким довольством от промышленности и торговли, в 1846 г. предоставило в пользу целого общества вашего перевозку провианта из складочных пунктов по магазинам; от Малки, Терека, по военно-грузинской дороге до Коби и на Сунженской линии расположенным утверждая ежегодно выгодную провозную плату, так что многие посторонние промышленники хотя и предлагали значительную уступку в пользу казны, но правительство, имея в виду улучшить ваше благосостояние отвергло даже предлагаемые выгоды казны; провозная же сумма с 1846 и по 1858 год простирается до 1 1/2, миллиона руб. сер., — весь этот капитал остался в ваших руках и вы могли бы быть в самом цветущем состоянии; между тем, видна одна только нищета. После сего спрашивается, где все это девалось? Ответ ясный и верный: употреблено на ваши безумные поминки, приношения жертв идолам, постройки памятников умершим и другие безумные и нерасчетливые расходы; теперь же, когда вы убедились в этом и согласились оставить наши поминки, вы, не далее как года чрез два, а много чрез три, сами увидите значительное улучшение домашнего быта. Вспомните народную поговорку: «отчего он богат? оттого что не умирает».
Кроме всего вышеизложенного, вы обещались мне усердно заняться хлебопашеством, как-то: посевом ржи, овса, ячменя, гречихи, проса и пшеницы, садоводством и скотоводством; моя же непременная обязанность будет трудиться, чтобы дать вам случай к выгодному сбыту ваших домашних произведений.
Само собою, разумеется, что дальнейшее потомство, процветая в удовольствиях и согласии народном, будет воспоминать вас, предков своих, с чувством признательности, как первых оставивших прошедшее постыдное, вредное, закоренелое и грубое невежество, заключающееся в выше описанных обычаях, переходивших от одного поколения к другому, как заразительная болезнь.
Хотя я не сомневаюсь в исполнении ваших обещаний, но чтобы они остались священными и для дальнейшего вашего потомства, вы должны подписать изменяемые теперь народные обычаи, которые за подписью вашею и утверждением начальства, храниться будут как документы по экземпляру в моем управлении, у каждого пристава и во всяком случае у старшины, в обязанность которого поставляется строго наблюдать за исполнением этого нового порядка; — о нарушителях же такового обязан доносить своему начальству, для взыскивания с виновных определенного вами на первый раз штрафа 100 руб. сер., исключая из этого убийства и кровомщение, которые будут наказываться по законам.

Начальник военно-осетинского округа,
полковник Кундухов.

VII. СБОРНИК

обычаев (адатов), существующих у туземцев осетинского округа .
1866 ГОДА.

Адаты по кровным делам:

а) В Дигорском участке.

1. У бадилят: полная кровная плата полагается в 15 есерей или душ рабов и рабынь. Ценность всех есерей не одинакова, а именно: 4 есери по 300 руб. сер. каждый; 6 есерей могут быть, за неимением рабов, заменены разным имуществом на сумму 300 руб. сер. за каждый есерь. Из этих шести один есерь заменяется панцирем лучшего достоинства, ценой в 150 р., два есеря заменяются ружьем в 250 руб. и шашкой тоже в 250 руб., один есерь заменяется лошадью в 100 и, наконец, последний 15-й есерь заменяется колчаном и рукавами к панцирю, ценою в 150 рублей. В общей сложности стоимость всех 15 есерей равна, следовательно, 3900 руб. Кроме сего, полагается угощение на 100 человек; при примирении родственники убитого получают в подарок серебряную вазу в 50 руб., толковой материи на 20 рублей, и дядя убитого получает от убийцы лошадь хорошего достоинства.
2. За рану без повреждения костей уплачивается раненному один есерь в 300 руб. сер.
3. За рану с увечьем полагается половина полной кровной платы.
4. За удар плетью один есерь или 300 руб.
5. За удар палкой лошадь.
6. Когда обнаружится, что кто-либо сделал засаду с намерением произвести выстрел или удар, то бадилят, против которого устроена была засада, получает с виновных есерь, ценою в 120 рублей.
7. За нарушенив поручительства по кровному делу — один есерь в 180 рублей.
8. За выбиение глаза полагается, половила кровной платы.
9. За убийство холопа владельцу последнего уплачивается та цена, за которую холоп был куплен; если же убитый холоп был накупленный, а рожденный в доме владельца, то плата определяется выборными лицам или медиаторами.
10. За убийство багилята холопом владелец последнего платит полную кровную плату родственникам убитого.
11. У дигорцев низшего сословия полная кровная плата полагается в 1400 руб. сер., разным имуществом, скотом, землею и деньгами; кроме того, делается угощение, при котором со стороны убийцы дарится родственникам убитого шелковой материи на 10 рублей.
12. За маловажную рану уплачивается 10 руб. раненному и за лечение доктору 13 руб.
13. За выбытие глаза и вообще за рану с увечьем полагается половина полной кровной платы, т. е. 700 руб.
14. За удар палкой 3 рубля.
15. За удар плетью 6 рублей.
16. За ссору при оружии, происшедшую во дворе дигорца, виновный платит хозяину двора одного быка в 10 руб.
17. За удар рукою по щеке один бык.
18. За убитого холопа дигорец уплачиваете хозяину холопа стоимость последнего. Если же дигорец убит холопом, то хозяин холопа удовлетворяет родственников убитого полной кровной платой.

б) В Тагоуро-куртатинском участке.

19. У тагоурских алдыр: полная кровная плата за убитого алдыра полагается в 240 быков, ценою каждый бык в 10 руб., и расплата производится разным имуществом-скотом, землею (в горах) и оружием, соответственно стоимости 24 быков, т. е. на сумму 2400 рублей.
20. За рану в голову с повреждением черепа, а также за рану с повреждением руки или ноги, полагается 1000 р. сер. лошадь и ружье лучшего достоинства.
21. За выбитие глаза — половина полной кровной платы.
22. За маловажные раны плата определяется медиаторами.
23. За удар плетью или палкою Плата определяется тоже медиаторами и, кроме того, с виновного в пользу обиженного взыскивается лошадь в 50 рублей.
24. За убийство холопа уплачивается хозяину стоимость холопа.
25 За убийство холопом алдыра владелец первого платит родственникам убитого полную кровную плату.
26. У фарсалак и кавдасардов полная кровная плата полагается в 320 коров (цена коровы 5 рублей) и расплата производится разным имуществом-скотом, оружием, землею и пр., соответственно стоимости 320 коров, т. е. на сумму 1600 руб. сер.
27. За выбитие глаза 200 руб.
28. За рану в голову, с повреждением черепа — 18 коров, пашня ценою в 9 быков (цена быка 10 руб.) и лошадь в 30 руб.
29. За легкую рану плата определяется медиаторами.
30. За рану с увечьем руки или ноги — половина полной кровной платы, т. е. 800 руб.
31. За лишение мизинного пальца-7 коров, безымянного пальца-12 коров, а за лишение каждого из остальных пальцев-по 18 коров.
32. За лишение уха-пашня однодневной запашки и хорошего грунта, ценою в 25 коров, ружье в 60 руб., лошадь в 30 руб., шашка в 10 руб. и 90 руб. деньгами или каким либо имуществом.
33. У куртатинцев кровная плата тоже самая, что у фарсалак и кавдасардов.

в) В Аллагиро-наро-мамисонском участке.

34. У аллагирцев кровная плата 324 коровы, по 5 руб. каждая, но в прежнее время плата иногда увеличивалась, что зависит от силы и влияния аллагирца.
35. У наро-мамисонцев: 486 коров, по 5 руб. сер., каждая, лошадь в 70 рублей, пахотной земли на 120 руб. ружье в 120 руб.
36. За раны и увечья обычай наро-мамисонцев и аллагирцев одинаковы с обычаем алдар. Во всех обществах и во всех упомянутых здесь случаях по кровным делам, как по убийству, так равно и по поранениям, кроме платы, для примирения обоих сторон назначается взаимное угощение, по определению медиаторов.

Примечание. На основании предписания начальника Терской области управляющему осетинским округом от 12/18 декабря 1865 № 3450, в народном окружном суде подлежат разбору по вышеизложенному народному обычаю только те кровные дела, кои совершились в прежнее время, т. е. до выхода названного предписания начальника Терской области. Кровные же дела, возникшие после 18 декабря прошлого года, передаются в окружной народный суд не для разбора и решения по обычаю, и только для разъяснения обстоятельств дела и определения степени виновности лиц, совершивших преступление, с тем, чтобы журнал народного суда с мнением начальника округа о степени наказания виновных был представляем на заключение начальника области.

Адаты о калымах.

а) В Дигорском участке.

37. 7 бадилят за девушку полагается 650 руб.
38. Если брать умершего бадилята женится на вдове покойного, то уплачивает вторичный за нее калымь 150 руб.
39. За вдову калыма 500 руб.
40. Если вдова не пожелает остаться в доме бывшего еле мужа и уходит к родным, то калым тоже не возвращается.
42. У дигорцев низшего сословия за девушку уплачивается родными ее 150 руб. и особенно дяди 10 рублей. За вдову 150 рублей.
43. Если вдова, по смерти мужа, захочет остаться в доме родных покойного, то ее родным платится вторичный калым 30 руб. и дети, прижитые ею после уплаты вторичного калыма, признаются детьми покойного мужа. Последний обычай существует и имеет силу, разумеется, только у одних мусульман.

б) В Тагоуро-куртатинском участке:

44. У алдар калым как за девушку, так и за вдову 420 руб.
45. Если брат женится на вдове своего брата (у мусульман), то платит за нее вторичный калым, равнявшейся 3 части первого, т. е. 140 рублей.
46. Если вдова не захочет остаться в доме покойного своего мужа, то братья последнего не могут ей в том препятствовать, но калым в таком случае не возвращается обратно и остается у братьев.
47. Точно также калым не возвращается, когда жена уходит к родным с согласия своего мужа.
48. У фарсалак и кавдасардов за девушку калым 330 руб., а за вдову 250 руб.
49. Если вдова, по смерти мужа, уходит к родным, то последние возвращают 3-ю часть калыма братьям покойного мужа.
50. Если муж разведется с женою вследствие дурного поведения последней, то получает обратно 3-ю часть калыма.
51. Когда вдова уходит к родным своим и по старости лет не в состоянии уже выйти замуж, то получает из имущества покойного своего мужа все необходимое для поминок и похорон, смотря по состоянию.
52. В Куртатии обычай о калымах одинаков с существующим у фарсалак и кавдасардов.

в) В Аллагиро-наро-мамисонском участке.

53. У аллагиров калым в точности не определен и, смотря по состоянию и условиям, уплачивается в размере от 200 до 360 руб.
54. Если вдова по смерти мужа уходит к родным, то 3-я часть калыма возвращается обратно.
55. Если жена уходит от мужа по прихотям последнего, не будучи ни в чем виновною, то калым мужу не возвращается.
56. У наро-мамисонцев калым полагается 32 быка ценою каждый бык 10 руб. и кроме того лошадь в 30 р., а в остальном обычай наро-мамисонцев сходен с аллагирским.

Адаты о номильусах.

57. Номильус, что значит в переводе именная жена, во всех обществах Осетинского округа берется туземец (из магометан) в дом свой за калым, в размере 30 воров, на сумму 250 р., или за соответственное этим деньгам количество разного имущества — скота, меди и железа.
58. Номильус исполняет все требования домовладельца или того лица, за которым она именуется.
59. Владеющий номильусом не имеет права продать как ее, так равно и детей ее.
60. Дочери номильусы выдаются замуж или в номильусы же, или за свободного человека, и калым, уплаченный за нее, поступает в пользу ее владельца; по выходе же ее с детьми из зависимости владельца, калым получается в пользу ее братьев.
61. По смерти владельца, номильуса, не имеющая детей, остается в доме сыновей или братьев умершего; если же у покойного ее владельца не остается наследников, то она переходит к ближайшему ее родственнику.
62. Если дочь номильусы овдовеет в то время, когда последняя с детьми живет еще в доме владельца, то, при вторичном выходе замуж, калым получается владельцем; в противном же случае, т. е. если дочь номильусы овдовеет в то время, когда мать уже вышла из зависимости своего владельца, калым поступает в пользу братьев ее.
63. Дочь номильусы, вышедшая добровольно замуж за холопа, считается с потомством своим холопского происхождения.
64. При разделе имущества между братьями или сыновьями владельца, номильусы каждого из них переходят по принадлежности и обычай не допускает, чтобы номильуса одного лица переходила при разделе в дом другого, — но если номильуса надоела тому лицу, у которого живет и кем была взята и перестала нравиться ему, то имеет полное право жить, с кем пожелает.

Адаты по увозу девушек и по изнасилование девушек и женщин.

а) В Дигорском участке.

65. У бадилят, за увоз девушки без согласия ее, взыскивается штраф в общественную сумму по 25 руб. с каждого из участвовавших в увозе; удовлетворения же в пользу родных девушки не полагается, если увезенная окажется не изнасилованною; в противном же случае, родные увезенной и изнасилованной девушки получают с виновных плату за бесчестие, по определению суда иди медиаторов.
66. У дигордев низшего сословия обычая по увозу и изнасилованию девушек не существует, так как примеров увоза и изнасилования до сих пор не было.

б) В Тагоуро-куртатинском участке.

67. У аддар, за увоз девушки без согласия ее и родных, последние получают вознаграждение по определению медиаторов и кроме того с виновных взыскивается штраф в общественную сумму, по 25 р. с каждого.
68. У фарсалак и кавдасардов, за увоз девушки без согласия, родные получают 18 коров и угощение, по определению суда или медиаторов. Если же увезенная окажется изнасилованною, родные с виновных получают полный калым.
69. У куртатинцев обычай по увозу и изнасилованию одинаков с фарсалаками и кавдасардами.

в) B Аллагиро-наро-мамисонском участке.

70. У аллагирцев обычай одинаков с алдарами, а у наро-мамисонцев обычая не существует, так как примера увоза и изнасилования не было.
71. Если изнасилуется женщина и муж ее убьет виновного, то родным убитого кровной платы не полагается.
72. Изнасиловавший девушку обязан жениться на ней и в таком случае платит за нее обычный калым и за бесчестие по определению суда или медиаторов; если же изнасиловавший от женитьбы откажется, то за бесчестие родным изнасилованной девушки уплачивает полный калым.
73. Последние два обычая существуют во всех обществах Осетинского округа, где только бывали случаи изнасилования.

Адаты по воровству.

74. Во всех обществах Осетинского округа обычай при разборе дел по воровству везде одинаков.
75. Каждый, у кого что-нибудь украдено, имеет право подозреваемых им лиц привлечь в суд для разбора дела,
76. Если подозреваемые в воровстве не сознаются, то им назначается от суда очистительная присяга, в случаи принятия которой хозяин уворованного имущества теряет право иска на очистивших себя присягой подозреваемых им лиц, которые в свою очередь не имеют права претендовать за напрасное привлечете их к суду.
77. Для открытия воров существуют докащики, которые за доказательство получают от хозяина при 2-х свидетелях от 10 до 20 руб., а иногда и более, смотря по ценности украденного имущества.
78. За воровство взыскивается с вора в пользу хозяина стоимость украденного, которую хозяин показывает под присягою, докащичьи деньги и штраф. Последний полагается: за лошадь 30 руб., быка и корову 20 руб. Кроме этого, с вора взыскивается штраф в общественную сумму: за лошадь 15 руб., за быка и корову по 10 руб.
79. Если доказательство докащика окажется справедливым или без докащика подозреваемые в воровстве лица присягой себя не очистят, то с ними поступают, как выше сего изложено; но если доказательство докащика будет подлежать сомнению, то ему с родственником хорошего поведения назначается присяга в том, что по его доказательству украли именно такие-то лица. По выполнении докащиком означенной присяги, доказательства его принимаются; в противном же случаи, с ним, как с ложным докащиком, поступают, как с вором.
80. Присяга вообще назначается с одним или несколькими присяжниками. Число присяжных и имена их определяются и указываются судом, который при сем берет в соображение, как количество и стоимость украденного, так равно и репутацию соприкосновенных к делу лиц.

Адаты по разделу и наследству имущества.

а) В Дигорском участке.

81. В Дигории раздел имущества производится на различных основаниях. Не только отдельные общества или племена, как-то: Топан-Дигорцы, Данифарцы, Лезгорцы, Аксавцы, Стуръ-Дигорцы, Гуларцы и Камунтежи, но даже и некоторые между ними фамилии имеют каждая свой особый обычай и основывают раздел имущества на предшествовавших случаях, сохранившихся в преданиях. Описать подробно все видоизменения обычая по разделу и наследству невозможно уже потому, что при разделе имущества главное участие принимают медиаторы, которые при решении возложенной на них задачи руководствуются собственными соображениями. Но основываясь на обычае, существующем у Топан-Дигорцев, как коренных жителей, общий порядок раздела движимого и недвижимого имущества во всей Дигории заключается в следующем:
82. Если после смерти отца остается один сын, то он наследует сполна все имение.
83. Когда наследниками остаются два брата и предстоит разделить, напр. 10 участков земли, то медиаторы, выбрав самый большой и лучший участок (причем берется ими в соображение, в каком месте находится земля, близко ли или далеко лежит она от дома, сенокосная она или пахотная и проч.), разделяют его между братьями на две равные части; потом старший брат выбирает из оставшихся 9-ти любой участок, делит его на три части, из коих одну отдает младшему и две берет себе; затем остальные 8 участков разделяются между братьями поровну.
84. Когда наследниками остаются трое, четверо и более братьев, то медиаторы, выбрав самый большой и лучший участок, разделяют его по числу братьев; другой участок выбирает старший брат и, разделив его на три части, берет себе две, а третью отдает самому младшему; средний брат или братья из этого второго участка ничего не получают, а взамен получают какое-либо вознаграждение вещами. Затем, остальные 8 участков делят медиаторы поровну на всех.
85. Бараны распределяются так: старший брат из 100 штук берет 20, младший 10 и средние по 5, затем остальные бараны делятся на всех братьев поровну.
86. При разделе коров, старший брат получает по ровной части с остальными братьями. При дележе лошадей, сколько бы их ни было, одна выбирается для общего дележа (по продаже), затем лучшую лошадь выбирает старший брат. Если же лошадь одна, то поступают в пользу старшего брата.
Таким же образом поступается с каждым родом оружия.
87. Если дележ имения происходит еще при жизни отца, то последний получает часть, достаточную на похороны и поминки его.
88. Молотильное место и мельница поступают в общее пользование.
89. Пивоваренные котлы разделяются на равные части, но старшему полагается еще излишек, равный цене одного быка.
90. Дом, цепь с котлом над очагом и площадка, куда сваливается навоз, составляют непременную принадлежность старшего брата.
91. Все прочее хозяйство вообще делится между братьями поровну, с излишком одному только старшему брату, и этот излишек определяется медиаторами. В тех же случаях, когда раздел имущества обходится без посредства медиаторов, сенокосные места делит непременно старший брат; выбор же частей начинается с младшего.
92. Остальное же движимое и недвижимое имущество делит младший брат, а выбор частей старший.
93. Если из братьев, приготовившихся делиться, старший умрет, то старшинство получает следующий за ним, и сыновья первого получают в таком случае равную часть со средними, если же перед наступлением раздела умрет младший брат, то следуемая ему часть, определенная выше, поступает с излишком на долю оставшегося в живых младшего брата.
94. У стурдигорцев же, гуларцев, аксавцев и у гольятцев обычай таков, что за смертью до раздела старшего брата, сыновья его получают сполна все, что приходилось бы на долю их отца, и даже, если по смерти старшего брата осталась его жена беременною, то родившийся от нее сын по достижении совершеннолетия получает по дележу права покойного своего отца.
95. По случаю смерти перед разделом одного из братьев, раздел приостанавливается до окончания годичных поминок по умершему.
96. Если при разделе между братьям и находятся холостые, то при достаточном состоянии таковым делается особая надбавка на предстоящую им уплату калыма.
97. У стурдигорцев, при разделе, первоначально делят все имение на части так, чтобы число частей было единицей больше числа братьев, затем две части получает старший брат, а остальные братья по одной части.
98. При разделе братьев, сестры их поселяются у того брата, с кем по обоюдному согласию жить пожелают; калым же, получаемый за сестер, делится между братьями поровну.
99. Обеспечивание матери лежит на обязанности младшего брата.
100. Вдовы и дочери на наследство прав не имеют, и в тех случаях, когда между наследниками не окажется близких родных мужеского пола, наследство переходить к разным родственникам тоже мужеского пола.
101. Но бывали примеры, что наследство переходило в женское колено при следующих условиях: если после смерти отца семейства не было наследников мужеского пола и вдова, оставаясь в доме покойного своего мужа и не выходя вторично замуж, проживала на имя бывшего мужа с кем-либо сына, то последний принимал фамилию покойного мужа своей матери и наследовал всем имением; на подобную связь с кем-либо другим должно было быть согласие близких родственников. Относительно же наследования имения дочерьми, в их случаях, когда не было наследников мужеского пола, бывали примеры, что если, по приговору общества, одна из дочерей выходила замуж и, живя в доме покойного своего отца, приживала сына, то последний получал право на наследство всем имением.
102. В обоих этих случаях вдова или дочь, до совершеннолетия сына, не имели права продать что-либо из наследственного имущества.

Примечание. В помещенном ниже сего описании вредных обычаев, существовавших прежде и отмененных в 1859 году, в пункте 19-м сказано: всякое законное завещание как христианина, так магометанина, считать неприкосновенным и исполнять в точности. Но примеров подобного рода законных завещаний, в силу которых могли бы и женщины беспрепятственно получить право на наследство, до сих пор в Осетинском округе не было, что можно объяснить, как привычкой туземцев к своим старым обычаям, так равно и их незнанием процедуры составления законных завещаний.

б) В Аллагиро-наро-мамисонском участке.

103. У плоскостных жителей Аллагирского общества, при разделе имения, переходящего по наследству, существует следующий обычай: после смерти отца, старшему сыну из всего имущества отдается 30 баранов (если таковые имеются), бык и корова, дом, в котором жили до раздела, мешок пшеницы и мешок проса.
По отделении прописанной части старшему брату, отделяется имущество, смотря по состоянию, на уплату калыма за жену тому из братьев, который не женат; в случаи, если все братья холосты, то подобного надела для калыма не существует, а отделив старшему брату привилегированную часть, остальное имущество делится поровну между всеми братьями.

в) У горских племен Сидомонцев и Черазенцев.

104. По смерти отца, старшему сыну из всего имущества отдается дом, где жили до раздела, 30 баранов, бык, корова, котел для выгона орака, по одному мешку хлеба, какой был засеян, и из всего домашнего имущества по одной вещи. Младшему брату отдается корова или взамен ее что-нибудь другое. Остальное же затем имущество делится на всех поровну.

г) У горского племени Кусоюнцев.

105. По смерти отца, старший сын получает дом, загон земли, 30 баранов, котел для выгона арака, быка, корову, лошадь и по одному мешку пшеницы и проса. Младший сын получает половину загона земли, быка или стоимость быка баранами.
106. Средне сыновья или братья получают по 15 руб. деньгами или скотом. Остальное же имущество делится по равной части на всех.
107. У некоторых отдельных фамилий Аллагирского общества младшему брату дается загон земли.
108. Если передача или раздел имущества делается при жизни отца, то на его долю поступает из всего приобретенного им имущества загон земли, бык, корова, 5 или 6 баранов и по одному мешку пшеницы и ячменя. Живет отец в таком случай в дом со старшим сыном.

д) У Нарского и Мамисонского обществ.

109. По смерти отца, старшему сыну из всего имущества отдается: дом, самый лучший загон земли (если всего в имении был один загон, то таковой поступает также к старшему брату), известное число баранов, бык, корова, ружье, шашка, мельница, гумно и место для свалки навоза.
110. Затем все остальное имущество делится на всех братьев поровну, с предоставлением старшему брату выбора своей части.
111. Если раздел происходить при жизни отца, то последние получает загон земли, быка и корову.

е) В Тагоуро-куртатинском участке.

112. Раздел имущества, как движимого, так и недвижимого, переходящего по наследству, в сем участке производится следующим порядком: по смерти отца, у которого, например, осталось 4 сына, старшему и младшему дают части имущества по определению медиаторов, для этого избираемых наследниками и их родственниками. Затем оставшееся имущество делится на равные части, по числу всех 4-х братьев.
113. Если у разделяющихся между собою братьев жива мать их, то по обычаю она должна жить на попечении и в доме младшего сына; а в случае если не пожелает, ей предоставляется жить, с кем угодно. Дочери живут вместе с матерью, которой по определению медиаторов, при разделе имущества, выделяется известная часть имущества.

Адаты по захвату земли и нарушению границ.

114. За нарушение границ и за захват чужой земли во всех обществах Осетинского округа виновный в пользу хозяина оставляет безвозмездно все, что посеял и обработал в чужом поле. Спор о границе решается присягой, причем в Дигории хозяин запаханной границы, в знак точности ее, проходит по ней с камнем, а в Тагоурии с землею в поле черкески.

АДАТЫ ЧЕЧЕНЦЕВ.

I. ОПИСАНИЕ
гражданского быта чеченцев, с объяснением адатного их права и нового управления, введенного Шамилем .

1843.

ГЛАВА I.

а) Происхождение чеченцев.

1. Богатая плоскость, простирающаяся от северного склона дагестанских гор до Сунжи, не так давно еще представляла вид дремучего, непроходимого леса, где рыскали одни дикие звери, не встречая нигде следа человеческого. Тому назад столетия два не более, несколько горских семейств из племени Начихой, стесненные на своих прежних местах жительства, спустились с гор Ичкерии и, следуя по течению вод, поселились в теперешней Чечне, на плодородных полях, выходящих местами по Аргуну, Шавнону и других протоком Сунжи.
2. Земля, которую они заняли, представляла все удобства, потребные для жизни и, полная девственных сил, сторицею вознаграждала легкий труд человека; притом же леса вековые, быстрые реки отделяли ее от прилежавших соседних земель и юное общество выселенцев росло и плодилось неприметно, не тревожимое ни кабардинцами, ни кумыками, ни лезгинами, едва знавшими об его существовании.
3. Первые поселенцы земли необитаемой, плодородной и просторной, с избытком удовлетворявшей требованиям нарастающего народонаселения, чеченцы пользовались и кормились ею, как даром Божьим, не полагая в ее владении особого понятия личной собственности. Земля у них, как вода и воздух, принадлежала всякому и тот владел ею, кто хотел только ее возработать.

б) Права поземельной собственности.

4. Чеченцы, размножившись, сохранили почти неизменно главные черты первобытного общества, основанного на насилии, но возникшего как бы случайно из общего течения взаимных выгод каждого. Право личной поземельной собственности доселе не существует в Чечне, но быстро возросшее народонаселение, показавши ценность пахотных мест, ограничило само собою общее право каждого владеть угодьями.
5. Предки теперешних чеченцев были выходцы, селившиеся не единовременно и не на одних местах; каждый новый пришелец выбирал себе место отдельно от прочих и, поселившись со своею семьею, возработывал прилежавшую землю. Семьи увеличиваясь, занимали больше места, т. е. возработывали большой округ. Дошло, наконец, до того, что плуги двух различных семей, размножившись до нескольких сот домов одного родства, съезжались на пашнях, и вот само собою положены были границы обоюдного владения; в одну сторону земля принадлежала одному родству, в другую соседнему. Земли разделились между этими маленькими племенами или тохумами, как зовут их в Чечне, однако же, не раздробились на участки между членами их, но продолжали по-прежнему быть общею, нераздельною собственностью целого родства. Каждый год, когда настанет время пахать, все одноплеменники собираются на свои поля и делят их настолько равных дач, сколько домов считается в тохуме; потом уже жребий распределяет эти участки между ними. Получивший, таким образом, свой годовой участок, делается полным его хозяином на целый год, возработывает его сам или отдает другому на известных условиях или, наконец, оставляет неразработанным, смотря по желанию.
Лес, которому в Чечне не знают цены, потому что его слишком много и никто не ощущал в нем недостатка, не почитается народным богатством и составляет общую, нераздельную собственность. Каждый пришлец, или туземец, имеет право вырубить себе участок леса и поселиться на расчищенной им земле; но тогда уже место, приготовленное и возделанное его трудом, становится его частною, неотъемлемою собственностью. Таким образом поступили чеченцы надсунженских и теречных деревень, бежавшие за Сунжу в возмущение 1840 г. Не нашедши порожних мест, они вырубили себе поляны в лесах и поселились на них.

в) Разделение народа на классы и отношение их между собою.

6. Все, что принадлежит к чеченскому племени, выселенцы из Ичкерии, с верховьев Аргуна, составляет один общий класс людей вольных, без подразделений на дворян или на князей, с «Мы все уздени», говорят чеченцы, принимая это слово в этимологическом значении, то есть люди, зависящие от самих себя . Но в массе народонаселения находится в Чечне немногочисленный класс личных рабов и происходящий от военнопленных. Он ежедневно увеличивается вновь захваченными в набегах. Хотя состояние тех и других почти одинаково, однако же, существуют между ними различия: первых зовут лаями, вторых иессырями; последние тем разнствуют от первых, что судьба их не совсем еще определена. Иессырь может быть, и выкуплен, и воротиться на родину, тогда как лай, забывший свое происхождение, без связей с отечеством своих предков, составляет неотъемлемую собственность своего господина. Положение лаев в Чечне есть то безусловное рабство, которое существовало в древнем мире. Холоп почитается в полном смысле слова не членом общества, а вещью своего хозяина, немеющего над ним безграничную власть. Лай может быть продан, наказан, лишен жизни по воле своего господина; приобретенною им собственностью владеет он до тех пор, пока господину не вздумается себе ее присвоить, потому что он, и труды его, и вся жизнь принадлежать господину и каковы бы ни были притеснения последнего, он не имеет права его покинуть и переселиться к другому.
Случается иногда, что холоп от страха жестокого наказания бежит от хозяина и просит защиты какого-либо сильного или уважаемого человека. Этот принимает его в свой дом и делается его заступником у господина, уговаривает его смягчить наказание или вперед поступать милостивее и, получивши в том обещание, отпускает лая обратно к нему. Впрочем, защитник лая не может удерживать его при себе против воли хозяина, под опасением преследования за воровство.
7. Несмотря на унижение, в котором находятся лай, рабское происхождение не почитается постыдным; дети отпущенника пользуются всеми правами вольных и равны всем. Правда, они не имеют ни веса, ни значения, потому, что то в другое основано в Чечне, как и в Дагестане, на многочисленности родства; отпущенник же человек одинокий, которого легко обидеть; оттого он большею частью, пользуясь свободою, не покидает своего бывшего хозяина, берет в замужество одну из дочерей или родственниц его и поселяется при нем, как член его семейства.
Чтобы отпустить раба на волю, надо дать ему письменную отпускную, составленную кадием и скрепленную двумя свидетелями. Когда раб откупается, должен быть сохранен тог же обряд, причем откупные деньги вручаются кадию, который передает их господину.
Отпущенник зовется азатом.

г) Управление.

8. Общего правления у чеченцев до призвания ими Шамиля никакого не было. Единство, дотоле замечавшееся иногда в их действиях, происходило естественно и случайно от одинаковости выгод, места жительства и обычаев, но не было следствием какого-либо устроенного порядка. Каждый тохум, каждая деревня управлялись отдельно, не вмешиваясь в дела соседей. Старший в роде выбирался обыкновенно, чтобы быть посредником или судьею в ссорах родственников; в больших деревнях, где жило несколько тохумов, каждый выбирал своего старика и ссоры разбирались уже всеми стариками вместе. Впрочем, круг их действия был очень ограничен и власть почти ничтожна. Кто желал, приходил к ним судиться; но кто хотел отыскивать лично свое право, преследовал сам врага и делал с ним расправу, минуя стариков; наконец решения их были не обязательны; в большей части случаев исполнено оных зависело от доброй воли тяжущихся. Суд стариков, лишенный всяких принудительных средств, не менее того, однако же, был постоянно уважаем чеченцами и сохранился до самого водворения Шамиля; врожденное чувство некоторой подчиненности, как необходимого условия всякого общества, было оплотом, ограждавшим эту слабую гражданскую власть от разрушительных порывов духа необузданной вольницы народа полудикого; убегая всякого ограничена своей воли, как нестерпимой узды, чеченец невольно покорялся превосходству ума и опытности, часто исполнял добровольно приговор, осудивший его.
9. Важные дела, касавшиеся до целой деревни, решались на мирских сходках, на которые сбегались все жители. Само собою, разумеется, что не существовало никаких правил для этих народных собраний. Приходил всякий, кто хотел, говорил, что звал, толковал; крикам и шуму не было конца. Не раз случалось, что спор кончался жестокой дракой; деревня вся делилась на две враждующая партия и одержавшие верх выгоняли безжалостно побежденных, которые или селиться на новых местах. Сколь же беспорядочно сзывался народ на эти чеченские веча: кто-нибудь из жителей, задумавши потолковать о важном деле, вылезал на кровлю мечети и оттуда сзывал народ, как моеззины сзывают его обыкновенно на молитву. Праздные сбегались на его голос, и скоро следовало все мужеское народонаселение деревни и таким образом на площади перед мечетью составлялась мирская сходка. Когда предложение, делаемое виновником собрания, не было достойно внимания, толпа скоро расходилась без негодования на нарушителя общественного покоя, потому что для чеченца всякая новость, всякий шум занимательны, а сбегать на площадь из пустяков не беда людям, целый день проводящим без дела.
10. Суд по адату и мирские сходки составляли долгое время в Чечне единственную основу всего благоустройства. Впрочем, по преданиям стариков, было одно время, когда стал, было вводиться новый порядок вещей, более сообразный с правилами устроенного общества, и подчиненность высшей власти, столь ненавистная для чеченцев.
11. Как было сказано выше, выходцы из гор, составлявшие теперь чеченское племя, в первые времена своего поселения спокойно обрабатывали свою землю, но тревожимые сильными сосудами — кумыками и кабардинцами, которые, если даже и знали об их существовали, мало обращали внимания на горсть выходцев, рассеянных по лесам, не успевших еще ни обжиться, ни разбогатеть и не представлявших, следовательно, для хищнических набегов наездников богатой приманки. Сами чеченцы, чувствуя свою слабость, жили в то время смирно, не обижая никого и как бы скрываясь в своих лесах. Те же из них, которые выселилась ближе к кабардинцам, как, например, урус-мартанцы, или к кумыкам, как, например, качкалыковцы и мичиковцы, добровольно отдавались даже под покровительство тамошних князей, чтобы обезопасить себя от притеснения; они платили им ежегодную.

e) Изгнание Турловых.

15. Власть княжеская, которой они сами добровольно подчинились несколько десятилетий тому назад, показалась им тяжелым ярмом, когда они почувствовали себя в силах с успехом противиться своим врагам. Нужда миновалась, исчезла с нею вместе подчиненность и повиновение, оказываемые князьям, и Турловы, не находя более в Чечне ни уважения, ни послушания, к которому привыкли, покинули неблагодарных и переселились в Надсунженские и Теречные чеченские деревни, где долгое время еще пользовались правами, принадлежащими их роду.
16. Правление Турловых, никогда почти не касавшееся внутреннего устройства, мало изменило чеченцев в их гражданском быту; по выходе или скорее по изгнанию их, он представился в том же самом положении, как был первые времена населения края; вся разница состояла в том, что там, где прежде дымился в лесу одинокий хуторок, раскидывался теперь огромный аул, в несколько сот домов, большею частью одного родства. Круг связей общественных по-прежнему не переступал границ родственных связей, однако же, стал обширнее, потому что тохумы возросли непомерно. Чтобы выразить одним словом тогдашнее положение Чечни, можно сказать, что все формы общественные остались неприкосновенными; один размер общества изменился с возрастанием его материальных сил.

ж) Надсунженские и Теречные деревни.

17. Изображая общие черты гражданского устройства в Чечне, необходимо здесь сказать несколько слов о чеченских Надсунженских и Теречных деревнях, во многом нет сходств их с описанным нами выше. Левый берег Сунжи и правый Терека, по которым до возмущения 1840 года были расположены богатые чеченские деревни, населились чеченцами, вероятно, уже после большой и малой Чечни.
Земли, заключенные между Тереком и Сунжею, составляли издревле собственность кабардинских князей, имевших там свои покосы. Выходцы чеченские, селившись на земле, имевшей уже своих хозяев, должны были заключать условия с ними и подчиняться известным обязанностям в вознаграждение земли, которою они пользовались. Кабардинские князья в первые времена населения довольствовались наложением легкой подати, по мере пшеницы с каждого дома, потому что сами жили далеко оттуда в своих кабардинских аулах. Но впоследствии, когда Надсунженские и Понадтеречные деревни разбогатели и размножились, многие из них, покинув свои отцовские жилища, перешли туда на постоянное жительство и ввели в то время все формы феодального устройства, существовавшего в Кабарде, в простом и односложном строе чеченского общества.
18. Власть князей в трех чеченских деревнях, не уехавших за Сунжу в возмущение 1840 года (Старом Юрте, Новом Юрте и Брагунском), в настоящее время постоянно клонится к упадку, частью от влияния русской власти и введения наших законов, частью от того, что народ, разбогатевши и размножившись, начинает тяготиться податью, платимою князьям, которые ни в каком случае не могут отказать ему ни покровительства, ни защиты.

з) Духовенство.

19. Духовенству магометанскому (по смыслу самого Корана) не только предоставлено высокое значение и почетное место в обществе, но также и власть гражданская, дающая ему большое участие в управлении общественном. В самом деле, по завещанию пророка, суд и расправа между правоверными должны быть всегда деланы по шариату, т. е. согласно правилам суда, изложенным в Коране на всевозможные случаи преступлений; кому же, кроме мулл и ученых алимов, трудившихся всю жизнь над истолкованием часто темных и неопределенных изречений священной книги, должна принадлежать власть судная. Вот главная причина того величия и той важности, которые постоянно имеет духовенство во всех благоустроенных магометанских государствах. По образованию, стоя выше всех классов народа, к тому же держа в руках всесудную власть, оно управляло произвольно умами легкомысленных мусульман, привыкших во всех делах своей жизни покоряться его превосходству. Так было везде, в Турции, в Персии, в наших закавказских ханствах и даже в Дагестане. В Чечне одной, может быть, из всех мусульманских земель духовенство не пользовалось принадлежащим ему уважением до самого водворения Шамиля. Чеченцы всегда были плохими мусульманами; суд по шариату, слишком строгий по их нравам, в редких случаях находил место. Обычай и самоуправство решали почти все дела. Притом же, в Чечне, как было сказано выше, не существовало никакого единства и никакого порядка; в подобном обществе власть духовенства, основанная на уважении к религии и на некотором порядке гражданскому не могла найти способной почвы, чтобы укорениться. Не поддержанное чувством своего достоинства, духовенство пришло в упадок и до водворения Шамиля было бедно и невежественно; во всей Чечне не было ни одного ученого алима; молодые люди, посветившие себя изучению арабского языка и Корана (металимы), ходили воспитываться в Чиркей, в Акушу или Кази-Кумык.
Знание грамоты было единственное преимущество, которое чеченские муллы имели над своими прихожанами; оно доставляло им некоторое уважение в народе, потому что, как грамотные люди, они были необходимы при описи имения, при составлении духовных завещаний и других письменных документов. Вообще духовенство в Чечне не пользовалось никакими особыми правами и находилось в совершенной зависимости у мирян. Посвящения в духовное звание не существовало; каждая деревня выбирала себе какого-нибудь грамотея, знающего по-арабски, и назначала его своим муллою. Церковное служение, не требующее у магометанской религии особого приготовления, потому что оно состоит в древних молитвах, известных каждому, изредка решение по шариату некоторых тяжб и составление письменных актов, вот все обязанности и весь круг деятельности приходского муллы. В остальном образ жизни его ничем не отличался от мирян. При ежегодном дележе земель, он получал участок наравне с прочими жителями и как все прочие занимался хлебопашеством и торговлею. Особых доходов, предоставленных духовенству магометанскому, чеченские муллы не получали до водворения власти Шамиля. По Корану, каждый мусульманин обязан вносить ежегодно в свою мечеть десятину своей годовой жатвы и сотую скотину со своего стада. Сбор этот, называемый закатом, делится муллою на 3 пая: один берет он себе, а остальные два должен раздать бедняк, вдовам и сиротам. Кроме того, торговцы должны жертвовать ежегодно в мечеть десятый процента с годичного приращения их капитала, состоит ли он в деньгах, или в товаре. Сбор этот, подобно закату, делится муллою на несколько долей: одна из них принадлежит ему, а остальные должны быть розданы бедным. Но до настоящего времени обычай этих ежегодных приношений, подобно многим другим обрядам магометанской религии, был слабо исполняем в Чечне, по общей холодности в вере: немногие из набожных стариков уделяли часть своих доходов для вспомоществования бедным, но и те, которые в этом отношении строго исполняли заповеди Корана, редко вручали закат свой муллам, а большею частью сами раздавали его нуждающимся.
20. В некоторых больших деревнях было несколько мечетей и следственно несколько мулл; в таком случае один из них выбирался обыкновенно в кадии. Достоинство его не составляло какой-либо высшей степени в духовном звании и не давало ему никакой власти над прочими муллами. Кадий был ничто иное, как доверенное духовное лицо, которому предоставлялось пред прочими муллами исключительное право разбирательства по шариату случающихся в его околодке тяжб, составлено письменных актов и вообще все гражданские дела, в которых допущено было вмешательство духовенства. Муллы, живущие в округе, где находился кадий, должны были ограничиваться одним церковным служением; сбор заката с денежных капиталов делался кадием, который, отделивши часть, следующую бедным, мог все остальное взять себе, не удаляя ничего муллам. Впрочем, кадиев в Чечне было немного, потому что избрание их требовало от жителей единства, которое трудно было установить.

ГЛАВА II.

О СУДЕ ПО АДАТУ У ЧЕЧЕНЦЕВ.

а) Происхождение адата.

21. Адат есть суд по некоторым непринятым правилам или законам, установленным обычаем, освященным давностью. Вот как ичкеринские старики толкуют происхождение адатного суда. В прежние времена, говорят они, когда народ чеченский был еще малочисленным и жил в горах Ичкерии и по верховью Аргуна, все ссоры судились стариками; старики в то время были умнее, жили долго, знали многое и всегда решали справедливо по своему уму, не руководствуясь никаким законом. Впоследствии народ чеченский размножился, в горах стало тесно и многие племена выселились на плоскость к Сунже и Тереку. Новые племена сохраняли сперва обычаи предков и по-прежнему слушались стариков; но вскоре сделались буйными, перестали повиноваться и почитать старшин. Наконец, пароду наскучил беспорядок, никто не мог решить дело по уму предков; старики были не разумнее малых, потому что сами, пока держались на коне, проводили время в разбоях и не знали ничего, что было в старину. Всем общим голосом положили послать в Ношхой, колыбель чеченского народа, спросить, как делалось прежде, какой был порядок у дедов, чтобы опять ввести его у себя. Там старики на совете долго думались; их затрудняла просьба чеченцев не от того, чтобы они не знали преданий, но с тех пор, как выселились чеченцы, много переменилось у них самих. До того времени ношхоевцы не имели настоящей религии; они не знали правосудия Божьего и старики всегда судили справедливо по обычаям народа, но теперь они стали мусульманами. Многое, что приказывает религия, несогласно с их обычаем; многое, что допущено обычаем, запрещается Кораном. Старики думали, советовались и, наконец, решились согласовать народные обычаи с догматами Корана в тех случаях, где это оказывалось возможным, не отнимая совершенно от народа его любимую, разгульную вольницу. От этого составились теперешние законы адата для тех случаев, где народ, по своему праву, по своим обычаям, не мог судиться так, как приказано в Коране; в наследственных же делах, духовных завещаниях и опеке определили разбираться по шариату, так как повелено Богом, и с тех пор правила эти сохранились в преданиях и живут постоянно в памяти народной.
22. Таким образом, у чеченцев введено было смешанное законодательство, составленное из двух противоположных элементов-шариата, основанного на общих правилах нравственности и религии, и адата, по обычаям народа ребячьего и полудикого, которого первый закон единственный, краеугольный его гражданского устройства, это право сильного. Отсюда произошло, что адат распространялся и усиливался всякий раз, как шариат приходил в забвение, и на оборот адат падал и был отменяем каждый раз, как шариат находил ревностных проповедников и последователей.
23. В последнее время адат много потерпел от влияния русской власти; с другой стороны, вновь возникшее в Дагестане учение мюридизма, совершенно изменившее прежние условия общественной жизни, перешло и утвердилось в Чечне. В настоящее время прежний адат остался между чеченцами только в одних надтеречных деревнях, Новом и Старом Юрте и Брагунах и чеченских деревнях, живущих на кумыкской плоскости; но здесь он изменен влиянием русских законов.
24. Гражданственность вообще у горцев стоит еще на низкой ступени образованности. Почему в ней невозможно отыскать той определенности в правах, которая заметна у народов более образованных. Адат назвать можно первым звеном соединения человека в общество, переходом его от дикого состояния к жизни общественной. Человек, соединяясь в общество, ищет оградить себя от насилия, чувствуете необходимость в нужных для того условиях и создает правила, на которых должна покоиться жизнь общественная. Но правила эти, как и все созданное человеком в состоянии его младенчества, не полны, слабы и, по не имеют письмен, существуют в одних лишь преданиях; человек в них боится наложить на себя строгую узду закона; а потому исполнительной власти в адате почти даже не существует; штрафов и наказаний за преступления никаких нет, или положены весьма слабые. Вообще можно сказать, что суд по адату ничто иное, как суд посреднический, лишенный большею частью средств понудительных; решения его исполняются, если такова добрая воля судившихся, — пренебрегавшая, если одна из противных сторон находит их слишком невыгодными для себя.
25. Тут последняя граница закона и гражданского порядка и первая ступень к личному праву. Там, где закон бессилен, каждый получает обратно природное право мстить за обиду и наказывать своих врагов и вот начало этого странного законодательства канлы, законно признанного у всех горских племен, как дополнительный устав личного права, помещенного в своде их преданий и гражданских постановлений.

б) Право канлы.

26. Все личные обиды и важнейшие преступления, как то: убийство, насилие, у горцев никогда не судятся. По недостатку порядка и правильной организации их общества, совершивших злодеяния имеет всегда возможность уйти, от чего по адату допущено не только кровомщение или канлы на лица, сделавшие злодеяние, но и на его родственников. Канлы состоит в том, что родственник убитого должен убить убийцу или кого-либо из его родных. Те, со своей стороны, опять должны отмстить за кровь кровью и таким образом убийства продолжаются бесконечно.
27. От этого после каждого убийства между родственниками убитого и родственниками совершившего злодеяние возникает право канлы или кровомщения, которое потом переходит даже от одного колена к другому. Бывают впрочем, случаи, в которых канлы прекращаются. Для этого лицо, желающее примириться и против которого имеются канлы, отпускает себе волосы и через знакомых просит противника о прощении. Если последний согласится дать оное, тогда желающего примириться привозят к нему в дом и в знак примирения тот должен обрить его голову. Примирившиеся почитаются после кровными братьями и клянутся на Коране быть верными друг другу. Впрочем, иногда бывает, что, не смотря на примирение, простивший убивает своего кровного брата. За кровь можно также и откупаться, т. е. лицо, на которое имеется канлы, платит противнику известную сумму, за что тот при свидетелях должен дать клятву, что преследовать его не будет. В случае, если бы и после того тот, что согласился простить за деньги, убил бы потом откупившегося, то родственники могут заставить первого возвратить деньги или иметь на него канлы.

в) Разбирательство воровских дел.

28. Воровские дела у горцев подчинены обыкновенно разбирательству адата. Причина этому ясна: ответчик, не опасаясь строгости закона, идет без сопротивления на суд, надеясь оправдаться, ибо, в случае даже обвинения, наказание заключается в одном лишь возвращении истцу украденной от него вещи и небольшого штрафа, а именно: за украденную лошадь по 6 рублей, а за украденную корову со 3 руб. серебром.

Примечание. За покражу, сделанную в доме, т е. в сакле, вор обязан платить истцу двойную цену пропажи.

г) Обряд суда по адату.

29. Обряд суда по адату весьма прост. Противнику, желая кончить дело по адату, выбирают обыкновенно в посредники или судьи себе одного или двух старшин. Старшины для избежания лицеприятия выбираться должны не из того колена или тохума, которому принадлежат тяжущиеся, а непременно из другого. Старики выслушивают отдельно каждого из разбирающихся и, выслушав, произносят приговор. Старикам за суд ничего не платится.
30. Для обвинения необходимо, чтобы истец предоставил со своей стороны одного или двух свидетелей. Свидетели должны быть совершеннолетние, мужеского пола и не могут быть из рабского сословия (лай).
31. В случае, если бы истец не нашел свидетелей, то виновный оправдывается присягою на Коране . Сверх того, должны присягнуть в его оправдание 6-ть посторонних лиц по его выбору.
32. Очные ставки не требуются при суде адатом, и свидетели или доносчики, опасаясь мщения, обвиняют преступника втайне; от этого часто бывает, что обвиняемый по неведению выбирает в число свидетелей, присяга которых должна оправдать его, и то лицо, которое его уличает, и таким образом воровство открывается.
33. Иногда случается, что один доносчик имеет дело и разбирается с обвиняемым и если старики доказательства, им приведенные, найдут основательными и достаточными к обвинению, то обиженный получает удовлетворение по приговору их, не быв призван к суду.
34. При решении адатом необходимое условие, чтобы судьи единогласно положили приговор. В случае разноглася между стариками тяжущихся сторон выбирают других судей.
35. Если которая нибудь из тяжущихся сторон остается не довольною приговором и не хочет выполнить условий, на нее положенных, то тогда тяжущиеся имеют дело не только с противником, но и со свидетелями и со стариками, находившимися на суде, и те обязаны уже принудить его к исполнению. Впрочем, обвиненному предоставлено также право в этом случае выбирать других судей.
36. Выше было сказано, что в адате исполнительной власти не имеется, а потому может случиться, что обиженный не в состоянии будет принудить противника разбираться с ним, — тогда по адату предоставляется обиженному во всякое время украсть у последнего лошадь или какую бы то ни было вещь и таким образом, принудив противника разбираться с собою, он представляет украденный им вещи старикам, которые, оценив их, возвращают из них ему ту долю, на которую он имеет право, остальное же возвращается хозяину.
37. Такое же право предоставлено по адату слабому при тяжбе с сильным. Часто обидчиком может быть лицо, имеющее силу и вес в обществе, которого и старики не в состоянии принудить к исполнению приговора. В этих случаях обиженный, собрав свое имущество, оставляет обыкновенно деревню, в которой не нашел правосудия, бежит в то место, где по родственным связям он имеет более защитников и с помощью их старается украсть у лица его обидевшего лошадь, оружие или какую-нибудь вещь и принудить оное уже посредством этого к исполнению приговора.

д) Отношение отца к детям и обряд сватовства.

38. В Чечне не существует ни одного закона, определяющего или ограничивающего власть отца над детьми. Пока дети малолетние, пока не могут сопротивляться насилию, они в беспредельной зависимости отца; коль скоро подросли и владеют оружием, право сильного становится их законом, определяя отношения между ними и отцом. Все они почитаются членами одного дома и перед судом адата стоят во всем наравне. Право канлы может иметь место даже между отцом и детьми, и нередко бывали примеры, что если отец убивал одного из сыновей своих, то братья мстили отцу. На домашнее имущество отец и сыновья имеют равное право и последние могут заставить первого, когда им вздумается, делиться с ними и по адату предоставляется им одинаковая доля с отцом. Из этого происходят иногда странные случаи: у одно отца было шесть взрослых сыновей; когда он задумал взять другую жену, сыновья, узнавши его намерение, потребовали от него, чтобы он сперва разделился с ними, потому, говорили они, что было бы несправедливо дать по смерти его равную с ними долю в наследстве детям второй жены, тогда как теперешнее имение нажито их трудами. Отец должен был согласиться, имение было поровну разделено с сыновьями, и он взял новую жену, от которой нажил семь детей. По его смерти сыновья от первой жены вступили в спор с детьми второй и требовали, чтобы наследство отцовское было поровну разделено между всеми. Дело разбиралось по адату и старики оправдали первых. Остальное имущество было разделено на 13 частей и каждый из детей от второй жены получил только тринадцатую долю той части имения, которая досталась отцу после первого раздела.
39. Сколь независимы сыновья, столь напротив дочери подчинены отцу, пока они находятся в его доме. Он содержит их, как знает, и выдаете замуж, за кого хочет. Дочерям не предоставлено по адату никакого права участвовать в дележе отцовского имения, потому что за убийство совершенное ни дочь, ни дети ее, не отвечают .
40. Если по смерти отца дочери остаются незамужними, то старший брат или ближайший родственник обязан содержать их у себя и выдать замуж. Вообще адат не признает у женщины никакой собственности, кроме калыма или кебина, получаемого от мужа, и женихового подарка.
41. Женитьбе предшествует обыкновенно сговор или сватовство; когда отец согласится засватать дочь свою, жених делает девушке подарок, состоявший из шелкового головного платка и десяти рублей серебром. В этом заключается весь обряд сговора.
42. После того жених получает право видеться в тайне со своей невестой; но если они встретятся в гостях или вообще при чужих, приличие требует, чтобы они не говорили друг с другом; невеста должна отвернуться от жениха так, чтобы он не мог видеть ее лица.
43. Жених имеет всегда право оставить невесту или, как говорится, отпустить ее (ибермеае), т. е. дозволить ей по ее просьбе выйти за другого, но сама собою сговоренная девушка не может отойти от жениха; она должна смиренно ждать, чтобы он согласился освободить ее, или чтоб сам решился заплатить калым и взять ее к себе в жены.
44. Между сговором и женитьбой проходит часто несколько лет, иногда потому, что жених не имеет еще, чем заплатить калым; иногда, рассердившись за что либо на девушку, он не отпускает ее нарочно долгое время, а сам между тем женится на другой.
45. От отца зависит засватать дочь свою, за кого хочет; но есть обычай, по которому девушку можно получить от брата. Если брат во время пирушки согласится выпить за здоровье сестры с кем-либо из присутствующих и тут же примет от того какой либо мелкий подарок, сестра его засватана и он обязан принудить отца выдать ее за своего приятеля. В противном случае отдаривший брата преследуете его как за кровную обиду. Впрочем, это средство редко употребляется и принадлежит к отчаянным попыткам искателей, которые не надеются обыкновенным путем получить руки девушки.
46. К таковым же должно отнести следующий, довольно странный обычай, существующий у чеченцев. Молодой человек сговаривается с несколькими своими приятелями схватить девушку и силою привести ее к себе в дом. Для этого они выбирают время, нападают на нее все вдруг и, не смотря на сопротивление, на драку, возникающую с родственниками, уносят ее в дом влюбленного. Тут они запирают их вдвоем, а сами караулят у дверей, пока тот не позовет их в комнату. При них девушка объявляет тогда, хочет ли она воротиться в дом родителей, или остаться у любовника; обыкновенно необходимость заставляет ее выбрать последнее и тогда она становится его законною женою.
47. Отец невесты, получивший калым от жениха, обязан передать его сполна дочери в то время, как она вы ходит замуж.

е) Отношение мужа к жене.

48. Калым и жениховый подарок составляют неприкосновенную собственность замужней женщины. Без ее согласия, муж не имеет права ими распоряжаться и если бы он вздумал принудить жену, она может прибегнуть к родственникам своим и просить их защиты.
49. Во всем остальном жена подчинена мужу, как своему законному господину. Она должна работать на него, сносить безропотно наказание и во всем своем поведении оказывать ему раболепное уважение холопа к вольному; жена находится при муже и не ест вместе с ним. Таковое положение женщины естественно в обществе необразованном, полудиком, где преимущество физической силы признается законным правом.
50. Женщина, не смотря на рабство, в котором находится, пользуются, однако же, некоторыми правами и ограждаются несколько обычаем от беспредельного самовластия мужчины. В самом деле, муж ни в каком случае не может лишать жизни жены своей, даже тогда, когда он убеждается в ее неверности: обычаем представляется ему право согнать ее со двора и зубами откусить нос.
51. Жена может всегда, если хочет, развестись с мужем; но в таком случае она должна выйти из дому, оставив мужу свой калым и все находившееся у нее имущество.
52. Если же, напротив, муж первый требует развода, он должен отпустить жену с калымом и со всем ей принадлежащим.
53. Над детьми мать не имеет никакой власти и едва только пользуется тем почитанием, которое сама природа вложила в человека к виновнице его бытия.

ж) Права наследства, духовные завещания и опека.

54. В определении порядка наследства и взаимных прав родственников постановлено руководствоваться одними законами шариата, но и тут древний обычай чеченцев заменяет часто повеления Корана и адат действует совместно с шариатом, отстраняя частью последней. Отсюда происходит смешанное законодательство, носящий двоякий отпечаток и по временам, смотря по воле тяжущихся, опирающееся то на адат, то на шариат.
55. Естественное право сыновей наследовать поровну отцовскому имению признано одинаково по адату и шариату; но состояние дочерей определяется ими различно. Адат устраняет их совершенно от дележа имения; по шариату, напротив, дочь получает третью долю имения, достающегося брату.
56. Впрочем, надо заметить, что незамужняя сестра поступает обыкновенно по смерти отца на попечение старшего брата или дяди, которые обязаны содержать ее до замужества и составить ей приданое.
57. Если отец умирая не оставил после себя сыновей, делится на две равные части: одна половина отдается дочери, другая ближайшему родственнику; когда несколько дочерей, имение делится на 3 доли, две принадлежать дочерям, третья отходит родственнику.
58. Закон наследования по одной нисходящей лишь не соблюдается у чеченцев по неимению прямых наследников; имение сына переходит к отцу предпочтительно пред братьями и племянниками.
59. Точно также дядя во многих случаях предпочитается двоюродным братьям. Оно естественно должно быть в обществе, где не существует отцовской власти над взрослыми сыновьями и где отец почитается равным с ними.
60. В Чечне, где почти нет понятия о личной недвижимой собственности, домашнее имущество, временно приобретенное трудом каждого из членов семьи, должно поровну делиться между ними, потому что каждый, не исключая самого отца, одинаково участвовал в приобретении.
61. Доселе еще право собственности в понятии чеченцев не имеет иного основания, как личный труд или насильное завладение, и потому неудивительно, что отец, обязанный, во всякое время, по требованию сыновей делить с ними дом свой, получает по смерти одного из них право наследовать его имуществом предпочтительно перед другими членами семейства.
62. Жена не наследует мужу, но должна выйти за ближайшего его родственника, если тот пожелает ее взять; в противном случае она получает 4-ю долю мужниного имущества и приобретает право самовластно собой распоряжаться.
63. По смерти жены, муж, ни в каком случае не становится ее наследником.
64. Принесенный ею в замужество калым, жениховой подарок и другое, могущее быть нажитое ею имущество, делится между детьми, соблюдая те же правила, что в дележи отцовского имения, т. е. чтобы доля сестры составляла третью часть братниной доли.
65. Если жена бездетна, имущество ее возвращается в дом родительский или переходит к ближайшим ее родственникам.
66. По неимению прямых наследников, к которым по чеченскому обычаю должно причислить и отца, имение покойного переходит в боковые линии, к родным братьям предпочтительно пред племянниками, а племянникам предпочтительно пред дядями и к дядям предпочтительно пред двоюродными братьями.
67. Есть, сверх того, обычай, по которому замещаются посторонним лицом все прямые наследники. Хозяин наследует после своего кунака, умершего у него в доме, — все вещи, которые при нем находились, т. е. платье, оружие и тому подобное, остаются в пользу хозяина, хотя бы у гостя были дети, отец или родные братья.
68. Этот обычай основан на понятии, которое все горцы вообще имеют о гостеприимстве. Куначество почитается наравне с родством и потому хозяин, наследовавши после своего кунака, обязан принять его канлы точно так, как и прочие родственники.
69. Долги, оставшееся после покойника, должны быть уплачены из имения прежде раздела его между наследниками, если между ними и заимодавцами не существует особой сделки.
70. В случае если бы заимодавец объявил претензии, когда имение уже разделено, тогда долг разделяется поровну между всеми наследниками мужеского пола.
71. Для того, чтобы претензия заимодавца была действительна, он обязан представить письменный документ на долг, засвидетельствованный двумя свидетелями и скрепленный кадием, и кадий по этому же документу обязан удовлетворить заимодавца из имения.
72. Когда умирающий человек одинокий, без родства, ему предоставляется право завещать имение свое, кому он желает по произволу. Это единственный случай, в котором духовное завещано повойника имеете полную силу.
73. Когда же остаются по нем родственники, он не может ни под каким предлогом отстранить их от законного наследства в пользу постороннего лица.
74. Посмертные пожертвования в мечеть и на благоугодные дела дозволяются, если они не превышают третей доли имения.
75. Составление духовных завещаний, как дело, требующее грамотного и добросовестного человека, принадлежит духовным лицам, кадию или, по неимению его, мулле. Желающий передать свою последнюю волю призывает кадия и двух посторонних свидетелей, при которых кадий пишет с его слов духовное завещание и скрепляет своею печатью вместе со свидетелями. Составленная таких образом духовная хранится у завещателя и по смерти его получает законную силу.
76. Введение во владение наследников производится тоже чрез духовные лица. Кадий обязан тотчас, по объявлению ему о смерти одного из его прихожан, составить подробную опись всего имения умершего и пещись о его целости до тех пор, пока не кончится раздел между наследниками. Тогда кадий дает им оное по составленной описи, а если наследники малолетние, то опекуну их.
77. Исполнение в точности воли умершего, когда она не противна существующим законам, возложено по обычаям на кадия.
78. Назначение душеприказчика особою волею покойника допускается только по неимению кадия, если, например, чеченец умрет на чужой стороне или посреди неверных.
79. В случае, когда наследники малолетние, управление имением принадлежит по праву ближайшему родственнику, дяде или старшему брату, а по неимении их — кадию.
80. Опекуну не предоставляется никакой доли из доходов имения; за то он не обязан представлять экономий ни давать отчетов о своих расходах, лишь бы только сохранено было в том виде, как оно принято по описи кадия и питомец содержим был прилично своему состоянию.
81. Если родственники заметят недобросовестные действия опекуна, растрату собственности или дурное обращение с питомцем, они имеют право жаловаться кадию, который разбирает дело и, если найдет опекуна виновным, сменяет его и принуждает дополнить из своего имения растраченную долю имения малолетнего.
82. Совершеннолетие полагается в 15 лет. Тогда кончается опека и опекун, в присутствии кадия и родственников, сдает имение своему бывшему питомцу согласно той описи, по которой сам его принимал; что не достанет, обязан он пополнить из своего.
83. Само собою, разумеется, что женщины не допускаются к опеке.
84. Если старший брат совершеннолетний то может требовать выдела себе части имения. Для этого он обращается к кадию, который, с двумя или тремя свидетелями, разделив поровну все имение, кидает жребий, и та часть, которая придет на долю старшего брата, поступает в его собственность.

ГЛАВА III.

О НОВОМ УДРАВДЕНИИ, ВВЕДЕННОМ ШАМИЛЕМ.

а) Правление Шамиля.

85. В начале 1840 года чеченцы отложились от русских и призвали к себе Шамиля. Постигая хорошо народ, с которым он имел дело, зная дух непостоянства и своеволия, отличительный черты народного характера чеченцев, Шамиль не вдруг согласился приехать в Чечню; наконец после продолжительных переговоров он прибыл в Урус-Мартан и согласился принять управление над Чечнею, но не иначе, как на том условии, чтобы чеченцы дали ему, наперед присягу в строгости выполнять все издаваемые им законы и постановление.

б) Обстоятельства, способствовавшие Шамилю к утверждению власти своей в Чечне.

86. С раннею весною 1840 г. почти все надтеречные и сунженские деревни бежали за Сунжу. Возмутившись против русских, те деревни, которые жили на левом берегу Сунжи, не могли не остаться на прежних местах: там за возмущение неминуемо следовало бы наказание. Они искали спасения в лесу, но и леса чеченские не могли совершенно защитить их от русского оружия. Для постоянного противодействия сильному неприятелю, нужно было единство и энергия в действиях, а это дать лишь может воля одного человека. Человеком этим у чеченцев был Шамиль, а потому и неудивительна та безусловная покорность приказаниям Шамиля, которой подчинили себя в начале чеченцы. Последовавшие затем обстоятельства, движение наших войск в Чечню и разграбление аулов способствовали более к утверждению власти Шамиля. Гонимые с одного места на другое, в ежеминутном страхе наказания за непокорность, чеченцы искали спасения в благоразумии и воле того человека, которого избрали себе в начальники. Шамиль пользовался этим, он утешал их сладкою надеждою в будущности, представлял разорение их аулов нашими войсками, как временное, скоропроходящее бедствие. Тут, конечно, он действовала возбуждая и религиозный фанатизм, который более или менее всегда и легко возбудить в невежественном народе, когда он находится в несчастном положении.
87. Наибы иногда не довольствуются сбором в партию с каждого семейства по одному человеку, но приказывают выходить всем, кто только в состоянии носить оружие, и тогда оставляется в каждой деревне пять или шесть человек вооруженных. Такого рода сборы бывают очень редко.

в) Военные постановления.

88. Военные и политические преступления судятся первоначально мазунами и ежели преступление виновного не столь важно, чтобы оно заслуживало смертную казнь, то произносит приговор и наказывает виновного сам мазун, приводя свое решение в исполнение посредством муртазеков.
89. Важные же преступления, быв рассмотрены прежде мазуном, поступают на решение к наибу.
90. Как наиб, так и мазун, при разбирательстве военных преступлений, обязаны руководствоваться особым сводом законов, изданных на этот предмет Шамилем.
91. По этим законам, за побег к неприятелю и измену определена смертная казнь.
92. Кроме виновника, который заочно присуждается к смертной казни, за него отвечают еще 10 поручившихся, которые обязаны заплатить пени 50 рублей серебром, и для этого в Чечне все мужеское народонаселение совершеннолетних людей разделено на десятки и зачисленные в оные составляют круговую поруку и обязаны наблюдать за поступками один другого.
93. За изменническое отношение, как то: шпионство, полагается также смертная казнь.
94. Всякое сношение с племенами, покорными русскому правительству, хотя бы и торговое, строго воспрещается; провинившегося сажают в яму и наказывают телесно.
95. За ослушание и неповиновение старшему мера наказания зависит от важности обстоятельств, в которых оно оказано было. Так, например, на поле битвы или во время похода нередко случалось, что ослушание наказывалось смертью; в других же менее важных случаях преступник подвергается обыкновенно телесному наказанию.
96. За неявку на службу наказывает всегда ближайший начальник по своему усмотрению. Наказание заключается обыкновенно в заключение виновного в яму на известное число дней или в палочных ударах.
97. Таким образом, власть Шамиля более и более принимала формы правильные и положительные и надо сказать при этом, что, раз приобретя власть, Шамиль уже не терял ее; напротив, каждый случай, всякое ничтожное обстоятельство служили ему предлогом к утверждению его владычества и он искусно налагал на чеченцев оковы, от которых освободиться им после сделалось уже невозможно.

г) Меры, принимаемые Шамилем к упрочению своей власти

98. Первым действием Шамиля, по прибытию в Урус-Мартан, было потребовать аманатов из тех семейств, которые имели наиболее влияния в народе. После он начал вербовать в мюриды к своим сообщникам лучшее юношество. Мирами этими он привязал к себе первые чеченские семейства; каждый, вступивший в мюриды к Шамилю, к Ахверды Магома, к Шуаип Мулле и другим лицам, близким Шамилю, приносил на Коран присягу слепо и свято исполнять все приказания, какого бы рода они не были. Он обязывался поднять руку даже на родного брата, если бы начальник того требовал. Таким образом, мюриды составили как бы особенный орден, чтивший волю лишь человека, на службе которого они находились, и забывшие для него самые узы родства. Столь строгий устав мюридизма в руках такого умного человека, как Шамиль, служил для него самым верным орудием к распространению власти, и он употреблял мюридов к истреблению опасных для него людей. Мюрид, совершивший несколько убийств по приказанию своего начальника, не только ставил тем себя в полную зависимость от последнего, но давал вместе с тем и ручательства ему в верности своего семейства и даже родственников. Возбудив против себя убийством врагов, мюрид находил спасение в руке лишь человека, восстановившего их против него. Семейство мюрида, и без того уже привязанное к начальнику, коему он служил, по влиянию какое первый имел на судьбу любимого ими человека, еще более привязывалось к нему, когда мюрид делался убийцей. По обычаю, существовавшему прежде у чеченцев между семейством мюрида, совершившего злодеяние, и между родственниками убитого, возникало кровомщение и оттого невольным образом семейство, и родственники мюридов поступали в число слепых приверженцев Шамиля и карателей его врагов.
99. Приобретя посредством мюридов влияние в Чечни, Шамиль начал помышлять об упрочении там своей власти. Дабы обуздать вольность дикого народа, он нашел нужным уничтожить адат, потворствующий слабостью своих постановлений буйным страстям чеченцев, и вместо адата предписал судить все преступления по шариату.
Действия наших войск в Чечне 1840 года и 1841, не имевшие положительных результатов ибо они не повели нас к завоеванию равнин чеченских, а возбудили только опасения жителей, которых гроза оружия нашего заставила предаться, безусловно воле Шамиля, способствовали последнему более и более к утверждению власти своей в Чечне на прочном основами. В непродолжительном времени Шамиль ввел в этой стране новую администрацию, положил основание правильному образованию войска и издал свод новых постановлений, незнакомых дотоле чеченцам, — это свод законов военных и политических.

д) Управление.

100. Ныне Чечня разделяется на три участка: Мичиковский, большую и малую Чечню. Каждый из этих участков имеет своего особого начальника, который соединяет в лице своем военную и гражданскую власть; начальник этот называется наибом.
101. Для разбирательства гражданских дел при наибе постоянно находится кадий.
102. Наибство делится на округи, которые управляются мазунами; при мазуне для разбирательства дел находится мулла.
103. Кроме того, в каждой деревне мулла, решающий дела словесно. Муллы эти составляют первую инстанцию судебной власти. Рассмотренные ими дела поступят потом на решение мазуна, а в важных случаях мазун представляет их на рассмотрение и решение наибу .
104. Для решения дел, касающихся управления верховного суда, в Даргах (главное местопребывание Шамиля), по предложению Джамал Эдина, учрежден в 1841 году совет (Диван-Хан), в котором присутствуют люди духовного звания и известное ученостью и преданностью Шамилю и мюридизму.
105. Для приведения в исполнение приказаний и распоряжений начальников, при каждом из них находится постоянная стража, составленная из мюридов; число людей в оной неодинаково и простирается от 100 до 200 и даже до 300 человек.
106. При мазуне мюридов заменяют муртазеки. Они набираются из 10 семейств по одному. Муртазеки составляют также отборную конницу, действующую на поле битвы отдельно от прочих войск, под командою своего мазуна.

е) Военные силы и учреждения.

107. По первому востребованию Шамиля, наибы обязаны давать войско. Каждое семейство обязано выставить одного вооруженного, пешего или конного, по назначению, сделанному наибом, и снабдить его нужным провиантом. Над этими людьми назначены десятники, сотейники и пятисотенные начальники.
108. Сбор большой партии производится обыкновенно следующим образом. Наиб рассылает к мазунам мюридов, с приказанием о сборе и о заготовлении на известное число дней провианта. Те, в свою очередь, рассылают муртазеков к сотенным начальникам и сотенные обязаны уже, собрав свою сотню, являться с нею на сборный пункт, где над собравшеюся партиею принимает командование наиб. О заготовлении же провианта муртазек обращается к бегеулам или десятникам, имеющимся в деревнях, на обязанности которых лежит наблюдение за исправным отбыванием повинностей. Мазун после того собирает своих муртазеков и, явившись с ними к наибу, командует ими в продолжение похода и употребляется со своею конницею в действие по усмотрению наиба. Место же мазуна, в его отсутствие, занимает один из оставленных их муртазеков,

ж) Награды.

109. За заслуги и храбрость Шамилем установлены особые ордена заключающееся в особых знаках отличия, то есть медалях, денежных наградах и подарках .

в) Доходы.

110. На содержание муртазеков, духовенства, мечетей, бедных, вдов и сирот указаны Шамилем особые доходы. Как Шамиль есть голова духовенства и правления и предводитель военных сил, то эти доходы поступают к нему и составляют так называемую шариатскую казну. Источники доходов следующие: 1) Закат или десятая часть с доходов имения 2) Хомуз — пятая часть со всей добычи и 3) Бойтнул-мом — штрафные деньги, взыскиваемые за разные преступления и имущество, оставшееся по смерти казенного преступника.

II. СВЕДЕНИЯ

по программе об адате или суде у чеченцев .

1843 ГОДА.

1. Разделение чеченского племени на сословия, включая и крепостной класс людей. Все чеченское племя делится на вольных людей и на рабов или лаев. Собственно в Чечне крепостного сословия не имеется. В оставшихся же нам верными Теречных и Сунженских деревнях, Старой и Новом Юрте и Брагунах, существуют князья и чагары, принадлежащие к крепостному сословию. Духовенство составляет особый класс в народе.
2. Права и обязанности каждого класса и отношение одного сословья к другому. Отношение лая к своему господину есть то безусловное рабство, которое существовало в древнем мире. Лай или холоп понимается не членом общества, а вещью своего хозяина, имеющего над ним полную власть. Лай может быть продан, лишен жизни по воле своего господина; приобретенною им собственностью он владеет до тех пор, пока господин не вздумает себе ее присвоить. Как скоро лай отпущен на волю, то называется азатом и вступает в новый класс людей. Дети отпущенника пользуются всеми правами коренных чеченцев.
3. Какие дела и преступления должны рассматриваться адатом. Адат есть свод обычаев или законов, передаваемых через предания судом. По адату разбираются преимущественно дела воровские и женские. Адат тоже имеет место в некоторых случая и при наследстве и дележе имения. Bсе личные обиды и важнейшие преступления, как то: убийство, насилие, по адату никогда не судятся и право канлы, т. е. кровомщение, предоставленное в этих случаях обиженным, заменяет закон.
4. Права и обязанности каждого сословия. Как в Чечне весь народ разделен на вольных людей и рабов, то и права сословий могут заключаться в одних только отношениях, существующих между хозяином и рабом. Духовенству особенных прав в Чечне никаких не предоставлено.
5. Наследственное право всех состояний. Наследственные права для всех состояли в Чечне одни и те же, за исключением рабов, которые собственности не имеют.
6. Раздел имений. В определении порядка наследства и взаимных прав родственников на имение определено руководствоваться законами шариата; но и тут древний обычай чеченский заменяет часто повеления Корана и адат действует совместно с шариатом, отстраняя частью последний. Естественное право сыновей наследовать поровну отцовскому имению признано одинаково по адату и по шариату, но права дочерей определены ими различно: адат устраняет их совершенно от дележа имения, тогда как по шариату дочь получает третью долю имения, достающегося брату. Надо заметить, однако, что незамужняя сестра поступает обыкновенно по смерти отца на попечете старшего брата или дяди, которые обязаны содержать ее до замужества и составить ей приданое.
7. Обряд духовных завещаний и исполнения по оным. Когда умирающий человек одинокий, без родства, ему предоставлено завещать имение, кому он захочет по произволу. Это единственный случай, в котором духовное завещание покойника имеет полную силу; когда же остаются по нем родственники, он не может ни под каким предлогом отстранить их от законного наследства в пользу постороннего лица. Посмертные пожертвования в мечеть и на благоугодные дела дозволяются, если они не превышают третей доли имения. Составление духовных завещаний, как дело, требующее грамотного и добросовестного человека, принадлежит духовным лицам — кадию или, по неимению его, мулле. Желающий передать свою последнюю волю призывает кадия и двух посторонних свидетелей, при которых кадий пишет с его слов духовное завещание и скрепляет своею печатью вместе со свидетелями. Составленная таким образом духовная хранится у завещателя и по смерти его получает законную силу.
8. Отношение детей к родителям и их права. В Чечне не существует ни одного закона, определяющие или ограничивающие власть отца над детьми. Пока дети малолетние, пока не могут сопротивляться насилию, они в беспредельной зависимости у отца; коль скоро подросли и владеют оружием, право сильного становится их законом, определяя отношение между ними и отцом. Все они почитаются членами одного дома и перед судом адата стоят во всем наравне. Право канлы может иметь место даже между отцом и детьми и нередко бывали примеры, что если отец убивал одного из сыновей своих, то братья мстили отцу. На домашнее имущество отец и сыновья имеют равное право, и последние могут заставить первого, когда им вздумается, делиться с ними, и по адату предоставляется и одинаковая доля с отцом. Сколь независимы сыновья, столь, напротив, дочери подчинены отцу, пока они находятся в его доме. Он содержит их, как знает, и выдает замуж, за кого хочет. Дочерям не предоставлено по адату никакого права участвовать в дележе отцовского имения, потому что, за какое либо совершенное убийство ни дочь, ни дети ее не отвечают. Если по смерти отца дочери остаются незамужними, то старший брат иди ближайший родственник обязан содержать их у себя и выдать замуж. Вообще адат не признает за женщиною никакой собственности, кроме калыма или кебина, получаемого от мужа, и женихового подарка. Над детьми мать не имеет ни малой власти и едва только пользуется тем почитанием, которое сама природа вложила в человека в виновнице его бытия.
9. Отношение мужа к жене и обратно. Калым и жениховый подарок составляют неотъемлемую собственность замужней женщины, и на имение жены муж не имеет никакого права. Впрочем, жена у чеченцев во всем подчинена мужу, как своему законному господину. Она должна работать на него, сносить безропотно наказания и во всем своем поведении оказывать ему раболепное уважение холопа к вольному; жена не садится при муже и не ест вместе с ним. По случаю неверности муж не имеет права умертвить свою жену, иначе он бы имел канлы с ее родственниками. По чеченскому обычаю он может в помянутом случае откусить ей нос.
10. Мера наказанья за преступленья всякого рода. По адату никаких не положено наказаний за преступление, кроме небольших штрафов.

III. СВЕДЕНИЯ

об адате или суде по обычаям кавказских горцев Владикавказского округа

(ЧЕЧЕНСКИХ ОВЩЕСТ-ДЖЕРАХ, КИСТИН, ГАЛГАЕВ, ЦОРОВ ИНГУШ И КАРАБУЛАГ), 1844 ГОДА .

Разделение обществ на сословия.

1. Народы чеченского племени, живущие на северной покатости кавказского хребта, вдоль правого берега Терека до равнин малой Кабарды, суть: джераги, кисты, галгаи, цоры, назрановцы или ингуши и карабулаки.
2. Народы чеченского племени не разделяются на сословия, а все они состоят из одного только сословия вольных людей, из коих ни одна фамилия не имеет никакого преимущества перед другими.

Об адате и суде по адату.

3. У народов чеченского племени судьи (келохой) выбираются из посторонних почетных людей и каждая из противных партий высылает на суд равное число судей, смотря по важности дела, от одного до пяти. См. второй осетинск. сборник, общие адаты осетин и чеченцев, стран. 19, статья 66-84.

Наследственное право.

См. второй осетинский сборник стр. 24, статьи 85-86.

Раздел имения.

4. Если есть несколько сыновой, то имение разделяется у народов чеченского происхождения поровну между всеми сыновьями.
См. выше, во втором осетинском сборнике общие адаты осетин и чеченцев, стр. 24, статьи 87, 94-96.

Отношения членов семейства между собою.

См. во 2-м осетин. сборнике, общие адаты осетин и чеченцев, стр. 26, статьи 97-104.

Мера наказания за провинности всякого рода.

5. У народов чеченского происхождения платится за смертоубийство первоначально 12 коров и сверх того требуется непременно кровь за кровь, что и исполняется при первой встрече враждующихся.
6. Если чеченец убьет свою жену, и она не имеет детей, то он должен заплатить родственникам ее 85 коров. Если же убитая им жена им4ла детей, то он заплатит только 12 коров. Вообще муж, убийца своей жены, будет всеми презираем, и он не может более показываться ни в каком обществе.
7. За нанесенную рану платится у чеченцев: за отрубленную ногу или руку и за выколотый глаз 70 коров; за рану в голову и за отрубленное ухо 12 коров; за менее значительные раны — от 1 до 5 коров.
8. Между народами чеченского племени существуете обычай, что если кто задолжал так, что не может расплатиться деньгами, то он, без позволения заимодавца, не может выдать замуж свою дочь, пока окончательно не расплатится с долгом.
См. во 2-м осетин. сборнике общие адаты осетин и чеченцев, стр. 28, статьи 109, 118-123.

IV. ВЫПИСКА

о правах и обычаях чеченцев Владикавказского военного округа 1849 г.

I. Народный обычай Джераховского общества.

1. За девицу платят калыма 300 р. серебром.
2. За вдову платят калыма 200 р. серебром.
3. За смертоубийство. Если джераховец убьет кого из общества тагаурцев или из других кого, тогда они мстят ему за кровь смертоубийством же; если же из прочих обществ кто убьет джераховца, то следуют тому же обычаю; а если этот случай произойдете с галгаевцами, тогда в течение года, как тем, так и другим, платится 12 штук рогатого скота и три барана, а по истечении года они убивают его на смерть.
4. За нанесение ран. Если ссора произойдет с народом галгаевского общества и друг другу нанесут тяжелую рану, тогда раненному платят 60 штук рогатого скота; если же рана будет незначительна, тогда платят 12 штук скота.
5. За обиды и оскорбления. Обидчик делает обиженному угощение и отдает ему за обиду лошадь с конскою сбруею.
6. За прелюбодеяние. Если муж со своею женою застал прелюбодея, тогда он его тут же убивает; если же не успел убить и прелюбодей скрылся от него, тогда муж жене своей отрезает нос и отправляете к ее родственникам. Потом объявляет о сем своему обществу, которое по их нему обычаю налагает штраф, заключающийся в 46 штуках рогатого скота в пользу предъявителя штрафа. Этот разделяется на две части: одна на прелюбодея, а другая на отца или родственников прогнанной женщины.
7. За насилие. Если мужчина изнасильничает женщину или девицу, тогда преступник платить ей за бесчестие 24 штуки рогатого скота.
8. За воровство. Если кто украдет лошадь и потом возвратит ее обратно к хозяину, то он платит 22 коровы и угощает. Если же не возвратит лошади, тогда платит 32 штуки скота и угощает.

II. Общество Назрановцев.

9. За девицу платят калыму 21 корову.
10. За вдову платят такой же калым, как и за девицу, а иногда, по уважению родственников вдовы, платят только 12 коров.
11. За смертоубийство. Если из Назрановского общества кто-либо убьет человека этого же общества, тогда он должен в течение года уплатить 12 коров и 3 барана, а по истечении года он убивается родственниками убитого. Если же человек Назрановского общества убьет тагаурца, тогда назрановец платит родственникам убитого за кровь 70 штук рогатого скота и если тагаурец убьет назрановца, тогда оп платит такое же число скота. Два эти общества, назрановцы и тагаурцы, полагаются ближними так, что по случаю сватовства они дочерей своих берут один из общества тагаурцев, а другой из общества назрановцев, которые общества держат один обычай; только в том разница, что тагаурцы за убитого берут с назрановцев 70 штук скота, а назрановцы с тагаурцев меньшее число скота.
12. За нанесение ран. Если ранить человека так, что он будет подвергаться смерти или увечью, тогда платят в пользу раненного 70 штук рогатого скота. Если же рана будет незначительна, тогда платят за оную только 12 коров.
13. За разного рода обиды и оскорбления виновный делает обиженному прощение по их нему обычаю.
14. За прелюбодеяние. Если муж со своею женою застанет прелюбодея, тогда он его тут же убивает. Если же не успел убить и прелюбодей скрылся от него, тогда муж жене своей отрезает нос и прогоняет к ее к родственникам потом объявляет о сем своему обществу, которое по их нему обычаю налагает штраф, заключающая в 46 штуках рогатого скота в пользу предъявителя. Штраф этот разделяется на две части: одна на прелюбодея, а другая на отца или родственника прогнанной женщины.
15. За насилие. Если мужчина снасильничает женщину или девицу, тогда преступник платит ей за бесчестие 24 штуки рогатого скота.
16. За воровство. Если кто украдет лошадь, тогда вор платит хозяину 30 штук рогатого скота. Если же он доставит украденную лошадь обратно к хозяину, тогда он платит 20 штук скота. Если же украдет из дому какое либо платье или оружие, тогда вор за все это платит деньгами то, что стоит хозяину вещь, и сверх того отдает 12 штук скота.

III. Общества Галгаевцев, Камбилеевцев и Карабулаков.

17. Они следуют тому же обычаю, как и назрановцы, только в том разница, что карабулаки за смертоубйство платят в течение года две коровы, а по истечению года преступник также подвергается смерти от родственников убитого.

IV. Общество Кистинцев.

18. За девицу платят калыма 18 коров, а в случае если кто возьмет за себя замуж силою, без согласия ее родителей, то он должен внести такой же калым.
19. За вдову платят калыму 12 коров, а в случае же на не будет любить своего мужа и выйдет за другого замуж, тогда последний должен заплатить 45 коров, и такое же число платит отец ее.
20. За смертоубийство. Если смертоубийство произойдет между собою, тогда виновный в течение года платит родственникам убитого 5 коров и 4 барана; а по истечении года его убивают на смерть родственники убитого. Если же родственники убьют преступника ранее года, тогда отданные 5 коров и 4 барана должны рассчитаться по времени года и сколько недоставало времени до года, он должен ту часть возвратить обратно; а если виновного убьют по истечении года, тогда отданный скот остается в пользу родственников. Если же таковой случай произойдет с галгаевцами, тогда они равномерно платят в течение года 12 коров и 3 барана, а по истечении года он также подвергается убийству, и если преступник имеет родственников, живущих раздельно, то самый ближний платит, независимо от уплаченных первым, еще 5 коров и по нем все родственники следуют тому же обычаю, только пониженною платою так, что последний от первого платит самую малую часть из баранов; а если кто не уплатить, то его могут убить вместо преступника и бывает по обычаю примирение, т. е. за кровь убитого мужчины виновный платит 130 коров, а женщины 90 коров, и по уплате преступник свободен и иногда происходит в их нем народе друг с другом драка; а с другой стороны, если человек кого-либо из них убьет, то кровомщение за убийцу не считается, а за оную уплачиваете 30 коров тот, с кем убитый имел драку.
21. За нанесете ран. Если ранить шашкою в руку так, что раненный не будет владеть ею, платят ему 70 коров, по локоть 50, по кисть 30. За таковые же раны, если будут нанесены в ногу, то платится тоже самое, как сказано выше. Если выбьет вовсе глаза, то платят 60 коров. Если рана будет нанесена в голову, так что будет виден мозг, тогда платят от 10 до 12 коров. Если же рана незначительна, тогда платят от 1 до 5 коров. Если ранят человека так, что будет видна печень, или в какую-либо часть тела, без повреждения кости, платят 12 коров.
22. За различного рода обиды и оскорбления. Так как обиды и оскорбления не считаются унизительными, то потому за это ничего не взыскивается.
23. За прелюбодеяние. Если муж со своею женою застанет прелюбодея, тогда он в азарте убивает его на смерть; за это он должен отдать родственникам убитого 12 коров, а кровь остается за ними если через несколько времени родственники убитого убьют первого, тогда они платят родственникам последнего ружье в 10 коров, лошадь в 8 и сверх того еще 8 коров, что составить 24 коровы Бели же прелюбодея первый не успел убить, тогда он платит ему за бесчестие жены его 24 коровы; жене же своей муж отрезает нос и прогоняет к ее родителю. Если же он прогнал жену без оскорбления, тогда муж получает от отца жены тоже 24 коровы.
24. За насилие. Если мужчина изнасильничает девушку засватанную, то он платить жениху ее 45 коров. Ему же такое число коров платит отец ее, но уже первый жених отказывается от нее, и она выходить замуж за того, кто ее изнасильничал.
25. За воровство. Если кто украдет лошадь, быка или корову со двора и доставить лошадь обратно к хозяину, тогда вор платит 22 коровы; а буде не доставить украденную лошадь обратно, тогда платить 32 коровы, за одного быка платить 4 быка и 2 коровы, за корову 7 коров. Если украдет с поля, платить за лошадь 30 коров, за быка и корову за каждую по 4 скотины. Если вор украдет оружие, платят 12 коров. Если украдет что-либо из платья, с вора взыскивается в пользу хозяина 10 коров. На все пропавшее доказчик не должен говорить одному хозяину секретно, а предъявлять о том пред обществом всех старшин, назначенных в суд.

V. СВЕДЕНИЯ

о величине калыма и о штрафах, налагаемых согласно определения адата у жителей над-Теречных деревень, т. е. чеченцев . 1849 года.

1. Величина калыма.

Калым между князьями существует по 700 руб. сер., между узденями по 120 руб. серебром — случается и менее почесть редко. Если, случится, что женится без воли родителей невеста, то в этом случае происходить ссора с обеих сторон, но дело решается на 700 руб. серебром. Если отпущенник женится на узденьской дочери по согласию, должен уплатить калыма 240 руб. серебром, а если без согласия, то 240 руб. и сверх того, бесчестье: лошадь со всем прибором и угостить. Холопья платят калым по условию хозяев. О чагарах же, по несуществованию у нас таковых, неизвестно.

2. Штрафы.

Если случится смертоубийство, то остается на воле родственников убитого, т. е. отмстить или простить убийцу; но если прощают, то убийца с родственниками своими должен удовлетворить их 630 руб. серебром. Если же при обоюдной драке будет нанесена рана с лишением члена, то нанесший эту рану должен удовлетворить раненного 210 руб. серебром; если же рана окажется менее опасною, то взыскивается вознаграждение обиженному по усмотрению. Если муж застанет у жены своей прелюбодея, то имеет право убить его, или же если простить, то прелюбодей должен удовлетворить его 70 штуками рогатого скота; если же это произойдет у девки или вдовы, то взыскивается с прелюбодея калым. В случае воровства, обличенный в воровстве должен возвратить украденное; если же это растеряно им, то платят хозяину стоящую цену, и в том и другом случае пополняет издержки на докащиков, а сверх того делает угощение.

VI. СВЕДЕНИЕ

о величине калыма и о штрафах, налагаемых согласно определения адата у чеченцев над-Сунженскихских деревень . 1849 года.

1. Величина калыма между князьями у чеченцев неизвестна, потому что между ними князей не имеется; но существует только обычай уплати калыма между чеченцами, с согласия, по 100 руб. сер., а без согласия, сверх 100 руб., требуется лошадь со всем прибором. О чагарах также неизвестно. У холопов же калым платится по условию хозяев, смотря по достоинству, 200 руб., более и менее того.
2. Штрафы. Если случится смертоубийство, то родственники убитого ищут имения на убийцу или ближних родственников его и по отомщению превращается ссора. Если же родственники убитого желают дело превратить мирно, то убийца должен уплатить им 630 руб. серебром деньгами или на эту сумму скотом или каким иным товаром и этим также ссора прекращается.
Если кто будет ранен и рана будет такового свойства, что без лекарственного пособия нельзя будет обойтись, в таком разе взыскивается с нанесшего рану 100 руб. серебр. в пользу раненного и 30 руб. лекарю.
За обиды, нанесенные словесно, брань с поношением чести и т. п., обиженный имеет право также обидевшему мстить; но если обида будет такого рода, например: кто украдет, у кого либо сына или дочь и продаст или передает в другие руки, то по уличении его в этом и как виновный должен возвратить дитя родителям и кроме того удовлетворить за бесчестие 18 штуками рогатого скота; если же родители выручат сами свое дитя, в такого случай продавец должен удовлетворить родителей деньгами в половину того, как назначается за убитого, т. е. за бесчестье 315 руб. серебром и 18 штук рогатого скота; если же в случаи проданное дитя умрет, пока его еще не возвратили родителям, то продавший удовлетворяет родителей умершего 630 руб. серебр. и 18 штуками рогатого скота.
Если будет украдена вещь из дома, то вор должен возвратить украденное и отдать хозяину оной 18 штук рогатого скота за бесчестие.
Если кто обличен будет в прелюбодеянии с девицею, еще никем не засватанною, то должен удовлетворить за нанесенное бесчестие 18 штук рогатого скота; а если девица уже будет кем засватана или замужняя жена, тогда прелюбодей должен удовлетворить 80 штуками рогатого скота, если на это будут согласны родственники женского пола; а если не согласятся принять этого, то прелюбодей должен послать в их распоряжение по сему предмету свою жену, буде женат, свою сестру, или даже мать. В случае будет украдена лошадь, то вор должен возвратить оную и уплатить 8 руб. серебр. хозяину и также за рогатую скотину и сверх отданной должен еще одну, а за барана сверх украденного должен еще представить своих двух.

VII. СБОРНИК

адатов Жителей Нагорного округа . 1864 года.

Вступление.

1. Нагорный округ состоит из трех племен: Салатовского, Ауховского и Ичкеринского (Зандакского наибства). Каждое из этих племен имеет свои собственные адаты (обычаи), по которым разбираются дела в народном суде; адаты салатовские резко отличаются от ауховских и ичкерииских;-адаты же последних двух пленен более сходны между собою, хотя и имеют некоторую разницу, преимущественно в способе разбирательства дел.
2. Способ разбирательства составляет самую суть дела, — никогда почти не бывает жалобы на большее или меньшее назначение взыскания, но всегда на неправильное разбирательство дела; почему считаю необходимым предварительно изобразить основания производства дел вообще и потом уже описать таковое по каждому преступлению отдельно.
3. Вообще местное судопроизводство состоит из двух способов разбирательства: шариата (духовного суда) и адата (суда по обычаям).
4. Ведению шариата подлежат все дела, до религии и совести касающиеся; дела по бракам, разводам, опеке над малолетними детьми и умалишенными; по наследству; по разделам имущества; дела торговые, долговые (если нет процентов) и вообще исковые и тяжебные, если суд затрудняется в решении последних по неимению ясных фактических доказательств.
5. Некоторые из дел, подлежащих ведению шариата, ежели они имеют ясный вид, решаются и прямо судом, имея впрочем, в виду шариатские постановления. Таким образом, делается постепенное уменьшение значения шариата и перенесено дел из его ведения в порядок адатного производства. Дела такового рода суть: по бракам, долговые — ежели есть проценты, исковые и тяжебные. Эти дела, хотя бы и принятые судом к разбирательству адатным порядком, обращаются на шариат, если суд затрудняется произнести приговор.
6. Ведению адата подлежат следующие дела:
1. Уб1йство.
2. Поранение с увечьем или без увечья.
3. Грабеж.
4. Воровство.
5. Поджог.
6. Прелюбодеяние.
7. Блуд.
8. Бесчестие.
9. Изнасилование девушки или женщины.
10. Увоз девушки.
11. Сватовство.
12. Побои.
13. Ложная присяга.
14. Долги.
15. Зарезание чужой скотины.
Исковые и тяжебные дела.
7. Для открытия истины при разбирательстве по адату по делам исковым, тяжебным, долговым и за ложную присягу, употребляются свидетели. Во всех же других случаях употребляются или укащики, или свидетели, или назначаются подозреваемому тусевы, число которых определяется адатом, для каждого рода преступления особо.
8. Тусевы суть некоторого рода заочные свидетели; они назначаются поименно непременно самим истцом из родственников ответчика и частью из посторонних людей, если истец подозревает, что эти люди знают обстоятельства дела и образ жизни ответчика. Тусевы, без всяких объяснений дела, принимают присягу, по которой половина из них должна положительно обвинить или оправдать ответчика, — другая же половина имеет право при присяге или обвинить или отозваться, что они не знают, сделано ли взводимое преступление ответчиком.
9. Никто не имеете права отказаться от свидетельства под присягою, если выбран в тусевы. Исключено делается только для тех, которые представят записки от кадиев или докажут свидетелями, что они раз навсегда приняли присягу в том, что никогда ни за себя, ни за других, присягать не будут. Такого рода люди навсегда избавляются от всякого свидетельства и не имеют права по своим делам давать присягу другим.
10. Свидетельство тусевов основано на знании ими образа жизни обвиняемого; поэтому назначаются в них: в первую половину ближайшие родственники ответчика, как то отец, братья, дяди и т. д. родные по мужской линии; во вторую же линию назначаются дальше родственники и частью посторонние люди, знающие обвиняемого. Ответчик, при назначении ему тусевов, имеет право отвести их, но обязан указать уважительные к тому причины, как то: вражду, не одобрительное поведете, близкое родство, или дружбу с истцом, а также, если может доказать, что тусев когда либо прежде присягал ложно, — голословных обвинений тусева суд не принимает. Если по присяге тусева обвинен ответчик и потом этот докажет в суде, что тусев тот прежде того по какому либо другому делу присягнул ложно, то дело считается неоконченным, и истец должен назначить другого тусева. Перед принятием присяги, тусевы дают присягу ответчику; если же кто из тусевов прежде объявить, что он обвинит ответчика, то последний к присяге не допускается. От воли истца зависит назначить меньшее против положенного числа тусевов. Тусевы доставляются в суд непременно ответчиком.
11. Для отыскания виновного, если таковой неизвестен, истец употребляет докащика (айгака), который разыскивает виновного и раскрывает дело; за доказательство айгаку платятся деньги в размере, для каждого рода разыскиваемого дела определенном. Докащики могут быть двух родов — явные и тайные; первые должны быть представлены в суд и, если показание такого докащика определительное, т. е. он сам очевидец, и притом, если он известен с хорошей стороны, то он присягою обвиняет ответчика; в противном случае ответчику назначаются тусевы. Если докащик тайный, то всегда назначаются тусевы, в число которых истец имеет право поместить и этого докащика.
12. В исковых, тяжебных и прочих делах, где решение произносится на основании показаний свидетелей, таковые назначаются прежде истцу; если же он не может выставить свидетелей, то дается присяга ответчику. Если тот не пожелает принять присягу, то таковая дается истцу, и тем дело оканчивается. Если же обе спорные стороны имеют свидетелей, то таковые принимаются судом и если свидетели эти хорошие люди, никогда ложно не присягавшие, то приводятся к присяге; при этом проигрывает та сторона, свидетели которой откажутся принять присягу, или которая выставит, хотя одним свидетелем меньше противной стороны. Если же обе стороны выставят равное число свидетелей и эти одинаково примут присягу, в таком случае предмета спора разделяется поровну между истцом и ответчиком.
13. Оканчиваются вообще всякого рода дела еще и таким образом: если обе стороны спорные пожелают, то, не требуя свидетелей или тусевов, дается присяга истцу или, если он не захочет присягать, то ответчику.

Примечание. У туземцев обыкновенно заявляется жалоба так: истец жалуется, что ему препятствует ответчик владеть землею, или претендует то-то, т. е. почти всегда истцом является тот, у кого во владении находится спорный предмет.

14. Сверх этого, существует еще род разбирательства всех вообще дел — это маслагат (миролюбивое окончание дела), или медиаторский суд. К этому способу туземцы часто прибегают, не обращаясь даже в суд, а избирая сами посредников; но иногда, если на предложение суда окончить дело маслагатом тяжущиеся согласны, маслагат делается в суде и даже у кадия, когда дело на шариате. В таком случае депутаты суда или кадия есть посредники тяжущихся. На маслагатное разбирательство должны быть согласны непременно обе тяжущиеся стороны, и затем никто из тяжущихся не имеет права заявлять неудовольствие на состоявшееся уже маслагатное решение, и оно по обычаю не принимается на аппеляцию ни адатом, ни шариатом.

Убийство.

15. Убийство или смерть от нанесенной раны, при каких бы обстоятельствах то ни произошло, т. е. в драке ли, преднамеренно ли, нечаянно, или даже при защите себя от нападения, — влечет за собою канлы (кровомщение).
16. Хотя кровомщение и запрещено русскою властью, но согласно с обычаем, для прекращения вражды между родственниками убийцы и убитого, делается примирение между ними по адату; а в некоторых случаях, с разрешения начальника области, по адату же кончают дела и относительно самих убийц, которые в таких случаях обязаны делать материальное удовлетворение за кровь родственникам убитого. В случаях несогласия убийцы сделать удовлетворение или если родственники убитого не согласятся принять таковое, виновный высылается в Россию административным порядком.
17 Малейшее нарушение обычаев, предписанных адатом при примирении, вызывают новый взрыв вражды и примирение становится невозможным так как это принижается за обиду; поэтому, здесь излагаются обычаи относительно примирения.
18. По совершении убийства убийца и ближайшие его родственники непременно обязаны скрыться из места преступления и никто из них ни под каким видом не должен показываться на глаза родственникам убитого, пока не последует примирение.
19. В это время почетные люди принимают участие в деле и стараются примирить сперва родственников убитого и убийцы; примирение это называется машар. Машар обязателен для родственников и по сделании его остается ответчиком один убийца; на родственников же после машара ни в каком случае не может простираться месть.
20. Согласив на машар родственников убитого, почетные люди приводят к ним родственников убийцы; которые при этом делают честь.
21. Честь эта заключается в том, что родственники убийцы дают:
У салатавцев от дома, в котором жил убийца, одного быка, от родного брата один рубль серебр. и далее, смотря по степени родства, деньги в меньшем размере.
У ауховцев отец убийцы платит 12 р.; родной брат, если он живет нераздельно с убийцею, 12 р., если же он разделен, то 8 р.; двоюродный брать 4 руб. и т. д., смотря по степени родства, до 10 руб.
У ичкеринцев платы при машаре никакой нет, а только из того дома, где жил убийца, приводится бык и один или два (смотря по состоянию) барана и тем дело между родственниками кончается.
22. Если бы машар был нарушен, т. е. кто либо из родственников убитого поранил или убил одного из родственников убийцы, то у всех трех племен полученное при машаре возвращается, а у ауховцев и ичкеринцев, сверх того, виновный в нарушении машара предается народом проклятию.
23. Затем уже почетные люди и родственники убийцы ходатайствуют за последнего и испрашивают ему прощение и дозволение явиться ему с повинною; ходатайство это продолжается довольно долго и по обычаю следует, чтобы родственники убитого не сразу согласились на прощение.
24. Когда сделано соглашение, то убийца, в сопровождении почетных людей и родственников своих, идет в дом убитого, причем делается следующая честь:
У ауховцев приносится кровная плата (размер ее будет показан ниже), приводится оседланная лошадь и при ней винтовка, один бык и два барана; родным сестрам убитого дарится каждой по шелковой рубахе, а матери полный наряд; сверх того, убийца на свой счет делает в доме убитого обед и угощает водкою или бузою; при этом убийца, сняв шапку и с отращенными на голове волосами, обходит всех родственников убитого и, кланяясь в ноги, у каждого отдельно испрашивает себе прощение; потом он уже принимает их к себе в дом.
25. У ичкеринцев кровная плата производится постепенно; честь же примирения делается по состоянию, как то: приводится лошадь, бык, один или два барана, один обед в доме убитого с обрядами испрашивания прощения, а другой в доме убийцы; при расплате же за кровь эти издержки засчитываются.
26. У салатавцев примиряет все общество аула и приводит убийпу в дом убитого, потом убийца приглашает родственников убитого к себе, угощают их и с того времени они считаются кровными братьями.
27. Бели бы в драке были убиты двое, то кровь одного засчитывается за кровь другого.
28. Все это относится к тем случаям, когда убийца известен и сам сознается; если нужно открыть виновного, то поступается следующим порядком:
29. У салатавцев обвиняется подозреваемый, если убитый перед смеряю при ком-либо постороннем или из своих родственников назвал убийцу; тогда никакое отпирательство не принимается от обвиняемого и он признается виновным. Если убийство случилось в доме или вообще на месте преступления осталась какая-либо вещь убийцы, тогда обвиняется тот, кому принадлежит та вещь. Обвинение также произносится, если есть докащик или свидетели. Если же нет никаких из этих доказательств то подозреваемому назначается 50 тусевов, которые присягою должны оправдать или обвинить его. Если убийство совершено в драки нескольких лиц, то родственники убитого избирают из числа участвовавших в драке одного, который считается им канлы. Если два человека или более нанесли раны одному и тот умер, то почетные люди свидетельствуют эти раны и определяют, от которой из них произошла смерть, тогда нанесший эту рану есть канлы настоящий, а остальные, нанесшие раны, считаются канлы только в продолжение одного года и тогда примиряются.
30. У ауховцев, если убийца не сознается, то, во всяком случае, назначаются ему 40 тусевов, с которыми он должен оправдаться или быть обвиненным; ни свидетелей, ни докащиков, ауховсый адат не допускает. Если убийство случится в драке нескольких лиц, то подозреваемому в нанесении раны назначаются 40 тусевов. Если же два или более человека нанесут раны одному и этот умрет, то поступается также, как и у салатавцев, т. е. раны свидетельствуются почетными людьми, которые определяют, от которой из них произошла смерть, и тот, кто нанес эту рану, есть канлы; остальные же, нанесшие раны, тотчас же примиряются с родственниками.
31. У ичкеринцев, по древнему обычаю, для оправдания себя, подозреваемый должен без оружия сам прийти в дом убитого, но при этом родственники убитого имеют право убить его; другого средства к открытию виновного, как то докащика, свидетелей или тусевов, старый ичкеринский адат не допускает. В настоящее время, когда подобный способ открытия виновного не может быть допущен, назначаются тусевы, но в большем количестве, чем у ауховцев и салатавцев, а именно по одному делу, разбиравшемуся в суде Нагорного округа, было назначено 60 тусевов. Относительно убийств, совершенных в драке или двумя человеками, нанесшими две раны, адат ичкеринкий сходен с ауховским.
32. Кровная плата за убитого человека следующая: у салатавцев, по преданиям в древности, за кровь человека платилось 100 верблюдов; ныне же, если только родственники убитого соглашаются на примирение, то всегда даром и никакой платы не берут. У ауховцев за кровь платится 100 руб. сер. У ичкеринцев — 630 р. сер.
33. При окончании дела суд старается по возможности примирить спорные стороны и согласить истцов на получение материального удовлетворения в возможно уменьшенном размере.

Поранение.

34. При поранении, с увечьем или без увечья, поступается также, как и при убийстве, т. е. виновный и его родственники обязаны скрыться и почетные люди тотчас же приступают к деланию машара; затем следует примирение ранившего с раненым и при том делается честь последнему.
35. Лечение больного и плата лекарю производится на счет виновного. Самое же удовлетворение за рану делается через год после нанесена и, тогда определяется судом степень виновности и последствия раны и соразмерно тому назначается уплата.
36. Машар за раны и примирение виновного с обиженным делаются следующим порядком: у ауховцев родственники виновного приводятся почетными людьми в дом раненного и при этом приносят из дома виновного: 1 барана, 1 1/2 ф. меду, 2 ф. масла, 1 собу пшеничной муки и холст для перевязки.
37. По выздоровлении больного, а если последует согласие истцов, то и ранее, делается почетными людьми примирение виновного с раненым и его родственниками, при этом делается честь, состоящая из подарков: 5 руб. сер., 1 барана и 1 бузы или водки, потом виновный приглашает раненного и его родственников к себе и угощает их.
В это же время платится лекарю, лечившему больного; плата зависит от раны и уговора с лекарем.
38. До окончания примирения виновного с раненным родственники первого обязаны давать дорогу, встречаясь с родственниками последнего; а иногда, если сделано условие при машаре, то должны ходить без оружия.
39. Чрез год по освидетельствовании раны определяется степень важности ее и соразмерно тому плата. Плата эта бывает от 80 до 1 руб. сер.
40. У ичкеринцев машар не делается тотчас же по нанесении раны, а первоначально почетные люди назначают границу, чрез которую обе стороны не должны переходить; если же кто перейдет и произойдет драка, то взыскивается штраф 100 руб. серебром; если же рана, послужившая поводом к назначению границы, не важная, то 50 руб. Когда же объяснится, что рана не смертельная, то делается примирение одновременно родственников и самого виновного, при этом, если рана важная, т. е. в голову или в грудь, то делается честь — 2 быка, 2 барана и холст; если же рана не важная, то 1 бык, 1 баран и холст и в обоих случаях плата лекарю; затем виновный приглашает раненного и его родственников к себе и угощает их.
41. По истечении года и по освидетельствовании раны, назначается плата от 300 до 1 рубля.
42. У салатавцев машар делается также, как и у ауховцев, тотчас же по нанеснии раны и также присылается из дома виновного: 1 баран, 1 1/2 ф. меду, 2 ф. масла, 1 1/2 собу пшеничной муки и холст для перевязки. По выздоровлении раненого, виновный присылает ему деньги; если рана была до кости, то 6 руб. раненному и 6 лекарю; если же рана не до кости, то 3 раненному и 3 лекарю. Затем, при примирении ничего не приносится, а виновный приглашает раненного и его родственников к себе и угощает их. Через год по освидетельствованию раны назначается плата от 500 до 3 руб.
43. Если же виновный не сознается в нанесении раны, то у салатавцев считается достаточным для обвинения, если раненный назовет ранявшего его. Если же он сделать этого не может, то назначается 6 тусевов. Если поранение сделано в драке из нескольких лиц, то обвиняется тот, на кого укажет раненный. У ауховцев же и ичкеринцев раненый подтверждаете присягою указание на того, кто ранил его, а иначе назначается у ауховцев 18, а ичкерцев 5 тусевов; если же поранение случилось в общей драке нескольких лиц, то каждый из участвовавших в драке должен очистить себя от подозрения в нанесении раны, присягнув, что это не он сделал; тогда признается виновным тот, кто отважится присягнуть. Если же случится, что все, участвовавшие в драке, примут присягу, то взыскание налагается на всех их поровну.

Грабеж.

44. Уличенный в грабеже делает удовлетворение обиженному: у ауховцев возвращает ограбленное, или платит по стоимости его и сверх того делает честь обиженному, по древнему обычаю 18 коров; теперь же принято в таких случаях платить по 5 р. с. вместо каждой коровы, т. е. 90 р.
45. Если же виновный не сознается, то дело раскрывается с помощью докащика, если он есть, или свидетелей; если же нет ни докащика, ни свидетелей, то назначается 18 тусевов.
46. У ичкеринцев тоже, что и у ауховцев, — только по принятому обычаю взыскание чести в пользу обиженного несколько смягчается и вместо 18 коров виновный приводит обиженному: лошадь, 1 быка, рога которого украшены канаусом, 2 барана и штуку какой-либо материи.
47. У салатавцев удовлетворение обиженного состоит только в возврате ограбленного; чести при этом никакой не делается.
Если виновный не сознается, то для раскрытия дела также употребляются докащик или свидетели, если они есть; в противном случае назначается 12 тусевов.

Воровство.

48. 25 октября 1862 года состоялось народное постановление, по которому определено во всех трех наибствах одинаковое взыскание за воровство.
49. По приговору этому воровство наказывается: за первое преступление взысканием вдвое против ценности украденного, денег докащику, — штрафа 15 руб. и месячным арестом; за второй раз сделанное удовлетворение истца также вдвое, штраф 30 рублей и двухмесячный арест; за третье же раз взыскание истцу и штраф тот же, что за второй раз, но сверх того виновный ссылается на год в Россию в арестантскую роту.
50. Докащику платится: за лошадь 30 руб., за рогатую скотину 20 руб., за барана 10 руб. и за улей пчел 10 руб.; в случаях же здесь непоименованных, истец дает присягу в том, сколько он уплатил докащику, и эта сумма всегда взыскивается с виновного.
51. Если вор не сознается, то для улики его употребляются следующие средства:
Если есть докащик явный, то он представляется в суд, где и допрашивается, и если показание его определительное и он известен, как человек никогда ложно не присягавший, то ему дается присяга, по которой подозреваемый обвиняется.
52. Если же докащика нет, или он тайный т. е. когда истец без всяких объяснений объявляет подозрение на какое либо лицо в воровстве у него чего-либо, то подозреваемому назначаются тусевы, число которых определяется адатом, для каждого рода украденного особо.
53. Если украдено одним или несколькими человеками несколько вещей или штук скота, хотя бы и однородных, то на каждое из украденного назначается отдельно положенное число тусевов; так например: за украденного быка у ауховцев полагается 3 тусева, следовательно на пару баков назначается 6, а на трех 9 тусевов и т. д.
54. Если воровство сделано из сакли или из двора, то число тусевов назначается больше против того, если бы воровство было сделано в поле или на улице.
55. К воровству из сакли или двора присоединяется мысль о бесчестии, почему у ауховцев и ичкеринцев, кроме вознаграждения за украденное, вор делает еще честь обижен ному. При разбирательстве дела принимается в соображение у ауховцев и ичкеринцев, из какого места сакли сделано воровство. Так, место от переднего или почетного угла до столба считается важнее, а от столба до входной двери — считается как двор. У салатавцев же нет этого различия и из какого бы места сакли ни было сделано воровство, оно считается важнее сделанного на дворе или в поле; со двора украденное считается у них одинаково как и в поле.
56. Число тусевов за воровство полагается: у салатавцев за лошадь — 6 тус., кобылу – 4, быка — 3, корову- 2, осла — 3, барана 1 тус.
Если украдено из сакли, то назначается 18 тус, при краже денег 12 тус, при краже со двора 5 тус. и более, смотря по ценности украденного. За украденное из сакли особенной чести не делается. У ауховцев за лошадь назначается 12 тус. за кобылу — 6 тус, за быка — 3 тус, за корову — 2 тус, за барана — 1 тус.
За воровство оружия или из кармана назначается 18 тус. За воровство из сакли (до столба) — 18 тус. За воровство из сакли (от столба) и на дворе 9 тус.
57. За воровство у ауховцев из сакли, сверх удовлетворения, вор делает честь, т. е. приходить с посторонними почетными людьми, просит прощения и приносит барана, кусок ситцу и бузы.
У ичкеринцев все тоже, что и у ауховцев; только когда делают честь за воровство из сакли, то приводит быка или барана и кусок материи; если же украдено от столба сакли, то честь делается в половину меньше.

Поджог.

58. Ауховское племя сделало общественный приговор, по которому за поджог сакли или мельницы, или сена, если не откроется виновный, то удовлетворяет обиженного весь аул; если же откроется виновный, то он подлежит высылки в Россию, если того пожелает общество аула; если же оно не пожелает того, то с виновным поступается, как с вором. Если виновный не сознается в поджоге и есть на то докащик (которому плата по условии до 50 р.), то поступается как при воровстве, т. е. докащик присягою обвиняет подозреваемого. Виновность подозреваемая можеть быть так доказана и свидетелями. Если же ни докащика, ни свидетелей нет, то назначается 18 тусевов; если же поджог в поле, то 9 тусевов.
59. У ичкеринцев за поджог виновный удовлетворяете обиженного по стоимости сожженного и, сверх того, делает честь, как за грабеж, т. е. в старину по 1 корове на каждого тусева, а ныне по 5 руб. за каждую корову.
60. Разбирательство тоже, что и у ауховцев, т. е. принимаются докащик или свидетели, если они есть, в противном случае назначаются тусевы,- если поджог сделан во дворе — 27, а в поле 18. По числу тусевов назначается честь обиженному, т. е. когда назначено 27 тусевов, то честь состоит из 27 воров или 135 руб.
61. У салатавцев виновный делает удовлетворение, затем никакой чести или штрафа не полагается.
62. При разбирательстве также принимается докащик или свидетели, если они есть; иначе назначаются тусевы, — если поджог во дворе, то 12 тусевов; если же в поле, то на каждый стог сена или скирды хлеба по два тусева; докащику платится по условию, но не свыше 10 руб. серебром.

Прелюбодеяние.

63. Все три племени сделали постановление, по которому виновный в прелюбодеянии с чужою женою подвергается тому же наказанию, как и убийца, т. е. по русским законам, но вина его определяется народным судом; взамен же прежнего наказания женщина, виновная в прелюбодеянии (отрезания носа и губ), положено, чтобы родственники ее сделали честь обиженному мужу.
64. Если виновный не сознается, то к улике его принимаются следующие средства. У ауховцев подозреваемому назначается 18 тусевов; докащик же и свидетели не до пускаются.
65. У ичкеринцев допускаются свидетели, но с условием, чтобы они не были ближайшие родственники ни мужа, ни жены; если же свидетелей нет, то назначаются 18 тусевов, или, по согласию с истцом ответчик должен очистить себя присягою с 60 человеками.
66. У салатавцев ни свидетели, ни докащик не принимаются, а назначаются 12 тусевов.

Блуд.

67. За блуд между мужчиною и замужнею женщиною у ауховцев виновный должен жениться на той женщине, с которою имел связь; если же он этого не пожелает, то отдает ей гебенгак, какой следовал бы при браке; если же от связи этой есть ребенок, то таковой отдается ему на попечение.
68. Если виновный не сознается в связи, то ему назначаются 18 тусевов, если женщина беремена, а 12, если нет. Сверх всего этого, виновный делает честь родственникам женщины; причем, сверх обычной просьбы почетных людей и подарков, дает им 20 руб. серебром.
69. У ичкеринцев виновный должен жениться на имевшей с ним связь женщине, но при этом должен до брака еще дать на руки ее родственникам гебенгак, следуемый при браке; если виновный не пожелает жениться, то гебенгак этот остается в пользу женщины. Если от связи этой есть ребенок, то таковой отдается виновному на попечение.
70. Если виновный не сознается, то один ближайший родственник женщины с 18 человеками присягою обвиняет ответчика. Сверх всего этого, виновный делает честь по обычаю, но денег не дает, а приводит трехлетнего быка.
71. У салатавцев виновный непременно должен жениться на женщине, имевшей с ним связь; родным ее не делает никаких подарков, а только делает честь, испрашивая прощение. Если он не захочет жениться, то общество аула принуждают его к тому; иначе изгоняет его из своей среды.
При разбирательстве дела принимаются свидетели, а если их нет, то назначается 12 тусевов.

Бесчестие.

72. Бесчестием считается у всех трех племен; а) обнять, поцеловать, снять платок или даже дотронуться до девушки или вдовы; б) если кто во время драки бросится за спасающимся и вбежит в чужой двор; в) отрезать хвост у чужой лошади и г) если кто убьет чужую собаку.
73. Удовлетворение за эти случаи бесчестия следующее:
a) За бесчестие, нанесенное девушке:
У ауховцев делается честь ее родственникам состоящая в том, что виновный с почетными людьми просит прощения и делает удовлетворение за бесчестие: 20 руб. сер, 2 барана и кусок ситцу. Если же бесчестие сделано в сакле, то удовлетворение вдвое против сказанного; если виновный не сознается, то принимаются свидетели; если же их нет, то назначается 12 тусевов.
74. У ичкеринцев также, как и ауховцев, делается честь родственникам обиженной, при чем отдается удовлетворение: 3-х летний бык, 1 баран и кусок холста или ситцу; за бесчестие же, сделанное в сакле, удовлетворение следует вдвое; при разбирательстве дела принимаются свидетели, если же их нет, то назначается 9 тусевов.
75. У салатавцев платится обиженной 10 руб. серебр.; если же бесчестие сделано в сакле, то к этой сумм прибавляется еще 3 руб. сер.; при разбирательстве принимаются свидетели или назначаются 12 тусевов.
б) За бесчестие двору:
76. У ауховцев, если кто, преследуя, спасающихся от драки, вбежит в чужой двор, то обязан сделать хозяину двора честь, т. е. прийти с почетными людьми и просить прощения; при этом не определено подарков. Если же виновный не сознается, то вина доказывается или свидетелями, или назначаются ему 18 тусевов.
77. У ичкеринцев тоже, что и у ауховцев. При расследовании употребляются свидетели или назначается 5 тусевов.
78. У салатавцев виновный удовлетворяет хозяина двора 3 р. сер. и никакой чести не делает. При расследовании употребляются свидетели или назначаются 3 тусева.
в) За отрезание хвоста у чужой лошади:
79. У ауховцев виновный удовлетворяет хозяина лошади 25 р. сер. и сверх того делает честь, причем приходит с почетными людьми и приводит быка. Если виновный не сознается, то назначаются 12 тусевов.
80. У ичкеринцев удовлетворение и честь те же что и у ауховцев. Если виновной не сознается, то употребляются докащик или свидетели; если же их нет, то назначается 5 тусевов.
81. У салатавцев виновный удовлетворяет обиженного, отдавая ему 3ех летнего быка, при этом чести не делается. Если виновной не сознается, то для улики его употребляют докащики или свидетели или назначается 3 тусева.
г) За убитие чужой собаки:
82. У ауховцев, если кто убьет чужую собаку, то де лается удовлетворено хозяину: за овчарную собаку 3 руб., за дворовую 1 р. сер. и должен сделать честь. Если виновный не сознается, то ни докащиков, ни свидетелей, ни тусевов не назначают, а только подозреваемый должен очистить себя присягою.
83. У ичкеринцев удовлетворено — за овчарную собаку 3-х летнего быка, барана и холст; за дворовую же 1 барана и холст; в обоих случаях честь. При разбирательстве назначаются тусевы, за овчарную собаку 5; а за дворовую 1 тусев.
84. У салатавцев за овчарную собаку отдается удовлетворение 3х летний баран, а за дворовую двухлетний баран. Не сознающийся виновный должен очистить себя присягою; докащики же, свидетели и тусевы не принимаются.

Изнасилование женщины.

85. Изнасилование судится и наказывается одинаково у всех трех племен.
Если изнасилована замужняя женщина, то с виновным поступается также как и с прелюбодеем, т. е. как с убийцею; разбирательство по этим делам такое же, как и по прелюбодеянию.
86. Если же изнасилована девушка или вдова, то поступается, как если бы сделан был блуд, т. е. виновный должен жениться и т. д. Разбираются такие дела также как и за блуд.
87. Если же девушка была засватана, то изнасиловавший ее делает честь жениху, а не родные девушки.

Увоз девушки или вдовы.

88. Если это увезет девушку или вдову без согласия ее родных, то виновный обязан возвратить ее; у ауховцев и ичкеринцев, сверх того, делается честь ее родным; если же увезенная засватана, то честь делается жениху, а не родным ее.
89.Таким образом, разбираются подобные дела: если у ауховцев с согласия или без согласия девушки или вдовы, она увезена, то за это делается честь родным ее (или жениху, если она засватанная), причем платится 20 руб. сер., 1 баран, ситец и буза. Если увезенная девушка или вдова пожелает выйти замуж за увезшего ее и на это согласятся родные ее, то она выходит замуж, но при этом увезший ее отдает вперед родным девушки на руки гебенгак и все делает туже честь, как и в вышеприведенном случае.
Вообще обычаи у всех трех племен относительно вдов те же, что и для девушек.
90. У ичкеринцев, если девушка увезена с согласия или без согласия ее и при этом переночевала хотя одну ночь у увезшего ее или у родственников его, то в удовлетворение родственников девушки отдается калым и гебенгак, а девушка возвращается домой. Если же девушка не пожелает выйти замуж за увезшего ее, то имеет право. В остальном все сходно с ауховским адатом.
91. У салатавцев, если с согласия или без согласия девушки, она увезена, во всяком случае виновный удовлетворяет ее родных платою 10 руб. серебром; чести же при этом не делается никакой. Если девушка увезена с согласия ее, то выдается замуж за увезшего ее. Если же девушка была засватана за другого, то увезшие ее обязаны год скрываться от жениха и тогда уже, примирившись, уплачивает ему (а не родным ее) 10 руб. серебром.
Во всех трех наибствах увоза замужней женщины не бывало и на это даже нет адата.

Сватовство.

92. Сватовство делается всегда через почетных людей, которые заключают условия калыма и гебенгака за невесту, — через них же передаются подарки жениха невесте и д4хается угощение ее родных.
93. Родственники девушки имеют право выдать ее, за кого пожелают; от них зависит принять во внимание желание невесты.
94. Но бывают случаи, что какая-либо из засватанных сторон пожелает уничтожить это сватовство, тогда, если противная сторона не желает этого, иди не хочет кончить миролюбиво споров за подарки и калым (гебенгак же от дается девке по выходе ее замуж), споры разбираются по адату в народном суде.
95. У ауховцев 1) жених всегда имеет право отказаться о засватанной им невесты, причем подарки, им сделанные, и калым возвращаются ему; если же родные не весты докажут, что жених хотя бы дотронулся до невесты, то подарки, ей сделанные, остаются у нее. 2) Если же родственники девушки отказывают жениху, тогда они возвращают ему все подарки и калым вдвое. 3) Бывают случаи, что родные невесты отказывают жениху под тем предлогом, что будто бы невеста не хочет выйти замуж за засватанного ей жениха; тогда суд спрашивает самую невесту и если она не подтвердит показания своих родственников, то суд приказывает ее родным выдать ее замуж. Бели же окажется, что она действительно не хочет идти за этого жениха, то последнему отказывается и возвращается вдвое все полученное при сватовстве.
96. У ичкеринцев все совершенно также, как и у ауховцев, с тою лишь разницею, что по пункту первому — если жених отказывается т невесты, то во всяком случае получает свои подарки и калым обратно; если же будет доказано, что он хотя дотронулся до невесты, то делается ей честь, как за бесчестие.
97. У салатавцев все также, как и выше сказано, исключая 1 пункта, по которому жених имеет право отказаться от невесты, но в таком случай все, полученное от него при сватовстве, остается у невесты; сверх того, если жених не очистит себя от того, что не дотрагивался до невесты (способом, как за бесчестие), то должен отдать ей половину условленного при сватовстве гебенгака.

Побои.

98. Если при нанесенных побоях перебиты кости или нанесены раны, то у всех трех племен дело разбирается и удовлетворение делается, как при поранении оружием.
99. Если же побои сделаны только до крови, то у всех трех племен делается честь обиженному. У ауховцев приносится водка или буза и с почетными людьми просят прощения. У ичкеринцев при чести приносится баран, а у салатавцев баран и три меры муки.
100. Если же от побоев никаких знаков и следов нет, то никакой чести или удовлетворения не делается; а только у всех трех племен одинаково посторонние люди примиряют ссорившихся.

Ложная присяга.

101. При назначении свидетеля или тусева, или принятии докащика, таковые могут быть устранены, или показания их, уже сделанные, могут быть уничтожены, если окажется, что кто-либо из них когда-либо прежде присягал ложно. Чтобы устранить показание такого человека, или уничтожить таковое, если оно уже сделано, ответчик должен представить по меньшей мере хотя бы одного свидетеля, показание которого должно быть непременно определительно. Показание это проверяется исследованием. Этот обычай существует у всех трех племен одинаково.
102. Относительно взыскания с ложного докащика сделано народом общее у вс4х трех племен постановление, по которому ложный докащик по тому делу, в котором он ложно свидетельствовал, наказывается как вор и удовлетворяет истца тем, чем должен бы был удовлетворить обвиненный их человек.

Долги.

103. Спорные дела о долгах подлежат ведению шариата; но если есть расписка, подлинность которой несомненна, то дело кончается судом (по адату); шариат не принимает при разбирательстве дел расчетов о процентах, а считаете законным только самую сумму долга; поэтому дела, в которых есть проценты, разбираются адатным порядком, — причем требуются письменные обязательства или свидетели.

Зарезание чужой скотины.

104. Ауховское общество сделало постановление, по которому за зарезание чужой скотины или за вред, ей сделанный, виновный наказывается так же, как и за поджог.
105. У Ичкеринцев за зарезание или вред, нанесенный чужой скотине, виновный удовлетворяет истца по стоимости вреда, или сделанного; если же он не сам сознался, а открыт разбирательством, то платить вдвое; в обоих случаях делается честь.
106. У салатавцев виновный удовлетворяет хозяина по стоимости вреда, ему сделанного.
Разбирательство по этим делам у всех трех племен одинаково, делается так же, как и по воровству, и число тусевов, как и там, зависит от рода скотины.

Исковые и тяжебные дела.

107. Дела этого рода подлежать шариатскому разбирательству; но прежде передачи их кадию, они рассматриваются судом по адату. При этом принимается в соображение: подходит ли дело к постановлению 10-летней давности (так как для шариата давности не существует), или не было ли дело решено прежним до покорения края правительством, или не было ли когда по этому делу маслагатного решения, и вообще обсуждается, — следует ли дело принять к разбирательству. Затем, если дело не сложное и может быть решено с помощью показаний свидетелей или на основании ясных письменных документов, то оно разбирается адатным судом; в противном случае оно передается кадию, для решения по шариату.
Bсе эти сведения об адатах составлены из примеров, бывших уже в суде, и из показаний депутатов суда. За погрешимость этого сборника положительно ручаться нельзя, так как и сами туземцы не имеют адатов положительных, а все их адаты изменялись в продолжение многих лет и оставались только изустными; с течением времени многие изменения в адатах утеряны в памяти народа. Вообще народ и в настоящее время, видя необходимость и применяясь к настоящему положению жизни общества, изменить какой-либо из старых адатов, охотно делает это. В таком случае дело вашей власти постепенно указывать народу на необходимые изменения и давать должное направление имеющимся составиться народным постановлениям.
О всяком изменении или дополнении к этим сведениям, а равно о каждом новом постановлении относительно адатов, я буду иметь честь доносить каждый раз особо.

VIII. КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ

обычаев, существующих между туземцами Ингушевского округа. 60-х годов.

Кровные деда.

1. К кровным делам относятся: а) убийство, б) нанесете ран, в) изнасилование, г) нарушение женой супружеской верности и д) увоз жен и невест. Дела эти возбуждают у туземцев самые сильные страсти, отуманивают их горячие головы и побуждают туземцев на самые отчаянные и кровавые преступления.

Убийство.

2. Полная кровная плата — 130 коров; но по существующему обычаю, убийство не искупается таковою платою: она служит только, как maximum нормы, при определении вознаграждения за нанесение ран.
3. За всякое же убийство, как нечаянное, так и намеренное, убийца в Галгаевском обществе (в Назрановском и Горском участках) платит 12 «похоронных» коров (хелюм), в Карабулакском — 3 коровы (агер мерчи, т. е. жертву на саван ) и преследуется кровною местью, распространяемою на его родных братьев, дядей и племянников по мужской линии. Означенную степень родства обычай принимает и в делах по денежным обязательствам.
4. Если убийца, по совершении преступления, преследуемый родственниками убитого, спасается у кого-либо в сакле, гостеприимство, под страхом потери общественной чести и непримиримой вражды спасающегося и его родственников налагает на хозяина дома непременную обязанность оказать убийце, как гостю, ищущему покровительства, защиту и благополучно доставить виновного к его родственникам. Но за таковое гостеприимство хозяин, принявший под свою защиту гостя — убийцу, должен уплатить родственникам убитого 12 «покровительствующих» коров (мери керва акер, т. е. врага спасших) немедленно или дать надежных поручителей исполнить указанную плату в назначенный срок. Тогда только родственники убитого, осаждающие саклю и требующие от хозяина выдачи скрывшегося кровника, расходятся по домам. В этом своеобразном и характерном зрелище, отличающемся всеобщим говором, бестолковым шумом, дикими криками мужчин, воплями женщин, неистовою бранью, кровавыми угрозами и частыми выстрелами в гостепринявшую саклю, самое деятельное и едва ли не большее участие, со стороны осажденного кровника, принимает нежный полродственницы его. Вооружившись палками, кольями и длинными хворостинами, они становятся у дверей и у окна сакли, где скрылся убийца, родственник их, и с оглушительным криком и воплями бойко отражают натиски осаждающих, сыпля на них, куда ни попало, палочные удары и самую циническую брань. От ударов со стороны мужчин гарантирует защитниц их, пол: по обычаю, большой стыд мужчине ударить женщину, в особенности каким-нибудь оружием.
5. Покровительствующих коров (в числе 12) убийца в свою очередь, обязан возвратить принявшему его под свою защиту.
6. Если в убийстве участвовало несколько человек, плата 12 похоронных коров разлагается по равным частям на всех виновных, и каждый из них считается кровником, по годичной очереди, назначаемой жребием.
7. Отмщение, сделанное одному из кровников, освобождает всех остальных от дальнейшего кровного преследования.
8. Если кто-либо из участников преступления под каким-нибудь предлогом отказывается от убийства, суд предоставляет виновному право или отвести его от ответственности, или уличить своего отказывающегося сотоварища присягою 18 присяжников.
9. Убийца или кто-либо из родных братьев, дядей или племянников (все они считаются кровниками) может быть наказан смертью во всякий момент, но с тою только разницею, что если отмщение последует раньше года со дня совершенного преступления, то 12 похоронных коров возвращаются родственникам отмщенного кровника. Из этого видно, что 12 коровами обычай покупает человеку жизнь на один год, но покупка эта обязательная, а неустойка возвращает только взысканную плату.
10. Похоронная плата, т. е. 12 похоронных коров, за убийство кровника не взыскивается.
11. За повод словом или делом к убийству, с виновного взыскивается плата 12 «подводных» коров (мот барна, т. е. указывающих), но кровником он не считается.
12. Если кто-либо убит в собственной сакле или в собственном дворе, обычай взыскивает с виновного 12 коров за бесчестие двора.
13. Если убийца, во время совершения им кровного преступления, ранен своею жертвою, или впоследствии будет ранен родственником убитого, за раны никакой платы кровнику не полагается, если отмщение поразить его самого.
14. Если же отмщению подвергнется кто-либо из его родственников, тогда освобожденный от кровной мести убийца, получает по приговору суда плату за нанесенные ему раны.
15. Обычай этот, направляя месть на самого убийцу, имеет в виду предохранить его неповинных родственников от мести, которая немало сдерживается материальным расчетом.
16. С последним обстоятельством неразрывно связан и тот обычай, который, при разборе кровных дел, оставляет без взыскания все долги и денежные обязательства убитого или его родственников в отношении к убийце, до воспоследовавшего отмщения за кровь.
17. Если совершивший убийство снимет с убитого оружие, или унесет платье его, или скроет тело убитого, лишив его своевременных похорон, и вообще если убийца каким-либо образом обесчестит труп убитого им человека, то, кроме 12 похоронных коров, виновный платить еще 12 коров за оскорбление тела.
18. Нередко случается, что убийца, кроме неизбежной опасности быть убитым своими кровниками, подвергается довольно высокой плате: 12 похоронных коров за убийство, 12 покровительствующих коров за оказанное ему покровительство, столько же за бесчестие двора и 12 коров за бесчестие тела, всего 48 коров.
19. Хотя кровная вражда должна прекратиться убийством за убийство, но на самом деле большею частью убийство влечет за собою целый ряд новых убийств с обеих сторон.
20. Отмщение за кровь редко делается открытой силой. Чуждый благородства и незнакомый с великодушием, туземец не считает за бесчестие и низость напасть на безоружного, убить слабого и даже зарезать сонного.
21. Сделавши убийство, туземец принимает всевозможные меры скрыть его, чтобы избегнуть мести или чтобы за кровь своего родственника загубить двух, трех и сколько возможно более человек.
22. Кроме того, раздраженный кровник не разбирает степени родства между членами враждебной и ненавистной ему фамилии: он нередко убивает самого дальнего родственника убийцы, кто только попадется под его мстительную руку. Случается даже, что родственники убитого, ослепленные неистовою враждою к своим кровникам и отуманенные пролитою кровью, убивают совершенно невинного человека, ошибочно признав его за родственника убийцы. Таким образом, кровная несть подводит под удары самых дальних родственников убийцы и даже людей посторонних, — из вражды двух семейств возникает уже вражда трех фамилий.
23. Часто родственники убитого, отмстив за смерть, в свою очередь, преследуются родственниками отмщенного на том основами, что один был убит лучше другого, храбрее, почетнее, что жизнь первого дороже жизни второго и т. д. в подобном роде. С обеих сторон падает несколько жертв, кровная вражда переходит в целые поколения.
24. Случается, но очень редко, что родственники убитого прощают своего кровника. Есть два средства выхолить прощения. Кровник, отрастив бороду и волосы, без оружия, в изорванном платье, с бледным и исхудалым лицом, вообще приняв наружность, соответствующую трагическому моменту, отправляется на могиле убитого им человека и делает знать родственникам его, что он, кровник с повинной головою, с жгучими слезами на глазах, лежит на дорогой им могиле, вымаливая у Бога прощение тяжелым грехам своим и отдавая себя, безоружного кровника в полное их распоряжение. Стыдно отказать такой смиренной и униженной просьбе, тем более, что толпа людей, в числе их и по четные старики, собравшись в саклю хозяина, у которого кровник вымаливает прощение, общим говором представляет свои убеждения и прямо объявляете, что она не оставит сакли, пока смирившемуся и кающемуся кровнику не будет даровано прощение. Последнее убеждение между прочими увещаниями весьма действительное и довольно грозное: хозяин; приходится угощать по большей части голодную толпу. Часто хозяин скрывается из сакли на несколько дней в надежде наскучить просящему кровнику своим тайным отсутствием, и тогда употребляются все меры для его разыскания.
25. Другое средство к примирению — молочное родство. Кровник, дотронувшись губами до обнаженной груди матери убитого им, делается молочным братом покойника и его братьев и, следовательно, как родственник не подлежит уже преследованию за пролитую им кровь.
26. Но оба эти средства примирения кровников весьма редки, так как они, по понятиям самих туземцев, не соответствуют характеру и достоинству мужчины.
27. Скрытность и изворотливость туземцев часто служат неодолимыми препятствиями при разборе кровных дел. Понятно, что обстоятельства, наводящие сомнение и допускающие возможность обвинения подозреваемого в преступлении, не принимаются судом в делах кровных, от коих зависит жизнь и смерть обвиняемого; в таких делах требуются ясные и несомненные доказательства.
28. Кровные дела, по большей части, замаскированные туземною изворотливостью и непроницаемою скрытностью, представляют при разборе тем большую трудность, что присяга, как обвиняющий юридический факт, весьма редко допускается и считается исключением из общего обычного права.
29. Подобные исключения терпит обычай только в таких случаях, когда например есть доказательства того, что убитый накануне или в день смерти был в гостях у обвиняемого, или встретился с ним на дороге, или напал вместе из какого-либо аула и между ними или родственниками их была какая-нибудь вражда и т. п. сильно обвиняющие обстоятельства.
30. В таких только случаях суд, сообразив все обстоятельство дела, предоставляет подозреваемому в убийстве известный срок для розысков.
31. Если в определенный судом срок подозреваемый в убийстве не найдет других виновных, кровная ответственность со всеми ее последними налагается на него; в противном случае, подозреваемому в преступлении назначается присяга с 18-ю присяжниками из его фамилии, заслуживающими доверия в обществе хорошими хозяевами, следующего содержания: «такого-то убили такие-то».
32. Указанным под присягою виновным, в свою очередь, предоставляется право, если могут, с 18-ю же свидетелями, под присягой, указать на обвинителя своего, или на кого-либо другого, как на участника сделанного ими преступления. Цель этой второй присяги — открыть всех участвовавших в убийстве и возложить на них кровную плату по равным частям.
33. У туземцев нет обычаев для разбора дел об убийстве сына или дочери отцом или матерью и обратно; мужа женой и обратно, т. е. жены мужем, если только у нее есть сын. Если же у убитой жены нет сына, родственники ее могут наказать убийцу по кровному обычаю. В вышеизложенных делах не существует обычая на том основании, что ответственность за преступление остается в кругу семейства: «никто же самому себе не враг».
34. Краткое извлечение правил о плате за убийство:
а) Похоронная плата 12 коров, а у карабулак — 3 коровы (все тельные).
б) За покровительство кровнику 12 коров.
в) За бесчестие тела 12 коров.
г) За бесчестие сакли 12 коров.
35. В последних трех случаях в плату определяются также коровы тельные, но цена каждой 7 р. 50 к. или 8 р., не более.

Присяга.

36. Одна из самых главных и употребительнейших юридических фикций в туземном судопроизводстве — присяга; но, к сожалению, туземная присяга едва ли заслуживаете большой веры. Можно без большой ошибки сказать, что с весьма малым исключением присяга у туземцев в разладе с чувством правды и справедливости и зависит от большого или меньшего интереса в деле. Подобного убеждения не чужды и сами туземцы; у них даже сложилась шуточная поговорка: «слава Всевышнему, который создал темную ночь и присягу». Идущий в суд мечтает о присяге, как о простом средстве выиграть дело, или избавиться от ответственности; выходя из суда, он говорит: «я выиграл дело, присяга назначена мне!» Оттого в решениях туземных дел должно быть обращено самое строгое внимание на назначение присяги — этой почти одинокой, но весьма эластичной пружины в механизме туземного судопроизводства.
37. Требуется величайшая осторожность не только в выборе присяжников, от личных качеств, которых зависит справедливость или погрешность в решении дела, но и в назначении самих слов присяги, т. е. в формулировании той присяжной фразы, которую принимающий присягу должен произвести у корана, с приложением двух пальцев правой руки. Вот назидательный пример: один туземец, объезжая свой сенокос, поймал на месте преступления вора, который, свалив на арбу копну сена, готов был отправиться домой. Отпустив виновного с арбой, хозяин сена потребовал его на другой день в суд. Так как между тяжущимися были давние неудовольствия и обвиняемый не сознавался в покраже, суд назначил ему очистительную присягу в том, что он не брал для себя сена жалующегося и не свалил копны на свою арбу. Присяга была принята и обвиняемый освобожден от ответственности. Чрез несколько времени, когда товарищ ответчика, хорошо знавший о деле, стал укорять его в принятии ложной присяги, обвиняемый горячо доказывал, что он ложной присяги не принял, так как он воровал сено не для себя, а для дяди своего, и свалил копну не на свою арбу, а на арбу дяди. Вот до чего и в присяге доходит туземная изворотливость.
38. Присяжники бывают поименованные или непоименованные. В делах большой важности и где есть причины к подозрению, обвиняемому назначаются присяжные по выбору суда по именам, т. е. выбирают людей, пользующихся в обществе особенно хорошею репутацию, людей нравственных и зажиточных хозяев.
39. Но присяжники и непоименованные во всяком случае должны быть люди не бездомные, а иметь саклю и какое-нибудь хозяйство (пару быков, корову или несколько овец).
40. Обыкновенно присяжники назначаются из того аульного квартала, где живет тяжущийся, коему определена присяга.
41. При присягах не фамильных, т. е. где родственники виновного присяжиикаии быть не могут, обычай не допускает 2-х лиц из одной сакли или двора.
42. Если совершивший преступлена перешел в другой аул или даже в другое общество, присяжники назначаются ему по месту прежнего его жительства из общества, где он совершил преступление, служащее темою судебного разбирательства.
43. Если между тяжущимся, которому назначается присяга, и кем-либо из поименованных присяжников существует вражда или родство между поименованными свидетелями и истцом, ответчику предоставляется право предъявить об этом суду и просить поименовать новых присяжников.
Есть у туземцев одна обычная особенность, противоречащая их неуважительному взгляду на присягу. Некоторые из них, в присутствии духовных лиц, и приносят на коране присягу в том, что они никогда в жизни ни для кого, не только для посторонних, но даже и для родных, ни по каким делам, к корану подходить не будут, т. е. не станут принимать присягу. Принявший подобную присягу получает от кадия или от муллы разрешительный билет на арабском языке. Имеющих подобные билеты, суд не назначает в присяжники.
45. Но так как существуют фальшивые билеты, т. е. выданные муллами без вышесказанной присяги, обычай не освобождает обладателей подобных билетов от присяги до тех пор, пока они в суде не подтвердят на коране, что при получении разрешительных билетов они действительно приняли означенную присягу в присутствии тех мулл, кои выдали им билеты. По-видимому, святость присяги и благоговейный страх в ней служат основанием происхождения разрешительных билетов; но доброе убеждение исчезает, при более основательном взгляде на вышеозначенный факт.
46. Надо заметить, что в делах между родственниками обычай употребляете все средства отстранить присягу родственников против родственников, так как присяга раз водит и окончательно сеет вражду между ними. Но настоящее дело в том, что собственно не присяга разводит родственников, но самое обвинение, подтвержденное судебным доказательством (присягой). Присяга по той же самой при чине разводит не одних только родственников, но и людей совершенно посторонних; только суд не отменяется в последних случаях. Не одна присяга, но и улика и личные свидетельства поселяют вражду между людьми такого закала, как туземцы. Так как в туземном судопроизводстве улик почти не существуете по причине нравственного неразвития народа, и так как личные свидетельства в суде весьма редкое явление между туземцами и таких людей клеймят постыдным словом «докащик», то остается одна только присяга, которая, как сказано уже, служит единственным обличительным фактом в туземном праве. Вот и цель разрешительных билетов, которые гарантируют обладателей их от личных неудовольствий людей, против которых они, не имея билетов, по необходимости должны бы были присягать, т. е. обвинять.
47. Так как улики и личные свидетельства являются в суде весьма редкими, исключительными доказательствами, и главную роль играет присяга, то рождается вопрос: кому дается присяга — истцу или ответчику, или другими словами: преобладает ли в туземном судопроизводстве присяга обвинительная или оправдывающая, очистительная) За исключением только тех редких случаев, где является личный свидетель (докащик) или сознавшийся участнику или где сам истец, по характеру тяжебного дела (например, хозяин, опознавший украденную у него вещь), делается личным свидетелем, во всех других делах господствует присяга очистительная.
48. Число присяжников бывает различное, смотря по сущности дела и по ценности иска. Может быть назначено 30 присяжников, что впрочем, весьма редко; обыкновенно maximum — 24, но чаще только — 18, наконец, minimum — 1 присяжник.
49. Присяга о 9 свидетелях и т. д. выше 9-ти, называется фамильною, так как для подобной присяги назначаются обыкновенно родственники ответчика; но случается и присяга смешанная, т. е. часть родственников и часть людей поименованных.
50. Вывести общие правила о назначении известного числа присяжников при решении известного рода дела не представляется возможности; так как все зависит от содержания искового дела, нравственных качеств тяжущихся, также от различных побочных обстоятельств, связанных с тяжбою и вытекающих из дела различных обстоятельств.
51. Для принятия присяги определяется судом срок; но если в назначенный день тяжущийся не доставит в суд присяжников по причинам уважительным или выйдут какие-либо недоумения и споры относительно присяги между тяжущимися в присутствии уже доставленных присяжников, то суд может назначить новый срок присяги. День, в который не состоялась определенная присяга, называется у туземцев «непризнанным» (ха-яцыр). Отсрочка или привилегия ответчику допускается только один раз.

Докащик.

52. Здесь, кстати, сказать, о докащиках, играющих в туземном судопроизводстве весьма существенную и частую роль. В туземных обычаях есть два рода судебного разбирательства: один гласный (медиаторский и депутатский), другой, так сказать, при закрытых дверях, посредствам докащика. Оба вида разбирательства присущи правилам народным и, следовательно равно обязательны для тяжущихся своим решением.
53. Второй род судебного разбирательства состоит в следующем: является докащик к старшему наибу, ныне приставу или к другому начальнику и в присутствии одного или двух самых доверенных людей, депутатов местного суда, подробно и обстоятельно рассказывает, как личный участник, о деле.
54. Здесь главное условие, чтобы докащик был порядочный человек и зажиточный хозяин. Эти обстоятельства должна гарантировать доверие к показаниям докащика.
55. Кроме того, докащик не должен иметь никакой вражда с тем, на кого доказываете, и особеной дружбы и родства с теми, в пользу которых он свидетельствует.
55. За сим докащик приводится еще к присяге в том, что все его показания совершенно справедливы, и что к открытию виновных не побуждали его ни ненависть, ни вражда к обвиняемому или к кому-либо из его родственников, равно как ни дружба, ни родство, ни другие какие-либо близкие связи с истцом.
57. Все обстоятельства дела двумя присутствующими при доказательстве депутатами переносятся в суд и мнение последних разделяется согласием остальных членов народного суда.
58. Имя докащика остается в тайне; но, за весьма редкими исключениями, докащик не станет перед лицом целого общества, боясь общественной ненависти, вражды и кровной мести целой фамилии того, на которого он доказывает.
59. Докащик, за оказанную им услугу, получает плату, количество которой зависит от уговора его с истцом.
60. При определении платы за воровство, суд обязывает виновного уплатить и докащичьи деньги, сколько истец покажет под присягой и все равно — уплачены ли им уже деньги, или только обещаны ему тяжущимся.
61. Нередко является к истцу докащиком один из участников воровства и вообще преступления, с условием освободить его от наказания и от той части платы, которая по определению суда будет наложена на него самого.
62. Дело обнаруживается следующим образом: истец вызывает в суд самого докащика и выданных им сотоварищей и объявляет, что он подозревает всех вызванных людей и преимущественно одного из них (при этом он указывает на докащика) в покраже у него известных вещей. Суд определяет подозреваемым очистительную присягу. Все являются в назначенный день, каждый со своими присяжниками, и истец требует определенной судом присяги, прежде всего от того, кого он назвал главным коноводом в воровстве (т. е. докащика). Понятно, что последний отказывается от присяги, убеждая всех присутствующих, что он никогда не принимал и не может принять ложной присяги, т. е. сознается в воровстве. Когда суд требует от сознавшегося указать участников, виновный заверяет и Богом, и Сибирью, и виселицею, что у него не было товарищей, что он вор один и что он готов платить все по определению суда. Но у корана таже история, что и в первый раз, и, наконец, он обнаруживает всех своих соучастников.
63. Докащик иногда бывает условный, т. е. не знающий дела, наверное, а только подозревающий в воровстве известных лиц; следовательно, и плата за доказательство тоже условная.
64. Плата условному докащику зависит от случая, — принесли ли подозреваемые определенную судом очистительную присягу, или нет. Надо заметить, что обычай предоставлять обиженному право требовать очистительную присягу от каждого, кто только по каким-либо причинам, даже самым маловажным, подозревается истцом в воровстве.
65. Случается, что докащик выдаете своих товарищей, закадычных друзей и верных сопутников во всех его воровствах и грабежах, из одного лишь неудовольствия, что они миновали и не пригласили его на какой-либо грабеж, доставивши им хорошую добычу. И много других причин побуждают туземца к измене и вероломству, но все эти пружины и нравственные побуждения можно резюмировать одним словом — интерес: как бы он не был гадок и преступен, общество пользуется им.

Нанесение ран.

66. Дела о нанесении ран не принимаются судом к разбору, пока раны, по выражению туземцев, «мокрые», или другими ловами, пока раны не заживлены и ясно не обнаружены все последствия их.
67. Для больших ран время судебного разбирательства обыкновенно полагается через год.
68. Прежде всего, виновный обязан доставить раненому доктора и все средства для пользования больного. Расходы за лечение доктору и на лекарства падают на виновного.
69. За лечение самых больших ран и ушибов, нанесенных самому себе, обычай полагает доктору 30 р.
70. Если виновный не доставит ни лекарства раненному, ни задаточной платы доктору за труды, суд, при разборе дела, включает все издержки по лечению больного в число платы, определенной за нанесение ран.
71. Доктору обычай назначает по одному барану с каждой коровы, присужденной судом на удовлетворение раненого.
72. Плата за лечение падает на виновного; издержки же свои раненый показывает под присягой.
73. При обсуждении свойства ран и определения за них обычной платы, туземное право замечает следующие части человеческого тела: 1) верхнюю часть головы, прикрытую папахою, 2) лицо, уши и шею (части открытые), 3) часть тела и от шеи до пояса, включая и руки, и 4) от пояса до ступней включительно.

Головные раны.

74. За рану в голову, с легким рассечением кожи, без обнаружения кости, обычай присуждаете только мировое угощение: барана и котел араки.
75. За рану, с царапиной на черепе, требующей очистки ножом, или, как говорят туземцы, требующей взяться за нож, хоть для самой легкой очистки кости, полагается в плату 3 коровы (тельные) и на угощение малый баран и 4| котла араки.
76. Рана, с раздроблением черепа до второй, по выражению туземцев, мягкой кости (ганжел тад), т. е. до твердой мозговой оболочки (dura mater), оценивается в 6 коров (тельных) и назначается для угощения большой баран или 4 котла араки.
77. За рану, с раздроблением черепа и рассечением обеих мозговых оболочек (dura mater et pia mater) до паутинной плевы (membrana arachnoidea) или, как говорят туземцы, до мозга (но его еще не видно), обычай назначает 8 коров (тельных) и на угощение большого барана и 6 котлов араки или только большого барана и столько же араки.
78. Раздробление черепа, с рассечением всех трех мозговых оболочек, или, по выражению туземцев, если сразу обнаружится мозг, оценивается в 10 коров (тельных) и одного быка с куском бумажной материи, в цене 3 руб. (уст-дери), что составляет 12 коров; на угощение полагается большой баран и малый и 6 котлов араки.
79. За такую же рану, нанесенную женщине, таже плата, но с прибавлением какой-нибудь женской одежды: бишмета, рубахи или головного платка.

Примечание. Уст значить бык, дери — кусок бумажной материи. В прежние времена, когда туземцы не имели сношений с русскими, когда мануфактурные изделия считались у горцев большою редкостью и когда у туземцев вся одежда верхняя и исподняя была суконная, обычай за известные раны назначал в плату за исключением коров быка и кусков бумажной материи, в цене трех кусков сукна. Каждый кусок сукна в 25 локтей (на одну черкеску) ценился в старину в одного барана, стоившего прежде не больше серебряного рубля; следовательно, кусок бумажной материи (дери), назначенный в плату, стоил 3 р. сер.

80. Тогда виновный шел к раненому с поклоном и нес ему определенную плату, впереди толпы, сопровождавшей ответчика, гнали быка, рога которого были обвиты куском белой бумажной материи на подобие чалмы. Этот-то бык с чалмой и есть усть-дери. Вся толпа, предшествуемая чалмопосным быком, шла в саклю обиженного и каждый из участвовавших в толпе стариков более или менее почетных просил раненного сбавить часть назначенной платы с виновного ради его бедности. Хозяину стыдно отказать просьбе уважаемых гостей, и плата сбавляется; за этим следует угощение.
81. Такая же плата, тот же поклон виновного, те же старики и те же просьбы остались и теперь, но церемония с быков, увенчанным белой чалмой, ныне вышла из народных обрядов, хотя плата и самое название остались те же, как и прежде.
82. Ушибы и простые наружные раны в голову часто сопровождаются у туземцев весьма оригинальными последствиями, заслуживающими по своеобразности особенного внимания. Если туземец, легко раненный или ушибленный кем-либо в голову, начинает страдать головою (весьма часто совершенно от других причин), он объявляет об этом своим родственникам, с изъявлением желания и просьбы освидетельствовать по обычаю его череп. Никакой период времени от ушиба до появления головной боли не вправе ограничить осуществления подобных требований. Самое мрачное воображение о смерти не столько пугает больного туземца, сколько мысль о смерти без отмщения. Чувство себялюбия и самосохранения, коими туземцы исполнены в высшей степени, равно и естественное влечение продлить свое загробное поминальное существовало тревожить душу умирающего туземца. В назначенный день приглашаются: нанесшие удар, родственники его, родственники больного и туземный доктор. За сим следуете обычная операция над черепом больного. Простым искривленным ножом (на туземном наречении — гаш) доморощенный хирург разрезывает крестообразно покров черепа на том месте, куда нанесен удар (часто по одному показанию больного); тем же ножом, если заметит на черепе темные пятна, признаки гниения кости, обскобляет ее и потом зашивает надрезанную кожу. Те же приемы туземной хирургии имеют место и в том случае, если от ушиба образовалась на черепе трещина и омертвение раздвинувшихся сочленений или пролом черепного панциря (necrasis). Доктор, вырезав ножом, изгнившие части черепной кости, свидетельствует состояние твердой мозговой оболочки (по выражению туземцев — вторую мягкую кость). Если от омертвения поврежденной кости образовалось нагноение на мозговой оболочке, хирург высасывает скопившуюся на ней материю. Тут все заботы и внимание доктора сосредоточено на том, чтобы дочиста высосать гной с мозговой оболочки и тщательно остругать ножом и, в случае надобности, вырезать края омертвелых костей, для предупреждения дальнейшего нагноения. Малейшая частица оставшегося гноя и плохое очищение разлагающейся кости ведут за собою вторую и часто третью операцию. Весьма часто мучительная операция, совершенная без малейших знаний хирургической анатомии, не по силе туземных стоиков: больной умирает и нанесший ему удар признается по обычаю кровником умершего у его родственников.

Лицевые раны.

83. Обычай налагает самую высокую плату за раны, нанесенные в открытую часть тела, которая, как говорят туземцы, «на виду и скрыть на ней раны невозможно», т. е. в лицо. Здесь, кроме вознаграждения за рану, прибавляется еще и плата за оскорбление чести (барч).
84. За лишение глаза — половина человеческой крови, т. е. 65 коров и на честь 20 коров, всего 85 и 90 коров, и угощение — два больших барана вечером и большой баран утром, араки 10 ведер.
85. За отсечение носа та же плата и угощение.
86. За отсечение уха — 60 коров и на честь 10, всего 70 коров, и вышеозначенное угощение.
87. Если рана нанесена в ту часть головы, которая не прикрыта шапкой и прорублена кость, чрез что у раненного искривится глаз и вообще лицо, обычай требует платить 70 коров, из коих 10 на честь, и соответственное угощение.
88. Оценка простых мелких ран, нанесенных в лицо, зависит от свойства их; есть плата в 50 коров, и в 40, и в 30, и ниже, но при всех этих ранах назначается плата на честь я соответствующее плате угощение.
89. Рана в шею с повреждением горла и последствии охриплости или потери голоса, стоит 70 коров, с вышеозначенным угощением.

Раны от шеи до пояса.

90. За отсечение руки от плеча или от локтя и за отрубание кисти платится 70 коров и в барч (почетная плата) не ниже 40 р., угощение вечером два больших барана и утром один баран, араки 10 или 8 котлов.
91. За рану в плечо или около плеча, с лишением движения руки — 70 коров без барча и угощение из двух больших баранов и 8 котлов араки и утром один баран.
92. Рана в локоть или вблизи локтя, с лишением движении руки от локтевого сочленения, стоит 46 коров, из коих 6 коров на барч; угощение 2 барана и 6 котлов араки.
93. За рану в руку, с лишением движения кости иди пальцев, платится 70 коров, барч в 4 коровы и угощение — большой и малый бараны и 6 или 4 котла араки.
94. Большой палец стоит 5 коров и на угощение большой баран и 4 дотла араки; указательный — 4 коровы и угощение баран и два котла араки; средний — 3, безымянный — 2 и мезинный 1 корова.
95. За отсечение каждого из последних трех пальцев полагается на угощение малый баран и один котел араки. Большой и указательный пальцы называются у туземцев хозяйственными.
96. За отсечение двух выше означенных пальцев полагается 30 коров и угощение большой и малый бараны и 6 котлов араки.
97. За отсечение трех пальцев (нехозяйствённых) 25 коров и в барч — 4 коровы; угощение большой и малый бараны и 8 котлов араки.
98. За отсечение двух пальцев, из коих один мезинный, 6 коров и угощение большой баран и четыре котла араки.
99. За рану в бок, с рассечением ребер и, по выражению туземцев, «если выходит дух», полагается 10 коров (все тельные) и усть-дери, всего 12 коров, угощение баран и 6 котлов араки.
100. За такую же рану, с повреждением ребер, «но если не выходит дух», — 8 коров и угощение один баран и.5 котлов араки.
101. Рана в бок по ребрам, без повреждения их, — 5 коров; угощение — баран и 4 котла араки.
102. За рану в грудь или в бок пулей, прошедшей под кожей и не повредившей кости, если расстояние от места выхода пули до выхода ее не более как на ладонь или трех вершков, полагается 5 коров (3 тельных и 2 яловых) и угощение большой баран и 4 котла араки.
103. Если пуля прошла вовнутрь — 10 коров (тельных) и усть-дери, что составляете 12 коров, и угощение большой и малый бараны и 6 котлов араки.

Раны от пояса до ступней.

104. За отсечение ноги от таза или от колена и за отсечение ступни платится 70 коров и в барч лошадь, на которой, по выражению — туземцев, «не стыдно бы было ездить всякому благородному человеку», угощение вечером два больших барана и утром один баран, араки 10 или 8 котлов.
105. За рану в таз или около таза, с лишением движения ноги, 70 коров без барча и вышеозначенное угощение.
106. Рана в колено или около колена, с лишением движения ноги от колена или с последствием хромоты, стоит 40 коров и барч из 6 коров, всего 46 коров, и угощение два барана и 6 котлов араки.
107. За рану в ногу, с лишением движения ступни или пальцев, полагается 30 коров и 4 на барч, всего 34 коровы, и угощение большой и малый бараны и 6 или 4 котла араки.
108. Пальцы на ноге стоят тоже самое, что и на руке.
109. Между вышеозначенными minimum и maximum плата существует разная таксация ран, зависящая от свойства раны и от части тела, подвергнувшейся поранению; размеры платы также разнообразны, как и самые раны. Понятно, здесь открывается возможность членам суда варьировать плату различными соображении и обстоятельствами: принимать в расчет и степень виновности, и состояние ответчика и его хорошее поведете и тому подобные побочные обстоятельства, смягчающие определение суда. Между тем, по духу туземной юрисдикции все обычаи применяются к тяжущемуся, не справляясь ни с личностью подсудимого, ни с нравственными его качествами. Все права относительно определения меры наказания имеют характер обязательный, а де факультативный: суд не может действовать по своему усмотрению, сообразно обстоятельству увеличивающих или уменьшающих вину подсудимого.
110. Во всех лицевых ранах и в тех, куда входит усть-дери (стоющий 15 руб. сер.), платятся тельная корова; во всех же других случаях число определенных в плату коров делится пополам: одна половина — тельных, другая — яловых; в нечетных же числах превышающая единица прикладывается к половине количества тельных коров. Цена тельной коровы 8 руб., яловой — 4 руб. и 50 коп. сер.
111. Плата производится не одними только коровами: и лошади, и быки, и бараны и оружие — все идет в плату по оценке депутатов. Здесь корова принимается в смысле денежной единицы, как предмета — отвлеченный.
112. Оценка скота и оружия, предназначенных в плату, производится депутатами и, для избегания нескончаемых споров, без всякого участия тяжущихся.
113. Передача оцененных вещей в плату условная: если в определенный депутатами срок часть принятого оружия или скота окажется с ранами, плательщик обязан обратно принять недоброкачественную вещь и заменить ее новою, по оценке тех же депутатов.
114. Угощение обиженному, назначаемое судом при плате по различным делам, не имеет строго определенной нормы, а зависит от характера искомого дела и от качества и количества вреда, нанесенного истцу. Цель угощения двоякая: изгладить дурное впечатление обиды, примирить тяжущихся хлебом- солью, располагающей к душевным излияниям аракой и выпросить у обиженного прощение какой-либо части платы, положенной судом на ответчика. Вследствие последнего обстоятельства в деле большой важности, где определяется плата довольно значительная, угощение назначается вечером и утром, следовательно и сбавка определенной платы делается два раза, по просьбе почетных гостей, запивающих аракой горячий шашлык и упрашивающих хозяина банкета пощадить ответчика, ради его бедности и глупости (обычное выражение туземцев).

Брак.

115. Еще весьма недавно туземцы, населяющие Ингушевский округ, по обычаю доброго старого времени смотрели на женщин, как на рабочий скот, считали женщину вещью, не подозревая в ней никакой человеческой личности.
116. Родственники девушки или женщины, получив калым 18 коров, выдавали ее замуж, не спрашивая и даже не думая о ее согласии.
117. И по смерти мужа, женщина не пользовалась свободным выбором: вдова обязана была даже против желания выйти замуж за брата или родственника покойного мужа; в случаи же отказа последних она снова поступала в полное распоряжение своих родственников.
118. Но с конца 1862 года, по общему согласию туземцев Ингушевского округа, первым непременным условием брака полагается свободная воля и непринужденное согласие не одного лишь мужчины, но и женщины, выходящей в замужество.
119. Ныне калым, покупная плата за женщину, не существует и имеет значение только при разборе прежних дел о браках. В настоящее же время мужчина, сватая девушку или вдову, платит родственникам невесты: во 1-х 25 руб. серебр. в задаток, коим она может располагать по своему произволу — употребить на свое приданое или отдать часть их или все деньги родственникам своим за воспитание и присмотр за ней, — и во 2-х 80 руб. в обеспечение на случай своей смерти или развода с ней.
120. Обеспечение это, по желанию невесты, платится или до брака, или записывается, как неизменный долг, который она может требовать от мужа во всякое время и, по выходу в замужество, располагать этою собственности по своему желанию.
121. Истраченные из обеспечения деньги жена, по смерти мужа, как и в случае развода с ним, не имеют права от него требовать.
122. Засватанной девушке или вдове дается свобода отказаться от своего жениха; в этом случае задаток 25 р. и обеспечение 80 руб. (если оно было выдано) возвращаются жениху.
123. Когда же «нечих» (религиозный свободный обряд, где присутствуют мулла и два свидетеля) уже совершен, равным образом и по выходе замуж, жена на развод права не имеет, без согласия мужа. Мужу же дозволяется развод во всякое время, не спрашивая согласия жены.
124. По смерти мужа или после развода с ним, женщине дается полная свобода выйти замуж, за кого пожелает.
125. За нарушение означенных правил с жениха, родственников невесты и старшины аула, допустившего нарушение установленных правил, взыскивается штраф по 50 руб. с каждого виновного.
126. Если невеста отдается в замужество в другое общество, где означенного постановления о браке не существует, и родственники невесты возьмут с жениха более определенной платы, виновные платят штраф 100 руб., а аульный старшина 50 рублей.

Увоз девушки.

127. Бели девушка увезена насильно, ей дается свобода возвратиться в дом родителей. Увезший же ее, во всяком случае, платит штраф 50 руб., а участвовавшие с ним в увозе — по 15 руб. серебром с каждого.
128. За обеспечение увезенной девушки до брака, с виновного, кроме определенного штрафа, взыскивается строго по усмотрению начальства.
129. Если обесчещенная девушка пожелает возвратиться в семейство, штраф 50 руб, взысканный с виновного, поступает в ее пользу.
130. Главное виновный в увозе девушки редко отговаривается в своей проступке, так как самый факт похищения изобличаете виновного; но ответчик весьма редко выдает своих товарищей-соучастников.
131. Указание самой девушки на участников в ее похищении принимается обычаем без всяких доказательств; но улики ее редко можно слышать в суде: увезенная девушка, вследствие стыдливости, смущения и страха, испытанного ею при ее похищении, обыкновенно не замечает сподвижников своего похитителя, боясь навлечь вражду их на своих родственников.
132. Если же сами родственники увезенной девушки указывают на участников, главного виновного, но ясных улик не представляют, суд назначает каждому обвиняемому присягу с двумя присяжниками (из соседей, людей благонадежных) в том, что он не участвовал в похищении девушки, и не знает других участников.
133. Такая же присяга назначается и главному зачинщику похищения; он обязан оправдать каждого из подозреваемых участников в том, что никто из них не содействовал ему в похищении, что проступок он сделал один, без помощи других.

Изнасилование.

134. Изнасилование девушки или женщины обыкновенно разрешается на месте преступления убийством; но последнее преступление не искупается первым, каждое из них самостоятельно и ответственно.
135. Если виновный успел ускользнуть от смерти, родственники обесчещенной женщины тайно преследуют его кровною местью или предъявляют иск и требуют обычного удовлетворения.
136. Если мужчина принимает на себя позор, обнаруживая перед обществом сделанное оскорбление его жене или сестре, суд признает его показание без всяких улик и доводов.
137. Таким образом, сознание обесчещенной женщины служит неопровержимым доказательством преступления.
138. Это единственная в туземном праве тяжба, предъявление которой служит и самим доказательством, не требующим присяжных удостоверений.
139. Суд расследует только обстоятельства дела, которая могут иногда стать в разрез физической возможностью преступления.
140. В этих редких случаях обвиняемому назначается очистительная присяга с 5 присяжниками (в числе их двое посторонних и двое родственников).
141. Такую же присягу требует суд и от ближайшего родственника обвиненной женщины, которую присяжные должны очистить от подозрения мужа.
142. За изнасилование замужней женщины виновный платит оскобленному мужу три барча (т. е. три почетные платы). Первый барч есть 10 коров, второй 8, третий — 6, всего три барча составляю 24 коровы (половина тельных и половина яловых).
143. Жена, по желанию мужа, или весьма редко остается в доме, или обыкновенно отправляется к своим родственникам, т. е. получает развод.
144. За изнасилование засватанной девушки виновный платит жениху ее в честь хорошую лошадь, стоящую не менее 30 руб. серебром, и на угощение большого барана и 4 котла араки.
145. Жених может отказаться от изнасилованной девушки и получит обратно калым, — в настоящее же время, за уничтожением калыма, задаток 25 р. и обеспечение 80 р.
146. Та же плата и угощение за обесчещение незасватанной девушки поступает от виновного в пользу ее родственников.
147. Кроме того, виновный, для избегания кровной вражды оскорбленных родственников, нередко женится на изнасилованной им девушке, но следует заметить, что женитьба эта необязательна.
148. Изорванную одежду, как на женщине, таю и на девушке, виновный обязан заменить новой.
149. Покушение на изнасилование женщины равно ответственно, как и совершенное изнасилование.

Нарушение супружеской верности.

150. За нарушение супружеской верности мужем обычай не полагает никакого взыскания с виновного. Требовать развода за измену мужа жена не имеет права.
151. За нарушение супружеской обязанности женой полагается оскорбленному мужу три барча с наперстника неверной супруги и столько же с родственников ее — всего 6 барчей, что составляет 48 коров (половина тельных и столько же яловых).
152. Развод с неверною женою зависит от желания мужа.
153. Для доказательства вышеозначенного преступления, достаточно одного только предъявления жалобы мужем. Одни лишь дикие угрозы мужа, пытка и боязнь насильственной смерти вырывают тайну жены о ее любовной связи; стыд же и совесть далеко на заднем плане.
154. Туземная женщина и в особенности девушка сладострастна, доступна и бесстыжа. Самый безобразный Диоген нигде не мог бы навербовать столько последователей в свою циническую школу, как в среде туземного женского населения. Едва ли большой город превзойдет туземный аул развратом и любовными похождениями. Вся разница в том, что проституция в аулах несравненно менее показывается на лицо, чем в больших городах; она прикрыта тайной, которую стерегут убийство и кровная месть. Редкая туземная девушка, достигшая 20-ти летнего возраста, выходит замуж девственницей; большая часть из них падает жертвою страстей, легкого и соблазнительного обмана развратной молодежи. Анонизм развит между туземными девушками на менее, как в цивилизованном обществе. Можно было бы привести несколько примеров самых безобразных и бесстыдных, но приличие не изобретет слов для изображения их.

Увоз жен и невест.

155. За увоз замужней женщины обычай полагаешь туже плату, как и за изнасилование, т. е. 6 барчей, три с виновного и три с родственников увезенной женщины. Взыскание за похищение засватанной девушки обозначено выше, в статье о браке.
156. В настоящее время у туземцев, населяющих Ингушевский округ, существенным условием брака полагается свободный выбор и непринужденное согласие на брак девушки или вдовы; но еще весьма недавно, до 1862 года, личность женщины была порабощена, — она не имела никаких человеческих прав. Несмотря на слезы, ни на мольбы, ни на сопротивление, ее, как барана, продавали за калым, сваливали на арбу и везли в дом жениха.
157. Единственный протест порабощенной женщины против насилия ее человеческой воли, принуждения родственников и дурного обращения мужа, выражается в бегстве ее из дому, где она переносит от своего господина супруга все нравственные и физические пытки. Но ее опять, как проданную вещь, родственники возвращают мужу; она снова бежит и снова переносит еще большие страдания.
158. Когда господин, ее муж, наскучив ее частыми побегами, является с жалобой в суд, обычай решает дело следующим образом: от родственников женщины и от жалующегося мужа суд берет поручителей — честных и почетных людей, в том, что жена в назначенный срок будет возвращена мужу и останется у него в доме, а муж будет доставлять жене все необходимое в жизни и хорошо обращаться с нею.
159. Иногда подобное решение под бдительным надзором хороших и умных поручителей достигает цели: жена остается в доме и восстановляется семейное спокойствие; большею же частью, бегство жены возобновляется, не смотря ни на каких поручителей. Наконец, муж, потеряв терпение, бывает вынужден, и печальным положением дела, и увещаниями судей, дать жене развод.

Развод.

160. Муж во всякое время, по своему желанию, может дать развод своей жене.
161. Весь калым, все издержки по свадьбе и даже все мельчайшие подарки, сделанные при сватовстве, возвращаются мужу сполна, за исключением расходов, сделанных родственниками жены на ее приданое и свадьбу.
162. Расчет при разводе не забывает даже и тех мелочных на поминки расходов, которые туземный похоронный обряд налагает на породнившиеся браком фамилии.
163. Возвращение калыма при разводе касается только прошлых браков, заключенных до нового постановлена, т. е. до 1862 года.
164. По прежнему обычаю, женщина, получившая развод, до тех пор не могла выйти замуж, пока весь калым, уплаченный ее мужем, не был возвращен ему сполна.
165. Женщина, получившая развод, за которой оставался какой-либо долг по первому браку, вышедшая замуж за другого, считалась отбитой женой, что возбуждало кровную вражду и месть.
166. Молодая женщина, получившая развод, весьма часто обречена была вести безбрачную жизнь или потому, что родственники ее не имели средств возвратить какой-либо ничтожной доли калыма ее мужу, или чаще потому, что сам муж уклонялся от принятия калыма, единственно с тою целью, чтобы разведенная жена не была «ни ему, ни другому».
167. Злой нрав туземца можно было переломить только насильственными мирами: родственники женщины, получившей развод, доставляют калым в участковое управление; депутаты оценивают калым и вручают его мужу.
168. Упрямство некоторых туземцев доходило до того, что они бросали на произвол судьбы врученный им калымный скот, который нередко пропадал без вести.
169. При скрывательстве же и неявке мужа за получением калыма, женщине выдается от управления свидетельство на свободное вступление в брак, с обязательством ее родственников возвратить калым прежнему мужу по его первому требованию.
170. Если родственники разведенной жены были не в состоянии в определенное время возвратить калым ее мужу, они выдавали ему корову с толком, которая при окончательном расчете в плату калыма не идет, но считается фактическим выражением согласия мужа на развод.
171. Если муж, давший жене развод отказывается впоследствии от исполнения своего обещания, корова с телкой служит обычной уликой и доказательством в суде, что женщине действительно дан развод.
172. В настоящее время, с уничтожением калыма, плата 25 руб. в задаток и 80 р. в обеспечение, как личная и неотъемлемая собственность жены, не возвращается мужу при разводе.
173. Варварское обращение мужа с женой: побои, обжоги, поранение, пытка голодом и холодом и вообще насилие и истязания мужа, служат причиной развода, принимаемой судом со времени учреждения окружного управления в основание при решети тяжб по делам семейным.
174. По разводе мужа с женой, прижигая в супружестве дети, сыновья ж дочери, остаются в доже отца, в его попечение; жена не имеет никакого права требовать их от мужа в дом своих родственников.

Порядок наследства.

175. У туземцев Ингушевского округа дела по наследству решаются адатом.
176. Наша юридическая пословица: «сестра при брате не вотчиница», беспощадно осуществляется у туземцев в делах по наследству. Так как женщина, по убеждению туземцев, существо без личности, следовательно, лишена прав общественных и семейных и самостоятельности нравственной и материальной, все имущество умершего, без малейшего выдала в пользу дочерей его, переходит к сыновьям и делится между ними поровну.
177. В случае же смерти сына часть, следуемая последнему, дробится также на равные части, по числу его сыновей (внуков умершего по мужской линии) и т. д.
178. Дочери умершего остаются на попечении своих братьев или, за смертью последних, в доме своих племянников, которые по мере средств обязаны кормить и одевать их. Попечительная обязанность братьев в отношении сестер их менее основана на родственных связях, чем на обычае калыма, который поступает в пользование отца девушки, выдаваемой в замужество, и следовательно входит в состав наследства, переходящего к сыновьям; по смерти же отца калым за девушку обращается в пользу того из братьев (обыкновенно по старшинству), который содержал ее в своем доме. В этом случае женщина, как дорогой товар, приносит в хозяйство порядочный процент и, как товар живой, нуждающийся в пище и одежде, должен быть поддерживаем для дальнейшего оборота.
179. Есть у туземцев обычай единственный, который несколько намекает на определенную и весьма незначительную долю наследства, переходящего от отца в семейство дочери (но не лично ей), у которой есть сыновья, следовательно, обычай условный. Дядя обязан своему племяннику (сыну сестры, но не брата), достигшему 16 и 17 летнего возраста, сделать барч, т. е. почетную плату, состоящую в подарке хорошей лошадью (minimum руб. в 30). Подарок этот обязателен до такой степени, что взрослый и нетерпеливый племянник может отнять у своего дяди означенный барч силой, обманом и воровством.
180. Если умерший не оставил сыновей, имущество его поступает к родным братьям на тех же основаниях в отношении раздела и с тем же обязательством в отношении дочери, как указано выше.
181. За неимением родных братьев и их наследников, имение переходит в двоюродным братьям (по мужской линии) и т. д.
182. Вообще надо заметить, что родство по женской линии не имеет у туземцев никакого значения в отношении прав на наследство, если у умершего есть хоть самые дальние родственники по мужской линии.
183. Хотя с 1862 года калым уничтожен, по обычай призрения братьями своих сестер строго сохранил свою силу.
184. Девушка, в знак благодарности за попечение о ней, имеет право подарить своему брату выдаваемые женихом в задаток 25 руб. и даже обеспечение свое (80 рублей), но последнее не иначе, как с согласия мужа.
185. До изменения устарелых обычаев у туземцев Ингушевского округа, сыновья имели полное право требовать при жизни отца раздела приобретенного им имущества и даже выгнать его из собственного дома; по ныне варварское право это уничтожено, и выдел сыновей, при жизни отца, зависать от доброй воли последнего.

Воровство.

186. Один из главных пороков, развитых между туземцами — воровство. Воровство, не раздельное в диком воинственном народе с хищничеством, обратилось в доблесть, прославляемую в песнях девушек, в легендах и сказках; но, в утешение, все эти предания заметно бледнеют при постепенном экономическом и нравственном развитии народа их новых требованиях жизни.
187. Но порой и в настоящее время прорывается старый взгляд туземца на воровство. Эта доблесть выражается и в самых лучших сторонах туземного быта. Гостеприимство, первобытная добродетель всех народов, не гнушается воровство и хозяин, чтобы почтить своего гостя, доставит ему наибольшее удовольствие и радость, наводит его на воровство, коим угощает его, как лакомым десертом вслед за шашлыком; скрывает воровские вещи и даже жертвует собою для гостя-вора, принижая на себя всю ответственность преступления. Можно безошибочно сказать, что главные воры и проводники воров — хозяева, те из туземцев, в земле коих случается хищническое происшествие; краденные же вещи немедленно скрываются передачею в другие отдаленные местности.
188. Для обвинения кого либо в воровстве, обычай требует или свидетельских показаний неприкосновенных к делу людей под присягой, или показаний благонадежного докащика секретного (в присутствии двух депутатов суда и пристава) или явного, или обнаружения какой-либо вещи из украденных, или сознания самого виновного, или одного из участников его; вообще обычай требует улик, не оставляющих сомнения в виновности подозреваемых.
189. Во всех же случаях, где не имеется явных улик, истец может требовать от подозреваемого очистительной присяги.
190. Если кто либо указывает вора при свидетелях, а потом отказывается от своих показаний, обычай назначает присягу свидетелям, от заявления и коих зависит решение дела.
191. При определении вознаграждения за украденные вещи, обычай взыскивает с виновного: цену украденных вещей, определяемую присягой истца, вторую плату, равную стоимости вещи, за исключением 5 или 10 руб. (объяснение ниже) и в некоторых случаях, ниже указанных, плату за бесчестие сакли, двора, хутора и т. д.

Воровство из стад.

192. Для охранения общественных аульных стад, выгоняемых на пастьбу, жителя аула нанимают, смотря по величине стада, известное число пастухов (maximum — 3 человека), которое за охранение стада в продолжение летнего и осеннего времени получают за каждую лошадь по 50 коп. сер., а за каждую штуку рогатого скота по 20 копеек.
193. За пропавший скот пастухи не отвечают, но истец имеет право требовать от них очистительной присяги.
194. За открытое нападение на стадо или на табун, если воры, по выражению туземцев содвинут стадо с места, сверх стоимости украденного скота и второй платы за каждую голову, виновный обязан уплатить в честь хозяину стада 10 коров и усть-дори, а пастухам приличного коня.
195. Но если пастух ограблен и ему сделано какое-либо насилие (связали руки, били, держали арестованным), то виновный платит обиженному 10 коров и устъ-дери.
196. Правило это относится и ко всякому ограбленному человеку, коего хищники держали под арестом, связанным и вообще лишенным свободы.
197. За простое же ограбление, кроме полного удовлетворения за ограбленные вещи, виновный платит в честь обиженному приличного коня.
198. За ограбление при преследовании человека, виновного в каком-либо проступке, плата за честь не полагается.
199. За выстрелы в стаде, дворе или сакле, с целью сопротивления хозяину, встретившему вора, виновный платить устъ-дери 15 рублей.

Воровство из сакли и двора.

200. За покражу вещей из сакли, кроме обычного удовлетворения, виновный платит за бесчестие сакля.
201. Так как у туземцев сакля — вещь священная, всегда открыта, и летом и зимою, готовая простить гостя, обычай за оскорбление сакли установил некоторые тонкости при взыскании за бесчестие хозяина, смотря по тому, из какой части сакли выкрадены вещи. Берется в соображение середина сакли, где обыкновенно укрепляется столб, на коем вешают оружие.
202. За бесчестие отделения сакли, от средины или столба к дверям, или, как говорят туземцы, «ниже столба», обычай полагает плату в честь оскорбленного хозяина 5 коров (тельных).
203. За покражу вещей, расположенные от столба к окну, т. е. выше столба, за бесчестие платится 10 коров и усть-дери, т. е. 12 коров.
204. За снятие оружия со столба та же плата за бесчестие.
205. За покражу из двора, кроме обычной платы, полагается еще и плата за бесчестие двора, усть-дери и 15 руб. серебром.

Воровство из хутора или поля.

206. За воровство вещей и скота из хутора, во время полевых работ, из плуга, или какой-либо части из рабочего орудия, за исключением обычной платы за каждую вещь и каждую штуку скота, с виновного взыскивается за бесчестие хутора или плуга усть-дери или 15 руб. серебром.
207. Таким образом, кроме удовлетворения за похищение вещи, обычай делает взыскание и за бесчестие стада (в вышеуказанных случаях), сакли, двора, хутора и плуга.

Обыск.

208. В случаи сильного подозрения кого-либо в воровстве, обиженный имеет право с аульными стариками сделать обыск в сакле подозреваемого.
209. Если последний окажет сопротивление, он признается виновным.
210. При открытии обыском какой-либо вещи, опознанной истцом, обычай назначает ему присягу с пятью присяжниками (из коих 3 из родственников, два посторонних) в том, что опознанная вещь действительно его собственная. В случаи непринятия присяги, истец платит хозяину сакли за бесчестие 6 коров.

Обычная плата, взыскиваемая с вора.

211. За покражу лошади обычай взыскиваете стоимость ее и вторую плату 10 руб. менее стоимости.
212. За быка 20 руб. и 2-ю плату 15 руб., всего 35 руб. сер. За корову 15 р. и 12 — (вторая плата), всего 27 руб.
213. Угощение во всех трех случаях, если воров несколько, полагается по одному годовалому барану (центо) и по 2 котла араки с каждого. Бели же вор один, он платит на угощение большого барана и четыре котла араки.
214. За каждый улей с пчельника виновный платит корову (тельную) и на угощение большого барана и 4 котла араки. При участии же нескольких человек к воровству каждый из них платит угощение, как указано выше.
215. За большого барана 3 руб. серебром и 2-ю плату 2 руб.; за малого (центо) 2 р. и 2-ю плату — 1 руб.
216. За козу, как и за малого барана.
217. За гуся, индюка, утку и курицу по одному рублю серебром и такую же двойную плату.
218. За сено — стоимость его; количество украденного сена определяется присягой.
219. За немолоченный хлеб с поля возвращается стоимость хлеба; за воровство же хлеба из двора виновный платит двойную цену и на угощение большого барана и 4 котла араки.
220. Во всех указанных случаях, если вещи похищены со двора, виновный платит хозяину за бесчестие уеть-дери или 15 руб.
221. Из вышесказанного следует, что двойная плата (за исключением взыскания за потраву хлеба) налагается обычаем только за воровство предметов одушевленных.

Поджог.

222. За поджог хлеба или сена виновный платит стоимость вещей и, кроме того, 10 коров и усть-дери, т. е. 12 коров.

Подрезание жил у скота.

223. Кроме обычной двойной платы, с виновного взыскивается 10 воров и усть-дери.

Опознание похищенного скота и вещей.

224. Туземец, опознавший своего быка или лошадь, обязан представить в управление 2-х свидетелей, людей благонадежных и лично знающих опознанный скот.
225. Последний возвращается истцу, если он с двумя свидетелями примет в суде присягу, что опознанный скот действительно принадлежите ему, как доморощенный или купленный у кого либо.
226. Присяга с двумя честными свидетелями выручает в похищенную вещь, опознанную кем-либо у другого.
227. Если с опознанным быком, лошадью и вообще какою-либо вещью в одно и тоже время и из одного и того же места похищено еще нисколько штук скота или другие какие-либо вещи, обиженный, для получения полного удовлетворения за всю пропажу, обязан подтвердить свою претензию при ягою с двумя присяжниками, пользующимися доверием в обществе.
228. Если с уворованным или опознанным скотом пропал скот и другого хозяина, который с двумя свидетелями может представить в суд присяжное удостоверение в том, что скот его похищен в одно и тоже время из одного и того же места с опознанным скотом, ответчик обязан сделать полное удовлетворение претенденту.

Проценты на занятый капитал.

229. Хищническая натура туземцев и их характер насилия вполне обнаруживаются в их взаимных денежных сделках. Туземные кредиторы взыскивают с своих заимодавцев по 50 коп. с 10 р. в месяц, что составляет в год с 100 руб. 60%; но этот процентный грабеж — домашнее дело туземцев, строго преследуемое туземным начальством, как дело безнравственное и весьма вредное для общества. Суд же при разборе дела по удовлетворению кредитора процентами на занятый им капитал, принимает в расчета с 10 руб.-10 коп. в месяц, или с 100 р.- 12% в год.
230. Хищнические проценты существуют в горской участки не только на деньги, но и на баранов. Долг, состояний из двух или трех баранов, чрез 5 или 6 лет, считая проценты на проценты, т. е. приплод с приплода, вырастает до порядочного стада; понятно, расплата с кредитором представляет безвыходное затруднение для бедного человека. Обычай этот был перенесен галгаевцами и на плоскость; но назрановцы не предъявляют ныне подобных требований и ограничиваются снисходительными и миролюбивым сделками по вышеозначенному займу. Горцы же и по настоящее время изредка являются в суд со своими дикими требованиями процентов на баранов; но суд не принимает их претензий, требуя от заимодавца одного лишь возвращена всего количества взятых в долг баранов.

АДАТЫ КУМЫКОВ.

I. ОПИСАНИЕ
гражданского быта кумыков 1843 года.

Владение кумыкское.

ГЛАВА I.

а) ОПИСАНИЕ ПРОИСХОЖДЕНИЯ КНЯЗЕЙ, РАЗДЕЛЕНИЕ КУМЫКСКОГО НАРОДА НА КЛАССЫ И ОТНОШЕНИЕ ОДНОГО СОСЛОВИЯ К ДРУГОМУ.

1. Обширная плоскость, заключающаяся между Тереком и Сулаком и отделенная от Чечни Качкалыковским хребтом, была обитаема прежде разными племенами, выселившимися из гор. Как управлялись эти племена прежде, составляли ли они один народ, или каждое общество имело свои закона, свои условия, определить трудно, хотя с вероятностью полагать можно, что до прихода еще побочных детей шамхала Тарковского (Джанков), все эти племена соединились уже в одно общество и составляли один народ.
2. После, как известно из преданий, народ, наскучив беспорядком, вызвал из шамхальства Тарковского Джанков, побочных детей шамхала, которые, придя с дружинами, завоевали землю кумык. К этой же эпохе относится происхождение у кумыков беев или князей.
3. До прихода Джанков из шамхальства Тарковского, весь кумыкский народ разделялся на узденей или дворян и рабов.
4. Рабы подразделялись на два класса: личных рабов (кул), над которыми господин имел право жизни и смерти, и крепостное сословие, или чагаров, которые были те же рабы, но участь их была обеспечена добровольными условиями, заключенными между ими и господином, — условия эти, будучи потом освящены временем, оставались ненарушимы.
5. С приходом же Джанков, существующий порядок вещей изменился. Завоеватели разделили между собою всю землю, оставив лишь только неприкосновенными владения тех узденей, которые по богатству и силе имели большой вес в народе, или кок-то заслужили показанною ими в разных случаях преданностью новым пришельцам.
6. Прочие же узденя, быв лишены поземельной собственности, сохранили один титул дворянства и некоторый личные права, соединенные с этим званием.
7. Те фамилии Джанков, которые разделили между собою земли, получили название потом беев.
8. Узденя, сохранившие свои владения при этом перевороте, названы первостепенными узденями; остальная же часть узденей, лишенная поземельной собственности, составила класс второстепенных узденей.
9. После прихода Джанков и завоевания ими кумыков, выселение из гор на кумыкскую плоскость продолжалось. Так как все земли были уже разделены, то приходящие вновь поселенцы должны были селиться на землях, принадлежавших владельцам.
10. Это повело ко взаимным условиям вновь пришедшего переселенца к прежним владельцем.
11. Последний требовал от первого, чтобы он платил ему известную подать или работал для него известное число дней в неделю.
12. Владелец брал с него обязательство, чтобы как сам он, так и семейство его и дети, раз поселившись на земле, не переходили уже на другое место.
13. Новые эти выходцы получили название чагар; но для различия от тех чагар, о которых сказано выше и кои произошли от рабов, они названы первостепенными. Таким образом, чагары разделились на два класса: первостепенных и второстепенных.
14 Существенное различие в правах упомянутых классов заключается в том, что господин имеет полную власть над второстепенным чагаром. Господин может его наказывать по усмотрению и даже продать.
15. Над первостепенным же чагаром такой власти он не имеет. Собственность первостепенного чагара неприкосновенна.
16. Если бы первостепенный чагар не соблюдал всех условий, которые он обязан сохранять в отношениях к своему господину, то к исполнении их господин может принудить его не иначе, как посредством суда.
17. Из вольноотпущенных, называемых у кумыков как и у чеченцев, азатами, впоследствии составился третий класс дворянства, который получил название третьестепенных узденей.
18. Таким образом, весь кумыкский народ разделился на следующие классы: князей, узденей первостепенных, второстепенных и третьестепенных, чагар первостепенных и второстепенных и наконец, рабов.

b) ПРЕЖНИЙ ОБРАЗ УПРАВЛЕНИЯ.

19. Главная власть в народе, до появления наших войск, заключалась в руках князей.
20. Из княжеских фамилий, в каждой из больших деревень кумыкских, так напр.: в Аксае, Костеке, Андрееве, составлялся особый совет.
21. Членами в него выбирались из каждой фамилии по одному князю, который по летам и по делам имел вес в народе. Князья эти назывались старшинами.
22. Обязанность этого совета заключалась в назначении судей для разбирательства дел по адату. А судьи же могли выбираться не только князья, но и уздени всех степеней, лишь бы лицо, выбранное в судьи, пользовалось уважением в народе по своим поступкам и летам. Сверх этой обязанности, на княжеском совете лежали распоряжения по всем требованиям и службам, касающийся деревни.
23. Под непосредственным начальством совета состояли бегаулы, или выборные десятники, исполнявшие все приказания совета.
24. Важные дела решались в общем собрании, на которое собирался весь народ, за исключением рабов.
25. К делам, решавшимся собранием, должно отнести наложение штрафов за преступления, судимые по адату.
26. У кумыков, как в народе, стоящем на высшей степени гражданской образованности сравнительно с чеченцами, штрафы за преступления несколько значительнее; но штрафы эти не определены раз навсегда законом, а зависят от того положения, которое по известному случаю сделано будет на мирской сходке. Таким образом, в течение известного периода времени, заключающегося между двумя мирскими сходками, за такие-то преступления существуют такие-то штрафы.
27. Если по какому-нибудь случаю штрафы эти найдены будут или слишком большими, или малыми, то вновь делается мирская сходка, на которой определяются новые штрафа до следующего общего собрания.
28. За строгим выполнением условий, определяемых на этих собраниях, обязаны были наблюдать старшие князья.

с) СТАРШИЕ КНЯЗЬЯ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ.

29. В настоящее время кумыкские деревни: Аксай, Костеки и Андреева, управляются каждая только одним старшим князем, утверждаемым правительством.
30. Старший князь назначает судей для разбирательства по адату; на нем лежит также обязанность раскладки общественных повинностей, которые он взимает посредством выборных десятников .
31. Одним словом, старший князь составляет теперь как бы первую ступень судебной и исполнительной власти и, в случае притеснений и несправедливости с его стороны, обиженные могут жаловаться приставу и высшему начальству.

d) ПРАВА ПОЗЕМЕЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ.

32. Первые выходцы на кумыкскую плоскость селились семействами или племенами. Каждый выходец, то есть уздень, селился с домом своим и рабами на том месте, где он находил удобным.
33. Когда народонаселение увеличилось, то произошло, что плуги разных семейств начали съезжаться па пашнях, и это повело к определению первых границ между разными владениями.
34. Из сказанного следует, что первое разделение земель у кумыков было по фамилиям. Потом Джанки, завоевавшие этот край, разделили всю землю между собою, оставив неприкосновенными владение только некоторых узденей; но и после прихода Джанков разделение земель по фамилиям осталось, ибо дети и потомки завоевателей, не деля между собою земель, владели оными вместе.
35. После, однако, независимо от общего владения, образовалось и частное. Князь или уздень покупал какую-нибудь землю, или она переходила ему по завещанию; так что, независимо от той земли, которою он владел вместе с членами своей фамилии, он приобретал особый участок земли, составлявший его нераздельную собственность. Потом многие князья получали в награду земли от русских.
36. У кумыков теперь существует два рода поземельной собственности: общее владение, т. е. земли, принадлежащие целой фамилии, и частное, составляющее собственность одного только лица.
37. Владетели, как той, так и другой, по большей части, князья или первостепенные уздени.

е) ПРАВА КНЯЗЕЙ.

38. До прихода русских войск, князья пользовались большими правами. Особа князя считалась неприкосновенною и оскорбивший его подвергался сильному гонению.
39. Если князь обвиняем был в обидах, сделанных узденю, в особенности второстепенному или третьестепенному, то штраф, которому подвергался князь, был весьма мал, а в некоторых случаях оного даже и вовсе положено не было.
40. С чагарами, ни князья, ни издени, никогда не судились; в случае же обиды от последних чагар жаловался своему господину, а тот имел уже дело с обидчиком.
41. Многочисленное число рабов окружало князя. Чагары, живущие на его земле, платили ему оброк и известное число дней в неделю обрабатывали его поля.
42. От оброка этого не избавлялись также второстепенные и третьестепенные уздени, жившие на княжеских землях, и хотя они не несли барщины наравне с чагарами, но при сгоне на обпил работы, как то: сенокосы и пр., обязаны были выходить.
43. В военном деле каждый князь имел свою дружину, состоявшую из преданных ему узденей и живущих на его землях чагар. С нею ходил князь на войну и в набеги. В дружине княжеской служили и первостепенные уздени.
44. С приходом русских княжеское достоинство утратило свой вес и влияние в народе. Законы русские, укротив своеволие князей, уничтожили их права, основанные на одном насилии; дружины княжеской более не существуете.
45. Впрочем, сохранился еще обычай, что уздени вступают на службу к князю; но служба эта, не что иное, как один пустой обряд. Уздень, вступивший в службу князя, по требованиям его должен являться к нему, а во время поездки князя куда-нибудь обязан ему сопутствовать.
46. Если князь вступает в милицию, то с ним зачисляется в оную и уздень, состояний у него на службе.
47. По большей части служат князьям первостепенные уздени, не богатые поземельною собственностью, в вознаграждение за что они пользуются от князя участками земли.
48. Княжескому достоинству у кумыков в прежние времена воздавались особые почести. В присутствии князя уздень не смел садиться, пока тот не пригласит его.
49. Когда князь садился на лошадь, первостепенный уздень обязан был держать ему стремя, ежели только при этом не находился второстепенный или третьестепенный уздень. Если же был на лицо младший, то обязанность подводить лошадь князю и держать стремя лежала на сем последнем.
50. Кроме этих почестей, существовали и другие им подобные. Ныне хотя и воздаются иногда почести князьям, но их можно назвать скорее произвольными знаками уважения, чем обязанностью.
51. Впрочем, и до сего времени князья составляют высшее сословие у кумыков; князь никогда не вступит в брак с дочерью узденя; равно как и последний никогда не может получить в замужество княжеской дочери.

f) ПРАВА ПЕРВОСТЕПЕННЫХ, ВТОРОСТЕПЕННЫХ И ТРЕТЬЕСТЕПЕННЫХ УЗДЕНЕЙ.

52. Первостепенные уздени составляют второй класс в народе после князей.
53. Все они имеют собственные земли, чагаров и холопов.
54. Если бы какая-нибудь из фамилий первостепенных узденей не имела земли, то общество обыкновенно отводит оной участок.
55. Первостепенный уздень иногда не занимается полевыми работами; в звание его это считается предосудительно.
56. Если первостепенные уздень, по бедности и дурному поведению, потерпит всякое уважение в народе и, дабы поддержать свое состояние, будет вынужден зарабатывать себе хлеб, то он исключается из своего сословия и поступает в разряд второстепенных узденей.
57. Из второстепенных и третьестепенных узденей мало кто имеет собственные земли. По большей части, они живут на землях, принадлежащих князьям или первостепенным узденям, на известных условиях, т. е. платят первым в год известную подать; сверх того, выходят на сгон, т. е. на сенокосы и проч.; барщины же не отправляют.
58. Второстепенный и третьестепенный уздени имеют всегда право оставить ту землю, на которой живут, и перейти к другому хозяину.
59. Второстепенный уздень, если приобретет состояние и землю, может сделаться первостепенным узденем.
60. Брак между двумя помянутыми сословиями допущен.
61. Третьестепенный уздень никогда не может поступить в разряд второстепенных узденей, хотя бы он приобрел поземельную собственность.
62. Он не может женить сына своего на дочери последнего и тот не согласится, чтобы сын его взял дочь третьестепенного узденя.
63. Как второстепенный, так и третьестепенный уздень, могут иметь холопов.

g) ЧАГАРЫ.

64. В настоящее время большая часть чагар выходит свое происхождение от чагар первостепенных, и по этому случаю у многих князей и узденей идет тяжба с чагарами. Чагар первостепенный может иметь холопов и существенная разница в правах третьестепенного узденя и чагара есть та, что чагар, хотяб он был и первостепенный, не имеет права, не откупившись, оставить землю того хозяина, у которого он живет.

h) РАБЫ (КУЛЬ).

65.Рабы у кумыков находятся в тех же отношениях к своему господину, как и у чеченцев; т. е. господин имеет над ними право жизни и смерти. Рабы произошли, как и у всех горских народов, из ясырей, т. е. невольников.

i) АЗАТЫ.

66. Азатами называются вольноотпущенные. Отпуская на волю своего раба, господин обязан всегда дать ему письменный документ, засвидетельствованный кадием и двумя свидетелями.
67. Если господин отпускает раба своего за деньги, то деньги откупившимся рабом отдаются обыкновенно кадию, который, удержав из них десятую долю, т. е. закат, возвращает господину по совершении уже вольной.
68. Дети вольноотпущенных зачисляются в дворянское достоинство и составляют класс третьестепенных узденей.
69. Изложив, таким образом, права всех состояний и отношения одного сословия к другому, остается сказать, что разница, существовавшая прежде в состояниях, более и более изглаживается и, за исключением князей и первостепенных узденей, которые по богатству своему имеют вес в народе, сохранили тем и некоторые права, разница в правах между прочими сословиями народа более и более уничтожается.
70. Чагары ныне часто имеют тяжбы с второстепенными и третьестепенными узденями и нередко случалось, что они разбирались даже с первостепенными узденями и даже самими князьями. В штрафах за преступления, положенных на последних собраниях, прежней разницы между сословиями не существуете. Как князь, так и уздень и чагар, за известное преступление платят почти одну и ту же пеню.

k) ДУХОВЕНСТВО.

71. У кумыков, как и вообще у всех магометанских народов, духовенство составляют муллы и кадии.
72. Каждый из вольных сословий может вступить в духовное звание; для этого нужно, чтобы он приобрел известные познания, т. е. умел читать и писать по-арабски, знал алкоран и толкование оного.
73. Были примеры, что в духовное звание поступали даже рабы; разумеется, что в этом случае господину видя, что раб его приобрел нужные сведения для духовного звания, давал ему свободу.
74. Если отец желает, чтобы сын его сделался духовным, то обыкновенно отдает его к известному мулле или кадию, который обучает его наукам. Когда он прибрел нужные познания и открывается свободное место, тогда общество избирает его в муллы, а из мулл уже по достоинствам и уважению, которое он заслужит, может в народе сделаться наконец и кадием.
75. Ныне в каждой большой кумыкской деревне, Аксае, Костеке и Андреевой, имеется по одному кадию и несколько мулл.
76. Кадий отправляет обряды богослужения и соединяет, кроме того, в своем лице власть судебную по делам, касающимся наследства, завещаний и опеки, который у кумыков, как и у чеченцев, разбираются по шариату.
77. Муллы отправляют одни духовные обряды.
78. В случае болезни кадия, должность его занимает один из мулл, по выбору жителей.
79. Духовному званию у кумыков не предоставлено особенных прав. Конечно, всякий мулла, как избранный обществом, пользуется более или менее уважением; но особенных почестей никаких ему не отдается.
80. Набранный в муллы по-прежнему продолжает обрабатывать землю, если только он ее имеет, — ездить на войну и ходит в набег, как и всякий мирянин.
81. Если у муллы идет тяжба с мирянином, то он судится с ним по адату в тех делах, которые подвержены разбирательству адатом; в делах же по наследству, завещания и опеке, он разбирается шариатом.
.82. У кумык муллы и кадий, независимо от подаяния, получаемых ими при погребениях, получают от общества содержание из добровольных пожертвовании. Каждый дом, смотря по богатству, дает мулле по 1 руб., по 2 и даже, по 3 в год.
83. Кроме того, никоторые муллы и кадий имеют доход от заката, который дают из доходов набожные люди (из него мулла может удержать третью долю), а также из десятой доли от процента, который торговцы получают от капитала и товаров . Впрочем, по большей части, хозяин раздает сам закат бедным, а если и поручает это иногда мулле, то в таком только случае, когда мулла пользуется особою его доверенностью и уважением. Тогда возлагается на совесть муллы уделить в мечеть из части заката приходящейся на его долю.

ГЛАВА II.

а) О СУДЕ ПО АДАТУ У КУМЫКОВ.

84. Кумыки выводят происхождение своего адата из деревни Эрнели, лежащей в шамхальстве Тарковском. Кумыкский адат во многом сходствует с чеченским, и в нем точно так, как в последнем, невозможно отыскать определительности прав, строгости в постановлениях и точности в условиях жизни общественной.
85. Здесь права сильного также часто имеют место; наказаний за преступления нет и существуют одни штрафы, т. е. денежный пени.
86. Понудительной власти в исполнении, положено обычаем или законом, также никакой не имеется, а потому почти по большей части уголовных преступлений, как то: убийство, насилие не существует суда, и предоставленное каждому в этом случай право кровомщения, или канлы, заменяет слабость закона.
87. У кумыков общество подразделено на сословия; но бесполезно было бы искать точности в отношениях одного сословия к другому и определительности в правах каждого состояли. Князья и первостепенные уздени сильны потому, что богаты и имеют земли. Прежде в руках князей сосредоточивалась вся власть; первостепенные уздени имели также сильное влияние в народе; как того, так и другого, никто не смел оскорбить и особы их почитались неприкосновенными.
88. Но за неисполнение знаков уважения, определенная обычаем в отношении к князю или узденю, а также за обиды, им нанесенные, не существовало никогда определительных наказаний. Князья в то время слишком были сильны для того, чтобы искать защиты в законе, и если кто князя оскорблял, князь сам его наказывал, не прибегая к суду.
89. Точно также уздень, по мере богатства я уважения, которым сам пользовался, и силы того князя, которому служил, имел более или менее влияния, и обиды, ему нанесенные, не проходили безнаказанно.
90. Из сказанного следует, что судили бы весы ошибочно, если бы в разделении кумыкского народа на классы полагали открыть признаки гражданской образованности. Право сильного всегда имело место у кумыков, и кумыкские князья всеми играми поддерживали это право и, опасаясь оков для власти своей, противились введению в своем на роде положительных законов.
91. Если после мы и открываем у кумыков никоторое уравнение в правах сословий, усиление штрафов за преступления и другие незначительные улучшения в законодательстве, то это приписывать должно влияние, произведенному русскими.

b) ПРАВО КАНЛЫ.

92 Выше было сказано, что по главным преступлениям, как то: убийству, насилию и проч., имело место право кайлы. У кумыков оно допускалось на тех же основаниях, что и у чеченцев, и существовали те же условия примирения. Ныне уголовные преступления судятся русскими законами.
93. Когда князья были в силе, то часто случалось, что кровь чагара, пролитая князем, оставалась без отмщения, в особенности, если последняя принадлежала такому господину, который был не в состоянии бороться с князем.
94. Случалось даже, что князь безнаказанно умерщвлял второстепенных и третьестепенных узденей. Для человека образованного такие беспорядки власти кажутся непостоянными; но они весьма естественны в том обществе, где все решалось правом сильного.

с) ВОРОВСКИЕ ДЕЛА.

95. Воровские дела у кумыков подчинены адатному разбирательству судей, которых для разбирательства назначает старший князь.
96. Если же которая-нибудь из тяжущихся сторон найдет лицеприятие в назначении судей, то обыкновенно прибегает с жалобою к приставу и высшему начальству.
97. За исполнением приговора судей наблюдает старший князь.
98. Обряд суда по адату у кумыков тот же, что и у чеченцев, и вообще у всех племен Кавказа.
99. Для обвинения необходимо, чтобы истец представил двух свидетелей.
100. Свидетели должны быть мужеского пола, совершеннолетние, и не могут быть из рабского сословия.
101. В случае, если истец не найдет свидетелей, то ответчик, для полного своего оправдания во взводимом на него обвинении, обязан представить 12-ть свидетелей из своей деревни, которые бы присягнули, что знают его за человека хорошего поведения.
102. За лжесвидетельство у кумыков так же, как и у чеченцев, штрафа не положено.
103. Иногда случается, что доносчик имеет дело с ответчиком. Если судьи найдут улики, приведенные первым, достаточными в обвинении, то обиженный получает удовлетворение, не быв на суде. Доносчика же наградить за открытое им преступление предоставляется лицу, получившему удовлетворение вследствие его показаний.
104. Чтобы решить дело, надо, чтобы судьи единогласно произнесли приговор. В случае разногласия между судьями, старший князь обязан назначить других судей для разбирательства.
105. В прежние времена князья не разбирались ни с узденями, ни с чагарами. Большая часть узденей служила в княжеских дружинах. Чагары жили на их землях и платили им подать. Поэтому, в случае обиды, нанесенной каким либо князем узденю, последний жаловался тому князю, у которого он состоял на службе, и тот уже имел дело с обидчиком.
106. Точно также и чагары, в случае притеснения, прибегали под защиту своего хозяина; если же чагар принадлежал бедному узденю, то последний ходатайствовал за него у князя, которому служил, и князь вступался за чагара.
107. В настоящее время разбираются с князьями не только узденя, но и чагары.

d) ОТНОШЕНИЕ ОТЦА К ДЕТЯМ И ОБРЯД СВАТОВСТВА.

108. У кумыков власть отца более уважается, чем у чеченцев, и хотя она не простирается на жизнь сына, но отец всегда сохраняет влияние над ним, пока жив.
109. Отец — полный властелин своего имущества и сын не имеет никакого права требовать, при жизни отца, выдела себе части из имения.
110. От отца совершенно зависит отделить ему ту часть имения, которую он заблагорассудит.
111. Дочери вполне подчинены отцу, пока находятся у пего в доме, и выходят замуж по воле отца.
112. Дочерям, по адату, хотя и не предоставлено ни какого права участвовать в дележе имения, но, как отец полный хозяин своей собственности, то он обыкновенно выделяет из имения часть и дочерям, руководствуясь при этом постановлением из шариата, т. е. он не может дочери уделить более третьей части той доли из имения, которая приходится на каждого брата.
113. Ежели по смерти отца дочери остаются незамужними, то старший брат (агаси) или ближайший родственник обязаны их содержать у себя и выдать замуж.
114. Обряд сватовства у кумыков тот же, что и у чеченцев. Когда отец согласится засватать дочь свою, то жених делает девушке подарок, смотря по состоянию; напр., какой-нибудь князь дарит невесте своей 100 рублей серебром и богатый шелковый платок. После того невеста считается уже сговоренною и жених должен заплатить калым ее отцу.
115. Калым по замужестве возвращается отцом дочери и составляет неотъемлемую ее собственность.
116. Жених тайно имеет право видеться со своею невестою, но если они встретятся при чужих, то приличие требует, чтобы они не говорили друг с другом.
117. Жених у кумыков, как и у чеченцев, имеет право всегда оставить невесту и дозволять ей выйти за другого; но сама собою сговоренная девушка не может отойти от жениха, хотя бы он женился на другой, и должна ожидать, чтобы он освободил ее, ибо без того никто не решится ее взять за себя.
118. Прежде у кумыков существовал страшный обычай, который сохранился еще и поныне в надтеречных чеченских деревнях, похищать девушку из дона родителей и таким насильственным образом принуждать ее к браку: но теперь это выводится и уже давно примера этого не было.

е) ОТНОШЕНИЕ МУЖА К ЖЕНЕ

119. Имущество, принадлежащее жене, неприкосновенно; без ее согласия муж не имеет права им распоряжаться.
120. Если бы муж вздумал принуждать свою жену к уступке принадлежащей ей собственности, то она прибегнуть может к родственниками своим и просить их защиты.
121. Во всем же остальном у кумыков так же, как и у чеченцев, жена подчинена мужу. Она должна работать на него, сносить безропотно наказания и во всех своих поступках оказывать ему раболепное уважение.
122. В правах кумыкских власть мужа над женою неограниченнее, даже чем у чеченцев. Нередко случалось, что муж умерщвлял жену, если только убеждался в ее неверности, и родственники не мстили ему, признавая наказание, полученное неверною от руки ее супруга, справедливым.
123. Муж может развестись с женою, когда захочет; но тогда она отходит от него со всем своим имуществом. Если же бы жена отошла от мужа против его согласия, то калым и приданое должна оставить у него,

f) НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО, ДУХОВНЫЕ ЗАВЕЩАНИЯ И ОПЕКА.

124. Наследственные дела у кумыков решаются, как и у чеченцев, по шариату и так же, как у последних, в некоторых случаях имеет место и адат.
125. Адат совершенно устраняет от наследства женский пол. По шариату дочь должна наследовать третью долю той части имения, которая достается каждому брату. Как отец полный хозяин в своем имении, то, дабы обеспечить дочь, он сам награждает ее по усмотрению.
126. В случае же, если бы отец помер, не дав ни чего дочери, то, не смотря на закон по шариату, который допускает ее к наследству, она не получает ничего из имения, а от брата уже, к которому она поступает в дом, зависит составить ей приданое.
127. Впрочем, права наследства у кумыков одинаковы с правами наследства, существующими в Чечне .
128. Равно для духовных завещаний и для опеки существуют те же правила , ибо правила эти взяты из шариата, который у обоих народов одинаков.

II. СВЕДЕНИЯ

по программе об адате, или суде у кумыков .

1. Кумыкский народ разделен на следующие классы: на князей, — узденей первостепенных, второстепенных, третьестепенных, чагар первостепенных, второстепенных и наконец, на рабов.
2. Наследственные права всех сословий одинаковы, за исключением рабов, которые у кумыков, как и у чеченцев, не имеют собственности.
3. В наследственных делах и при разделе имения кумыки руководствуются теми же правилами, что и чеченцы.
4. У кумыков власть отца более уважается, чем у чеченцев, и хотя она не простирается на жизнь сына, но отец всегда сохраняет влияние над ним, пока жив.
5. Отец — полный властелин своего имущества и сын не имеет никакого права требовать при жизни отца выдела себе части из имения.
6. От отца совершенно зависит отделить ему ту часть имения, которую он заблагорассудит.
7. Дочери вполне подчинены отцу, пока они находятся у него в доме, и выходят замуж по воле отца.
8. Дочерям по адату хотя и не предоставлено никакого права участвовать в дележе имения, но как отец полный хозяин своей собственности, то он обыкновенно выделяет из имения часть и дочери, руководствуясь при этом постановлением из шариата, т. е. он не может дочери уделить более третьей части той доли из имения, которая приходится на каждого брата.
9. Если по смерти отца дочери остаются незамужними, то старший брат или ближайший родственник обязаны содержать их у себя и выдать замуж.
10. Имущество, принадлежащее жене, неприкосновенно; без ее согласия муж не имеет права им распоряжаться, и если бы он вздумал принуждать свою жену к уступке принадлежащей ей собственности, то она прибегнуть может к родственникам своим и просит их защиты.
11. Во всем же остальном у кумыков так же, как и у чеченцев, жена подчинена мужу. Она должна работать на него, сносить безропотно наказания и во всех своих поступках оказывать ему раболепное уважение,
12. В правах кумыкских власть мужа над женою неограниченнее, даже чем у чеченцев.
13. Нередко случалось, что муж умерщвлял жену, если только убеждался в ее неверности, и родственники не мстили ему, признавая наказание, полученное неверною от руки ее супруга, справедливыми
14. За неповиновение князьям и узденям особых наказаний не существует.
15. Наказаний за преступление нет, а существуют одни штрафы, т. е. денежная пени.
16. Судей для разбирательства назначает старший князь. Обряд суда при разбирательстве происходите так, как и у чеченцев.

III. СВЕДЕНИЯ

о величине калыма и о штрафах, налагаемых согласно определения адата у кумыкских народов .

1849 года.

О величине калыма.

1. Величина калима между кумыкскими князьями существует следующая: если выходит в замужество девица, то калыма платится ее 720 рублей серебром; а если вдова — в половину того, т. е. 360 руб.
2. Между узденями, также если выходящая в замужество будет девкою, то платится ей калыма 100 руб. сер.; если же вдова, то в половину, т. е. 50 руб. серебром.
3. Между чагарами — по условию их хозяев.
4. Между людьми крепостного сословия калыма не водится, кроме того только, как то согласно покупателя и владетеля холопки.

Штрафы.

5. Смертоубийцы, по слушанному смертоубийству, должна тотчас удалиться из места жительства. Семейство же остается на месте и, делая родственникам честь (юалум), посылает 13 рублей серебром; сверх того, все родственники бежавшего делают складку, по степени родства, по 2 рубля, по 1 руб., по 50 коп., по 25 коп. серебром и так далее, и собранную таким порядком сумму отсылают родственникам убитого.
6. Если не успеют помириться с противниками, то, в случаи встречи с убийцей, убивают его и тем прекращается вражда. Если же помирятся, то также вражда прекращается.
7. Если останется после убитого малолетний сын и, по достижении совершеннолетия, имеет право требовать удовлетворение от убийцы, тогда последний должен удовлетворить наследника 100 руб. серебром, лошадью со всем убором и делать угощение.
8. Следующего же по закону удовлетворение за убийство (под названием диат, по которому определяется взыскание с убийцы 100 верблюдов) между нами не случалось.
9. Если случается, что родственники взнесли юалум, а кто-либо из родственников убитого убьет родственника убийцы, тогда с этого убийцы взыскивается штраф 200 руб. серебром за нарушение миролюбивого договора.
10. В случай нанесения ран, если рана будет такого свойства, что необходимо нужно будет лекарское пособие, тогда нанесший рану платит в общество 50 руб. серебром штрафу, удовлетворяете лекаря и делает угощение раненному.
11. Если же рана не опасна, а только будет кровь, тогда взыскивается 5 руб. серебром и делается раненному угощение.
12. За нанесение обид и оскорбление старшим лицам, как то: князьям, почетным старикам или уважаемым в народе людям, взыскивается штраф — один бык.
13. За прелюбодеяние и насилие замужней жены платится мужу 100 руб. серебром, а все прочее, как за смертоубийство; если же девка или вдова, тогда уплачивается как калым, т. е. девке 100 руб., а вдове 50 руб. сер. и угощение.
14. Если уздень или холоп будет обращаться в прелюбодеяние с холопкою другого хозяина, тогда взыскивается с него 50 руб. сер. и отдается хозяину холопки.
15. В случай воровства скота со двора или конюшни, с вора взыскивается 50 руб. штраф, с возвращением уворованной скотины или же уплатою стоящей цены.
16. Если воровство сделано из табуна или подножного корма, то взыскивается с вора 25 руб. штрафа, и таким же родом возвращается хозяину скотина или уплачивается за оную стоящая цена.
17. Если произойдет воровство из каморы баранов, т. е. так: если два или три человека украдут одного барана, то каждый из них платит по 30 руб. сер. штрафа и независимо того за барана.
18. Таким же образом, если человек десять украдут несколько штук баранов, то за баранов платят стоимость их, а штраф — по 30 рублей каждый участник.
19. Если сделается таковое воровство со двора или конюшни княжеской, то с вора взыскивается штраф под названием туруз (т. е. в десять раз больше против другого жителя), 70 рублей серебром.

IV. СБОРНИК

адатов Жителей Кумыкского округа 1865 года.

Вступление.

1. Население, составляющее Кумыкский округ, состоять из 2-х главных племен, собственно кумыкского и ногайского, а также не малого числа пришлецов из Чечни и Дагестана. Все они, не смотря на разноплеменность, под влиянием одинакового образа жизни, подчинились одинаковому адату (обычаю); оставшиеся же следы некоторой особенности среди ногайцев применяются ими иногда в дело лишь частным, домашним образом, но не входят в адат и применяют при разбирательстве в суде не имеют.
2. Туземец кумыкский дает большое значение соблюдению всех тонкостей адатного порядка и малейшее уклонение от такового, при разбирательстве дела, влечет за собою неудовольствии и протест. От этого часто случается, что некоторые дела, совсем не сложные, разбираются продолжительнее, чем сложный.
3. Местное судопроизводство основывается на двух способах разбирательства: шариата (духовный суд) и адате (суд по обычаям). Не касаясь первого, имеющего свои руководства, приступаю к вытеснении второго способа, упомянут здесь только, что многие из дел, подлежащих разбирательству по шариату, решаются часто судом по адату, если есть ясные, фактически доказательства, причем однако постановления шариата не упускаются из виду. Так, например, дела по бракам, долговые (если есть проценты), исковой и тяжебный передаются по шариату только тогда, когда суд, при разбирательстве таковых адатным порядком, затрудняется произнести приговор.
4. При разбирательстве адатным порядком, — то делали исковым, тяжебным, долговым и за ложную присягу, — употребляются свидетели, чрез которых открывается истина дела.
5. По всем другим делам употребляются также свидетели или же докащики.
6. Если же нет ни тех, ни других, назначаются подозреваемому тусевы и столько, сколько полагается адатом для каждого рода преступления особо.
7. Тусевы как бы заочные свидетели; они назначаются самим истцом из родственников ответчика, или из посторонних лиц, когда истец уверен, что эти последние знают обстоятельства дела, а равно и самый образ жизни ответчика.
8. Часто в число тусевов попадают и такие лица, которым совершенно не было известно ни дело, ни частный образ жизни ответчика.
9. Роль этих тусевов состоит в том, чтобы присягою обвинить или оправдать обвиняемого.
10. Обвиняемый, при назначении ему тусевов, имеет право устранить таковых; но для этого должен представить уважительные причины, например: вражду, дурное поведение, близкое родство или дружбу с истцом, а также, если кто из них развелся с женою, а потом опять на ней женился, или если кто присягал когда либо ложно; одним словом, для устранения тусева от присяги требуются судом точные доказательства, а голословных обвинении суд не принижает.
11. Если ответчиком представлены будут точные доказательства негодности тусева, то лицо это устраняется, а на место его истец назначаете другого.
12. Если один из числа назначенных тусевов и принявших присягу обвиняет подозреваемого, то последуй признается виновным, хотя бы все остальные тусевы и оправ дали его.
13. Если обвиненный присягою тусевов объявит в суде, что он может доказать ложность присяги, то ему дается срок для этого, и дело считается не оконченными
14. Не могут быть назначаемы в тусевы, согласно обычаю, князья, муллы, кадии, женщины и тот, кто имеет от кадия или муллы свидетельство в том, что он присягнул раз навсегда — ни самому никогда не присягать, ни другим не давать присяги, или если в этом представит он двух хороших свидетелей .
15. Если тусевы, не зная подробностей дела, по которому они назначены, затрудняются обвинить или оправдать подозреваемого, то они предлагают сему последнему, с родственниками его, принять присягу, а потом уже, по присяге этой, принимают и сами присягу.
16. Если же один из тусевов, зная наверно виновность подозреваемая, объявить, что он не может оправдать ответчика, то последний с родственниками к присяге не до пускается.
17. Истец имеет право назначать меньше против положенного обычаем числа тусевов, или даже дать присягу самому ответчику, если нет к тому препятствия.
18. На обязанности ответчика лежит доставить тусевов в суд.
19. В случаях, когда виновный неизвестен, истец употребляет докащика (айгак), который разыскивает виновного.
20. Если последний будет найден, тогда платятся за доказательство айгаку деньги, в количестве определенном для каждого рода разыскиваемого, и плата эта падаегь на виновного.
21. Докащик бывает явный и тайный; первый обыкновенно представляется в суд, и если показание его достоверное сам он человек хороший, то ему дается присяга, по которой подозреваемый обвиняется; в противном случае назначаются ответчику тусевы.
22. Если докащик тайный, то истец, при назначении подозреваемому тусевов, имеет право назначить в число их и своего докащика.
23. Во всех спорных делах, гае решение произносится на основании точных показаний свидетелей, — последних прежде всего должен выставить сам истец; если же он не может выполнить этого, дается присяга ответчику; а если этот не пожелает, по каким-либо обстоятельствам, принять присягу, то она дается истцу, — чем и кончается дело.
24. Если же обе стороны имеют свидетелей, то таковые судом принимаются и приводятся к присяге, если нет к тому никаких препятствий.
25. В таких случаях проигрывает дело та сторона, свидетели которой отказались принять присягу, или которая выставит хоть одним свидетелем менее противной стороны.
26. При равном числе свидетелей с обеих сторон и когда все они приняли присягу, дело обыкновенно кончается маслагатом (полюбовно).
27. Иногда оканчиваются вообще всякого рода дела и таким образом: по желанию обеих спорящих сторон дается присяга истцу или ответчику .
28. Нередко все дела кончаются маслагатом (миролюбивое окончание дела), медиаторским судом. И последнему туземцы часто прибегают, не обращаясь даже в суд, и по желанию своему избирают посредников .
29. Если, при разбирательстве какого-нибудь дела, суд предложит тяжущимся окончить спор по маслагату, и последние на это согласились, то, по составлению маслагатного решения и объявления им такового, никто из них не имеет права заявлять неудовольствие, а должен безпрекословно исполнить все, что было сделано маслагатом.
30. Маслагатное решение не принимается на аппеляции ни адатом, ни шариатом.
31. По адату разбираются следующие дела: убийство, поранение с увечьем или без увечья, грабеж, воровство, поджог, прелюбодеяние, блуд, бесчестие, изнасилование женщины иди девушки, растлив, увоз девушки, сватовство, побои, ложная присяга, долги, зарезание чужой скотины, исковые и тяжебные дела, порабощение и раздел имущества, переходящего по наследству.

Убийство.

32. При каких бы обстоятельствах ни случилось убийство, какая бы ни была побудительная к тому причина, оно всегда влечет за собою мщение виновному, т. е. канлы.
33. Не избавляется от этого и тот, кто совершил убийство при защите себя от нападения, или даже нечаянно, — хотя бы это был несовершеннолетний мальчик.
34. Только в следующих случаях убийца не подвергается мщению: за нанесение бесчестия женщине, родственник ее (со стороны ли он отца, или со стороны матери, ближайший ли он или дальний, но если родство его к ней доказано, и он имеет право искать кровь ее может убить виновного, не подвергаясь сам со сторона родственников убитого им мщению.
35. Отец, убивший сына или дочь, не подлежать мщению.
36. Избавляется также от такового мщения и мук, убивший неверную жену свою или ее любовника, захваченных на месте преступления.
37. За убийство безродного бедняка, если это убийство случилось на пути следования его с товарищем, или в доме, гае он жил, — товарищ его или хозяин дома имеют право убить виновного на месте преступления, не подвергаясь мщению родственников его; если же со дня убийства бедняка (байгуш) пройдет несколько дней, то за кровь его пи товарищ, ни хозяин, не имеют права мстить и только могут требовать от виновного кровной чести.
38. В случаи убийства брата родным братом, дело остается в семействе и убийца считается канлы только перед отцом, матерью и другими родными братьями.
39. Если же убийца с убитым братья от разных матерей, то, буде есть другой брат от одной матери с убитым, ему принадлежит право мести.
40. Вообще в подобном случае все кончается в семействе, без всякого стороннего вмешательства.
41. Во всех же других случаях адат требует мщения за пролитую кровь.
42. Убийство женщины считается самым постыдным поступком, и потому за оное полагается двойное канлы, т. е за убитую женщину месть падает на убийцу и ближайшего его родственника и они оба канлы.
43. Если убийца, по совершении убийства, взял что-нибудь принадлежащее убитому, как то: лошадь, оружие или хотя малейшую вещь из его одежды, то за это полагается также двойное канлы.
44. Обязанность кровомщения лежит на ближайшем родственнике или друге, если нет родственника.
45. Если же нет ни того, ни другого, мстить за кровь знакомый, хозяин дома, короче — принять на себя обязанность мести считается особенною честью, и бесчестием, если кто уклоняется от этой обязанности или исполняет ее без настойчивости.
46 Первенство по кровомщению дается родственникам по мужской линии, а не по женской.
47. В прежнее время, права кровомщения были не ограничены; тогда участь канлы зависила единственно от хозяина крови, — он мог убить его или простить, не отвечая за это ни перед кем.
48. При таких правах, кровомщение, весьма очевидно, не только служило важным препятствием к прекращению кровной вражды, но нередко отдаляло надолго всякую возможность примирения. Все это не могло не обратить на себя внимания русской власти, и она в недавнее время нашла необходимым гарантировать личную безопасность канлы, на сколько было это возможным ограничив права по кровомщению запрещением безнаказанного убийства канлы или одного из его родственником и введением на место того правила — ссылать всякого убийцу административным порядком в арестантские роты в Сибирь.
49. Для прекращения вражды кровной, делается по адату между родственниками с обеих сторон примирение, а в некоторых случаях, с разрешения начальника Терской области, родственникам убитого предоставляется право требовать с убийцы материальное вознаграждение за кровь.
50. В случаях же, когда виновный не согласен сделать материального вознаграждения, или если он, по ограниченному своему состоянию, не может уплатить требуемой суммы, или же когда противная сторона не пожелает принять такового, виновный ссылается в арестантские роты или в Сибирь, административным порядком.
51. Самое незначительное нарушение порядка, установленного адатом при примирении, хотя бы и сделано это был без всякого умысла, самое малейшее неуважение к адату, замедляет примирение или делает его вовсе невозможным.
52. Как только совершено убийство кем-нибудь, убийца и все родственники его тотчас же должны удалиться с места, где совершено преступление, и скрываться где-нибудь в другом, ни под каким видом не показываясь на глаза родственникам убитого, пока последние не обнаружат согласие на примирение.
53. При согласии же таковых, почетные люди принимают деятельное участие в примирении прежде родственников убитого с родственниками убийцы: собираются князья, муллы и почетные старики и идут просить за последних прощения.
54. Если родственники убитого согласятся на просьбу почетных лиц, тогда последние приводят к ним родственников убийцы, которые делают при этом честь, выражаемую в «алыме», т. е. деньгах, жертвуемых ими обиженным убийством.
55. Алым обязателен только для родственников убийцы; если он принят, то ответчиком остается только один убийца; родственники же его тогда ни в каком случае не могут подвергаться мести.
56. Величина суммы алыма зависит от числа родственников убийцы, которые вносят для алыма деньги в следующем размере: семейство убийцы вносит 13 рублей, родной брат его, живущий отдельно, 3 руб., двоюродный брать 1 р. серебр. и так далее, смотря по степени родства, до 10 коп. серебрен.
57. На волю отпущенный убийцею холоп вносит наравне с двоюродным братом, и столько же вносят кровные родственники его.
58. Бывают случаи, что не успеют еще почетные согласить родственников убитого на примирение, как кто-нибудь из их убьет одного из родственников убийцы: тогда зачитывается кровь за кровь, и вражда прекращается между обеими сторонами, причем, однако обычное примирение все-таки соблюдается.
59. В противоположность этому иногда бывает, что убийство совершается и после сделания алыма; тогда поступают таким образом: все отданное в алым возвращается родственникам; дом виновного, за нарушение обычного порядка при алыме, сжигается.
60. Сам же виновный, если почетные лица, бывшие при отдаче алыма, не будут согласны простить ему от неуважения к обычаю, изгоняется из того общества, среди которого он жил, даже и тогда, если бы обе стороны сделали между собою примирение кровь за кровь.
61. За примирение между собою родственников убитого и убийцы следует ходатайство о прощении самого виновного в убийстве.
62. При этом соблюдается тот же самый порядок, как и в первом случае: снова собираются князья, муллы и почетные старики, идут к родственникам убитого и, стоя с непокрытыми головами, умоляют их о прощении убийцы и дозволении ему явиться перед ними с повинною.
63. Родственники убитого, ради обычая, на просьбу почетных не скоро должны соглашаться, хотя бы это и было против их желания.
64. Получив чрез посредничество почетных прощение от родственников убитого, убийца делает следующую честь: в сопровождении тех же почетных и своих родственников, идет он к родственникам убитого и приглашает их в свой дом, где заранее должны быть приготовлены сто рублей серебряною монетою, оседланная лошадь и ружье.
65. Когда соберутся в дом все родственники, убийца, прежде всего, без шапки, с отращенными на голове волосами, обязан обойти всех их, кланяясь каждому и испрашивая прощение, а потом уже обходит с угощением. На другой же день делается на счет виновного полный обед. Этим оканчивается вражда и обе стороне делаются между собою кровными родственниками.
66. Что же касается денег, лошади и ружья, то от желания обиженных зависит брать или не брать таковые.
67. В случаях же, когда убийца получит прощение, но по каким-либо обстоятельствам еще не сделал кровную честь, ему назначается хозяином крови граница, чрез которую он не должен переходить, пока не совершится окончательное примирение.
68. Если он будет убит за назначенною границею, то виновный подвергается мщению, и на оборот — если будет убит вне границы, кровь его пропадает.
69. При убийстве в драке двух лиц из разных фамилий, кровь одного зачитывается за кровь другого.
70. При убийстве двух лиц из одной фамилии, выходят в канлы двое: виновный и ближайший его родственнику одним словом, число канлы с одной стороны зависит от числа убитых с другой.
71. В старое время существовал обычай на счет канлы по сословиям; теперь же он потерял свое значение и заменился обычаем, одинаковым для всех сословий.
72. Только за убийство, совершенное холопом, отвечает за него владетель его, т. е. делался канлы.
73. За убийство же, совершенное холопом князя выходит в канлы сам убийца, а не князь.
74. За исключением тех случаев, когда убийца известен, или сам сознался, у кумык существует следующий порядок для открытия неизвестного убийцы: подозреваемый может обвиняться свидетелями или докащиком.
75. Найденная же на месте преступления вещь убийцы, или если убитый перед смертью назовет убийцу, считаются только уликами, навлекающими подозрение на виновного.
76. Если же подозреваемый, по каким-либо обстоятельствам, в убийстве не сознается, назначается ему 12 тусевов (прежде полагалось 40), которое присягою обвиняют или оправдывают его.
77. Если же в убийстве, происшедшему в драке нескольких лиц, подозреваются трое или и того больше, то ближайший родственник убитого выбирает в канлы одного из них.
78. Если этот укажет на других, считая себя не виновным в убийстве, то ему предоставляется адатом право назначить остальным тусевов, каждому по 12; в случае, если они оправдаются тусевами, то убийцею остается он.
79. В убийстве женщины женщиною же, с последнею поступается точно так же, как и с мужчиною, т. е. убийца выходит в канлы.
80. Если же виновная в убийстве не сознается, то назначаются ей тусевы из женщин — одинаковое число с мужчиною.
81. Но от произвола родственников убитой зависит назначить убийце в тусевы и мужчин: тогда, в первом случае, по обвинению, выходит в канлы сама убийца, а во втором — ближайший убийцы родственник.
82. При примирении честь делается, как и между мужчинами.
83. Нанесший рану каким бы то ни было оружием, тупым или острым, если пораненный умер именно от этой раны, не простив виновного, — выходит в канлы.
84. Если же в этом участвовало несколько лиц, то, по освидетельствовании туземными лекарями ран и определении, от которой из них произошла смерть, — делается главным канлы тот, кто нанес эту рану, а остальные выходят в «ирчель канлы», т. е. канлы на один год.
85. Размер платы за кровь убитого не определен, а зависит от желания обиженной стороны и доходит иногда до значительной цифры.

Поранение.

86. При всяком поранении, с увечьем или без увечья, исполняется тот же самый порядок, как и при убийстве. Также виновная должна скрываться где-нибудь вместе с ее родственниками; точно также почетные люди являются посредниками между обеими сторонами и примиряют их.
87. Для достижения этой цели, почетные, тотчас же после поранения, берут с собою одного барана, 1 1/2, фунта меду, 2 фунта масла, одну сабу пшеничной муки и холста на перевязку, на все время лечения раненого, и идут к раненому в дом. Здесь они упрашивают его простить виновного и дозволить ему явиться к нему.
88. Если раненый простит виновного, последний является к нему и ухаживает за ним во все время лечения его, а по совершенном уже выздоровлению его, делает обыкновенную ему честь, т. е. ранивший делает угощение раненому .
89. Если виновный по званию своему ниже раненого, то идет в дом последнего со всем нужным для угощения; если же выше, то приглашает его вместе с его родственниками в свой дом.
90. Для лечения раненого, виновный сам выбирает лекаря. Плата последнему и все расходы по лечению относятся на счет виновного.
91. Затем, через год, считая со дня поранения, определяется туземными лекарями степень важности увечья, происшедшего от раны, и соразмерно тому возлагается на виновного плата за увечье.
92. Если раненый, получив удовлетворение за увечье, умрет потом от последствий той раны, то ранивший делается канлы, если только он не получал от раненого прощения за смерть, кроме прощения за рану. Плата за увечье тогда пропадает.
93. Плата за рану с увечьем полагается от 10 до 600 рублей серебром.
94. За изувеченные глаза установлена плата по 100 руб. серебром за каждый н столько же за руки и ноги.
95. За мизинец платится 10 руб. серебро ж и т. д. до большого пальца, прибавляя по 10 рублей на каждый.
96. Для открытия виновного в нанесении раны, поступают точно так же, как и при убийстве; только подозреваемому назначается вместо 12-ти 6 тусевов.

Грабеж.

97. На этот род преступления у кумык существует следующий обычай: уличенный в грабеже должен возвратить все ограбленное, кому оно принадлежало, или же удовлетворит по стоимости ограбленного, а затем обязан сделать обиженному такую же честь, как и при убийстве, за исключением только 100 рублей серебряною монетою.
98. Сверх того, виновный наказывается административною властью.
99. Для открытия виновного в грабеже употребляется докащик, по присяге которого и обвиняется подозреваемый; если же нет докащика, подозреваемому назначается 12 тусевов.

Воровство.

100. 27-го сентября 1862 года состоялся общественный приговор, по которому за воровство определены следующие наказания:
1) В первый раз изобличенный в воровстве, как бы маловажно оно ни было, должен уплатить за уворованное вдвое и штрафу 30 руб. сер., и затем на один год ссылается в Георгиевск на крепостные работы.
2) За второе воровство виновный, кроме двойной платы за украденное, оштрафовывается 50 руб. и ссылается на 5 лет в России.
3) Если кто, по возвращению из России, снова будет обличен в воровстве, то отсылается туда же навсегда.
101. Но в настоящее время, по распоряжению высшего начальства, всякий обличенный в воровстве ссылается административным порядком в арестантские роты на 3 года и более, смотря по мере преступления виновного.
102. Для открытия неизвестного вора, употребляется докащик, почти всегда за условленную плату, — который представляется в суд для допроса.
103. Если показания его основательны и сам он человек честный, то дается ему присяга, по которой подозреваемый обвиняется.
104. Самая большая плата докащику дается по стоимости украденного, или поменьше, но никак не больше стоимости его.
105. Плата докащику взыскивается с виновного после принятия истцом присяги в действительности стоимости украденного, или что столько им уплачено денег докащику, если только истец не имеет на то свидетелей. В обоих случаях присяга дается по желанию самого виновного.
106. В случаях же, когда докащика нет, или если есть он, но истец, по каким-либо обстоятельствам, не желает назвать его, а прямо объявляет подозрение свое на кого-нибудь, то подозреваемому назначается тусевов столько, сколько положено адатом по каждому роду украденного особо
107. Подозреваемому в воровстве у одного хозяина скота, баранов или лошадей, назначается два тусева, когда тусевы эти жители того же аула, где случилось воровство, — один, если из другого аула.
108. За украденный же скот у разных лиц, от каждого из них назначается подозреваемому по два тусева и по одному.
109. За воровство одного барана назначается один тусев.
110. Подозреваемому в воровстве вещей из саки, хотя бы на один рубль, и даже за одно намерение украсть что-нибудь, назначается 6 тусевов, так как в этом случае допускается мысль о бесчестии.
111. Если истец, не имея докащика, не желает назначать подозреваемому тусевов, то имеет право дать присягу ему самому, когда нет к тому препятствий; в противном же случае может присягать сам или дать присягу двум родственникам обвиняемого.

Поджог.

112. За умышленный поджог среди заселенных мест назначается подозреваемому 6 тусевов.
113. Если же поджог был сделан в степи, назначается за сожженное не свыше 10 руб. – 1 тусев, и два тусева, если сожжено более, чем на 10 руб.
114. За поджог нечаянный, дело подлежит разбирательству по шариату.
115. Для открытия неизвестного виновного в поджоге, поступают точно так же, как и при воровству т. е. принимаются докащик и свидетели, присягою которых и обвиняется подозреваемый.
116. Плата докащику не определена, но можно давать по стоимости сгоревшего, показанной истцом из-под присяги.
117. Виновный в умышленном поджоге, кроме удовлетворения обиженных по стоимости сгоревшего, ссылается в арестантские роты.

Прелюбодеяние.

118. Если муж или ближайший родственник его застанет жену свою в момент совокупления со сторонним мужчиною, то имеет право убить обоих, не подвергаясь со стороны родственников убитых мщению.
119. Для открытия виновного в прелюбодеянии с чужою женою допускаются докащик и свидетели; если же таковых не имеется, назначается подозреваемому 12 тусевов.
120. Уличенный в предюбодеянии должен скрываться как канлы, а потом, при примирении, делает обиженному кровную честь. Иногда же, по желанию обиженного, виновный платит 100 руб. сер.
121. Что касается женщины, уличенной в прелюбодеянии, то родственники ее делают мужу кровную честь.

Блуд.

122. За блуд мужчины с девушкою или вдовою полагается:
Виновный должен жениться на той женщине, с которою имел связь. После же брака может развестись с нею; но в таком случае должен отдать ей полный «гебенгак» , когда после брака имел сношение с нею хоть один раз, — и половину, когда не имел; в обоих случаях виновный обязан сделать кровную честь родственникам женщины.
123. При разводе гебенгак отдается на руки женщине или ее родственникам.
124. Если виновный в связи с женщиною не сознается, то назначается ему 6 тусевов, и 12, когда у нее есть жених.
125. Виновный в связи с чужою невестою должен делать честь и жениху, который имеет полное право отказаться от нее. Тогда с виновным поступают точно так же, как и в первом случае.
126. Если от связи мужчины с женщиною родится дитя, то оно отдается на попечение мужчины.
127. В случаях любовной связи с родственницами в ближайшей степени родства, на которых обычай не позволяет жениться, виновный посылается на шариат.
128. С виновных же в связи с дальними родственницами поступают точно так же, как и при связи не с родственницами.
129. Для открытия виновного в любовной связи допускается докащик и свидетели.

Бесчестие.

130. У кумык бесчестием считаются: всякое прикосновение к девушке, вдовы или замужней женщины, с дурным намерением; если кто вбежит в чужой двор, преследуя спасающегося; отрезание хвоста у чужой лошади и убийство чужой собаки.
131. Во всех случаях бесчестие полагаются адатом следующие наказания: виновный в нанесении бесчестия девушке или вдове, где бы то ни случилось, делает родственникам ее честь, состоящую только из одного угощения.
132. От желания обесчещенной зависит выйти замуж за обесчестившего ее, или не выйти.
133. Подозреваемый в нанесении бесчестия обвиняется свидетелями или докащиком, если есть; в противном случае назначается 6 тусевов, в 12, когда бесчестие нанесено чужой невесте или замужней женщине; в последнем случае виновный делает кровную честь.
134. Если кто, преследуя спасающегося, вбежит в чужой двор, тот должен сделать хозяину того двора обыкновенную честь, т. е. прийти с почетными и просить прощения.
135. Если же виновный не признается, то обвиняется свидетелями, когда они есть, или назначается 6 тусевов, когда свидетелей нет.
136. За отрезание хвоста у чужой лошади честь не делается, но виновный в этом обязан уплатить хозяину прежнюю стоимость лошади, так как у кумык лошадь без хвоста теряет цену.
137. Если же хозяин пожелает оставить за собой лошадь, то виновный должен уплатить все таки прежнюю ценность лошади, за вычетом только настоящей стоимости ел.
138. Если виновный не сознается , назначается ему 2 тусева.
139. Виновный в убиении чужой собаки делает обиженному обыкновенную честь.
140. Подозреваемому же в этом дается для очищения присяга; ни тусевы, ни докащик, ни даже свидетели не принимаются.

Изнасилование женщины.

141. Если изнасилована замужняя женщина, то с виновным поступают точно так же, как с виновным в прелюбодеянии, т. е. как с убийцею.
142. Разбирательство по этим делам точно такое же, как и по прелюбодеянию (см. ст. 119 и 120).
143. За изнасилование девочки или вдовы виновные подвергается удовлетворено, определенному обычаем за блуд (см. ст. 122).
144. Изнасиловавший чужую невесту делает жениху и родственникам ее честь, и затем поступают с виновным точно так же, как с виновным за блуд с чужою невестою.

Растление.

145. За растление девушки, еще не достигшей совершеннолетнего возраста, виновный обязан ждать совершеннолетия, а потом жениться на ней.
146. После брака имеет право развестись с нею, отдав ей тебенгак .
147. По совершению же преступления делает родственникам девушки кровную честь.
148. Если же девушка, от растления умрет, виновный делается канлы и подвергается наказанию, по усмотрению начальства.

Увоз девушки иди вдовы.

149. Увезена ли девушка или вдова, с согласия ее, или без согласия, виновный все-таки делает кровную честь ее родственникам, за исключением денег.
150. Если увезенная не пожелает выйти замуж за увезшего ее, то она возвращается назад; при этом делается кровная честь родным и, кроме того, виновный платит увезенной полный гебенгак, — если только родственники девушки докажут сношения ее с увезшим, а если доказать не могут, то все-таки при этом делается кровная честь, за исключением денег.
151. Если же увезенная была невеста другого, то виновной делает кровную честь жениху, вместе с родственниками ее.
152. Если же увезенная пожелает выйти за увезшего ее за муж, то последний вносит алым и канлы — девушке полные, а вдове половину, и назначает гебенгак — девушке полный, а вдове половину.
153. Размер гебенгака определяется происхождением: у князей полагается гебенгак в 720 руб., у первостепенных узденей от 100 до 300 руб., для всех же остальных не менее 100 рублей.
154. За увоз замужней женщина виновной делает кровную честь мужу ее.
155. Если последний пожелает развестись с нею, то имеет право не давать ей гебенгак и даже отобрать все, что было куплено им для нее.

Сватовство.

156. Мужчина, желая посватать избранную им девушку, обращается прежде всего с почетом и объявляет им свое намерение.
157. Почетные идут к родственникам той девушки и заключают условие калыма и гебенгака .
158. Через почетных же передаются невесте все подарки жениха и делается угощение ее родным; последние же делают разные подарки почетным.
159. Если одна из засватанных сторон пожелает уничтожить сватовство, то спор этот решается по адату следующим образом. Если жених отказывается от невесты, то все подарки, сделанные им ей, остаются в пользу последней, и кроме того уплачиваются все расходы, понесенное родными девушки при сватовстве.
160. Если же отказывают жениху родственники невесты, то возвращаются ему все подарки, сделанные их невесте.
161. Жених имеет право требовать от невесты личного ее отказа, не доверяя ее родственникам, которые часто отказывают против желания самой невесты, — и если невеста изъявит свое согласие выйти за него замуж, то родственники ее ни в каком случае не имеют права воспрепятствовать ей в этом.
162. Если жених откажется от невесты, после нанесения ей бесчестия, и это будет доказано ее родственниками посредством свидетелей или назначением ему 6-ти тусевов, то должен прежде жениться на ней и потом уже разводиться с нею, уплачивая при этом гебенгак.
163. На гебенгак обыкновенно делается мужем при свидетелях расписка, которая отдается жене или ее родным.

Побои.

164. Рана, происшедшая от побоев, излечивается на счет виновного, и все расходы но лечение относятся на счет виновного.
165. По излечении раны делается виновным обиженному обыкновенная честь, как и при поранении.
167. За нанесение побоев без ран, обиженный имеет право требовать от виновного обыкновенную честь.
168. За смерть, происшедшую от последствий побоев, виновный выходит в канлы.

Ложная присяга.

168. Как тусевы, так и свидетели, а равно и докащик, при разбирательстве какого-нибудь дела, могут быть устранены ответчиком, а также показание таковых может быть уничтожено, если только ответчик докажет, что кто-нибудь из них ложно до этого присягал.
169. Для этого он должен представить по крайней мере хоть одного свидетеля, показания которого должны основываться на точных фактах и проверяться самим строгим расследованием.
170. Уличенный же в ложной присяге ссылается на один год в Георгиевск .
171. В настоящее время принято, чтобы имя лжеприсяжника оглашалось в главных мечетях во всеуслышание парода и записывалось бы в заведенные для этого дела списки, хранящиеся при мечетях.

Долги.

172. Дела о долгах подлежат ведению шариата; но если есть росписи, подлинность которых несомненна, или проценты, то разбираются адатным порядком, причем требуются письменные обязательства или доказательства.

Зарезание чужой скотины.

173. Приговором Андреевского общества положено: за зарезание чужой скотины, при нанесении ею вреда чрез потраву, с виновного, сверх удовлетворен хозяину по стоимости зарезанной штуки, взыскивается еще штрафу 3 руб. сер. в общественную штрафную сумму. Мера эта применена теперь к целому округу.

Исковые и тяжебные дела.

174. Дела этого рода подлежат разбирательству по шариату; но прежде передачи их кадию, они рассматриваются судом.
175. При этом принимается в соображение, подходит ли дело к постановлению о десятилетней давности (для шариата давности не существует), или не было ли дело решено прежним, до покорения края, правительством или не было ли когда по этому делу маслагатного решения, и вообще обсуживается, следует ли дело принять к разбирательству по адату.
176. Затем, если дело несложное и может быть решено с помощью показаний свидетелей или на основании ясных письменных доказательств, то оно разбирается судом; в противном случае передается кадию на шариат.

Порабощение.

177. Порабощенное или неправильно запроданное лицо свободного происхождения, по доказательству им такового, выкупается и возвращается на прежнее место жительства, на счете виновного.
178. Кроме того, обиженному делается виновным кровная честь, состоящая из угощения и лошади с седлом .

Раздел имущества, переходящего по наследству.

179. 5 сентября 1864 года общим собранием князей, почетных узденей и окружного суда разъяснено, что раздел имущества, переходящего по наследству, делается на следующих основаниях: князья и уздени первой степени (салы), при разделе имущества, придерживаются существующего между ними обычая, а остальное население округа руководствуется посему шариатными постановлениями.
180. Обычай (адат) между князьями и узденями первой степени существует следующий: каждый из князей и узденей, при жизни своей, можете распорядиться своим имуществом, как ему заблагорассудится. Он может продать или подарить, кому захочет, как недвижимое, так и движимое свое имущество, будет ли оно родовое или благоприобретенное, и наследники его, прямые и дальше, не могут тому воспрепятствовать и не имеют права распростирать своих исков.
181. Если имение не будет передано кому-либо при жизни владельца, или завещано им исключительно в пользу одного лица, то после смерти переходит полностью к прямым наследникам мужеского пола, т. е. сыновьям, а за неимением их к родным братьям, которые и разделяют его между собою на равные части.
182. В случаи неимения прямых наследников мужского пола, все имущество поступает к ближайшим умершего родственникам мужеского пола; при этом степень родства и близость наследования определяется шариатом.
183. Женский же пол, как то: мать, сестра, дочь, племянница и другие родственницы, от наследования устраняются, — им назначается по миролюбивой сделке (маслагату) часть из оставшегося движимого имущества, т. е. крестьян, вещей, денег, скота, лошадей и овец .
184. По маслагату же назначается часть из движимого имущества и жене умершего, независимо от выдачи ей установленного приданого (гебенгак) .
185. Княжение чанки , мужеского и женского пола, не имеют права на наследование движимого и недвижимого имения после отцов своих; если же будет сделан дарственный акт (назру) в пользу чанков или княжеских дочерей, то ближайшие родственники мужеского пола не могут завладеть тем имением.
186. Движимое и недвижимое имение, поступившее узденям через дары от князей, в случае неимения наследников мужеского пола у тех узденей, переходить к наследникам женского пола, если дар потомственный, и возвращается князьям, если дар пожизненный.
Сборник этих адатов составлен частью из бывших уже в суде примеров, а частью из показаний документов окружного суда и сведущих посему стариков, — и может быть настолько верен, насколько обыкновенно бывают, верны и все изустные старинные предания среди неразвитого народа. Происшедшая от подчинения русской власти перемена в условиях жизни кумык изменила многое из древних адатов, заменив таковые новыми народными постановлениями, в которых уже проглядывает мысль более осмысленного и человечного правосудия.

ОТДЕЛ ПЯТЫЙ.

СВОД АДАТОВ ГОРЦЕВ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА (ЧЕРНОМОРСКОЙ ЛИНИИ, КУБАНСКОЙ И ТЕРСКОЙ ОБЛАСТЕЙ).

ОБ АДАТЕ

и о нравах и обычаях племен, обитающих на северной покатости Кавказского хребта , 1847 г.

ГЛАВА I.
АДАТ И ШАРИАТ. ПРАВИЛА, ПРИНЯТЫЕ В СУДОПРОИЗВОДСТВЕ КАВКАЗСКИХ ГОРЦЕВ ПО АДАТУ. ОБРЯД СУДА ПО АДАТУ. КАКИЕ ДЕЛА ПОДЛЕЖАТ РАЗБИРАТЕЛЬСТВУ АДАТА.

а) Адат и шариат.

1. У племен, обитающих на северной покатости кавказского хребта, нельзя отпекать определительности прав, строгости в постановлениях и точности в условиях жизни общественной. Суд основан на обычаях по преданию и именуется адатом; исполнительной власти почти не существует и все наказываются за преступления состоят в весьма слабых штрафах. Адат, можно сказать, есть суд посреднически, лишенной большею частью средств понудительных и основанный на некоторых принятых правилах или законах, установленных обычаем и освященных давностью.
2. Адат господствовал у всех обитателей северной покатости кавказского хребта до введения между ними магометанской религии. С учением же алкорана, адат начал заменяться шариатом, и те племена и общества подверглись в этом отношении большой перемене, у которых духовенство, по смыслу Корана, приобретало высокое значение и почетное место в обществе. В последнее же время вновь возникшее учение мюридизма много способствовало в изменении прежних условий общественной жизни, в особенности же у чеченцев и других племен, сопредельных Дагестану, где это учение возникло.
3. Таким образом, в настоящее время у горских племен существуете смешанное законодательство, составленное из двух противоположных элементов: шариата, основанного на общих правилах нравственности и религии, и адата, основанного на обычаях, которого первый закон гражданского устройства — право сильного. Адат распространялся и усиливался всякий раз, когда шариат приходил в забвение, и наоборот: адат падал и был отменяем всегда, когда шариат находил ревностных проповедников и последователей.
4. Между всеми обитателями северной покатости кавказского хребта шариат ранее упрочился у кабардинцев, кумыков и нагайцев, не потому одному, что они с давнего времени исповедуют магометанскую религию, но и оттого, что они ранее прочих племен принесли покорность нашему правительству.
5. Не смотря на то, что абадзехи, шапсуги, натухайцы, башильбаи, шегиреи, баракаи и казылбеки находились более прочих соседних с ними обществ под влиянием турецкого правительства, прилагавшего особенные усилия, не только о распространении магометанской религии, но и о введении в употребление шариата посредством духовных лиц, дела у этих племен по прежнему преимущественно решаются адатом.
6. В обществах: бжедуховском, черненейском, хамышейском, темиргоевскоим, махошевском, бесленеевском и у беглых кабардинцев, шариат с адатам в одинаковой степени употребления.
7. Карачаевцы, дигорцы, балкарцы, хуламцы, уруспии, общества осетинского происхождения и назрановцы, кажется, более следуют адату, чем шариату.
8. Одно только чеченское племя, не смотря на исповедуемую им магометанскую религию и на влияние русской власти, следовало до 1839 г. одному адату. С того же времени ичкеринцы, качалыковцы, мичиковцы, собственно так назыв. чеченцы, шатоевцы, шубутовцы, чабирлоевцы и другие, соседние с ними, мелкие общества, признав над собою власть Шамиля, вместе с введением гражданского устройства, по необходимости приняли и шариат, — и только галашевцы, галгаевцы, карабулаки и кисты, как независимые общества ни от русского правительства, ни от Шамиля, следуют во всем адату.

b) О правилах, принятых в судопроизводстве кавказских племен по адату.

9. Для разбора тяжб и ссор, все почти горские племена имеют постоянных судей, обязанных по присяге, данной над алкораном, разбирать и решать дела по совести и по крайнему разумению.
10. Но от произвола каждого горца зависит подвергать свое дело разбирательству этих постоянных судей, или избрав, по добровольному согласию противников, других судей из уважаемых стариков.
11. Судебное место, в котором заседают постоянные судьи, у горцев именуются различно. У черкес оно называется хассом, у кабардинцев и кумыков — мехтемой, у балкарцев, хулаицев, чегемцев, уруспиев и карачаев — нешна, у дигорцев–нагиш, у обществ осетинского происхождения – тархон, у чеченцевъ – тюркюм.
12. Так как мщение есть преобладающая страсть у всех горских племен, то не только противники, но и родственники их, избегают встречи между собою, а потому, как добровольное разбирательство, так и предание дела суду, производится чрез посредников выбираемых из посторонних уважаемых стариков.
13. По этой же самой причине у горцев между тяжущимися и их свидетелями не существует очных ставок, но судьи выслушивают отдельно разбирающихся.
14. Судьи избираются преимущественно из того сословия, к которому принадлежат тяжущиеся, а потому и постоянные судьи избираются из разных классов народа.
15. Число судей зависит от важности дела и бывает от 1 до 6 человек с каждой стороны.
16. У обществ осетинского и чеченского происхождений истцу дозволяется одним судьею иметь более против ответчика.
17. Решение суда признается удовлетворительным при единогласном приговоре судей.
18. Большинство же голосов имеет силу только в таком случай, когда общий посреднику выбираемый с согласия противников до начала суда, примет их сторону.
19. Если же обвиненный останется и в таком случае недовольным решением суда и не захочет выполнить условия, на него наложенных, то он имеет дело не только с противником, но и с судьями и свидетелями, и последние обязаны его принудить к исполнении решения суда.
20. По адату все наказания за преступления состоять в денежных пенях, но преимущественно в плате скотом или оружием.
21. Для обвинения необходимо, чтобы истец представил одного или двух свидетелей, которые должна быть совершеннолетие, мужеского пола и преимущественно из того сословия, к которому принадлежит сам истец.
22. Если же истец не представить свидетелей, то обвиняемый оправдывается присягою на Коране сверх того, в его оправдание должны присягнуть шесть посторонних лиц до его выбору.
23. Так как упомянуто уже было, что свидетелям или доносчикам с тяжущимися, из опасения ищения, очных ставок не бывает, но судьи выслушивают каждого отдельно, а потому часто случается, что обвиняемый уличается тем, что выбирает в число своих свидетелей и, то лицо, которое на него доносить.

с) Обряд суда по адату.

24. Обряд суда по адату, в главных своих формах, почти одинаков у всех горских племен.
25. Если противники не желают примириться добровольно, но предают свое дело решению суда, то первоначально чрез посредников условливаются, каким судьям поручить разбор дела — постоянным или произвольным.
26. В первом случае каждая сторона выбирает определенное число судей, смотря по важности дела, из постоянных, а в последнем они избираются из посторонних уважаемых стариков.
27. Кроме того, один из стариков избирается общим судьею для обоих тяжущихся сторон, голос которого имеет особенную важность в случае несогласия судей.
28. Выбранные в судьи старики, до преступления к рассмотрению дела, спрашивают у тяжущихся: останутся ли они довольны тем разбирательством и решает дела, какое ими будет сделано, и не предоставят ли себе права приговор их передать разбору и суждению новых судей.
29. Если тяжущиеся стороны объявят, что они останутся довольны тем решением, которое определить суд, то в подтверждено своих слов оба противника или один из них присягает над алкораном .
30. В противном же случае судьи приступают к разбору и решению дела, не отбирая присяги от тяжущихся, — и когда обвиненный может отказаться от исполнения приговора и подвергнуть свое дело разбирательству новых судей.
31. Судьи, выслушав поочередно тяжущихся и их свидетелей и сообразив доказательства и доводя истца и оправдания ответчика, по совести и крайнему разумению, излагают свое мнение и, согласив оное, как между собою, так и с общим судьей, оправдывают обвиняемого, или присуждают его к уплате пени обиженному, смотря по состоянию виновного, в один раз или по частях.
32. Не объявляя о решении своем тяжущимся, судьи предлагают им избрать поручителей: обвиненному — в том, что он исполнит в точности приговор суда, а обиженному в том, что он останется доволен решением оного.
33. После того, суд объявляет о своем решении тяжущимся и назначает сроки в уплате пени обиженному в таком случае, если обвиненный по несостоятельности не может вдруг уплатить оную.
34. Из этого можно вынести то заключение, что обряд суда по адату, существующий у горских племен, уподобляется нашему третейскому суду без формальной записи.

d) Какие дела разбираются в настоящее время адатом.

35. Адатом разбираются преимущественно дела воровские, а также этот суд имеет место: в наследственном праве, при разделе имений и при отношениях детей к родителям и мужей к женам.
36. Все же преступление большей важности, как то: убийство, нанесению раны, насилие женского пола и даже оскорбление, причиненное побоями, плетью или другим орудием весьма редко разбираются судом, но решаются природным правом — ищением, известным у горцев под именем канлы.

ГЛАВА II.

ОБ ОБРАЗЕ ПРАВЛЕНИЯ ВООБЩЕ У ГОРСКИХ ПЛЕМЕН И О
ПРАВАХ КНЯЗЕЙ, СТАРШИН, УЗДЕНЕЙ, ДУХОВЕНСТВА, ПРО-
СТОГО СВОБОДНОГО НАРОДА И КРЕПОСТНОГО КЛАССА.

а) Прежний и настоящий образ правление у горских
племен.

37. У обитателей северной покатости кавказского хребта, до того времени, пока княжеское достоинство не утратило своего прежнего веса и значения в народе, существовало два порядка в правлении, разительно отличавшееся между собою: владельческий и народный.
38. Первый порядок преобладал у тех племен и обществ, у которых высший класс народа составляли князья; к ним принадлежали: кабардинцы, кумыки, нагайцы, бесле-неевцы, темиргоевцы, махошевцы, хамышейцы, черченейцы, хатухайцы и бжедухи.
39. В обществах же: абадзехском, шапсугском, натухайском, убыхском, казыльбековском, шегиреевском, ташовском, башильбаевском, карачаевском, урусшевском, хуламском, балкарском, дигорском, аллагирском, куртатинском и тогаурском, у которых высший класс народа составляют старшины, преобладало народное правление.
40. Что же касается до обществ чеченского племени, то из всех обитателей северной покатости кавказского хребта у них одних существовало в полной силе народное правление, потому что в обществах этого племени народ не разделялся на сословия и классы, каковое деление существовало и существует у всех прочих вышепоименованных обществ. «Мы все узденя», — говорят чеченцы, т. е. люди, зависящие от самих себя. Правда, и у обществ чеченского происхождения есть также старшины и рабы, но первые не имеют никаких особенных прав пред всею массою народа и суть только судьи в тяжебных делах и ссорах, как люди более опытные по своим летам. Вторые же, т. е. рабы, как происходящие от военнопленных, захваченных в развое время в набегах, не суть чеченцы.
41. В настоящее же время прежний образ правления остался неизменным между теми только обществами черкесского, абазинского, татарского и осетинского племен, у которых высший класс народа составляют старшины.
42. Князья же кабардинские, кумыкские, нагайские, бесленеевские, темиргоевские, махошевские, хамышейские, черченейские, хатухайские в бжедуховские, вместе с утратою того веса и значения в народе, которое они имели в прежнее время, утратили влияние и направление. Отчего в настоящее время у этих племен и обществ преобладает народное правление.
43. Но самый разительный переворот в управлении произошел между всеми теми обществами чеченского происхождения, которые в 1839 г., отложившись из-под власти нашего правительства, признали над собою власть Шамиля. Этот переход из-под одной власти в другую произвел то, что существовавший до того времени между мичиковцами, качалыковцами, собственно так назыв. чеченцами, ауховцами, ичкеринцами, чабирлоевцами, шубутовцами и шатоевцами свободный образ правления заменился деспотическим. Этот деспотизм выражается не только в лице самого Шамиля, но и в постановленных от него наибах, имеющих право на жизнь и смерть каждого чеченца.
44. После совершения этого переворота в правлении между означенными обществами чеченского племени, остались только карабулаки, галашевцы, галгаевцы, цоринцы, ахо, пшехо, дальние и ближние висты, джерахи и назрановцы, между которыми сохранилось в прежней силе народное правление.

b) Права князей и старшин.

45. В прежнее время, когда князья, считаясь как бы ниспосланными от аллаха, имели большой вес и влияние в народе, они пользовались большими правами и преимуществами, чем старшина.
46. С князем могли разбираться только уздени первой степени; прочие же классы народа никогда с ним не судились, — но обиженные прибегали к защите своих господ или искали покровительства у других князей.
47. Каждый князь, кроме того, имел свою дружину, составленную из преданных ему узденей и живущих на его земле чагар.
48. Он по своему произволу собирал парии для набегов и получал лучшую и большую часть добычи, даже и в таком случае, когда не участвовал в набеге.
49. Княжескому достоинству воздавались многие почести, в числе которых была и та, что когда князь садился на лошадь, то первостепенный уздень обязан был держать ему стремя, если при этом не находился уздень низшей степени.
50. В настоящее же время князья, как от разных внутренних причин, так и от внешних обстоятельств утратили прежний вес и влияние в народе и те особенные преимущества, которые принадлежали их сану; они хотя не совершенно сравнялись в своих правах со старшинами, но большая половина оных сходна между собою.
51. Княжеское и старшинское достоинство есть родовое и не преобретается ни покупкою, ни другими личными качествами; старшинство же их зависит от древности рода.
52. На уважение народа имеют большее право те князья и старшины, которые отличаются своим умом, благоразумными советами, храбростью и честностью.
53. В народных собраниях случается весьма часто, что народ охотнее принимает мнения и советы младших князей и старшин, чем старших, не смотря на то, что эти последние, занимая первые места по происхождению, имеют и первый голос.
54. Княжеское и старшинское достоинства передаются от отца всем законным детям, рожденным от равных браков; жена же не может сообщить этого достоинства ни мужу, ни детям.
55. Так как между горцами усвоено обычаем вступать в брак с равными, а потому весьма редко случается, чтобы князья или старшины женились на узденских дочерях и на оборот, чтобы княжения или старшинные дочери выходили замуж за узденей.
56. Князья и старшины владеемой ими землею могут распоряжаться по своему произволу, т. е. дарить оную, продавать, селить на ней не только крестьян и простой свободный народ, но и узденей; без позволения же никто не может селиться на их земле и в их ауле.
57. Как князья, так и старшины, хотя не имеют ни какой власти над узденями и духовенством но пользуются как уважением этих сословий, так и исполнением тех условий, которые обязались выполнять эти последние за известную плату или за дозволение им жить на земле князя или старшины.
58. Вольный простой народ или чагары, живущие на земле князя или старшины, производят разные сельские работы, но только не по принуждению, а по доброй воле, за что и те и другие, в продолжение рабочего времени, обязаны их продовольствовать.
59. Князья и старшины над крестьянами или крепостными людьми и их имуществом имеют неограниченное право. Не касаясь их жизни, они могут дарить и продавать их, по одиночке и целыми семействами, делать между ними суд и расправу без участия других лиц и употреблять во все работы по своему произволу; но за то, в свою очередь, обязаны пещись об их благосостоянии, защищать их от всяких сторонних обид и доставлять им все способы к пропитанию и содержанию.
60. Князья и старшины, если знают по-арабски и изучат алкоран, могут переходить в духовное звание; но это случается весьма редко.
61. Князья и старшины за обиды, им причиненные, получают с обидчиков своих больше штрафы, чем люди прочих состояний.
62. Поступки и действия князей и старшин, противные принятым правилам общения, разбираются равными им и первостепенными узденями.
63. Князьям и старшинам принадлежит исключительное право пред узденским сословием: брать у простого свободного народа скот, оружие и другие вещи; но, чтобы частыми подобными поборами не вооружить против себя этот класс народа, они отдаривают их другими вещами или платят деньгами.

с) Права узденьского сословия.

64. Узденьское достоинство есть родовое и не приобретается ни покупкою и никакими личными качествами.
65. Оно передается от отца детям и от мужа жене, не смотря на происхождение этой последней и брак предшествовавший; но жена по тем же самым причинам, как у князей и старшин, не может сообщить этого достоинства ни мужу, ни детям.
66. Узденя имеют право владеть землею и крестьянами, доставшимися им по наследству и приобретаемыми покупкою, и в обоих случаях они суть полные и независимые владельцы.
67. Дворяне горские имеют право поселять на своей земле простой свободный народ, которые так же, как князю или старшине, производят разные сельские работы, но только не по принуждению, а по доброй воле, за что узденя, в течение всего рабочего времени, обязаны продовольствовать их на свой счет.
68. Узденя не могут приглашать на работу вольный народ из других аулов, а в особенности из княжеского.
69. Первостепенные узденя имеют право поселять на своей земле узденей 3-й степени, которые обязаны служить им за это.
70. Узденя, если знают по-арабски и изучат алкоран, могут переходить в духовное звание; но это случается довольно редко.
71. Поступки и действия узденей, противные принятым правилам общежития, разбираются равными им.

d) Права и обязанности духовенства.

72. Духовенство у горских племен составляют: эфенди или кадий, мулла, муэззин, сзывающий голосом на молитву, сафута (дьячок) и иджако (пономарь).
73. В духовное сословие могут поступать не только князья, узденя и простой свободный народ, но даже и крестьяне; эти последние не иначе, как с дозволения своих владельцев. Но князья и узденя весьма редко поступают в духовное сословие, а преимущественно избирает оное простой свободный народ, потому что звание муллы дает права узденьские.
74. В духовное сословие могут поступать только те лица, которые знают арабский язык и алкоран.
75. Муллы утверждаются эфендием или кадием, a муэззины, сафто и иджако муллами.
76. Все лица духовного сословия пользуются совершенной свободой, ни от кого не зависят и не платят никакой подати.
77. Эфенди и муллы, не смотря на свое происхождение, пользуются особенным доверим и уважением не только узденей, простого свободного народа и крестьян, но и князей и старшин, в присутствии которых могут сидеть, на что не имеют права и узденя.
78. Все лица духовного звания могут иметь своих крепостных людей, как достающихся по наследству, так и приобретаемых покупкою, и распоряжаются ими и их имуществом, как князья и дворяне.
79. Все лица духовного звания могут иметь не более одной жены, но имеют право вступать в брак по нескольку раз.
80. Жен они приобретают также покупкою у второстепенных и третьестепенных узденей и у простого свободного народа.
81. Духовное звание не есть наследственное, а потому сыновья каждого духовного лица могут заступить по своему произволу вместо своего отца, если знание ими арабского языка и алкорана к этому допускает, — или перейти опять в то сословие, откуда происходил их родитель, за исключением крепостного сословия; в таком случае, если отец поступил в духовный сан из крестьян, то дети причисляются к простому свободному сословию народа.
82. За преступления лица духовного сословия судятся шариатом и подвергаются взысканию по алкорану. Муэззины, сафта и иджако судятся муллою, а этот последний эфендием.
83. За воровство и прелюбодеяние духовное лицо лишается своего сана и, сверх того, платит штраф.
84. Если суд над кем бы то ни было производится по шариату, то обвиненный, сверх пени, наложенной на него к уплате обидчику, платит определенный алкораном штраф и духовному липу, производящему суд.
85. Духовные лица, кроме того, что получают разную плату от своих прихожан: за обрезание, венчание и погребение, еще получают от них особенную известную плату в виде подати.

е) Права простого свободного народа.

86. Хотя это сословие признает над собой в некоторой степени власть не только князей и старшин, но и узденей, на землях которых оно живет, однако в этой власти нет ничего определительного и точного, и этот класс людей пользуется, можно сказать, одинаковою свободою с сословиями узденей и духовенства.
87. Простой свободный народ пользуется правом, наравне с узденями, имеет своих крестьян, как достающихся им по наследству, так и приобретенных покупкою, и распоряжаются ими и их имуществом, как своею собственностью.
88. Простой свободный народ, кроме того, что по доброй воле и не по принуждению производит разные сельские работы тем князьям, — старшинам и узденям, на земле которых это сословие живет, другой подати не платит, а между тем пользуется свободно полями, лугами и выгонными местами.
89. По принятому обычаю, князья и старшины хотя имеют исключительное право пред узденями брать у простого свободного народа скот и разные другие вещи, но за взятое должны или отдаривать, или платить деньгами.
90. В противном же случай каждый из простого свободного класса народа имеет право оставить своего князя и искать себе удовлетворение у того князя, к которому он перейдет на жительство. Нередко случалось, что это сословие народа, по случаю неудовлетворения князьями за подобные поборы, несколькими семействами оставляло прежнего своего владельца и переходило к новому.
91. Мужчины простого свободного народа не иначе могут жениться, как на девицах того же сословия; эти же последние могут выходить замуж не только за узденей, но и князей и старшин, которые платят родителям или воспитателям их условленный калым.
92. Простой свободный народ имеет голос в народных собраниях, посылая на оные от себя представителей, мнения и решения которых исполняются беспрекословно.

f) Состояние крепостного класса народа.

93. Крепостной класс народа находится в полной и безграничной зависимости у своих владельцев, повинуясь им слепо, исполняя все работы по их приказанию и перенося безропотно и терпеливо самые наказания.
94. На владельцев своих, какого бы состояния они ни были, крестьяне не имеют права приносить жалоб.
95. Крепостные люда не имеют своей собственности, но все необходимое для пропитания доставляется их владельцами. Так, с обрабатываемых полей они получают часть хлеба и во время сенокосов известное число копен сена.
96. Крепостные люди могут получать свободу или по воле своих владельцев, или по доказательствам о своем происхождении.
97. Крестьяне женятся на крепостных девках или вдовах, и не иначе, как с дозволения своих владельцев, которые за них платят калым в таком случае, если с согласия своего господина крестьянин женится на крестьянке другого владельца. По воле своих господ крестьянки могут быть выдаваемы замуж за крепостных людей.
98. Крепостной класс народа не имеет права лично искать и отвечать на суде, но их судьями и защитниками являются владельцы, которые обязаны, в случае обвинения крестьянина в каком-либо преступлении, платить за него штраф.
99. Крепостные люди участвуют в набегах не иначе, как с дозволения своего владельца; но это делается ими весьма редко потому, что каждый владелец дорожит своими крестьянами, как людьми, доставляющими им самые большие выгоды.

ГЛАВА III.

О НАСЛЕДСТВЕННОМ ПРАВЕ, РАЗДЕЛЕ ИМЕНИЯ, ДУХОВНЫХ ЗАВЕЩАНИЯХ И ПРАВЕ ОПЕКИ.

а) Порядок наследия.

100. По адату право наследства исключительно принадлежит мужескому полу.
101. Но как в настоящее время между обитателями северной покатости кавказского хребта шариат, если не преобладает и не в одинаковой силе с адатом, то по крайней мере в некоторой степени имеет применение, почему у всех почти горских племен дочери и жены также имеют право на наследство.
102. Прямые наследники суть сыновья, потом родные братья, далее племянники, наконец двоюродные братья и их сыновья.
103. Муж ни в каком случае не наследует жениным имением, а прямые наследники такового суть дети.
104. Если нет детей, имение жены возвращается ее родителями а за неимением последних переходит к ближайшим ее родственникам.
105. Кроме того, у некоторых горских племен существует еще особенный обычай: хозяин наследует после своего кунака, умершего у него в доме, все его вещи, с ним находящиеся, т. е. лошадь, оружие и платье, на которое не имеют никакого права ни дети, ни родственники. Этот обычай основан на понятие о куначестве, которое почитается наравне с родством, и хозяин, наследовавший после своего кунака, обязан принять на себя канлы, как и родственники умершего.

b) Раздел имения.

106. По адату имение разделяется между наследниками мужеского пола поровну.
107. Женский же пол в разделе не участвует. Сыновья или родственники, получившие наследство, должны заботиться о содержании дочерей и жены умершего до тех пор, пока они не выйдут замуж.
108. Долги, оставшиеся после покойного, обыкновенно уплачиваются до раздела имения, если между умершим и заимодавцем не существует особой сделки.
109. В случае же, если заимодавец объявит претензию, когда имение будет разделено, то долг раскладывается поровну между наследниками.
110. Такие правила наблюдались при разделе имения между всеми обитателями северной покатости кавказского хребта, до введения магометанской религии, а с нею до распространения шариата. В настоящее же время у тех горских племен, у которых шариат преобладает над адатом, при разделе имения наблюдаются следующие правила: жена покойного получает 1/8 долю всего имения; из остального же 2/3 получает сын и 1/3 дочь.
111. Если же после умершего не осталось сыновей, то по отделе 1/4 части жене, остальное имение разделяется на две части (в таком случае, если после покойного осталась одна дочь), из коих половина отдается дочери, а другая ближайшему родственнику.
112. Если осталось несколько дочерей, то имение, за исключением 1/4 части, следуемой жене, разделяется на три доли: две принадлежат дочерям, каждой поровну, а третья отходит ближайшему родственнику.
113. Братья или родственники, получившие наследство, обязаны содержать на общем иждивении своих незамужних сестер, по выходе которых замуж, полученный за них калым разделяют поровну между собою.
114. Между ичкеринцами, качалыковцами, мичиковцами, собственно так назыв. чеченцами, шатоевцами, шубутовцами, чабирлоевцами и другими соседними с ними обществами, с 1840 г. или утверждения над ними власти Шамиля, в разделе имения существуют те же правила, как и у вышеозначенных племен, с тою только разницею, что калым за сестер не делится между братьями или родственниками, но есть собственность сестер и поступает в число приданого,

с) Обряд духовных завещаний и право опеки.

115. До введения магометанской религии духовные завещания были большею частью словесные и делались в присутствии посторонних свидетелей и родственников.
116. В настоящее время завещания основываются на Коране и исполняются лицами духовными, как людьми грамотными.
117 .Духовные завещания допускаются у чеченцев только в двух случаях: при несовёршеннолетии детей умирающего или когда умирающий — человек одинокий, без родства.
118. В обществах осетинского происхождения почти вовсе не существует обряда делать духовное завещание.
119. Что же касается до других горских племен, то как владельцы суть полные и независимые хозяева своего имущества, то духовные завещания допускаются во многих других случаях и исполняются свято и ненарушимо.
120. Если умирающий человек одинокий, без родства, то ему предоставляется право завещать свое имущество, кому он пожелает.
121. Дозволяется делать посмертные пожертвования в мечеть и на благоугодные дела, если они не превышают третьей доли имущества.
122. Составление духовных завещаний, как дело, требующее грамотного человека, принадлежит духовным лицам, а именно кадию или мулле.
123. Желающий передать свою последнюю волю призывает кадия и двух свидетелей, при которых кадий пишет с его слов духовное завещание и скрепляет своею печатью в присутствии свидетелей.
124. Составленное таким порядком духовное завещание хранится у завещателя и по смерти его получает законную силу.
125. По смерти завещателя, кадий составляет подробную опись всего имущества умершего и, в случае несовершеннолетия наследников, передает оное опекуну; если же умерший человек одинокий, то тому лицу, которому оно принадлежит по завещанию.
126. Право опекунства принадлежит ближайшему родственнику мужеского пола.
127. Женский пол ни в каком случае не допускается к опеке.
128. Если из числа наследников есть совершеннолетние, то в таком случае они имеют право требовать выдела следуемых им частей, и кадий со свидетелями приступают к отделу частей имущества, следуемых совершеннолетним.
129. Опекуну не предоставляется никакой доли из доходов имения; за то он не обязан представлять экономии, ни давать отчетов в своих расходах, лишь бы малолетние наследники содержаны были прилично своему состоянию и имение сохранено было бы в том виде, в котором оно принято по описи кадия.
130. Если родственники заметят недобросовестные действия опекуна, растрату имения или дурное обращение с питомцем, они имеют право жаловаться кадию, который, разобрав дело, если найдет опекуна виновным, сменяет его и присуждает заплатить растраченную долю имущества малолетнего.
131. По достижении наследниками совершеннолетия которое полагается в 15 лет, опекун, в присутствии кадия и родственников, сдает имение своему бывшему питомцу, согласно той описи, по которой принимал от кадия, и что не достанет, обязан пополнить.
132. По адату при всех духовных завещаниях назначались душеприказчики которые обязаны были в точности выполнять волю умирающего; но как по шариату душеприказчики заменяются кадиями или муллами, то назначение первых допускается только за неимением последних, так например, когда горец умрет на чужой стороне или посреди неверных.

ГЛАВА IV.

ПРАВА РОДИТЕЛЕЙ НАД ДЕТЬМИ И ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕДНИХ К ПЕРВЫМ. О ВОСПИТАНИИ ДЪТЕЙ ПОСРЕДСТВОМ АТАЛЫК.

а) Права родительской власти над сыновьями у всех горских племен, за исключением чеченского.

133. У всех обитателей северной покатости кавказского хребта, за исключением чеченцев, права родителей над детьми и отношения последних к первым почти одинаковы.
134. Отец полновластен над сыновьями и последние должны во всем повиноваться ему, со смирением и глубочайшим почтением принимать всякое приказание и безропотно исполнять оное. Малейшее сопротивление и непослушание воли родительской, по адату, есть величайший стыд, а по шариату грех.
135. Власть матери над сыновьями совершенно ограничена, в особенности над совершеннолетними, и она едва только пользуется тем почтением, которое сама природа внушила человеку, как виновнице его бытия.
136. За непослушание родитель имеет право наказывать сыновей по своему произволу и прогнать их из своего дома, с уделением следуемых им частей имения.
137. Отец имеет право уделить меньшую часть имения, сравнительно со следуемой, и даже совершенно лишить наследства; но эти примеры весьма редки.
138. На жизнь сыновей родитель не имеет явного права; но бывали примеры, что отец, с помощью своих слуг, за непослушание и огорчение, лишал жизни сына тайно и в таком случае не подвергался ответу.
139. Продавать или дарить своих сыновей отец не может.
140. Сыновья, изгнанные из дому и лишенные наследства, не могут приносить жалобы на своего родителя, даже и в таком случае, если они лишены этого права несправедливо; но с помощью своих родственников и приятелей, приютивших их, могут искать примирения и отец может простить их добровольно; но никаких посторонние ходатайства не имеют силы, если отец не изъявляет на это своего согласия.

b) Ограничение родительской власти над сыновьями у чеченцев.

141. У чеченцев права родителей над сыновьями и отношения последних к первым совершенно отличны от других горских племен.
142. Отец полновластен над сыновьями только во время малолетства; но сколь скоро они достигают такого возраста, что в состоянии владеть оружием, то родительская власть теряет свою силу и не только возникает совершенное равенство между отцом и его сыновьями, но и по праву сильного последние часто торжествуют над первым.
143. За явное или тайное убийство отцом сына, братья имеют право мстить родителю.
144. На домашнее имущество отец и сыновья имеют одинаковое право и последние могут во всякое время требовать дележа имения, составляющая личный труд и посильное приобретение каждого члена семейства. Следующий пример, хотя и весьма редкий между чеченцами, показывает бессилие родительской власти и вместе с тем слабость закона. Один чеченец, имея шестерых взрослых сыновей, после смерти первой жены, вздумал жениться на другой; сыновья, узнав о его намерении, потребовали дележа имения, на что отец не мог не согласиться. Со второю женою было при жито еще семеро детей; казалось бы, что имение, оставшееся после смерти отца, должно было бы разделиться между сыновьями второй жены, но сыновья от первой потребовали себе равных долей и адат решил: имение умершего разделить на 13 долей и каждому из сыновей от первого и второго брака выдать по равной части.

с) Права родительской власти над дочерьми.

Что касается прав родителей над дочерьми, то таковые как у чеченцев, так и у всех других горских племен, совершенно одинаковы.
146. Дочь подчиняется отцу, пока она находится в его доме. Он содержит ее, как знает.
147. Мать имеет больше власти над дочерью, чем над сыном.
148. Отец выдает дочь свою замуж, за кого хочет.
149. У некоторых горских племен, в том числе и у чеченцев, существует обычай, что если брат с кем-нибудь из холостых людей выпьет за здоровье своей сестры и тут же примет небольшой подарок, то сестра его считается засватанною и он обязан стараться выдать ее за своего приятеля; в противном же случае последний преследует брата той, за здоровье которой он пил, как кровного обидчика.
150. Случается также, что девушка похищается из родительского дома, если молодой человек не получает согласия на брак от родителей.
151. Впрочем, оба эти случая бывают весьма редко и принадлежат к попыткам отчаянных молодых людей, потому что они порождают канлы.

d) О воспитание детей обоего пола посредством аталык.

152. В Кабарде, Осетии и Дигории, а также между многими обществами черкесского и абазинского племен, у внешних сословиях народа, т. е. у князей, старшин и узденей, дети не воспитываются родителями, а по принятому обычаю отдаются на воспитание посторонним людям.
153. Воспитатели называются аталыками и не только питомцы должны оказывать им особенное уважение во всю свою жизнь и награждать их по окончанию воспитания, но и уделять им лучшую часть из добычи.
154. Сыновья воспитателя и питомец называются молочными братьями, или эмджеками , и их связывает неразрывная дружба.
155. Родство между молочными братьями считается священнее природного.
156. Аталыки избираются из низших классов. Князья и старшины отдают своих детей на воспитание первостепенным узденям, а эти узденям низких степеней или чагарам; но эти последние не могут избирать аталыками узденей.
157. В день передачи новорожденного или новорожденной аталыку, отец делает пир, на который собирает всех своих родственников и кунаков.
158. Родители не должна видеться со своими детьми до окончания воспитания, термин которого полагается в 15 лет.
159. По достижении совершеннолетия, аталык возвращает своего питомца в родительский дом и получает за воспитание награждение.
160. Родители могут также дарить аталыка своих детей и до окончания воспитания.

ГЛАВА V.

ПРАВА МУЖА НАД ЖЕНОЮ И ОТНОШЕНИЯ ПОСЛЕДНЕЙ К ПЕРВОМУ. ОГРАНИЧЕНИЕ ПРАВ МУЖА НАД ЖЕНОЮ. ОБ ОБРЯДАХ СВАТОВСТВА И ВЕНЧАНИЯ, А ТАКЖЕ ОБ ОТНОШЕНИЯХ ЖЕНИХА К НЕВЕСТЕ

а) Права мужа над женою.

161. У всех горских племен, живущих на северной покатости кавказского хребта, жены не иначе приобретаются, как покупкою, т. е. жених платит за невесту деньгами, головами разного скота, оружием и другими вещами.
162. Эта плата называется калымом, величина которого зависит не только от различия состояний, но также и от того — девица или вдова невеста.
163. Калым князя более калыма узденя первой степени, а этого последнего более узденей низших степеней; чагары платят более крестьян.
164. Крестьяне вовсе не платят калыма, но женятся по назначению своих господ, тоже на холопках.
165. За девицу платится калым более чем за вдову, соразмеряя эту плату также с тем сословием, к которому принадлежит жених.
166. Величина калыма также не одинакова у горских племен: у одних она более, у других менее.
167. У чеченцев и у кумыков, кроме калыма, жених делает своей невесте в день сговора еще особенной подарок, состояний из шелкового головного платка и денег.
168. Так как жена приобретается покупкою, а потому она есть, так сказать, раба мужа и во всем должна повиноваться, быть покорной ему, как своему господину, и быть верной ему по смерть.
169. Жена должна работать на своего мужа не только все относящееся до его одежды и делать все черные домашние работы, но даже поить и кормить его соратного товарища — коня.
170. Жена не смеет садиться в присутствии мужа, вмешиваться в разговор и есть вместе с ним при посторонних людях.
171. На основании того же обычая, что жена приобретается покупкою, по смерти своего мужа, она обязана выходить замуж за одного из его братьев, если кто-нибудь из них этого пожелает, и только в таком случае освобождается от этого второго брака, когда, имея детей, объявит желание посвятить себя их воспитанию.
172. Многоженство, дозволяемое Кораном, редко встречается между горцами, но не потому, чтобы это было противно их обычаям, а оттого, что они по бедности не могут платить калым за нескольких жен.
173. Тоже самое можно сказать и о наложницах.
174. Не смотря на рабское состояние жен у обитателей северной покатости кавказского хребта, каждый муж считает для себя высшим оскорблением слышать дурной отзыв о своей жене.
175. Скорее он перенесет брань, наносимую его отцу и матери и даже самому себе, чем дозволит оскорбить свою жену.
176. У некоторых горских племен, в особенности же у черкесов или адиге, существует обычай, что муж должен избегать встречи с женою, не только при посторонних людях, но и при денном свете. Этот обычай, как должно полагать, происходит не от каких либо других причин, как из желания продлить любовь, которая тогда сильнее чувствуется и сохраняется, когда менее случаев в разочаровании, а при редких свиданиях и эти случаи будут реже.
177. Но таковой обычай относится существенно только до мужа и жены; девицы же и даже замужние женщины, в отсутствии своих мужей, могут участвовать во всякого рода забавах и удовольствиях.
178. То мнение, что между горцами все женитьбы совершаются так, что будущие супруги не видят и не знают друг друга, неосновательно. Достаточно одного свидания, чтобы девушка могла понравиться горцу по наружности, потому что они, как и все мусульмане, основываясь на Коране, в котором сказано: «что у женщин нет души», о внутренних их достоинствах не слишком-то заботятся. Об уме своих жен заботятся еще менее, да и на что им ум, когда они не в состоянии блестеть им, при затворническом их образе жизни.
179. У чеченцев, сравнительно с прочими горскими племенами, более свободы, как женам, так и девицам. Супруги не чуждаются друг друга и жены разделяют с своими мужьями разного рода удовольствия.
180. Сверх того, у большей части тех обществ, в которых высший класс народа составляют князья, существует обычай, что князья, в первый год после женитьбы, не живут со своими женами, но оставляют их у одного из своих узденей или чагаров.
181. По прошествии же года, князь перевозит свою жену в свой дом, платя тому узденю или чагару, у которого она проживала, крестьянина и крестьянку или сто баранов.
182. Кроме того, в пользу того же узденя или чагара остаются все лошади, на которых княжеская жена и ее имущество были привезены к нему в дом.

b) Ограничено прав мужа над женою.

183. Не смотря на таковое положение женщины между обывателями скверной покатости кавказского хребта, которое вполне соответствует обществам необразованным и полудиким, где преимущественно физическая сила признается законным правом, нельзя сказать, чтобы они и не ограждались некоторыми обычаями от беспредельного самовластия мужчин.
184. Муж ни в каком случае не может своей жены ни продать, ни лишить жизни, даже и в том случае, если она окажет неверность. Это выполняется впрочем, в полную силу у одних только чеченцев.
185. У кумыков и некоторых других горских племен, муж за неверность может убить свою жену, за что не подвергается кровомщению, если убеждая в этом не по одним подозрениям, а представит в том ясные доказательства.
186. Имущество, принадлежащее жене, неприкосновенно и без ее согласия муж не имеет права им распоряжаться.
187. Если бы муж вздумал принуждать свою жену к уступке принадлежащей ей собственности, то она может искать защиты у своих родственников.
188. Жена, по собственному своему желанию, может всегда развестись со своим мужем; но в таком случае она оставляет ему свой калым и все свое имущество.
182. Если же муж первый потребует развода, то он должен отпустить жену с калымом и со всем ей принадлежащими.

с) Об обрядах сватовства и венчания, а также об отношениях жениха к невесте.

190. У горцев не существует ни обручения, ни венчания; даже та молитва, которая по магометанскому закону должна быть совершена над вступающими в брак, не всегда и не везде читается.
1919 Главный свадебный обряд, в роде нашего сговора, состоит в изъявлении родителями или родственниками невесты согласия выдать ее замуж за известную плату, часть которой отдается во время самого сговора, а остальная после женитьбы,
192. На ту часть калыма, которая отдается женихом во время сговора, приготовляется для невесты приданое.
194. После сговора жених имеет право видеться тайно со своей невестой; но при посторонних людях приличие требует не только не говорить между собою, но и не смотреть друг на друга.
195. Жених имеет право во всякое время отказаться от своей невесты или дозволить ей, по просьбе ее собственной или родителей, выйти за другого.
196. Сама же невеста не может оставить своего жениха без его дозволения.
197. Иногда случается, что между сговором и женитьбой проходит нисколько лет. Это происходит или оттого, что жених, по бедности своей, не в состоянии заплатить условленного калыма, или потому, что, рассердившись на сговоренную с ним девушку за ветреность ее или за что-нибудь другое, нарочно считает ее своей невестой, а между тем женится на другой.
198. Хотя как по адату, так и по шариату, воспрещается похищать девицу против желания родителей или родственников, однако случается, что таковое похищение совершается, и если родители или родственники похищенной не согласятся на примирение с похитителем, с уплатою обыкновенно надлежащего калыма, то в таком случае между ними возникает вражда, как за кровную обиду.

ГЛАВА VI.

О КРОВОМЩЕНИИ ИЛИ КАНЛЫ И О ВОРОВСКИХ ДЕЛАХ.

а) О кровомщении или канлы.

199. Адатом разбираются дела воровские. Этот суд имеет также место в наследственном праве, при разделе и при отношениях родителей к детям и мужей к женам. Смертоубийство же, нанесение раны, а также разного рода личные обиды и оскорбления не подлежат разбирательству суда, но преимущественно решаются мщением.
200. Если бывают самовольные действия в таких обществах, где они строго наказываются законом, то тем более эти самовольные действия должны существовать у горцев, где закон бессилен и где самое воспитание, вместо того, чтобы укрощать мщение, еще более развивает эту страсть.
201. Едва младенец начинает понимать, как мать, отец, аталык и все родные твердят ему одно и тоже, что он должен ненавидеть своего врага и мстить кровью за кровь, обиды и оскорбления, а при таких правилах воспитание, потворствуемых самим законом, не удивительно, что мщение у горцев развито в самой высшей степени.
202. Не только сын обязан мстить за обиду, нанесенную его отцу, но и все родственники обиженного имеют канлы против обидчика.
203. В некоторых обществах существует обычай, что и находящиеся между собою в куначестве обязаны мстить друг за друга.
204. Обидчик, опасаясь мщения, принимает все меры предосторожности и не выезжает никуда один, а окруженный своими родственниками и кунаками.
205. Часто случается, что, при отмщении за первую обиду, рождается несколько новых канлы между родственниками противников и бывали примеры, что таким образом враждовали между собою целые аулы.
206. У чеченцев право канлы имеет место даже между отцом и детьми и нередко бывали примеры, что если отец убивал одного из сыновей своих, то братья мстили своему отцу.
207. Случается, что обидчик остается не отомщенным, если он, чувствуя себя слабее своего противника, с своими родственниками тайно уходит из того места, где он жиле, и отдается под защиту русского правительства или под покровительство князя, старшины ин другого почетного лица.
208. Бывает также, что обидчик, в особенности если он без родственных связей, избегая мщения, скрывается по лесам и горам, где сам один и с толпою себе подобных занимается грабежами или разбоями, т. е. делается абреком.
209. Таковые абреки суть ничто иное, как наши разбойники. Они не только не щадят посторонних людей, но даже и своих родственников. Все, попадающее им под руки, делается жертвою.
210. К абрекам относятся также все те, которые, вследствие особенного рода молодечества или какого бы то ни было горя, несчастия или бедности, дали себе обет на всю свою жизнь или на известный срок не участвовать ни в играх, ни в веселостях, не жалеть жизни в набегах, не спускать ни малейшей обиды ни другу, ни брату, и не знать завета на чужое.
211. Нет сомнения, что каждый абрек опасен и для чужих, и для своих; но тогда как от абреков-убийц нельзя ожидать никакой пользы, как от закоренелых злодеев, последние, хотя тоже не щадят своих, но на них первая надежда в бою. В набегах значительными париями каждый предводитель старается иметь поболее абреков, которые всегда первые при нападении и последние при отступлении.
212. Абреков не должно смешивать с кровоместниками. Первые, в течение данного ими зарока, не щадят никого и ничего, — последние изливают свое мщение только против известных лиц.
213. Случается также, что канлы не совершается по случаю обоюдного примирения противников.
214. Для исполнения обряда примирения лицо, против которого имеется канлы, в знак раскаяния в своем проступке, молится и постится в течение всего времени, пока не отрастит себе длинных волос.
215. Тогда кающиеся, чрез своих родственников но скорее через знакомых, просят у своего противника о прощении.
216. Если последний согласится, на примирение, то ищущего примирение привозят в дом к обиженному, который и должен, в знак примирения, обрить голову обидевшему его.
217. Канлы прекращается после совершения этого обряда и примирившиеся, называясь кровными братьями, клянутся вечно быть верными друг другу.
218. Но не смотря ни на примирение, ни на клятвы, случается, что оскорбленный и после того убивает своего кровного брата.
219. У некоторых горских племен, а в особенности у черкес, существует еще особенный обычай примирения двух сторон, имеющих между собою канлы. Если обидчик желал примирения, но не встретил желания к оному со стороны обиженного, в таком случае, избегая мщения удалением из того места, где он прежде жил, в другое, с помощью своих родственников и знакомых или того лица, под покровительство которого он прибегнул, старается хищнически и скрытно захватить у самого обиженного или его родственников малолетнего сына и, делаясь ему, так сказать, аталыкою, воспитывает его у себя
220. По достижении сыном обиженного или его родственника совершеннолетия, воспитывавший его снабжает богатым одеянием, хорошим полным оружием, лучшею верховою лошадью с седлом и отправляет его, к отцу, посылая к этому последнему подарок, состоящий из нескольких штук рогатого скота или верховой лошади.
221. Обиженный, в благодарность за воспитание своего сына, примиряется с обидчиком и делается его кровным братом.
222.У кабардинцев, если два князя, встретившись между собою, за что-нибудь поссорятся, и если кто-нибудь из узденей за обиду, нанесенную его князю, убьет обидчика, то первый не подвергается мщению, но оно падает на того князя, за которого заступился уздень.
223. Когда двое из князей у кабардинцев поссорятся между собою и один из них убьет другого и виновный скроется в доме узденя из фамилии Куденетовых, то родственники убитого не вправе мстить ему, пока он будет находиться в этом доме; впрочем, виновному не позволяется более одной недели жить в доме у Куденетовых по прошествии же этого срока, мщение имеет место и в этом доме.

b) О воровских делах.

224. Горы, эти природные крепости, доставляя мало хлеба на камнях, но за то много средств прятать добычу и укрываться от преследования, всегда и везде были гнездом племен разбойничьих, точно так, как степи — жильем народов — пастырей, прибрежные моря — купцов, приречья — хлебопашцев и рыболовов. Кавказские горы, по дикости своего образования, в особенности способствуют к развитию склонности к разбоям в своих обитателях. И действительно, хищничество есть главный промысел кавказских горцев, единственное средство одеться и вооружиться. Родные их скалы дают скудную пищу, стада — грубую одежду, а потому для удовлетворения рождающихся в них желаний, они ищут добычи между своими одноверцами, но чаще за Кубанью и Тереком, куда приманивают их наши станицы и села. Горца не только не ужасают те опасности, которые он может встретить в своих воровствах; напротив, он с охотой стремится на грабеж, чтобы добыть какое-нибудь новое приобретение, а счастливым и удачным исполнением обратить на себя внимание своих соотчичей и приобрести имя джигита, т. е. наездника.
225. При таком образе понятий неудивительно, что воровство во всеобщем употреблении между кавказскими горцами и составляете врожденную и преобладающую страсть. Самым любимым для них удовольствием и занятием служит рассказывать с хвастливостью о своих хищничествах в наших пределах или у разноплеменников.
226. Но в тоже самое время, когда кавказский горец с хвастливостью рассказывает о своих хищничествах за пределами своего общества, он никогда и не упомянет про свои воровские дела, совершаемый им в пределах оного, а тем более, того аула, в котором он живет, потому что воровство между одноаульцами и единоплеменниками не только не позволительно, но и позорно.
227. Однако, не смотря на это, кавказские горцы, по врожденной страсти, часто совершают воровство и между своими и уличенный в краже на месте не только подвергается штрафованию, но и делается презренным, не потому что он решился на воровство, а оттого, что не умел совершить оное в тайне, как не искусный вор.
228. Горец, подозреваемый в воровстве, но не пойманный на месте преступления, хотя не подвергается общему презрению, но оштрафовывается, если будет явно обвинен в этом.
229. Не смотря на то, что воровство между своими считается непозволительным и позорным, однако дозволяется оное адатом в тех случаях когда два горца за что-нибудь поссорятся между собою и обидчик не пожелает судиться с обиженным. В таком случае этот последний крадет что-нибудь у первого и, представив украденную вещь в суд, заставляете этим противника своего судиться с ним.
230. Случается, что обидчиком может быть лицо, имеющее силу и вес в обществе, которого и судьи не в состоянии принудить к исполнению приговора. В таком случае обиженный удаляется в другую деревню или общество и, с помощью своих родственников или кунаков, что-нибудь ворует у обидевшего его.

ГЛАВА VII.

О НАКАЗАННИЯХ ЗА РАЗНОГО РОДА ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

231. За смертоубийство, нанесение раны, а также за личные обиды и оскорбления можно и откупаться, что допускается и адатом; но это считается у горцев бесчестным делом и потому примеры этому весьма редки. Почти всегда бывает что и после откупа обидчик отмщает обиженным.

а) Штрафы, положенные за смертоубийство.

232. За смертоубийство у разных горских племен адат устанавливает различные штрафы.
1) У черкесских о племени или адиге.
233. За убийство князя или старшины платится сто голов, что составляет около 3-х тысяч рублей серебром.
234. Под словом голова в настоящем его значении горцы разумеют все одушевленные и неодушевленные предметы, из коих первые называются мокрыми головами, а последние сухими головами. Кроме того, как те, так и другие, разделяются на первостепенные, средние и низшие, смотря по качеству и стоимости их.
235. Из мокрых голов люди и лучшей породы лошади принадлежат к первостепенным головам; рогатый скот и низшей породы лошади относятся к средним, а овцы к низшим.
236. Из сухих голов оружие вообще и конская сбруя принадлежат к первостепенным головам; все же другие вещи относятся к средним или низшим головам, смотря по ценности их.
237. За убийство первостепенного узденя и муллы полагается 30 голов.
238. За убийство второстепенного узденя 15 голов.
239. За убийство третьестепенного узденя 5 голов,
240. За убийство простого черкеса — пару голов с арбою и принадлежности и 25 тулуков земли пустопорожней, или крепостного мальчика, не моложе 12 лет.
241. За убийство жен, девиц и детей обоего пола платятся те же самые штрафы, как и за взрослых мужчин.
2) У кабардинского племени.
242. За убийство князя или первостепенного узденя не положено штрафа, вероятно потому, что этих примеров не случалось.
243. За убийство 2-й и 3-й степени узденей виновный платит 15 душ в пользу родственников убитого.
244. За убийство узденя пшехао или княжеского взыскивается с виновного три семьи, из коих каждая должна состоять не менее, как из 6-ти душ; из этих трех семейств одно берет князь, а два отдает ближайшим родственникам убитого.
245. Когда же убийца не в состоянии уплатить требуемого, то сам со всем семейством делается крепостным.
246. За убийство чагара или простого свободного человека взыскивается с виновного 10-ть душ в пользу родственников убитого.
247. За убийство простого кабардинца платится два человека; из них один отдается владельцу, а другой семейству убитого.
3) У осетинского племени.
248. За убийство старшины виновный платить 15 предметов из коих 5 людьми, 5 лошадьми и скотом и 5 оружием и разного рода железными вещами, так чтобы давность каждого предмета равнялась одной душе, а все внесте стоили бы 15 душ крестьян.
249. За убийство узденя платится до 60-ти штук рогатого скота и столько же баранов.
250. За убийство простого класса человека — 30 штук рогатого скота и столько же баранов.
251. За убийство мужем жены платится родственникам ее половина того, что должно платить за убийство постороннего человека равного с нею происхождения.
252. Тоже самое платит и жена за насильственную смерть своего мужа.
4) У чеченского племени и у кумыков.
253. За убийство денежных штрафов почти вовсе не существует, но убийца отмщается смертью.

б) Штрафы, положенные за нанесение раны, насилие женского пола и равного рода обиды и оскорбления.

254. За нанесение раны, насилия женского пола и разного рода обиды и оскорбления положены адатом особые штрафы у различных племен.
1) У черкесского племени или адиге.
255. За рану, удар плетью или чем-нибудь другим и за подобные тому обиды, нанесенные князю или старшине, — 50 голов.
256. Первостепенному узденю и мулле – 15 голов.
257. Второстепенному узденю – 7 голов.
258. Третьестепенному узденю – 2 головы.
259. Простому черкесу – 7я часть против того штрафа, который платится за убийство его.
260. За насилие женщины из сословий княжеского, узденьского, духовного и свободного простого народа полагается штраф в пользу ее мужа, состоящий из 15 штук рогатого скота.
261. За насилие девицы из тех же сословий налагается штраф, в пользу ее родителей или родственников, воспитывавших ее, 5 штук рогатого скота.
262. За насилие крепостной женщины платится владельцу 6 штук рогатого скота, а ее мужу 3 штуки.
263. За насилие крепостной девки платится владельцу 3 быка, а родителям ее или родственникам 2 быка.
2) У кабардинского племени.
264. За нанесение раны и разного рода обиды и оскорбления денежных штрафов не положено.
265. Если уздень, во время ссоры с князем, ранить хотя по нечаянности его лошадь, то обязан заплатить за это 5 душ крестьян, 5 лошадей и 5 железных вещей.
266. Если же князь ударит первостепенного узденя, то виновный платит обиженному холопку, лошадь, шашку, шишак с налокотниками и панцирь.
267. За насилие женского пола платится штраф 100 р. серебр. в пользу мужа или родителей.
268. За прелюбодеяние женатый лишается жизни, а холостой подвергается 100 ударам. Такому же наказанию подвергается и незамужняя женщина.
269. Уличенный в сношении с холопкой князя и платит ему одну крестьянку.
270. Если кто будет изобличать мужчину в прелюбодеянии, а женщину ругать поносными словами, но не докажете этого, тот подвергается наказанию 80 ударами.
3) У осетинского племени.
271. За нанесение раны платится, смотря по опасности оной.
272. За отрубленную руку, ногу, нос, ухо и за выколотый глаз платится половина пени за смертоубийство.
273. За нанесенную рану в лицо платится от 10 до 25 коров, а в другую часть тела — от 5 до 20 воров, смотря по тому, к какому сословию принадлежит обиженный.
274. За обиды и оскорбления старшины платится ей один крестьянин и 5 четвертей хлеба.
275. За обиду и оскорбление, причиненное старшиною узденю, платится 1 лошадь.
276. За насильственное похищение девицы похититель платит родителям 85 коров.
277. Тот же штраф платится и за насильственное похищение замужней женщины, из которого 2/3 получает муж, a 1/3 родители жены.
278. За прелюбодеяние с женщиной или девицей платится мужу или родителям 3 лошади и 3 ружья.
4) У чеченского племени.
279. За отрубленную ногу или руку и за выколотый глаз платится штраф 40 коров.
280. За рану в голову и за отрубленное ухо платится 12 воров.
281. За менее значительные раны — от 1 до 5 коров,
282. О штрафах за насильственное похищение женского пола и за прелюбодеяние с замужней женщиной ничего неизвестно положительного.
5) О штрафах за воровские дела.
283. У черкесского племени или адиге за воровство у князя, или старшины взыскивается с виновного в 9 раз, у узденя в 8 раз, у простого черкеса в 7 раз более против украденной вещи.
284. У кабардинского племени за кражу, произведенную у князя, взыскивается с виновного в 20 раз, а у узденя в 10 раз более против стоимости украденной вещи.
285. У осетинского племени за воровство, произведенное у старшин взыскивается с виновного в 9 раз, а у узденей в 6 раз более против ценности украденной вещи.
286. У чеченского племени штрафы за воровство малы сравнительно с прочими обывателями на северной покатости кавказского хребта, а именно: за кражу, произведенную в сакле, взыскивается с виновного вдвое более против стоимости украденной вещи. Кроме того, за украденную лошадь взыскивается штраф 6 руб., а за корову 3 р. серебром.
287. Штрафы кумыков, а равно и обществ татарского и абазинского племен, за все означенные преступления не прописываются здесь по неизвестности таковых.

ПРИЛОЖЕНИЯ.

I. МАТЕРИАЛЫ

для библиографии обычного права, осетин, чеченцев и кумыков.

1. Itinerarium in Tartariam, Wilhelmi de Rubruquis (1253). В Hakluyt’s Collection. 1598, I. Франц. перевод – Voyage remarquable du Guill. Rubruquis (Ruisbroque) – в сборн. P. Bergeron Voyages faits principalement en Asie dans le XII – XV siecles. La Haye. 1735, I; новое издание – в Recueil dee Voyages, publ. par la Societe de Geographie de Paris. 1839, IV. – Краткие сведения об осетинах (Alani) – о подчинении татарским ханам, о горных жилищах с укреплениями и о кочевом быте осетин.
2. Offt begehrte Beschreibung der Newen Orientalischen Reise (1633 – 38), Ad. Olearius. Schlesw. 1647. Русск. перевод И. Барсова – M. 1870. – Гл. ХШ. О кумыках: князья и мирзы, грубость горцев, положение женщины в семье.
3. Gesammlete Nachricliten von denen an der weetlichen Seite der Caspischen See zwischen Astrachan a dem Flusse Kar befindli chen Volkern, J. G. Gerber. Mullens Sammlungen znr Ross. Gesch. 1760, Bd. IV, St. 1 и 2. Pyccкий перевод – в сочин. и переводы, издан., при Имп. Акад. наук, 1760, июль – окт. Краткое описание быта и управления кумык.
4. Observations hist, et geogr. sur les реnpies barbares qui ont habite les bords dn Da nube et du Ponf-Euxin, M. de Peysonnel. Par. 1765. Chap. VII. Древний быт алан (осетин) северного Кавказа.
5. Введение к Астраханской топографии, П. И. Рычкова. М. 1774. Кумыки. Их происхождение и древний быт.
6. Beschreibung aller Nationen etc. J. G. Georgi. Spb. 1776. Русский перевод – 1776 – Осеты (куши): князьки и дворяне, грабежи, хищничество и набеги, кровомщение, присяга и аманатство, перекочевки деревень, уезды (округи) и их состав. – Кисты (кистинцы или мильчеги): раздает на независимые общества; укрепленный характер аулов с башнями, для защиты семейств и имущества; первосвященник; наезды и грабежи скота и людей. Кистинские племена: чеченги – князья и дворянство; югуши – отсутствие князей, выбор старших для управления; мильчеги – грабежи и разбои; карабулаки (аршты). Характеристика племен. Кумыки: округи, владетели, жизнь по своим обычаям, хищничество и разбои.
7. Reise durch Russland u im Kaukasischen Gebirge (1770 – 71), J. A. Guldenstadt. Hrsgb. V. P. S. Pallas. Spb. 1787 – 91. – Дополненное издание Клапрота: Reisen nach Georgien und Imerethi. Berl. 1815. – Ингуми или кисты: политическое устройство, отсутствие князей, выборные старшины; вассальные отношения кистов к кабардинским князьям; деревни с укреплениям; многоженство, свадьба горского князя.
8. Memoir of a map the countries comprehended between the black Sea and the Caspian; with an account of the Caucasian Nation. Lond. 1788. – Ossi (oeseti), Kisti, Lesguis: племенной состав – districts, tribes.
9. Beschreibung der Kaukasischen Lander (1777), J. A. Guldenstadt. Spb. 1791. Издание Клапрота – Berl. 1834. Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа, из путешествия г. акад. И. А. Гильденштедта через Россию и по Кавказским горам в 1770 – 1773 годах. Изд. К. Германом. Саб. 1809. – Кисты, чеченцы (чечеги), осетины, дигорцы – управление, семейная жизнь.
10. Voyages historiqaes et geographiques dans lee pays situes entre la mer Noire et la mer Caspieanne; contenant des details nouveaux sur le peuples qui lee habitent des observations relatives a la topographie ancienne et moderne de cette contree etc. (par M M. de Sainte-Croix, Barbie du Bocage et de Baert, 1784). Par. 1795. Ib. Par. 1798 – Тоже сочинение: Memoires histor. et geogr. ear les pays situes entre la mer Noire et la mer Gaspienne etc. Par. An Y de la Republique (1797). – Memoires sur le cours de PAraxe et da Cyrus. Eclaircissement sur les Pyles Caucasiennes et Caspieunes. Par. 1797. – Reise durch den sudlichen Theil v. Russland. Au8 d. Franz, mit Anmerkungen. Duisb. 1798. – Древний быт кавказцев: роды (tribus) с независимыми князьями; уважение к старшим. Осетины, кисты: деление на роды, их управление.
11. J. Reineggs, Reisen im Kaukasus. Neue Nordische Beitrage v. Pallas. 3te Bd. 1781 – 83.
12. J. Reineggs, Allgemeine historisch-topographische Beschreibung des Kaukasus. Gotha u. Spb. 1796 – 97. – Thl. I. Ингуши, кисты, карабулаки, билитли, атли, басли и чеченцы: отсутствие сословных привилегий, управление выборных старшин,. наследственность старейшинства в некоторых родах; устройство семьи – общее имущество, состав семьи (до 50 мужчин, – семейная община), старейшина; военное устройство; разбои, грабежи и воровство, кровомщение; замкнутость горцев – полон иноземцев и своих, продажа и выкуп пленных; женское управление хозяйством горца, занятия мужчины – охота и наезды; брак – выбор невесты отцом, калым, дары семье мужа; родовая месть; десятины в пользу князя, доля князя в военной добыче; гостеприимство; торговля людьми и добычей. – Кумыки: подати и повинности, суд князя, торговля пленными и рабами, гостеприимство, рабы и вольноотпущенные; шамхал (Schammghal) и его значение у кавказских горцев, его избрание и права, удельная система. – Осетины Osse, Ossi): хищничество, отсутствие торговли и мирных промыслов; осетинская деревня – жилища старшин и знати с укреплениями для защиты; положение вдов; значение на суде гадания и присяги, клятва у воды и землею; месть и выкуп крови; древние монеты; племенное деление, роды и семьи; общность имущества; перекочевки, – перемена родовых имен при перекочевках на другие места; положение иноземца; обычаи меры и веса.
13. Tagebucheiner Reise die im J. 1781 von der Granzfestung Mosdok nach dem innern Caucasus unternommen worden (von Steder). В Neue Nordische Beitrage. 1796, VII. Отдельно – Spb. u. Lpz. 1797. – Карабулаки: большие семьи – общины (до 70 мужчин), жилища с укреплениями, старейшины, защита собственности и свободы, гостеприимство (konakhk), ослабление кровомщения, управление – общие собрания, кулачное право, военные обычаи. – Ингуши: разделение на мелкие общества, месть старшины, круговая порука семейств, укрепления при деревнях и домах, почитание стариков, необходимость в хищничестве, обычай и его значение, отношения отца к сыну, совершеннолетие, обычаи найма скота, счет процентов приплодом от скота, патронатство за плату, меновая торговля. Осетины (Ossien, Ossetien): управление, сельские сходы и старшины, отношения к соседним племенам, дань, воровство и грабеж – племенная доблесть; следы древнего быта – пещерные жилища в горах, ход колонизации с гор в долины; соединение семейств в аулы и округи, выбор старейшин; рабство жен и детей, торговля или; кулачное право взрослых детей против отеческой власти; семейные связи; союзы аулов, их кулачное право; кровомщение; значение старости, положение женщины, усыновление убийцы матерью убитого; кунак, аталык; клятвы животными и умершими, обычаи разыскание вора; военные обычаи; положение перебежчиков из других племен.
14. Voyage dans la Ruesie meridionale et dans les pays da Caucase, par le comte J. Potocki. Pas. 1798. – Издание Клапрота: Voyage dans les steps d’Astrakhan et du Caucase. Pas. 1829. Путешествие гр. И. Потоцкого. Сев. Архив 1828, № 1 и 2. – Ингуши: многоженство, брак, положение женщины. Заметки об осетинах.
15. Tableau dee provinces situes sur la cote occidentale de la mer Caspienne, entre les fleuves Terek et Kour (par Marchal Biberstein). Spb. 1798. – Beschreibung der Lauder zwischen den Flttssen Terek u. Kur am Caspischen Meere, Fr. Aug. Marschall von Bieberstein. Frkf. 1800. – Chap. IV. Кумыки – управление и суд.
16. Bemerkungen aufeiner Ueiee etc. P. S. Pallas. Lpz. 1799 – 1801 . – Bd. I Осетины (Osseten, jr, jronen): их разделение на округи (kom) и деревни (kou), хищничество и разбои. Дигорцы: независимость племени, значение знати и отношение ее к народу. Ингуши, чеченцы и кисты: старейшины, верховный жрец, хищничество.
16. а. Кавказские народы. Географически словарь Российского государства, А. Щекатова и Максимовича. М. 1801 – 1808. – Горцы вообще. Влияние татар на, быт горцев. Племена и колена. Разбои и грабежи. Управление. Ханы или мурзы (князья), беи (дзоряве). Суд князьков. Служебные отношения вольных к владельцах. Военное устройство. Оборонительные союзы. Патронатство. Заложники, подати, десятина. Кочевание горцев. Деревни, укрепления, юрты, кабак (жилища Князев и владельцев). Меновая торговля, отсутствие денег. Хищничество. Похищение и торговля женщинами. Наложницы. Многоженство. Покупная цена невест Муллы. Чинигстан (первосвященник) кистинцев. Осетинцы (осеты, осы, куши). Князья и дворянство. Грабежи и набеги. Передвижение деревень. Уезды (из 5 – 50 деревень). Ингушевцы (ингуши, кисты). Отсутствие князей. Выборные старшины. Деревни (около 10 дворов) с укреплениями. Военное устройство. Многоженство. Чеченги (чеченцы). Воровство и грабеж. Князья и дворянство. Набеги. Уничтожение князей (в 1773 г.). Кистенцы (кистеты, кисты, мильчеги). Разделение на независимые общества. Деревни. Жизнь в разброску. Укрепления при деревнях. Первосвященник. Грабеж скота. Набеги. Югуши (югушцы). Отсутствие князей. Управление выборных старейшин из знатных фамилий. Кумыки (кумыкские татары). Округи. Князья окружные и деревенские. Шамхал. Вражда кумыкских владетелей. Подати. Набеги. Меновая торговля.
17. Description du Caucase avec le precis historique et statistique de le Georgie, de Zass. Spb. 1804. – Перевод Я Лангена: Описание Кавказа с кратк. истор. и стат. описанием Грузии. Сиб. 1805. – Чеченцы: их дикость, полоп людей, выкуп пленных. Осы (осетины) – грабежи.
18. Die Volker des Caucasus, Ch Rommel. Weim 1808. – Osseten (jronen): аталычество, месть и выкуп крови – Кisten (jnguschen): племена, хищничество; многоженство; жрец, почитание кошек, их роль в процессе (клятва кошкой); женитьба малолетних сыновей и снохачество.
19. Хозяйственное описание Астраханской и Кавказской губерний (Равинского). Спб. 1809. Иноуши, алане, кумыки – князья, хищничество, похищение жен.
20. Reiseindem Kaukasusu. nach Georgien unternommen in den Jahren 1807 u 1808, J. von Klарго th. Halle u. Bert. 1812 – 14. Voyage au mont Caucase et en Georgie. Par. 1823. Travels in the Caucasus and Georgia. Transl. by F. Shoberl. Loud 1814. – Том I, гл. 14. – Ингуши: частая перемена мест поселения, перекочевки с гор и долины; устройство сел с укреплениями. Продажа девушек; глава семьи. Значение старых обычаев. Договоры. Присяга (собакою); способы открытия воровства. Браки после смерти холостых, многоженство, брак сына на вдовах отца (кроме своей матери); положение женщины у ингуш. – Т. П. гл. 26 Осетины (Ossetes). Прежний быт. Поколения (tribus) Хищничество парией и в одиночку. Гостеприимство (Kounagh). Уголовный суд в народном собрании; казнь, выкупы. Кровомщение. Положение женщины, полигамия, сватовство, калым, свадебные обряды, браки равного состояния, цензура целомудрия невесты, любовники замужних женщин, отказ жениха или невесты от брака, развод. Формы присяги. Бирки при договорах. Положение вдовы, левират. Устройство хутора – села (kaou, gaou), название села по имени живущей в нем семьи (незначительный состав села). Сельские старшины (eldar), их права и обязанности в мирное и военное время. Устройство сел и домов с укреплениями. Домашний быт. Уважение к старшим. Положение крестьян и рабов, торговля ими. Хищнические наезды и военные обычаи.
21 Reise in die Krim u. den Кaukasus, Мог. v; Engelhardt u. Fr. Parrot. Berl. 1815 – Гл. 5. Осетинцы: кровомщение; управление; подати; грабежи; владельцы и крестьяне; села и жилища с укреплениями; гостеприимства (kurak); положение женщины, следы гостеприимного гетеризма (стр. 189). Гл. 8. Ингуши: родовые старшины; предания о воинственных женщинах горных пещер; укрепленные села и отдельные жилища; гостеприимство и обычай дарения; народное собрание; пользование общинным пастбищем, «помочи» в полевых работах – жатва при даровом содействии соседей; общественное устройство; преобладало того, кто располагает большим числом родичей; кровомщение, грабежи.
22. Письма о Кавказе. Сын Отеч. 1816,XXXIV, 271. – Краткие сведения о быте чеченцев и осетин.
22. a. A journey from India to England, through Persia, Georgia, Russia, Poland and Prussia in the year 1817, J. Johnson, bond. 1818. – Voyage de I’Inde en Angletterre. (Trad par Defauconpret). Par. 1819. – Заметки об осетинах – их родах, жилищах, хищничестве.
23. Travels in Georgia, Persia, Armenia etc., Robert Eer Porter. Lond. 1821 – 22. T.I. Чеченцы и осетины (Оssi): хищничество, управление, сословия, брак.
24. Memoire dans lequel on proave l’identite des Ossetes, peuplade du Caucase, avec les Alains du moyen – ftge, Jul v. Klaproth.Paris 1822. Extrait des Annales des Voyages. T. XVI.
25. О народах, соседственных Астраханской губернии. Рус. Инвал. 1822 № 35. – Политическое устройство ингуш и кистов.
26. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе, собранный и дополненные С. Броневским. М. 1823. – Кисты (ингуши): колена (кисты, ингуши, карабулаки и чеченцы); разделение на округи и общества, разбои; выборные старшины, присвоение старшинства некоторыми родами по наследственному праву; главные поселения. – Чеченцы: мирные, независимые игорные; их хищничество; призыв князей из соседних владений; выборные старшины; куначество и гостеприимство их обязательность. – Кумыки: разделение на округи; кочевание ногайских кумык, торг пленными на ярмарках; княжеские колена и роды; выборные шамхалы; владельцы и уздени; воровство; доходы князей. Родовые тавра кавказских горцев.
27. Журнал путешествия по земле Донских Козаков к Кавказу и в Астрахань (1800 г.). Сев. Архив 1824 № 20 – 24; 1825 № 7, 8 и 12. – Чеченцы, осетины и кумыки: родовой быт и семейные отношения.
28. Travels in Russia, the Krimea, the Kankasus and Georgia, Rob. Lyall. Loud. 1825. – Краткие этнографические заметки о чеченцах и осетинах.
29. Краткая записка о горских народах. Сев. Архив 1826, XX, 13. – Осетины, чеченцы, кумыки: поселения, правление, хищничество.
30. Vоуage dans la Russie meridionale et particulierement dans les provinces situ ее audelb du Caucase, fait depuis 1820 jusqu’en 1824; par le chevalier Gamba. A Paris 1826. – Отрывки из путешествия кавалера Гамбы в южную Россию. Сев. Архив 1826 № 9; 1827 № 5 и 11. Отеч. Зап. 1827 № 84 и 86. – Т. II. Ингуни и осетины: пленнопродавство, положение женщины в домашнем быту.
31. De peuples du’ Caucase et de pays au nord de la mer Noire et de la mer Caspienne, dans la dixieme siecle, on voyage d’Abou-El-Cassim. Par M. C. D’Ohsson. Par. 1828. – Goumikee (кумыки) – управление старшин (chefs) без князей. Alans (осетины) – их король (roi), духовенство христианское.
32. Записки во время поездки из Астрахани на Кавказ и в Грузию в 1827 г. М. 1829. – Этнографические заметки об осетинах Владикавказского округа.
33. Meine Reise nach Grusien im J. 1827, F. Ch. v. Vetter. Spb. 1829. – Осетины: разделение на поколения и рода, поселения – укрепленные бурги, республиканское устройство некоторых родов.
34. О Кавказской линии и присоединенном к ней Черноморском войске, Ioc. Дебу. Спб. 1829 г. – Чеченцы: абреки, отсутствие владельцев, посемейное управление, союзы чеченцев с другими горцами, набеги и пленные
35. Description du pays de Didoethi; extraite de la Topographie georgienne, par M Rlaproth. Journ. Asiat. 1830, T. V, Janv., p. 20. Обычаи дидоевцев: браки между кровными родственниками; браки малолетних; снохачество; раздел детей, прижитых снохачеством (одна половина считается детьми сына и внуками отца, другая – принадлежит отцу и считается братьями и сестрами сына); наложницы, дети от них; судьи и посредники. – Обычаи осетин: древние князья, подати хозарам; разделение осетин по долинам и коленам; скотоводство; хищничество; целомудрие девушек и гетеризм замужних; обычай тайных свиданий мужа с женой; многоженство, левират; класс благородных; грабежи и разбои, кровомщение, примирение, плата за убийство; затворничество и убийство жен; старики-судьи; отсутствие денег, меновая торговля; гостеприимство; жилища с укреплениями; положение женщин; осетинские роды и села.
36. Вероисповедание, суеверие, обряды, правление, обычаи и нравы осетин. Тифл. Вед. 1830 № 28 и сл. – Способ отыскания вора у осетин – заклинание животным (угроза повесить в селении кошку или собаку «в пищу покойникам» заставляет все село выдать вора); употребление на суде гадальщиц для открытия уворованных вещей. Сословия; князья и народные собрания. Брак, свадебные обряды. Суд и наказана за преступления.
37. Письма из Осетии. Тифл. Вед. 1830 № 72 — 78, 84 и 87. Рус. Инвал. 1830 № 271, 273, 275. – Хищничество осетин. Разделение их на общества. Долговые обязательства. Юридический быт осетин. Кровомщение; заступничество сильного; обряд вступления под его покровительство. Положение женщины. Сословия, их права и обязанности. Управление приставов. Цодати.
38 Осетинская деревня Тот. Тифл. Вед. 1830, № 88, 94 — 96.
39. Reise auf dem Caspischen Meere u. in den Caucasus, Dr Eichwald. Stuttg 1834 — 38. Путешествие проф. Эйхвальда по Каспийскому морю и по кавказскому краю Библ. для чт. 1838, XXVI — Т. I. Гл. V. Чеченцы. Народное управление, князья. Хищничество. Наказания за различные преступления.
40. Картина Кавказского края, принадлежащего России и сопредельных ему земель в историч., статист., этногр., финансовом и торговом отношениях, П. Зубова. Спб. 1834 — 35. — Ч. III. Осетины, чеченцы или кисты, кумыки: родовые деления, домашний быт, аталычество, брак, калым.
41. Статистическое описание Закавказского края, с присовокуплением статьи: политическое состояниe Закавказского края в исходе XVIII в. и сравнение его с нынешним, Ор. Евецкого. Спб. 1835. Выдержки в Ж. М. Вн. Д 1836, ч. 19, № 2. — Сословия горцев — духовенство, дворянство, крестьяне. Власть старшин в вольных обществах. Клятва осетин тенью умерших и животными (закалывание осла и кошки). Суд и расправа владельцев, старшин и народных собраний в вольных обществах и владешиях.
42.Oбoзрение Российских владений за Кавказом, в статистическом, этнографическом, топографическом и финансовом отношениях, произведенное и изд. по Высоч. повелению (издание Министерства Финансов, под редакцией В. Легкобытова), Спб. 1836. Рец. в Соврем. 1840, № 19; Биб. для чт. 1838, т 26, янв.; Сев. Пчела 1836, № 83; 1837, № 38; 1840 № 140; Ж. М. Н. Пр. 1838, ч. 17; Лит. Газ. 1840, № 37; Сын Отеч. 1840, т.2, кн. 3. См. И. Шопена: некоторые замечания на книгу Легкобытова: «Обозрение Рос. владений за Кавказом» Спб. 1840. — Ч. II. Осетины (по описанию А. Яновского). Обработка земли общими силами (помочи) и наем рабочих в Душетском уезде. Полные плуги обществом (по спражке соседей) в Горийском уезде. Подсечное хозяйство (расчистка лесов для пахоты). Состав большой семьи (из нескольких семейств женатых братьев). Отсутствие у осетин сословных различий. Князья и духовные. Разделение простолюдинов на свободных, казенных и подвластных помещикам и их положение. Управление в прежнее время: цари и эриставы (управители), родовые старшины. Гостеприимство. Воровство и полон людей; продажа пленных. Юридические обычаи: кровное мщение, примирение (берджалы) через медиаторов (терхохелег) и поручителей. Плата за убийство и подарок (бонган) родственникам убитого. Убийство женщины, сына и дочери, отца, матери, близкого родственника и безродного. Нечаянное убийство, при защите. Убийство вора. Убиение животного. Раны, увечья, побои. Воровство — поимка вора, воровство у чужих и своих. Грабеж, обман, мошенничество. Похищение женщин. Плата за невесту (урат). Изнасилование, обольщение, растление. Убиение собаки с заклятием. Присяга. Наследование имущества. Покупка жен. Плата (урат). Левират. Брачный возраст. Брак малолетних мальчиков. Свадебные обряды. Многоженство. Дети второстепенных жен. Брачный дар. Значение мальчика и девочки в семье. Дома с укреплениями. Продажа детей в голод.
43. Историческое обозрение нравов и обычаев всех народов, Г. Б. Допинга. Спб. 1836. — Присяга у ингушей.
44. Осетинцы (по Клапроту). Очерки России, Вад. Пассека. 1833, кн. 1, стр. 138. — Аланы (осетины), их старый кочевой быть. Сведения о них по Геродоту, Аммиану Марцелину и др. Тождественность алан, яссов и осетинцев. Сношения их с грузинцами; русскими и черкесами. Современный быт осетин. Разбои и грабежи. Набеги осетин. Военное устройство. Гостеприимство (кунагъ). Положение пленных. Кровное мщение; примирение. Положение женщины. Многоженство. Сватовство. Приданое. Целомудрие девушек и гетеризм замужних. Развод. Волшебники (курис мегъ-цокъ). Клятвы собакой, кошкой, именем покойников и пр. Бирки при договорах. Вдова; левирать. Деревни — хуторки; старшины деревень. Укрепления при деревнях. Меновая торговля. Старики Старшины, крестьяне, невольники и вольные; продажа крестьян и невольников, Осетинская колена.
45. Voyage autour du Саucase etc., Fr. Dubois de Montpereux. Par. 1839 — 43 ). — T. IV, гл. 23 и 24. Быт осетин. Буквальный перевод описания Яновского из «Обозрения Росс. владений за Кавказом». См. выше, № 42.
46. Краткая грузинская история, Марсова. М. 1840. — Обычаи осетин: свадебные обряды, клятва, гостеприимство, кровное мщение.
47. Опыт археологического взгляда на часть Армении, составляющую ныне Армянскую область, Шопена. Жур. Мин. Нар. Пр. 1840, XXVIII; 1841, XXX. — Происхождение и прежний быть осетин.
48. Из записок русского, бывшего в плену у черкесов ), Л. Ф. Екельн. Отеч. Зап. 1841, XIX. — Обычаи чеченцев: положение женщины, наказания за прелюбодеяние и обольщение девушки по чеченским обычаям.
49. Description de l`Owseth ou de contrees interieures da Саuсasе. В сочинении: Description geographique de la Georgie, par tzar. Wakhoucht. Ed. M. Brosset. Spb. 1842. Schap. X, p. 433 ). – Осетины:
воинственность; положение женщин, многоженство, левират, калым; дворянство; кровное мщение; уважение в старикам; монета, торговые обычаи; отношение осетин к иностранцам.
50. Религиозные обряды осетин и ингуш. Маяк 1843, № 1 и 23.
51. Иpон Авзагахур, d. i. Ossetische Sprachlehre, A. J. Sjоgren. Spb. 1844. Тоже в русском переводе. Его же — Ossetische Studien. Memoires de l`Acad. Imp. d. Sciences de Spb. VI serie, T. VII. — Данные юридической терминологией осетин.
52. Кумыки, их нравы, обычаи и законы. Кавказ 1846, № 37 и 38 ). — Кочевой быт кумык в прежнее время; предания о расселении племени и о первоначальных отношениях князей к узденям, о разделе земли и подчинении народа князьям. Высшее (после князей) сословие салау-уздень. Образование отдельных княжеских родов. Устройство аулов. Крепостное состояние рабов. Продажа пленных. Кража людей и скота в соседних аулах. Юридическое положение крепостных. Наложницы и законные жены; дети от наложниц. Классы, произошедшие от крепостных — азаты (вольноотпущенники) и чагары; их происхождение и современное положение; разделение чагар на общества, управляемые выборными старшинами; присяжные братства чагар для защиты прав. Вольные люди, живущие на княжеских землях. Княжеские уздени и их поземельные отношения к князьям. Сословие салау — узденей и их права. Организация княжеских родов. Mирные сходы деревень. Шариат и адат; значение шариата (собрание правил суда, основанных на Коране) и адата (обычного права); суд по адату и шариату; меры поддержания общественного порядка по адатам.
53. Состояние рабочего класса в Закавказье. Кавк. 1846, № 4. — Личный наем и условия рабочей платы у осетин.
54. Религиозные обряды осетин, ингуш и их соплеменников, при разных случаях, А. М. Шегрена. Кавк 1846, № 27 — 30. — Осетины. Следы родопочитания осетин в праздник общих поминок (лаус-ганан): моления о покровительстве умерших родственников (тут же, на праздничной сходке, разбирательство общественных дел). Клятвы и присяга осетин именем святых; военная присяга; присяга в священных местах; присяга посредством вешания на шею шапок; присяга в день общих поминок; клятва резанием кошек и собак. Общественное значение колдунов и знахарей. Право убежища и защиты в священных лесах. Обряды свадебные: многоженство; выкуп невесты (ирад осетин, орду ингуш) и равенство брава — основы супружества; обычаи калыма, отношения жениха к невесте до и после свадьбы (свидания украдкой); обычай равенства браков, положение жены при неравном браке – жена — работница, незаконная или второстепенная жена. Положение детей при неравном браке: кавдасарды, рабская зависимость их от отца и его семьи, сословие кавдасардов. Браки на время (испытание способности к деторождению), браки малолетних; кража невесты; день платежа калыма, день свадьбы, отвод невесты в соседний дом, свидания молодых украдкой; половая свобода молодежи на свадьбах. Свадебные обычаи ингуш, кистин, галгаев: отсутствие требования равенства брава (все равны); обвод невесты шафером вокруг очага; вывод невесты в дом к соседу шафером, сопровождаемые побоями собравшихся; права «родного», приобретаемая шафером в отношении к невесте; отсутствие жениха на свадьбе; неверность жен, развод; обвод вдовы вокруг могилы умершего мужа, отрезание ей ушей и бросание их в яму (теперь – бросание в могилу отрезанной косы вдовы) — остатки старого обычая умерщвления вдов; обычай отрезания ушей у убийцы и зарытия их в могилу убитого в делах кровоместничества.
55. Wanderungen im Oriente wahrend der Jahre 1843 u. 1844, C. Koch. 3 vol. Weimar. 1846 — 47. Того же автора — Die Kaucasische Militarstrasse. Lpz. 1851. — Die Kaukasische Lander u. Armenien. Lpz. 1855. (Нов. издания — 1865 и 1867). Обычаи осетин.
Ueber die Ossetische Sprasche, v. G. Rosen. Philol u. histor. Abhandlungen d К. Акад. d. Wiss. zu Berlin, 1846, p. 361. Данные юридической терминологии осетин .
56. Описание поступков Шамиля, противных мусульманскому шариату, которые были замечены Сулейман-Эфендием во время нахождения его при нем. Кавк. 1847 № 5. Сборн. газ. Кавказ 1847, т. I, стр. 30. Шариат. Его исполнители — улемы, кази, муфтии и муллы; их судебные обязанности. Таригат (учение об отшельничестве), мюриды, шейки. Произвольные казни Шамиля. Установление в противность шариату, ответственности родственников за скрывшегося вора. Конфискация имущества наибов после их смерти и лишение прав наследников. Отступления от таригата в организации мюридов.
57. Les Ases de l`Asie Caucaeienne, Vivien de Saint — Martin. Nouv. Annales des Voyages 1847, T. 113. (Об арийском или иранском происхождении осетин). Помещ. в сочинении того же автора — Antiquite du Caucase. Recherches sur les populations primitives et les plus anciennes traditions du Caucase. Par. 1847 III. — Его же — Etudes ethnographiques sur les peuples nomades, qui se sont succede au nord du Caucase dans les six premiers siecles de notre ere. Nouv. Annales T. 119. Les Alains; jdem. T. 120. Последние две статьи вошли в сочинение Сенъ-Мартена: Etudes de Geographie ancienne et d’ethnographie asiatique Par. 1850.
58. Дорога от Тифлиса до Владикавказа, А. В — в. Кавк. 1847 № 28 — 33. Осетины. Положение
женщины, калым (урвать). Положение дочери осетина. Убийство женщины. Гетеризм замужних женщин. Кровное мщение. Отсутствие сословий у осетин.
59. Руководство к познанию Кавказа. (М. С). Спб. 1847. Кн. II. Осетины. Племена. Управление старшин. Зависимость от соседних племен. Воинственный характер осетин. Пастушеская, патриархальная жизнь осетин Владикавказского округа. Продажа отцом дочерей, братом сестер, мужем жены. Разделение осетин на приходы. Обычай, не позволяющий женщинам показываться мужчинам. Кровное мщение. Кража. Положение вдовы (жена — раба мужа и на том свете). Охота и право убежища в священных лесах. Положение в семье сына и дочери. Многоженство, калым; жены законные, купленные и пленницы. Рабское состояние детей (кавдасардов), прижитых от второстепенных жен. Подставные жены. Жена — работница. Жена на время (испытайте способности к деторождению). Ранние браки — мальчиков с 8 лет. Равенство брака. Свадебные обряды. Кража невесты. Обычай введения невесты в дом соседа перед свадьбой. Обычай отдельной жизни новобрачных и свиданий их украдкой. Гетеризм молодежи на свадьбах. Женитьба на кавдасардах. Особенности в свадебных обрядах у ингушей, кистин и галгаев: роль кунака — шафера и отношение его к невесте, отвод её в соседний дом шафером, подвергающимся побоями со стороны свадебной молодежи. Развод у осетин и положение детей. Следы похоронного обычая умерщвления жен и рабов: отрезание уха у коня и бросание его в могилу; тоже в отношении к женам умершего в прежнее время, — теперь обрезание косы у вдовы и бросание в могилу; обычай в делах кровного мщения отрезать уши у убийцы и бросать их в могилу убитого. Клятва и присяга у осетин; роды присяги. Аулы и дома с укреплениями у ингушей. Разбои и убийства, как общий обычай.
60. О мюридах и мюридизме, Н. Ханыкова. Кавк. 1847 № 15. Сборн. газ. Кавказ 1847, т. I стр. 136.
61. Моск. Вед. 1847, № 125 и 126. Значение тариката (учение об отшельничестве) и мюридизма (учения об отношениях учителя к ученику – мюриду). Развитие мюридизма на Кавказе.
61. Очерк северной стороны Кавказа Кавк. 1847 № 2. Осетины. Разделение на общества Управление старшин. Народное управление. Влияние грузин, кабардинцев и ингушей на быт осетин. Чеченцы. Общества и старшины в отдельных аулах. Кумыки, шамхальское владение. Господство древних обычаев. Малое влияние шариата на быт племен.
62. Die Volker des Kaukasus u. ihre Frei heitskampfe gegen die Russen, Fr. Bodenstadt Frkf. 1847 Frkf. 1849 Frkf. 1855. — Кн I Чеченцы. Аулы. Выборные старшины. Положение женщины — работницы. — Осетины. Хищничество. Гостеприимство
63. Der Kaukasus u. das Land Kosaken in d. J. 1843 bis 1846, M. Wagner Lpz 1847. Lpz 1850, — Гл. 6. Осетины. Аулы с укреплениями. Гостеприимство.
64. Осетинский праздник Хоръ-хор, С. Кучеровского. Закавк. Вестн. 1848. № 17 и 18. Почитание рода у осетин.
65. Историческое рассуждение об уцах или половцах (нынешних осетинах), Сума. Москва 1848.
66. Впечатления и воспоминания покойника. Библ. для чт. 1848, т. 86 и 87. Воровство у осетин.
67. Дневник русского солдата, бывшего десять месяцев в плену у чеченцев. С. Беляева. Библ. для чт. 1848 т. 88 и 89. Отдельно — Спб. 1848. Чеченцы. Племенное деление. Семейный быт. Положение женщины. Управление. Военное устройство. Наказания. Свадебные обряды Развод.
68. Кази — мулла (Гази Магомет, 1824 — 1833), штабс-кап. Пружановского. Сборн. газ. Кавказ 1848, т. II, стр. 22, — о мюридизме.
69. Рассказ кумыка о кумыках, Кумык. Кавказ 1848, № 39. Шамхалы кумыкские; их история. Заселение кумыкской плоскости. Происхождение кумыкских князей. Разделено страны на уделы в XVI столетии. Чанки — сословие людей, рожденных князьями от узденек (не княжеского рода); их положение. — № 40. Княжеские роды и их поземельные права. Качалыки (общества) и деревни. Повинности поселян в пользу владельцев. Деревни, поселения на общинных землях. Сала (высшее сословие); их права и обязанности. Уздени и их отношение к князю. Раздел земли. Родовые канавы свободных людей и чагар. Аулы (кварталы) свободных людей и чагар; повинности аулов в пользу княжеских родов и сала — узденей. Свободные общины, их общинные земли и канавы. Кутаны – торные пастбищные участки; отдача их в наем (по откупу) под пастбища. Доходы князей — торговый пошлины, судебные штрафы и пр. Сношения кумыкских князей и народа с шамхальцами. Суд пред шамхальскими «Карачи» (судьи на сходке); значение последних. Положение сословия сала — узденей; их отношения к князьям и народу. Родовая защита. Право самосуда. Положение стариков. — № 41. Разряды кумыкского населения: старшие уздени (сала), уллу-уздепн, догерек-уздени (свободные поселяне), чагары (крепостные князей), терекеме, кулл (холопы или дворовые), нагайцы (свободные), качалы, ауховцы и салатовцы (скободные). Княжеские роды и раздел между ними земли. Родовые канавы. Разделение кварталов или аулов; повинности каждого квартала; его земли и канавы; записка кварталов по родам княжеским и узденским; смешанные кварталы. Переходы аулов на чужие земли; поселение вольных выходцев на княжеских землях, — право их на пользование землей и канавами. Устройство канав; условия проведения и пользования канавами; родовые права на канавы. Узденские деревни и права владельцев. — № 42. Уздень, его отношение к князю. Положено чагар, терекмене, догерек-узденей. Обязанность этих классов не отлучаться от своего князя и своих кварталов. Подчиненные отношения жителей к землевладельцам в отношении работ. Расчистка канав. Раздел земли на участки, по плугам; родовые участки, обрабатываемые миром. Система орошения полей и пользования водою из канав. Уборка хлеба на княжеских участках. Рабочие дни. Булка — мирщина, работы сообща за угощение (русские помочи). Отдельные работы крестьяне. Служба узденей и их сословное положение. Переходы из одного класса в другой. Положено чагар. — № 43. Домашний быт кумыка. Положение женщин. Многоженство. Калым. Свадебные обряды. Развод. Положено детей. — № 44. Администрация кумык. Княжение роды, старший князь и его управление. Бегаулы — исполнительные органы при князьях. Княжеский совет (махкаме). Суд стариков по адату, кадия по шариату. Суд мирской сходки. Значение шариата и адата. Наказания. Полиция и охрана безопасности и порядка. Городовой суд.
70. Поездка в Кударское ущелье, В. Переваленко. Кавк. 1849 № 39 и 40. — Обычаи осетин. Способ ловли рыбы. Грабежи. Положение женщины. Значение в семье сына — первенца. Воспитание детей. Свадебные обряды. Многоженство. Выкуп (ирадъ) невесты. Кража невест. Перевоз невесты дружками в дом жениха; родственное право дружек в доме молодых. Свадьба. Отсутствие свадебных обрядов при втором и следующих браках. Проживание молодых у соседей после бракосочетания. Развод. Девират. Снохачество. Брак вдовца на сестре умершей жены. Присяга на медиаторском суде (по обычаям) — зарывание в яму собаки или кошки, «в пишу» умершим родственниками.
71. Путешествие в Персию, кн. А. Д. Салтыкова. M. 1849. — Voyage en Perse. Par. 1851. — о быте осетин.
72. Путешествие по Дагестану и Закавказью, И. Березина. Каз. 1849. Втор. изд. — Каз. 1850. Часть I. Кумыки. Первоначальная кочевая жизнь. Кабардинский характер управления и уставов кумык. Уставы ислама о джихате (войне с неверными) и тарикате (созерцательной жизни отшельнических общин — шейхов); мюридизм и его притязания. Воинственный дух горцев; набеги партией и в одиночку; военные обычаи; положение пленных.
73. Осетинский обряд сидения мертвецов, Н. Берзенова. Кавк. 1850 № 7. Следы родопочитания у осетин – праздник поминания умерших родственников («Марти-бадано-бон», день сидения мертвецов).
74. Вашкирки. Еавк. 1850, № 39. Свадебные обряды осетин.
75. Бродячий осетин, В. Савинова. Пантсон 1850, № 3. Народная легенда осетин о наказании за несоблюдение обычая гостеприимства.
76. Из записок об Осетии. Кавк. 1850, № 93. Господство обычая у осетин. Кровное мщение; примирение платою за кровь и браком; обычай приостановки кровного мщения в определенные дни. Гостеприимство. Неверность жены. Изнасилование и обольщение. Воровство. Право убежища в храмах, в доме знатного. Работы в праздники. Начало весенних полевых работ по решению старшин.
77. Очерки Осетин, H. Берзенова. Кавк. 1850, № 48. Следы родопочитания. Празднование «Рамон — Бона» (или «Хор — хор») — поминок умерших родственников, с молением о заступничестве и покровительстве живым родственникам. – № 95. Власть домохозяйки. Калым (ирадъ). Свадьба; чинз яхсав (обычай «говорить в полголоса», обязательный для молодой невесты). Обвод невесты вокруг очага в доме жениха. Изгнание жениха из свадебного дома; его укрывательство у соседей. Значение первенца в семье.
78. Очерки Осетии, H. Берзенова. Дигория. Спб. Вед. 1851, № 262 и 264. — Князья или дворяне (возданы или бадилате), крестьяне и рабы (кавдасар). Равные браки князей. Села и местечка. Отношения мужа к жене — тайные свидания. Аталычество князей; питомец (вханъ). Обязанность аталыка (эмчек) женить питомца. Сватовство через приятелей аталыка. Платеж последним ирада (выкупа невесты). Родство эмчека с семьей воспитанника. Закона дигорского рыцарства — исполнение гостеприимства, уважение к старшим летами и право возмездия. Обязанности хозяина (фисимъ) в отношении к гостю (вазагь). Кровное мщение; удовлетворение кровной мести — отрезанием у виновного уха, зарываемого в могилу убитого. Нихас (советъ). Вечевой суд. Фидиваг (герольды, созывающие на сходку). Коди (штрафы). Воровство. Клятва женщин именем Аларди (богини болезней). Положение женщины — работницы. (Статья эта с дополнениями помещена в Закавк. Вестн. и Кавказе за 1852г, — см. № 83).
79. Воспоминания о кистах, из записок А. Зиссермана. Кавк. 1851, № 93 и 94. — Устройство чеченского аула, черты военного быта, гостеприимство чеченцев.
80. Из воспоминаний об Осетии, H. Берзенова. Кавк. 1851, № 92. — Горские посиделки, джигит и гостеприимство осетин.
81. Чечня. Кавказ 1851, № 95 — 97. — Общества чеченцев. Княжеские роды. Грабежи. История колонизации чеченцев. Управление. Сословия. Касты — трудящихся, воров и балалаечников. Положение рабов.
82. Чечня, И. Иванова. Москвитянин 1851, № 19 и 20. — Статья Иванова — почти дословное извлечение из помещаемой в настоящем выпуске записки начальника левого фланга Кавказской линии ген. майора Фрейтага (1843 г.), под заглавием: «Описание гражданского быта чеченцев» (См. выше, адаты чеченцев, стр. 78) ).
83. Дигория. Природа и гостеприимство народа, Н. Берзенова. Закавк. Вестн. 1852 № 39 и 40. В дополненном виде – «Из записок об Осетии», в Кавк. 1852 № 5, 67 и 68. — Политическое устройство Осетии. Классы: князья или дворяне (возданы или бадилате), крестьяне и рабы (кавдасаръ). Равные браки князей. Сельское устройство. Отношения мужа к жене. Воспитание детей; обязанность воспитателя (енчекъ) женить питомца. Выкуп (ирадъ) невесты. Основные начала обычного права осетин: гостеприимство (вазаг — гость), уважение к старшим и право возмездия. Прекращение кровного мщения отрезанием у убийцы уха, зарыванием его в могилу убитого. Сельская сходка (нихасъ) для суда и рассмотрения других дел общины; фидиваги — герольды, созывающие народ на сходку. Штрафы (коди). Воровство. Положение женщины.
84. Несколько слов о кумыках. Кавказ 1852, № 29. — О тюркском происхождении кумык.
85. Гамзат — бек. Кавказ 1852, № 43 — 46, — о мюридизме.
86. Один из фанатических поступков Шамиля. Кавк. 1853, № 40. — Приговор матери к 100 ударам плети и принятие на себя из них 95.
87. Рассказ М. Ш. Атарова о посвящении Шамиля. Кавк. 1853, № 85. — Куначество и гостеприимство чеченцев. Власть имама.
88. Из записок об Осетии, H. Берзенова. Кавк. 1853, № 15. — Положение осетинской женщины.
89. Осетинская свадебная песня, В. Переваленко. Закавк. Вестн. 1853, № 4. — Свадебные обряды осетин.
90. Осетинский праздник хор — хор, В. Переваленко. Кавк. 1853, № 39. — Родопочитание у осетин на весеннем празднике «хор — хор» — поминовения усопших предков, — просьбы к ним о заступничестве и покровительстве живым родственникам.
91. Тагаурцы, Вл. Толстого. Вестн. Рус. Геогр. Общ. 1854 ч. XI, № 11. Извлечение: тагаурцы, в Москвит, 1855, т. I, № 4. — Происхождение тагаурцев и положение их среди осетин.
92. Топографические и статистические заметки об Осетии, А. Головина. Кавк. Календарь на 1854 г. — Устройство осетинских аулов.
93. Воспоминания кавказского офицера, Гр. От. Кавк. 1854, № 17 след. — Положено женщины и кровное мщение у чеченцев.
94. Похороны у осетин — аладжирцев, С. Жускаева. Зававк. Вестн. 1855, № 9. — Положение вдовы, левират, снохачество, брак вдовца на сестре умершей жены.
95. The tribes of the Caucasus. With an account of Schamyl and the Murids, Baron Aug. v. Haxthausen. Lond. 1855.
96. Вашкирки у осетин, И. Б. Беридзе Кавк. 1855, № 75.
97. О так называемых мезджегских языках, И. Бартоломея. Кавк. 1855, № 70 — Отсутствие у чеченцев общих, племенных князей. Общее равенство и свобода чеченцев («все уезды, свободные»). Деление чеченцев на роды (тохумы).
98. Вести из Осетии, И. Б. Беридзе. Кавк. 1855, № 17 -Грабежи и разбои осетин. Покупка жен и частные разводы у осетин в прежнее время. Перемены в обычаях осетин под влиянием православных миссионеров.
99. Некоторые исковые обычаи осетин Кударо — Мамисонского ущелья, Н. Дункель — Веллинга. Кавк. 1855, № 24. — Тяжбы осетин по воровству и поземельным делам. Присяга и клятва неодушевленными предметами (камнем, ружьем, веткою, частью одежды) и животными (кошкой); боязнь мести со стороны этих предметов — причина, почему осетин не решится солгать или ложно присягнуть пред ними.
100. Атинаг, праздник у осетин пред начатием сенокоса и жатвы, С. Жусваева. Закавк. Вестн. 1855, № 32. — Полевня работы осетин и обычая, соблюдающиеся на них, — «зиу» — помочи, бесплатные работы соседей по приглашению, за одно угощение.
101. Аул за Тереком, А. Чужбинского. Пантеон 1855, № 8. — Положено чеченской женщины. Гостеприимство.
102. Заметки о Чечне, К. Самойлова. Репертуар и Пантеон 1855, № 9 и 10. — Племенной состав Чечни. История колонизации чеченцев. Сословия: духовенство, свободные люди и рабы. Управление. Суд по адату. Право канлы (кровного мщения) по убийству, оскорбление жены и родственницы-девушки. Семейные отношения. Наследование имущества. Военные обычаи. Гостеприимство. Свадебные обычаи. Воспитание детей.
103. Нечто о Чечне, И. Клингера. Кавк. 1856, № 97 и 101. — Гостеприимство чеченцев. Свадебные обряды. Кровное мщение женщин.
104. Плен у Шамиля (1854 — 1855), Е. А. Вердеревского. Спб. 1856. Свадебные обряды чеченцев. Кровное мщение; месть жене убийц мужа.
105. Transkaukasia. Andeutundenuber das Familien — u. Gemeindeleben u. die socialen Verhalnisse einiger Volker zwischen dem Schwarzenu. KaspischenMeere, A. Frhr. v. Haxthausen. Lpz. 1856. Закавказский край. Заметки о семейной и общественной жизни и отношениях народов, обитающих между Черным и Каспийским морями. Путевые впечатления и воспоминания Бар. Авг. фон Гакстгаузена. Спб. 1857. — Ч. II, гл. 12. Обычное право осетин. Власть князя и подати. Роль колдунов при разыскивании воровских вещей; значение грабежа у осетин. Семейный быт: свадебные обряды, единобрачие власть жены в доме, браки 16-тилетних мальчиков, снохачество, левират; воображаемое продолжение брака по смерти мужа, положение вдов; развод; семейное положение женщины. Совершеннолетие. Жизнь братьев в одной семье (семейная община). Наследование имущества. Семья — главная общественная основа быта осетин. Родство по отцу и матери; родовое имя и родовые обязанности. Сословия: дворянство, вольные и рабы. Кровное мщение. Третейский суд, примирение, измерение раны ячменным зерном. Корова — денежная единица (pecunia); монетная система. Суд Божий (ордалии). Процесс вещный. Обязательность гостеприимства. Уважение к родителям и предкам. В прибавление ко II главе — извлечения данных о быте осетин из сочинения Dubois de Montpereux (т. IV гл. 23 в 24): употребление бирок при договорах, клятва, взгляд на воровство и грабеж, порядки наследования, положение женщины. — Гл. 14. Новейшие гражданские и военные преобразования у маговетан — чеченцев и др. Военное в гражданское устройство Шамиля.
106. О хищнических действиях черкес и чеченцев в наших пределах. Русск. Инвалид 1857, № 86. — Общества в поколения чеченцев. Хищничество и военные обычаи горцев.
107. Современное состояние Кавказа, А. Зиссермана, Совревен. 1857, т. 66, № 11. — Очерк края, народов и положения дел в Чечне и Дагестане.
108. Черта дагестанских нравов, А. Зиссермана. Кавк. 1857, № 95. — Значение грабежа у чеченцев.
109. Краткий обзор горских племен на Кавказе, А. П. Верже. Кавк. Календарь на 1858 г. Нем. перевод с дополнениями — Die Bergvolker des Kaukasus, eine historisch — ethnographische Uebersicht. Petermann’s Mittheilungen 1860, p. 165. — Разделение чеченского племени на общества и поколения. Заметки об осетинах.
110. Обзор последних событий на Кавказе, А. Д. Т. Воен. Сборник 1859, № 10. — Управление Чечни при Шамиле. Суд. Принудительные браки. Развод. Свадебные обряды.
111. Essai historique sur la parente des tribus Caucasiennes, G. Wlastof. Nouvelles Annales des voyages 1859, № 2, p. 58.
112. Татарское племя на Кавказе. Кавк. 1859, № 86 и след. — Кумыки: сословия, разделение кумыкского владения, управление и повинности.
113. Чечня и чеченцы, А. П. Барже. Тифл. 1859. Помещ. также в Кавк. Календарь на 1860 г. Рец. — Ж. М, Вн. Дел 1860, ч. 42, кн. 6. Библ. для чтения 1860 т. 160, № 7. — Чеченские племена. Родовые деления. Устройство аула. Духовенство. Гостеприимство: его обязательность и наказание за его нарушение. Семейный быт. Земледелие, скотоводство и торговля. Разделение народа на классы: уздени, рабы; касты — трудящиеся, воры и балалаечники; отношения между классами. Управление и суд. Право канлы (кровного мщения). Отношения отца к детям. Положение женщины. Свадебные обычаи. Кадым. Похищение невест. Отношения мужа к жене. Развод. Наследование по обычаю в завещании. Опека. Выдел имущества. Суд по адату и шариату. Наказание по адату: за воровство, поджог, нанесение ран, нарушение чести женщины или девицы. Наказание по шариату за убийство. Mеры Шамиля к упрощению своей власти. Управление Шамиля и разделение Чечни по наибства и округи. Военные постановления. Награды и доходы. — Есть несколько сведений о кумыках.
113.a. Reisen des Joh. Schiltberger. Hrsqb. v. Neumann. Munch. 1859. Перевод Ф. К. Бруна: Путешествие Ивана Шильтбергера по Европе, Азии и Африке, с 1394 г. по 1427 г. Зап. Новор. Унив. 1867, т. I, вып. 1 и отдельно — Од. 1867. — Гл. XXV, прим. 2 — обычаи кабардинцев — клятва и право убежища в храмах. — Гл. LXI — свадебные обычаи грузов и асов (Jassen, Affs — осы, осетины) — обычай цензуры целомудрия невесты; развод, приданое, предбрачный подарок; роль молодежи на свадьбе.
114. Мюридизм и Шамиль, Мирзы Ал. Казем — Бека. Рус. Слово 1859, № 12. — I. Очерк истории муридизма на мусульманском востоке и разделение его на части или начала. Джигат, тарыкат и давать: значение каждого из них. II. Муридизм на Кавказе: положение Кавказа до развития там муридизма, появление этого учения на Кавказе. Ш. Имам Шамиль.
115. Шамиль — мюрид, Шамиль — имам, В. Савинова. Сын Отеч. 1859, № 41 и 45.
116. Борьба с мюридизмом и Шамилем, М. И. Дарагана. Рус. Газета 1859, № 1, вып. 53. Там — же письмо Ханыкова о мюридизме. — Dаragan. Guerre de la Russie dans le Caucase. Le muridieme et ses apotpes. Trad. du rusee par E. Dulaurier. Revue de l`Orient 1860, T. 12, p. 17 и 87.
117. Развитие мюридизма на Кавказе. Мулла — Магомет, Кази — мулла и Шамиль, Т. Одес. Вестн. 1859, № 103.
118. Начало и постепенное развитие мюридизма на Кавказе, И. Р — ва. Рус. Худож. Листок 1859, № 32 – 36.
119. Шамиль, гражданский и военный правитель, Т. Макарова. Кавк. 1859, № 94. Журн. Общеполезен. свед. 1859, № 12. — Обряд посвящения в мюриды и объяснение мюридизма. Управление Чечни, введенное при Шамиле.
120. Шамиль и Чечня. Воен. Сборн. 1859, № 9. — Способы управления Шамилем страною. Военное устройство чеченцев. Разделение их на сословия. Юридически быт чеченцев; кровное мщение, понятия о преступлениях, наказания; гостеприимство; брак и обряды при свадьбах; семейные отношения; помочи при земледельческих работах. Суд при Шамиле, наказания; принудительные браки, введенные Шамилем.
121. О значении имама, его власть и достоинство, мирзы А. К. Казем — Бека. Рус. Слово 1860, № 3.
122 Осетины. Этнографический очерк. Калейдоскоп 1860, № 31.
123. Постановления Шамиля о браке. Рус. Художеств. Листок 1861, № 5.
124. Ueber die Stellung des Ossetiechen im eranischen Sprachkreise, Fr. Muller. Wien 1861. — Его же — Zur Charakteristik des Ossetiechen. Beitragez. vergl. Sprachforschung. 1861. T. II. — Иранское происхождение осетин. Данные юридической терминологии осетин.
125. Description ethographique des peuples de la Russie, par T. de Pauly. Spb. 1862. — Кисты (Kistes, чеченцы). Разделение чеченцев на поколения и роды (tokoum). Народные собрания. Суд. Адате. Абреки. Хищничество. Воровство. Кровное мщение (kanli). Положение женщины. Гостеприимство. Любовь к свободе. Семейная жизнь чеченца. Власть отца над детьми. Многоженство. Эндогамия и эксогамия. Калым. Брачные обряды. Отношения супругов между собою и родителей к детям.
126. Текст осетинских сказаний, А. Шифнера. Bulletin de l`Acad. Imp. des Sc. de Spb. 1862 — 1863, T. IV и V.
127. Ossetieche Spruchworter, A. Schiefner. Bullet, de l`Acad. Sc. de Spb. 1862, V, p 435 и 491. Осетинские пословицы, с немецким переводом и объяснениями издателя (значение sui-lag, черный люд; afsin, свекровь, хозяйка; о партах). Есть пословицы юридические
128. Кодекс Шамиля, А. Руновского. Воен. Сборн. 1862, т. 23, № 2. — Замена адата шариатом у чеченцев и других горцев, подвластных Шамилю. Законы Шамиля (низамъ). Штрафы за воровство, уклонено от службы, за прикосновение к женщине и за драку. Наследство. Брачные дела; развод. Торговля и мена домашним скотом. Обеспечение взаимных обязательств. Административные учреждения. Общественная казна и содержание административных лиц. Раздел добычи. Фальшивая монета. Военный учреждения. Курени и нюхание табака, музыка, танцы и пр.
129. Чеченский аул. Калейдоскоп 1862 № 42. Рабское положение женщины и кровные ссоры чеченцев.
129. а. Горцы. Географически — статистический словарь Рус. Империи, П. Семенова 1863 — 1873. — Осетины. Вероломство. Гостеприимство. Брак — покупка жен, многоженство. Жены законные и жены-работницы; дети последних — сословие кавдасардов (крепостные их отцов). Поколения. Феодальное устройство. Князья или дворяне (возданы), рабы (кавдасарды). Равные браки князей. Ингуши. Многоженство, кални (орду). Брак старшего сына с вдовами отца семейства (кроме природной матери). Карабулаки. Кочевой образ жизни. Кумыки. Участки, каждый со своим приставом и старшим князем. Военный суд по уголовным делам; окружной суд по тяжбам и маловажным преступлениям. Сословия: князья, уздени (дворяне и вольные), чагары (крепостные князей), кулл (дворовые). Кумыкские ногайцы — кочевая жизнь, плата князьям за землю известного числа баранов.
130. Несколько слов о военном и гражданском устройстве, существовавшем в Чечне и Дагестане, во время правления имама Шамиля, П. Пржецлавского. Кавк. 1863, № 62 — 64. — Организация газавата (войны против неверных) при Шамиле. Военное устройство Чечни. Войско и его обязанности. Способы комплектования войска и военные законы. Дележ добычи. Гражданское устройство страны. Наибства, уляяты (области), участки и дымы, как административные единице. Наибы, муфтии и другие начальники; их обязанности. Суд и расправа. Диван (высший суд) имама. Суд наиба и муфтии. Решение дел по шариату и адату. Порядок делопроизводства в судах.
131. Zur Ethnographie der Kaukasus. Ausland 1863, № 52.
132. Techetschenzieche Studien, A. Schiefner. Spb. 1864. — Данные юридической терминологии чеченцев.
133. Кое-что об Осетинском округе и о нравах туземцев его, К. Красницкого. Кавк. 1865, № 29 — 33. — Общества осетин. Духовенство. Присяга у священной скалы или в священном лесу. Старое хищничество и вражда осетин с соседними племенами. Зависимость осетин от кабардинских князей. Уздени кабардинских связей. Средства защита — жизнь с оружием в руках. Жизнь семейств особняком, в укрепленных жилищах. Затворничество женщин. Произвол и грабежи сильных людей ; их значение, как вождей племени. Сословия дигорцев: баделяты (старшины), весъ-дон (свободные туземцы), кумаки (дети баделят от вторых жен), хехес (выходцы из других обществ) и холопы. Сословия тагаурцев: алдары (старшины), кавдасарды (дети алдаров от вторых жен), фарсаги (выходцы) и холопы. Отсутствие сословных разделений у алагирцев и в других обществах осетин; появление в них старшин при русском правительстве. Борьба старшин с народом. Земельное владение; личное владение землею в горах; выгоны — общинная собственность аула или общества. Поземельные отношения аулов на Тагаурской плоскости, — споры за владение земельными участками. Претензии детей ми внуков первых основателей аулов (их старшин) на участки, как на родовую собственность, и заявлено владельческих прав на жителей. Меры правительства (в 1856 г.) — распределение плоскости на участки по аулам, с обращением земель в собственность казны. Новая поземельная комиссия 1862 г.
134. Начало мюридизма на Кавказе, кн. М. Б. Лобанова — Ростовского, Рус. Архив 1865, стр. 1379.
134. а. Заметки из путешествия по Кавказской линии, доктора Козловского. Кавказ 1865, № 56 — 60; 63 — 71. — Обычаи осетин Моздовского уезда и чеченцев .
135. Отчет общества восстановления христианства на Кавказе за 1862 и 1863 гг. Тифл. 1865. — Описаше свадебных обрядов осетин.
136. Кое-что о кумыках, кн. X — . Кавк. 1865, № 68 — 70. — Сословия кумык: князья, чанки (дети князей от узденек и рабынь), узденя первостепенные, узденя простые, чагары (вольноотпущенные из рабов), туркмены (раба из персидских выходцев) и холопы (пленники). Суд по шариату и адату. Наказания. Кровное мщение за убийство; канлы (укрывательство убийцы). Поранение. Воровство. Очистительная присяга. Свидетели. Прелюбодеяние. Положение женщины. Свадебные обычаи. Согласие девушки на брак. Похищение невест. Калым. Гебингак (обеспеченные женихом невесты на случай развода). Отношение мужа в жене. Воспитание детей. Развод.
137. Сказка про Чумарда и Намарда. Из письма с Кавказа, Т. М. Иллюстриров. Газета 1866, т. 17, № 15. — О быте кумык.
138. Из Нагорного округа, П. Петухова. Кавк. 1866, № 53, 65, 86, 95, 97 и 98. — Племенной состав чеченского населения округа. Устройство аула. Касты: трудящиеся (ишлейген), воры (уручи) и балалаечники (чонгури). Разбор тяжебных дел и их характер. Свадьба у салатаевцев, ауховцев, зандавовцев и беноевцев.
139.Der Kaukasus. Eine naturhistorische, so wie land u. volkswirthschaftIiche Studie (ausgefuhrt im J. 186З — 1864), A. Petzholdt. Lpz. 1866 — 1867. — Вд. II. Осетины. Принадлежность их к индогерманским народам. Мирный характер осетин. — Чеченцы. Разделение их на множество родов. Хищничество, воровство — доблесть; случаи наказуемости воровства (в собственной семье или у близких родных). Кровное мщение. Неограниченное господство главы семьи. Рабочее положение женщины. Отношение родителей к детям; свобода детей и их воспитание. Деревни большие и малые. Гостеприимство. Самопомощь чеченцев. Любовь к внешней обрядности всех кавказских горцев; значение у них обычаев. Орошение почвы — устройство канав и регулирование пользования ими.
140. Путевые записки о Закавказье. Кавказ 1867, № 37 — 39. Обычаи чеченцев.
141.Этнографические очерки Аргунского округа, А. П. Ипполитова. Сборник свед. о кавк. горцах 1868, I. — Гл. I. Племена, населяющие Аргунский округ (чеченцы); внутреннее их подразделение. Брачные обряды: сватовство, калым, предбрачный подарок, свадьба. Обычаи скрытных свиданий мужа с молодой женой после свадьбы. Обычаи молчания молодой жены в сношениях её с родственниками мужа и запрещение свиданий её с матерью в течение известного времени. Кража и увод невест. Сватовство малолетних дочерей. — Гл. IV. Сословные классы. Военный быт горцев во время намета и в настоящее время.
142. Освобождение зависимых сословий во всех горских округах Терской области. Сборник свед. о кавк. горцах 1868, I. — Зависимые сословия во время освобождения. Отсутствие сословных различий у чеченцев; купленные рабы в округах Чеченском и Ингушевском. Холопы безобрядные (безадатные), обрядные и ограниченно зависимые. Кулы и караваши кумык, кусаки осетин; отсутствие между ними брака — гетеризм рабынь; владельческое право отчуждения холопов, право жизни и смерти. Кумыкские чагары и терекеменцы. Основания освобождения зависимых (с 1867 года). Осетинские рабы — кавдасарды и кумиаки; их отношения к внешним сословиям — алдарам и фарсалакам; номлус (именная жена), запрещение отдавать дочерей в номлусы.
143. Барамта. Терск. Вед. 1868, № 2. Барамта, как за арест чужого имущества, в видах обеспечения по не вознагражденному убытку. Употребление барамты горцами.
144. Народные суды, П. П — в. Терск, Вед. 1868, № 14. Правила суда по адатам горцев Терского округа.
145. Главнейшие сведения о горских племенах, на которые распространяется деятельность общества восстановления православного христианства на Кавказе. Бавказ 1868, № 40 и след. Общественный и семейный быть осетин.
146. Горский участок Ингушевского округа в 1865 году, П. Грабовского. Терск. Ведом. 1868, № 26. Разделение жителей (чеченцев) на племена. Устройство аулов кистин. Следы религиозного гетеризма в праздничных обрядах (см. № 23).
147. Записки об Аргунском округе, А. П. Ипполитова. Терск. Вед. 1868, № 3 и 5. Сословия чеченцев: уздени и рабы; каста трудящиеся, воры и балалаечники.
148. Осетинские тексты, собранные Дан. Чонкадзе и Вас. Цораевым. Изд. акад. Шифнер Прилож. к XIV т. Зап. Имп. Акад. наук. 1868, № 4.
149. Кази-мулла, Ад. Берже. Кавказ 1868, № 10. История мюридизма.
150. Знахари и знахарки в Осетии. И. Тхостова. Терск. Вед. 1868, № 27; Кавказ 1868, № 85. Общественная их роль в народной жизни осетин.
151. Верования осетин, Ин. Тхостова. Терск. Вед. 1868, № 12. Следы родопочитания осетин. Шайтан — хищный покровитель семьи и дома. Особый праздник шайтану, в конце Декабря; праздники в честь дзуаров — духов, родовых покровителей.
152. Из Ауха (Нагорного округа), И. М. Терск. Вед. 1868, № 16 и 29. Торговые обычаи и поземельная собственность ауховского племени чеченцев.
153. Кое-что из жизни ичкеринцев, И. Попова. Терск. Вед. 1868, № 32, 35 и 37. Взгляд чеченцев на воровство. Положено женщины. Брак. Хищничество и кровное мщение; меры к их прекращению. Разврат в характере и семейном быту горцев.
154. О мухаджирах в Зандаковском наибстве (Нагорного округа), Д. Торханова. Терск. Вед. 1868, № 15. Формы колонизации Чечни при Шамиле. Myхаджиры — переселенцы из другого племени. Привилегированное положение при Шамиле мухаджиров, глав. обр. из Дагестана; притеснения, испытываемые чеченцами от выходцев. Положение последних после падения власти Шамиля (обратились в работников и пастухов).
155. Осетины. Древнейший их культ и позднейший религиозный их индифферентизм. Терск. Вед. 1868, № 11. Родопочитания древних осетин — почитание ангелов и дзауров (духов — родовых патронов), огня, могилы и брака. Положение вдовы, левират. Мысль об арийском происхождении осетин.
156. Что такое осетинские дзвары, П. П — в. Терск. Вед. 1868, № 17. Возражение на предыдущую статью: дзвары — крест, внесено в Осетию с христианством, а не появилось у осетин прежде мифологических богов, как остаток родопочитания.
157. Заметки о тагаурцах, И. Тхостова. Терск. Вед. 1869, № 28. Торговля, положение женщины, правила общежития.
158. Устройство поземельного быта горских племен северного Кавказа, П. А. Гаврилова. Сборник сведений о кавк. горцах 1869, II0. Формы и способы землевладения (общественного и частного) в Терской области — осетинском и кумыкском округе, Назрановском обществе, Надтеречном наибстве, Чеченском округе, Нагорном, Ичкеринском, Аргунском и Ингушевском округах. Передвижения аулов. Хищничество. Собственность племени — основная форма землевладения у горцев. Неопределенность прав землевладения. Разбор поземельных споров. Комитет 1856 — 1860 гг. и общая комиссия 1863. — Меры по поземельному устройству горцев. Поземельные права сословий (осет. алдар, бадилят, лезгорцев, хехесов и вольных людей; кумыкск. князей, чанков, сала-узденей, простых узденей и догерек — узденей, азатов). Барщина (булка) кумык, крестьян; бийлик (участки кумыкск. князей). Орошение (курук — баша, надсмотрщик за канавами). Ясак.
159. Тагаурское общество и экспедиция ген.майора Абхазова, М. Баева; Терск. Вед. 1869, № 6, 8 и 10. Общественный быт осетин.
160. Материалы для новой истории Кавказа с 1722 по 1803 г., П. Г. Буткова. Спб. 1869. – Сведения о внутреннем быте горцев в прошлом веке: ч. I. Кабелле — поколение (стр. 89). Кумыкские владельцы и аманаты, баранта или репрезалии – захват скота и пр. (128 – 129). Наставление ген. Левашова коменданту креп. Кизляра в 60-х годах прошлого века: об обращении с горцами – о наказаниях владельцев, их законных братьев и сыновей, – «братьев владельцев, как рожденных от незаконных владельческих жен и называемых ченке (и тума), так и молошных, которые суть дети кормилицы владельца питавшей», – ченке и молошные братья уравниваются с «простыми»; об аманатах (заложниках); о баранте или репрезалий – отплате за воровство и отгон тем же; о пленных и их выкупе; о мерах к переселению горцев на пограничные места; о торговле людьми (162 – 166). Чеченские владельцы, уздени и ченке или тума (дети, прижитые с простою девкою и не пользовавшиеся правами владельцев); отношения сына к матери: «Девлет – Гирей матери своей отрезал груди, изобличая ее в прелюбодеянии» (258 – 259). Осетинские старшины и брак (267, 272, 452). Ч. II. Чеченские старшины: право избрания по древним обычаям; владельческий суд по обычаям, плата за убийство; пленные, беглые холопы; грабежи (63). Бегоулы – домовые служители владельцев; узденя владельцев (224). Владельцы кумыкских родов, побочные владельцы или ченке, уздени (сала); владельцы или старшины осетинских поколений (258 – 259).
161. Природа и люди на Кавказе и за Кавказом, П. Надеждина. Спб. 1869. См. рецензии А. Гассиева в Кавк. 1873, № 33 и след. Осетины: клятвы; воровство и грабежи; положение женщины – эмансипация ее чрез 4 года после замужества; калым (урад), развод. Гетеризм замужних женщин. Презрение к незасватанной девушке и вдове. Аталычество. Умерщвление девочек. Двор – деревушка (кау). – Чеченцы: женщина, кровомщение, канла (укрывательство убийцы), обряд примирения (бритье головы), абрек.
162. Осетинские народные сказания, Дж. Шанаева. Сборник свед. о кавк. горцах 1870, Ш. – Легенды осетин о старой колонизации (основание Хетага). Следы родопочитания (легенда о Ног – дзуаре, духе – покровителе).
163. Из чеченских сказаний, Чах Ахриев. Сборн. свед. о кавк. горцах 1870, IV. О богатырях по чеченским сказаниям. Пословицы.
164. Экономический и домашний быт жителей Горского участка Ингушевского округа, Н. Ф Грабовского. Сборн. свед. о кавк. горцах. 1870, III. Устройство чеченского аула. Гостеприимство Поземельная собственность – общественная и частная. Торговые обычаи. Отсутствие сословных различий и влияние его на положение женщины. Следы религиозного гетеризма в праздничных обычаях чеченцев (стр. 17). Значение первенца в семье. Брачные обряды – сватовство и свадьба. Браки по соглашению. Калым. Многоженство, мена и похищение жен. Поминки. Кровомщение и обычаи примирения кровных врагов. Обычаи решения дел по правам. Укрепления при жилищах. Приложение: поминки, вдовий траур, левират.
165. Осетины. Терск. вед 1870 №46 – 49, 51; 1871 (в неск. №№); 1872 III 4. Происхождение осетин, заселение ими края, административное деление и настоящее их местопребывание, с перечислением участков и количества семейств; памятники, предания, надписи, верования, обряды, сказания о богатырях осетин. – Заметки на эту статью, Макарова, в Терск. Вед. 1871, № 11 и 38.
166. Чеченцы (округи: ауховский или нагорный, ичкеринский, аргунский, чеченский и ингушский), П. И. Головинского. Терск. Вед. 1870, № 40 – 44. Происхождение чеченских обществ и их расселение, памятники, черты из частного и общественного быта чеченцев.
167. Народные сказания кавказских горцев, Джант. Шанаева. Сборн. св. о кавк. горцах 1870, III. Легенды, предания и поверья осетин: 1) «Как исчез дзуар (патрон) Тхост», – указание на родовой институт осетин – «фатис», или призыв на помощь в беде. – 2) «Две жены Уастырджи»: многоженство и отношение жен к мужу; «балц» – отлучки из рода для наезда и баранты (угона скота). – 3) «Предание о происхождении Тагаурцев» – обычай кровомщения.
168. Материалы для древней истории осетин, П. (В. Б. Пфафа). Сборник сведен. о Кавказск. горцах 1870 – 71, Т. IV. Введение. Черты родового быта осетин (жизнь сына при отце, подчинение старшим в роде); левират, наложничество и рабское положение прижитых в нем детей и другие институты, как данные, указывающия на apийское происхождение осетин. Гл. I. Заметки о древнем быте осетин. – Т. V. Гл. 13. Быт древних осетин. Феодальные владетели и их замки. Развит феодальных начал на Кевказ (раньше VI в.). Раздел земель между господствующими классами и крепостное состояние народа. Общественный быт осетин в VIII и IX столетиях: кровная вражда родов, хищничество феодалов, платившиеся им дани и повинности. Патронатство феодалов над свободными общинами. Феодализм в Закавказской Осетии и медленное его развитие в северной Oceтии. Относительная самостоятельность общин cеверной Oceтии – суд общины над сыновьями феодала и по общим делам. – Гл. 14. Происхождение феодальных владельцев из осетинских абреков, значение последних (русские изгои). – Гл. 15. Взаимная борьба владельцев. Владельцы главные – князья, альдары; первый из князей – король; отношение к нему других князей и народа. – Гл. 36. Общественный быт осетин перед подчинением их России. Осетинские роды, их устройство: отсутствие частной собственности, власть старших в роде и рабское положение младших. Результат нарушения родовых обычаев – состояние абрека; общества и целые аулы абреков, их хищничество, кровомщение и кровные деньги. Враждебность аулов. Ненаказуемость злодеяния над чужеродцем. Кровомщение за воровство. Разложение родового быта: отношение детей к родителям, младших родственников к старшим.
169. Свадьба у северных осетин, Джантемира Шанаева. Сборн. св. о кавк. горцах 1870, IV. – Сословия: алдары, фарсаги, кавдасарды, кусаги (холопы). Взгляд на женщину; номул-ус (именная жена, наложница из кавдасардок или рабынь) и кусаг-ус (рабыня). Участие жениха в сватовства чрез друга или брата. Coгласие на брак невесты. Авсин (свекровь) и хицау (свекор). Укрывательство невесты, после сговора, от родственников жениха. Отказ жениху после сватовства (улажения) и сговора; месть за то семье невесты; похищение невесты. Калым (ирад). Подарки (фати-бах, мады-бах, мады-арвады-бах, амцеджи-бах). Накях (обеспечение на случай развода). – Свадебные обряды. Фсим (канак-шафер, у которого проживает жених в свадебные дни). Приданное. Благословение домашнего очага и надочажной цепи. Обычай проживательства невесты, после свадьбы, в доме своего шафера-кунака иди родственника (фсим). Обычай «подслушивания» свадебною молодежью у комнаты новобрачных. Чиндз-ахсав или невесткина ночь – «показывание» молодой семье мужа после свадьбы. Запрещение молодой показываться после свадьбы и говорить с семьей мужа; уайсадын – обычай «говорить в пол голоса».
170. Путешествиеп о ущельям северной Осетии, д-ра В. Б. Пфафа. Сбор. св. о Кавказе 1871 т. 1. Быт и обычаи народа. Народные сказания (о нартах). Исторический тип осетинской женщины.
171. История войны и владычества русских на Кавказе. Т. I. Очерк Кавказа и народов, его населяющих, Н. Дубровина. Спб. 1871. Кн. I. Осетины (Ироны). Гл. I. Разделение их на общества (дигорское, алагирское или валаджирское, куртатинское, тагаурское); укрепления; переселение части осетин в кабардинскую плоскость. Ценность поземельной собственности; малоземельность. Крепостное состояние южных осетин; их общества. Преобладание скотоводства. – Гл. II. Устройство аула. Дома с укреплениями (галуаны). Многоженство. Родопочитание – дзуары (духи – родовые патроны), шайтан (покровитель дома). Знахарство и колдовство. Положение вдовы и жены (раба мужа); калым. Фидиваги (глашатаи) и нихас (народная сходка). Башкирки (осенний праздник) и совершаемые в это время обручения (усракорта) и свадьбы (кинджагсан); развод. Вещуны (кадаги). Атинаг (праздник июльский) и начало полевых работ (сенокошения), по решению совета аульных старейшин; штраф (ивар или коди) за начатие работ раньше атинага. Объявление фидивагом (глашатаем) аульцам решения совета старшин. Священные леса, их неприкосновенность. Духи-покровители воровства (саубареджи дзуар). Клятвы неодушевленными предметами и животными (кошкой, камнем и пр.). Гл. III. Свадебные обряды осетин: многоженство, выкуп (ирад), равенство браков; жены неравного состояния (незаконные) – работницы в доме мужа; кавдасарды – дети от неравных браков, их крепостничество. Сватовство, приданое; похищение невест; незаконные жены (девушки, купленные за уменьшенный ирад, и пленные, купленные у хозяина); кавдасарды и их крепостная зависимость от отца и его семьи; свадьба кавдасарда; жены на время. Брачный возраст и браки малолетних. Свадьба; брачный гетеризм молодежи; обрядовое похищение невесты; обход невесты вокруг очажной цепи в доме отца; увоз невесты в дом жениха и поклонение очагу. Отношения молодых после свадьбы – тайные свидания, изгнание жениха; жизнь молодой у соседей; обычай молчания молодой жены. Семейный быт: уважение к старикам, женское хозяйство, положение жены в семье, неверность жены и наказание за нее, обольщение чужой жены и кровомщение. Развод; левират. Плата за убийство женщины. Рождение дочери и сына, особенно первенца. Воспитание детей у посторонних, эмчек (воспитатель) и кхан (воспитанннк). Вдовы, обычай отрезания уха вдовы при погребении мужа (теперь отрезают волоса) и бросания его в могилу; обрезание ушей убийцы в делах кровомщения. Вдовий траур, левират, брак на сестре умершей жены. Поминки и расходы на них. Гл. IV. Народное управление. Нихас – народное вече; суд; воровство, клятвы кошкой, присяга, клятва в день поминок (лаус-ганана); военная присяга. Управление кабард. князей; бегаулы и фрт (княж. наместники). Право сильного. Происхождение сословий Дигории: баделяты (старшины), кумиаки (дети баделят от «именных жен», номелус – жен из низших сословий), хехес (выходцы) и рабы; сословия тагоурцев: алдары (тагеаты), кавдасарды, фарсалаки (фарсаги, вольные) и рабы (гурзиаки, кусаки); высшие сословия в других обществах – царгосат в Студигории, гогоаты в Данифарск. обществе. Кровомщение. Плата за кровь (бонган) и другие преступления. Гостеприимство (вазаг-гость). Чеченцы (нахче). Гл. I. Разделение их на поколения. Управление князей (Турловых). Общинное владение лесами. – Гл. II. Муридизм. Духовенство и его положение. Следы религиозного гетеризма в праздничных обрядах джерахов и кистин (стр. 386). Присяга. – Гл. III. Аулы, их устройство с башнями и валами. Гостеприимство. Помочи во время полевых работ. Рабское положение женщины. Гетеризм девушек до брака. Брак по склонности, уходом девушки. Брачные обряды – сговор (сватовство), брачный подарок. Роль брата во время сватовства. Брачный возраст. Насильственные браки. Калым. Права жениха. Многоженство. Свадьба. Венчание. Похищение невест. Особенности в брачных обычаях назрановцев (или ингуш), кистин и галгаевцев. Супружеские отношения чеченцев. Развод. Отношения родителей к детям. – Гл. IV. Чеченские сословия: уздени, рабы (лай и иессиры или ясыри). Азаты (вольноотпущенные). Касты трудящиеся (ишлейген), воры (уручи) и балалаешники (чон-гури), общества (тайны) и роды (гар или тухумы). Управление в период независимости – старшины и сходки. – Суд и расправа. Адат, его происхождение и отношение к шариату. Свидетели, присяга, соприсяжники. Посреднический суд. Кровомщение. Воровство-колу (военная добыча) и курхул (воровство – мошенничество). Право собственности – общинное землевладение тухумов; переделы земель; леса – нераздельная общинная собственность; личное землевладение. Право наследования и завещания. Опека и совершеннолетие. Управление Чечни, введенное Шамилем. Разделение на наибства. Преступления и накавания. Военная организация и хищнические набеги чеченцев на другие племена. Кумыки. – Гл. I. Первоначальное их управление. Происхождение сословий: князья, уздени (сала уздени или первостепенные и второстепенные, догерек-уздени), чагары и рабы (куль и караван); чанки и азаты. Терекемели (колонисты) и казаки. Духовенство. Поземельная собственность («общие владения» фамилий и частная собственность). – Гл. II. Управление кумыков в период их независимости – князья, совет картов (старшин), бегаулы (выборн. десятники). Штрафы. Народные собрания. Народное управление при русском правительстве (приставы и старшие князья, управлявшие отдельными деревнями). Суд по адату и шариату. Виды преступлений и наказаний. Кровомщение. Прелюбодеяние (наказание за него – туэзиром, палочные удары), воровство (тусевы – присяжные свидетели). – Гл. III. Особенности в брачных обрядах и в семейном быте: равные браки, положение чанков (детей, прижитых князем от узденки или рабыни), coгласие девушки на брак; брак убегом девушки, похищение невесты; калым; право собственности невесты на калым и подарки жениха; отношения жениха и невесты после сговора; право жениха отказаться от невесты и дозволить ей выйти за другого; «Кебин-хакк» (обеспечение жены на случай развода), – право вдовы на кебин-хакк из имущества мужа. Непризнание наследственных прав жены на имущество мужа. Неприкосновенность имущества жены. Положение женщин и отношение жены к нужу. Уважение в старости. Значение старшего брата (агаси – господин) и старшего по летам. Власть отца; выдел имущества сыну. Положение дочери и ее наследственное право. Право наследства, завещания и опека.
172. Eranische Alterthumskunde, Fr. Spiegel. Lpz. 1871. Bd. I. Кн. II. Иранское происхождение осетин. Древняя колонизащл осетин. Иесть. Плата за убийство и поранение. Сходство осетинских обычаев о плате за убийство и раны с древними законами иранцев (Vendidad). Калым по осетинским обычаям и сходство его с иранскими обычаями. Вдова и калым за нее (в половину против девушки). Воровство и наклонность к нему осетин. – Этнографический очерк чеченцев , кумыков , черкес и абхазцев. Общее родство кавказских наречий, их самостоятельность (ни индо-германского, ни турко-татарскаго корня). Древность кавказских племен. Иранство осетин. Происхождение черкес. Влияние иранцев на быт кавказских горцев.
173. Присяга у ингуш, Чак Ахриев. Терск. Вед. 1871, № 20 и 21.
174. О гуенах и тюменях (на Кумыкской плоскости), Головинского. Терск. Вед, 1871 № 5.
175. Игры, песни и предания кумыков. Терск. Вед. 1871, № 8 – 10.
176. О кумыкских ногаях, Головинского. Терск. Вед. 1871 № 6 и 7.
177. Народные сказания кавказских горцев. Осетинские народные сказания, Джант. Шакаева. Сборн. свед. о кавк. горц. 1871, V. – Нартовские сказания: 1) «Сосрыко». Обычаи осетинского богатырства. Богатырь и его «младшие». Добыча. 2) «Алагате». Сословное старшинство. 3) «Смерть Сосрыко». Затворничество осетинской женщины. 4) «Как Сосрыко поссорился с Алынбеком». Форма объявления народных решений. Сборы осетин в наезд ; штрафы за неявку на сбор. 5) «Как Урызмаг женился на сестре». Тип древней осетинской женщины – Сатана. Следы семейной палиандрии – брачная связь брата с сестрой. 6) «О том, как Сатана поддалась обману». Балц – отлучка из рода для добычи; раздел ее в роде. Устройство родовых жилищ с укреплениями (галуаны). Гетеризм жен. 7) «Безымянный сын Урызмага». Родовая помощь (фадяс) в беде. Гостеприимство. Обычай наездов ради баранты (добычи), погоня за хищниками, родовой раздел добычи. 8) «Как родился Батраз». Обычай наезда ради добычи скота и пленников; раздел добычи. Брак: сватовство, выкуп – продажа сестры братом. Жизнь зятя в семье жены. Приданое. Затворничество жен. Обиды, наносимый жене, – отсюда развод по воле обиженной жены. 9) «Месть Батраз Алдара». Родовая месть по убийству. Обычай удовлетворения родных убитого. Обычаи при уплате калыма (ирада) – участие рода жениха в его уплате. Обычаи уважения старших. Браки равного состояния. Оскорбление родителей.
178. О характере ингуш, Чах Ахриев. Терск. Вед. 1871, № 30.
179. Об ингушевских женщинах, Чах Ахриев. Терск. Вед. 1871, № 31.
180. Из чеченских сказаний, Чах Ахриев. Сборн. свед. о кавк. горцах 1871, v. 1) «Орхустойцы и Ботоко Ширтга». Месть за убийство и порчу имущества. Охота артелью. Следы первичного характера гостеприимства (чужеродец – бесправный враг). 2) «Шестьдесят Орхустойцев и Цазик» Захват чужого имущества. Обычай «помочи». Дача вещей под сохранение и ответственность хозяина за их целость. Месть. Баранта скота. Многоженство.
181. Народное право осетин, В. Пфафа . Перев. с нем. С. Матвеев. Сборник сведений о Кавказе 1871 – 72,1 и II. – Das Volksrecht der Ossethen, Dr. Pfaff. Beitrage zur vergleichenden Jurieprudenz, I, № 1. I. Введение. – II. Обычай и обычное право. III. Патриархальное устройство и история общественного права осетин. Зависимость детей от родителей, нераздельная жизнь семьи в одном доме (хадзар), передача власти старшему в роде по смерти отца, малолетство старшины рода – опека над ним, ранние браки, отступление от родовых обычаев в делах наследования. Происхождение у осетин родовых порядков. Родовое устройство аулов. Роды и деление их на дворы и семьи. Власть отца семейства, старшины дворов, аульного и прочих старшин (хистёр). Аульные собрания (пихас), их цель и задача; права стариков и других аульцев на сходах; драка партий на сходах. Родовая порука. Выделение из рода семей и колен. Принадлежность лица к роду по патернитету (агнатству). Самодержавство рода; международный характер отношений между родами. Родовая вражда и месть; жизнь в галуанах (башнях). Гостеприимство. Управление целого племени (алдары, тагиаты). Наем осетин в иноземную службу. Абреки. История политического устройства осетин. Русское управление. Полиция (мухор). Замена патриархального устройства общинным. Устройство аулов, соединение их в общины с выборными старшинами (хистёр). Повинности и налоги. Административное деление Осетии. Органы управления. – IV. Сословное право. Сословия осетин в прежнее время. Высшее или алдарское сословие. Фарсалаги (свободные). Кавдасарды (рабы, прижитые их отцами – господами от наложниц – номлус). Рабы (куссак и алхёд). Сословия Дигории (бадилаты, саргосаты или царгосаты, гогуаты, простолюдины – лесгор, хехес). – V. Судоустройство. Семейный суд, суд стариков, третейский народный суд по адату (посредники или медиаторы, тархони лёгтё), духовный суд по шариату. Преобразование народного суда в 60-х годах. Общинный суд, участковый суд, окружной и главный народный суд. VI. Судопроизводство. Акты вчинания процесса, созыв суда стариками и судьями, судоговорение, приговор. Суд родичей. Судебные формулы. Присяга и присяжники (артёмонгё). Клятвы. Судебная круговая порука. Процесс по вещным искам. Публичный обвинитель, доказчик (комдзоуг). Судебный осмотр. Показания свидетелей. Письменные доказательства (джинниг). Обжалование. Решения по обычаю, аналогии и «благоусмотрению». Применение русского права. Исполнение судебных pешений по адатам. – Сборн. II, гл. VII Производство дел о кровомщении по адатам. Правила разбирательства дел о кровомщенш и рыкупе (thug) убийц – VIII. Уголовное право. Введение. Понятие преступления и наказания. Убийство, поранение, оскорблено чести, прелюбодеяние, разврат, насилие, увоз женщин, мужеложство, скотоложство, кровосмещение, воровство (кёрных) и грабеж, государственные преступления и лжеприсяга. – IX. Гражданское право. Введение. Значение семьи и рода. Вещное право: родовое и семейное имущество, виды владения в Осетии – собственность личная, семейная, дворовая, родовая и аульная (общинная – пастбища), сельские сервитуты, частная собственность. Право обязательств: дар, мена, купля, наем и аренда, долг и долговое условие. Семейное право: брак – его заключение, обручение, браки малолетних сыновей и снохачество, сватовство, задаток и почетные подарки (фатибёх, модибёх, арвадибёх, мадервадебёх), отказ жениха от брака и месть за то; калым (ирад), свадьба; браки между родичами, левират, брак вдовы и разведенной жены; браки кавдасардов и рабов. Власть мужа; права жены на детей и имущество; семейное положение женщины. Развод, штраф (никёх) за развод без досточных причин, положение вдов. Положение детей, кавдасарды (рожденные от наложниц, ном-лус). Естественное родство. Усыновление, вскормление и воспитание детей. Право наследства (быя) по обычному закону и завещанию. – Приложения: I. Циркуляр начальника Осетинского округа Кондухова относительно кровной мести и некоторых других вредных народных обычаев осетин – кровомщения, левирата, присяги и калыма. – Описание вредных народных обычаев, существовавших в туземных племенах Военно-Осетинского округа до настоящего времени: кровомщение, власть братьев мужа над его вдовою (левират), сватовство малолетних, присяга, калым, поминки по умершим. II. Юридические случаи из практики осетинских народных судов: убийство, кровомщение, похищение женщин, калым, блуд, сводничество, прелюбодеяние, нанесение ран, воровство, заем, наследство, денежный штраф, война между аулами.
182. Этнографический очерк ингушевского народа, с приложением его сказок и преданий, Чах Архиев. Терск. Вед. 1872, № 27 – 35, 39, 42, 43, 45, 46.
183. Деятельность общества восстановления православного христианства на Кавказе за 1860 – 70 годы, Лилова. Тифл. 1872. Осетины: обычай умерщвления девочек в прежнее время, кровомщение.
184. Чеченское племя, Умалат Лаудаев. Сборн. св. о кавк. горцах 1872 VI. Гл. II. Общества чеченского племени и их значение. Гл. III. Хищничество чеченцев. Гл. IV. Происхождение чеченского племени и его расселение. Кочевание чеченцев. Предводители, родоначальники племени. Фамилии (тайпаны). Выходцы. Недостаток в земле. Устройство фамилий; их родоначальники, отношения между родами – вражда, грабежи. Патронатство и подчинение аварским ханам. Переселение полукочевых чеченцев. Ханский ясак (подать). Льготы переселенцев. Раздел земель на участки между фамилиями. Устройство родовых аулов. Гл. V. О тайпанах, или чеченских фамилиях (родах): их враждебность, раздел между ними земель,. водворение родов «в гостях» (на чужих землях, хамалга – бяхкема), безземельные роды, мохк – бацу). Родовая порука и родовые союзы (тайпан или тайпа = «один род» или племя). Вежерей или воша – братья, члены рода; вошалла (братство, целый союз). Разделение родов на ветви и линии (гаары и неки). Поземельные права родов, уходивших в другие места; бор – подать за землю. Гл. VI. Предание о нартах – памятники хищнического быта чеченцев. – Гл. VII Колонизация чеченцев и образование аулов. Гл. VIII. Общественный быт: право оружия, отсутствие сословий, уздени или озди (вольные); конахи (витязи). Расправа силою оружия, третейский суд, суд старшого в роде, совет родовых старшин, собрание аульных стариков. Адат (адиль, эдиль) и маслагат – их значение. Суд по адату: кана (старики или судьи), хаттам (собственно расспрос, места суда); приговор. Махкама – народный суд. Позднейшее господство права сильного; призыв князей для княжения (алолу дань); ясак. – Гл. IX. Вражда к иноверцам по принятии чеченцами ислама. Воззрение на ночные набеги и воровство, как на «войну за веру»; казават (пострадавший за веpy). Суд по шариату. Стремление к соглашению его с судом по адату. Современный народный суд (махкама). Появление у чеченцев больших аулов (шахар, город) из прежних разбросанных аулов и хуторов. Примеч. 11. Формы раздала земель между родами, – обычаи размежевки земель сходами. 14 Поземельные права родов и их частей (гаары), уходивших в иную землю, – право их на «Бер», плату за пользование их землею братьями, оставшимися на месте. 21. Жизнь отдельными хуторами. 26. Обычаи кровомщения: переселение враждебного рода, наследственность «крови» (ци), выкуп, примирение, усыновление убийцы матерью убитого (символы усыновления – прикосновение к груди матери убитого и бритье головы родственником убитого). 27. Суд по адату. 28. Рабство (лай и яссыр – пленные невольники) 32. Хамс (хамси) – пятая часть добычи, отдававшаяся духовным.
185 Этнологические исследования об осетинах, В. Б. Пфафа. Сборник свед. о Кавказе 1872, III. Отсутствие стыдливости у осетинских женщин, следы гетеризма у осетин в прежнее время. Возраст вступающих в брак. Боготворение родоначальников у осетин в прежнее время. Гостеприимство. Воспитание детей – аталычество.
186 Суеверия и предрассудки Осетин, Б. Гатиева. Терск. Вед. 1872 № 1 – 6. С дополнениями – в Сборн. св. о кавк. горцах 1876, IX, отд. III. – Знахарь. Положение вдовы; отрезание ее косы при похоронах мужа. Обычай, запрещавший молодым женщинам говорить вслух при муже и других членах его семьи. Траур вдовы. Поминки. Левират. Брак. Калым. Выборг невесты женихом. Свадьба. Обвод невесты шафером кругом очажной цепи и молитва о покровительстве духов – патронов. Афсин (хозяйка дома). Сары – зад (священный столб в доме – место пребывания «ангела головы», патрона дома). Уаты – хицау (патрон браков). Ныхас («разговор», сходка). Родопочитаниe. Обычаи при начале полевых работ. Скотоводство. Значение бирок. Кувд. Калон (жертва духам – патронам). Хуцаун – дзуар (патрон браков). Клятва женщин (аларды баданта). Священные леса. Обычаи охоты. Судебные присяги и клятвы.
187 Присяга по обычному праву осетин, Джант. Шанаева. Сборн. св. о кавк. горцах 1873, VII. Значение присяги в юридической жизни осетин. Роды судебных доказательств: доказчик (комдзог), свидетель (авдисан), присяга (ард), вещественные доказательства. Значение свидетеля и уличителя (доказчика). Судьи (тархоны-лагта), подозрение (дау). Присяжные формулы, условия допущения их на суде. Присяга ответчика с присяжниками. Присяга доказчика и свидетеля. Юридические последствия присяги. Принятие и непринятие присяги. Назначение присяги истцу. Религиозные основы присяги. Святость присяги. Лжеприсяжники (манг-ард) и легкомысленные присяго-приниматели и их наказание (бын – поголовная гибель, фыдах – страшная кара за лжеприсягу именем божества). Оглашение лжеприсяжников чрез «крикунов» (фидиог). Обряды присяги. Роды и виды присяги: дзуарами (патронами), Богом (ард-хуцауой), небом, убитым лицом (кифаелдисун = самопосвящение; фаелдуст – «посвященный», принявший присягу), золотом, серебром, скотом, хлебом, землей, рукою покойника (мардтае), – присяга фудкаенд или фунгкаенд (соизволение посвящать повойникам подсудимого гады и падаль), присяга кинжала, перепрыгивания чрез зажженную волчью жилу.
188. Народные сказания кавказских горцев. Из осетинских народных сказаний. Нартовские сказания, Джант. Шанаева в Гуцыра Шанаева. Сборн. свед. о кавказск. горцах 1873, VII. 1) «Вариант о Сосрыко». Наезды для добычи. Обращение жены убитого наездника в жены победителя. Брачные обряды – обычай «невестиной ночи», или представления невесты в домашнему очагу жениха. Устройство аулов с укреплениями. Положение вдовы. 2) «Еще вариант о Сосрыко». Личный наем вне рода, наемная плата. Тип древней осетинское женщины. Сатана – сестра и жена Урызмаха. Тавро. Родопочитание умерших – месть умерших родичей за обиду, нанесенную живым. Родовое старшинство. Гостеприимство. 3) «О том, как великан поймал Урызмаха». Наезд партией для добычи. Баранта скота. Младшие и старшие в наезднической партии. Следы пещерного быта пастухов. Дележ добычи в роде, большая доля старшого. 4) «Нарты и Сыр-дон». Значение «младших» в наезднической дружине, их обязанности к старшим и доля в добыче. Месть младших за обиду, нанесенную им старшими в дружине. 5) «Гатаг и его сыновья». Родопочитание – обычаи «года обязательств». Договоры отдачи в обучение и личного найма. Обязанности вдовы в отношении к умершему мужу. Обычаи заявления судье жалобы об обиде – привешивание в шее камня, как символ тягости обиды. Судебное представительство жены мужем. Гостеприимство; обязанность хозяина вознаградить убытки гостя; наказание по суду за нарушение обычаев гостеприимства. 6) «Хатаг-Бараг». Выбор мужа самой девушкой. Борьба между женихами. Бесправное положение безродного одиночки, лишенного родовой защиты. 7) «Сказание о св. Уастырджи». Жизнь братьев вместе и раздел между ними. Гостеприимство. Обращение за советом в дядям по матери, – родовое старшинство последних (следы первобытного родства по женской линии – когнатства и матернитета), родовые различая между старшим и младшим дядей по матери. Родовое наследство и принадлежность наследства после жены роду мужа. Отношение тетки к племяннику, как старшему. Положение жены в семье. Обычай сострадания к нищим. Гостеприимство.
189. Несколько слов о религиозном состоянии осетин – христиан, К. Токаева. Терск. Вед. 1873, № 52.
189.а. Осетины, чеченцы и кумыки. Рус. энцикл. словарь, И. Н. Березина. Спб. 1873–79. – Осетины (ироп). Общества. Дзуары (духи-покровители). Сословия: алдары (баделяты, царгосаты, гогоаты), фарсалаки, кавдасарды (кумиаки) и гурзиаки (кнехи, кусаки). Нихас (совет). Чеченцы (нахче). Отсутствие князей; все–уздени (свободные). Деление на роды или тохумы. Общества и поколения. Ингуши. Многоженство, калым (орду). Кумыки. Разделение на округи, каждый с приставом и старшим князем. Военный суд по уголовным делам. Суд по адату и шариату.
190. Из южной Осетии, Ф. Натиева. Кавказ 1873, № 10. Осетинский приход из нескольких сел. Поземельная аренда. Исчисление жителей по дымам. Состав осетинского села из отдельных приселков, или семейных дворов, живущих па своих участках хуторками, на значительном расстоянии один от другого. Крепостная зависимость крестьян от крестьян. Воровство. Склонность к лжеприсяге.
191. Тризна у горцев, К. Теттрадзе. Кавк. 1873, № 13. Родовая защита и помощь у осетин. Положение осетинской женщины. Воровство.
192. Заметка мусульманина, князь Ха – в. Кав. 1873, № 22. Действие между горцами адатов при новом судебном порядке. Словесные суды для разбора по адатам тяжб между горцами. Подсудность горца мировому судье в делах с иноверцем.
193. Кавказская летопись. Кавк. 1873, № 23. Похищение женщин, кража и убийство у горцев Терской области. Кровомщение.
194. Путешествие по Чечне, В. Станишевского. Кавк. 1873, № 54 и 56.–№ 54. Изолированность жителей горной Чечни. Кровомщение. Заселение каждого аула одною фамилиею (родом). Постоянные поземельные наделы каждого жителя. Общее владение покосными и пастбищными местами; ежегодный передел их по жребию. Отдача бедными скота в стадо богатых, с платою трети приплода. – № 56. Аулы с башнями. Гостеприимство. Жизнь нескольких семейств в одном жилище. Раздел мнения отцом перед смертью. Общества из нескольких аулов. Господство обычного права. Разбирательство дел выборными депутатами; плата судьям за каждое решение. Наибы, назначавшиеся Шамилем из мюридов; штрафы с преступников в пользу наибов. Подушная подать. Меновая торговля; отсутствие у горцев в обращении денег до подчинения России; меновая единица – штука скота; производство животными уплат по сделкам и штрафам. Штрафы за убийство. Значение у горцев физической силы. Положение женщины-работницы в доме и на поле. Господство в семье патриархального деспотизма; отношение детей к отцу. Раздел имения по личному усмотрению отца; обычай равного дележа наследства между братьями; половинная часть сестры. Устранение женщины от владения землею. Брак: сватовство, согласие девушки на брак, согласие на брак родных невесты, предбрачный дар жениха в счете калыма; дальнейшее несогласие с обеих сторон – оскорбление; кража невесты при несогласии родных; свадебные обряды, калым, приданое (на счет калыма), принадлежность калыма родным и части невесте (из скота ей принадлежите только приплод).
195. Село Ортеви, Ф. Натиева. Кавк. 1873, № 90. Решение сельской сходки осетин о «хишт» – поминках. Штрафы за явку на них односельцев без приглашения.
Правила о вспомоществовали поминальщикам и о ссорах на поминках. Выбор лиц, обязанных наблюдать за исполнением решения сходки.
196. Journey in the Central Caucasus and Bashan, Douglas W. Freshfild. Lond. 1874. (Первое изд.: Travels in the Central Caucasus and Bashan. I. 1869).
197. Заметки об Осетии и осетинах, Лаврова. Терск. Вед. 1874, № 20, 22, 30, 32, 33, 35, 36, 39, 43, 50; 1875, № 2, 3, 8, 9.
198. О суевериях и разорительных обычаях осетин. Терск. Вед. 1875, № 47 и 48.
199. В осетинском ауле, Ин. Канукова Сборн. свед. о кавк. горц. 1875, VIII. – Хадзар (жилье). Черный люд (сау-адам). Судебная сходка старшин. Присяга. Отношение сына к отцу. Воровство. Свадьба. Чиндз’-ахсав – ночь невестина: ввод молодой в хадзар семьи мужа, обвод невесты вокруг рахыс’а (очажной цепи) шафером (кухыл-хацаг). Пребывание жениха в доме последнего; жених – гость (уазег), шафер – фисим; родственные права последнего в отношении к невесте. Хозяйка дома (авсин), ее свадебное значение. Следы первобытного брака: бытье свадебною молодежью шафера во время чиндз’ахсава; обычай ловли жениха в первую ночь брака; подслушиванье в спальне молодых и пр. Поминки (хист). Выбор крикуна (фидиог). Положение женщины. Отношение невесты к жениху (укрывательство от него).
200. Ингуши (их предания, верования и поверья), Ч. Ахриeвa. Сборн. свед. о кавк. горцах 1875, VIII. Древний быт ингуш. Родоначальники и их дружины. Переселенцы из других мест; подчинение их местным родовым главам. Права родовых глав на держание холопов и на подати. Хищничество горцев. Плата за проезд в ущельях; ее раздел местным населением. Сословия ингушей. Потомственная передача власти родовых старшин; их выборы, права по суду и права личные. Кровомщевие. Дань за защиту с подвластных племен. Предания ингушей о доисторическом быте местных аборигенов. Пещерный быт великанов-пастухов. Первобытное хищничество. Похищение жен. Следы господства когнатства: предание ингушей о Чопе и лесной женщине (в легенде «Ортохойцы»,– стр. 27–29); месть сына своему отцу за убийство дяди его матери.
200. а. Краткое описание Дигора или Стодугора (1802 т.), А. Е. Соколова. Сбора, св. о кавк. горц. 1875, VIII.–Подчинение дигорцев тав–султанам (владельцам Малой Кабарды); подати. Аталычество. Дигорские роды– бадиляты и черкесеты. Осетинские роды, подвластные кабардинским владельцам. Деревни, дворы и семьи. Старшины, или помещики, избираемые «гласом народным». Простолюдины. Положение женщин. Замки и башни при селах; система обороны. Семейное огнище (очаг). Хищничество. (Извлечено из сочинения Соколова: Путешествие мое в Имеретию с Линии Кавказской. Москва. 1874).
201. Streifzuge im Kaukasus, in Persien u. in der asiatischen Turkei, Frh. M. v. Thielmann. Lpz. 1875. I. Осетины: арийское происхождение сходство осетинских обычаев с древнегерманскими. Чеченцы: разделение на племена, их взаимная вражда и хищничество. IV. Чечня: вражда отдельных племен, демократическое устройство, мюридизм.
202. Mtzkheth et Jberie. Notices sur la Georgie par M. de Villeneuve. Par. 1875. Прибавления. Чеченцы: разделение их на свободные роды (tribus), отсутствие сословий, военнопленные рабы, воровство, гостеприимство, уважение к старости, совет старшин, установление ранних браков при Шамиле, положение детей – равенство взрослого сына (с 15 лет) с отцом, калым, наследовани имущества.
203. Кое-что о суеверных и разорительных обычаях осетин, сельского священника. Кавк. 1875. № 71 и 72. – № 71. Калым за невесту у осетин; распоряжения местной (русской) администрации касательно калыма; современные обычаи осетин о размере калыма; разорительность этих обычаев и влияние их на воровство и на отношения мужа к жене. – Поминки и их разорительность; правительственные меры против них. № 72. Поминальные обычаи и меры для них уничтожения.
203, а Очерк отношения в Терской области, Вейсенгофа. Зап. Кавк. Отдела Рус. Технич. Общества 1875, VIII, отд. I. – См. «библиогр. материалы» в I вып., № 199, стр. 354.
204. Ингуши (их жизнь и обычаи), Н. Ф. Грабовского. Сборн. свед. о кавк. горцах, 1876, IX.–Гл. I. Переселение ингуш из гор на плоскость; родственные связи их с горцами. Отношения ингуш к соседним горцам – дань кабардинцам, кумыкам и шамхалу тарковскому. Фамилии. Набеги, убийство, грабеж. Духовенство. Переселение в другие места, II. Распри между туземными племенами. III. Хуторки. Хищничество, убийства и грабежи. Доказчики. Абреки. Духовенство. IV. Аманаты (заложники). Хищничество. Гостеприимство. VII. Хуторная жизнь «фамилий». Села. Сельское хозяйство и повинности. Гостеприимство. VIII. Мирские сходки. Деление сел на «фамильные» (родовые) группы и отношения между ними, фамильное братство (союз патронатства). Отсутствие сословий у ингуш. Семейный быт. IX. Брак. Брачный возраст. Положение в семье жены-работницы. Отношение ее к мужу. Калым. Рабское положение женщины. Хищничество. Не свобода девушки в выборе жениха в прежнее время. Положение вдовы; левират. Новый обычай браков по согласию брачущихся. Отмена калыма (в 60-х годах) и установление брачного задатка (в пользу невесты) и обеспечение жены мужем на случай его смерти или развода с первой. Отказ от жениха. Накях (брачн. религиозный обряд сговора, совершаемый муллою). Развод. Браки по обоюдному согласию брачущихся. Сватовство (сговар). Подлоги в невестах. Отказ невесты от брака после совершения накяха (сговора). Свадебные обряды. X. Многоженство у ингуш. Отношения между супругами и родителей к детям; отцеубийство и детоубийство. Развод; побеги жен; горский суд по бракоразводным делам; положение разведенных жен. Внебрачные связи и проституция женщин; обольщение женщины. Нарушение женой супружеской верности; барч (почетная плата за бесчестие). XI. Похищение и изнасилование женщин. Похищение невест. Разбор дел о похищении женщин и плата за него. Разбор дел и плата за изнасилование и растление. Месть за обиды. XII. Обычаи поминок. Значение в семье мальчика и девочки. Родовые названия. ХШ. Адат и дела, подлежащие разбирательству по адату. Дела по предупреждению и прекращению кровомщения. Личные преступления – случайные, без намерения и неосторожности. Необходимая оборона. Растление и изнасилование женщин. Кража со взломом и при оружии. Личные преступления в ссоре и драке. Русский суд и отношение к нему горцев. Горские словесные суды; подсудные им дела уголовный и гражданский. XIV. Убийство и поранениe. Кровомщение. Разделение дел на кровные, исковые и брачные; подсудность первых двух адату, последних – шариату. Кровная плата за убийство. (хехам – «похоронные коровы») и кровомщение. Плата убийцей его патрону за гостеприимство – «покровительствующих» коров (меяри калхарваккар). Плата пособниками убийцы «подводных» коров (мот – барна). Плата за бесчестие двора (коу даккара) при убийстве кого-либо в его доме или дворе. Плата за оскорбление тела (цеэтта даккара), при ограблении убитого и пр. Кровомщение. Преступление животных. Примирение кровников. Присяжное братство – результат примирения. Молочное родство – способ примирения вражды. Разбор дел об убийстве.
XV. Поранение – разбирательство и плата за него; уст-дери (добавочная плата из быка с куском материи); барч (почетная плата) и угощение. Осмотр и оценка рая и увечий.
XVI. Похищение чужой собственности – разбой, грабеж, воровство. Разбирательство дел на суде и плата за похищение. Истребление и порча чужой собственности – поджог и пр.
XVII. Скудость обычаев по исковым делам. Заем; процента (на деньги и баранов с приплодом). Обязательство по совместному содержанию баранов. Дела по наследству. Наследственные права нисходящих. Права племянников на «ночетную плату» (барч) со стороны дядей с матерней стороны. Наследственные права боковых родственников. ХУШ. Судопроизводство. Присяга и присяжники. Доказчики.
205. Народные сказания Кавказских горцев. Из осетинских сказаний о нартах, Гацыра Шанаева. Сборн. свед. о кавк. горцах 1876, IX. – а). Сказание о нарте Хамыце. Охота и значение ее в быту нартов. Овсати – бог животных. Хадзар (главный дом семьи). Верность данному слову. Выбор жениха невестою. Кавдас–ард (рожденный в яслях) – побочное поколение старшин; номул–ус (именная жена, разделявшая ложе с господином, а после с посторонним лицом, по выбору); кавдасардская часть (награда от господина, при выходе кавдасарда на волю). Свадебный обряд. Сатана – тип древней осетинской женщины; гетеризм; брак сестры с братом; алдар (владетель, князь). Опека над сиротами. Месть за сына за убийство отца. Обычай отрезания волос вдов. Эссер (ухцаераг, холоп). Кровная плата. Примирение. Неустойка в платеже кровной платы; истребление рода убийцы. – b) О нарте Урызмаге. Присяжное братство (куначество). Кавдасард (побочный сын от служанки–номуль–ус). Балц (странствование ради приключений). Хаснаг (держание пари, залог). Хадзар (отделение общего дома); фусум – хозяин дома. Гостеприимство. Равенство происхождения. Уацаjрак – посредник. Половая связь жены с гостем – кунаком мужа; измена кунака и месть за то. Уацаjраг – невольник. Афсjн – хозяйка дома. Дача неверной жены в дар другому. Казнь неверной жены. Собрание нартов. Хадзар – ирад (калым из домашнего имущества); свадьба, с) О богатыре – борце Каурбеке. Хищничество нартов в балц (странствованиях). Клятва перед очагом богом оружия (Сафа). Месть за оскорбление. Женщина–богатырь. Знахарки (кул–бадег–усъ). Клятва прахом безъименного сына (умершего до наречения именем). Месть за кровь деда. Усыновление по кровным делам Гостеприимство. Сватовство; согласие девицы на брак, выбор ею жениха; многоженство. Снохачество. Раздел между членами рода невест, добытых силою приобретение жены борьбой с нею и другими женихами-соискателями. Дача в дар женихом невесты, приобретенной силою.
206. Из осетинской жизни, А. Конукова. Кавк. 1876, № 91 и 92.–№ 91. Брачные обычаи осетин. Калым; оценщики (ирадлечита) калыма; его осмотр и оценка.– № 92. Свадьба. Расходы на поминках.
207. Характерные обычаи у осетин, кабардинцев и чеченцев, И. К. Кавк, 1876, № 148. Осесины: уважение к старшему положение женщины, женитьба сыновей родителями, гостеприимство, отношение мужа к жене, название жены «наша семья»; клятвы небом, землею, умершими родственниками; клятва женщины именем брата или другого близкого родственника. Венчание – обвод невесты вокруг очага; калым (ирад). Убийство женщины. Укрывательство невесты от жениха после помолвки. Предпочтете рождения мальчика рождевию девочки.
208. Брак у Кавказских горце в, С. Егиазарянц. Юрид. Вестн. 1878, июнь – июль. Содержание см. в приложениях к I выпуску, № 208, стр. 356.
209. Отрывки из моих воспоминаний, А. Л. Зиссериана. Рус. Вестн. 1878, № 11, ноябрь: – Осетины: Гражданское и церковное управление. Семейное положение женщины; отношение невестки к свекру и другим, родичам мужа; внебрачный; связи. Гостеприимство. Посредники для разбирательства ссор; корова – платежная единица по судебным пеням за обиды и пр. Брак: возраст, обручение малолетних, плата за невесту, свадьба, венчание вокруг очага, приданое, свадебные подарки; положение молодой жены (молчание ее) и бездетной жены; укрывательство молодого после брака; свадебный обычай отнятия у невесты свадебного платья и раздела его между шафером и родственниками — гостями. Присяга. Плата за убийство, рассрочка платы, смерть при неуплате; обязанность родственников помогать бедным в уплате пени за кровь. Способы открытия воров – угроза зарезать осла или собаку в память и пищу близких покойников лиц, подозреваемых в краже. Третейский суд по воровству, удовлетворение (плата) по нему. Корова – монетная единица; процентные обороты овцами и коровами. Сословие «алдар» (дворян); положение в Осени сословного вопроса.
210. Jranische Studien, H. Hubschmann. Zeitschr. fur vergl. Sprachforschung 1879, Bd. XXIV. – Иранство осетин.
211. Водовладение и ирригация, В. А. Дингельштета. I. Тифл. 1880. – См. его же заметку о водовладении в «Юрид. Обозр». Тифл. 1883, № 93.
212. Об ирригаии Терской области, В. Петерсена. Сборн. свед. О Кавказе 1880, т. VII.–Описание существующих канав, их устройство. Сборы за пользование водою. Порядок эксплоатации водопроводных и оросительных каналов.
212.а. Архаические формы семейной организации у кавказских горцев, В. Сокольского. Ж. М. Нар. Прос. 1881, ноябрь.– Содержание см. в 1-м приложении к I выпуску, № 209, стр. 356.
213. В горах Осетии (из дневника), В. О. Миллера. Рус. Мысль 1881, IX, Сент.– Устройство горского аула с башнями (галуанами). Старый брачный обряд – ведение невесты вокруг очажной цепи. Значение очага; преступление против его неприкосновенности. Сельский суд; книги судебных решений. Положение женщины; отношение жены к мужу и его родственниками. Отношение сына к матери. Бытовые черты по преданиям о великанах: баранта скота, раздел земель, клятва, нарты – ныхас (сборное место богатырей).
214. Осетинские этюды, В. О. Миллера. Ч. I – II. Москва. 1881 – 82. – Часть I–осетинские тексты – нартовские сказания с русским переводом. I. «Как родился Батраз»: балц-отлучка из дома; брак – калым, затворничество и гетеризм жен; развод по воле обиженной жены. II. «Как убили Хамыца, Батразова сына»: малик и царь; колдуньи; месть сына с дружиной за убийство отца. III. «Как Батраз мстил за смерть своего отца»: месть сына с дружиной; кровная месть и плата за убийство; кувд (жертвенная молитва, поминки) родичей убитого. V. «Батраз и Бадзанаг»: унос чужих вещей и месть за то. VI. «Созрыко»: Сатана – тип древней осетинской женщины; гетеризм замужних женщин; гостеприимство. VII. «Хамыц, Созрыко и Урызмаг»: спор старших с младшими, третейская роль сестры в споре братьев; согласие невесты на брак; гетеризм девушек. VIII. «Урызмаг и Созрыко»: собор нартов; брак – сватовство, согласие девушки на брак, брак по принуждению. IX. «Как родилась Сатана»: гетеризм женщин. X. «Уразмаг и Сатана»: брак брата с сестрой; гетеризм жен; отношения между мужем и женой. XI. «Урызмаг, Хамыц и Созрыко»: поземельный дележ родичей; уравнение сословий (уздан и простолюдин); гетеризм жен. XII. «Амирап, Бадри и Мусырби»: раздел между родичами пашен и сенокосов. XIV. «Сослан и Урызмаг»: поездка на воровство, дань, ныхас (собрание) нартов, убийство и поминки. – Сказки, предания и висни, примечания с тем и другим (балц, ирад, саулаг и вообще сословия, кувд, таргай – развод, фарсаглаг, фидиуаг, очажная цепь). Местные предания записанные азтором в некоторых осетинских аулах. – Часть II. Дзуары. Общественные сходки. Времена года. Поминки. Свадебные обряды.
215. Черты старины в сказаниях и быте осетин, В. О. Мяллера. Ж. М. Пар. Пр. 1882, август. – Нарты-ныхас (сходка нартов). Следы первобытного брака по нартовским сказаниям. Клятва очагом.
216. Сказания осетин, Р. Сикоева. Сборн. материалов для описания местностей и племен Кавказа. II. 1882.
217. Собрание юридических обычаев кумыкского народа по делам похищения скота или иного движимого имущества, или по делам воровским. (Собрал Н. В. Семенов). Юрид. Обзор. (Тифл.). 1882, № 41. 49 – 51.–№ 41. Гл.I. Общие положения. Право потерпевшего на розыскание похищенного и на удовлетворение. Удовлетворение через кунака. Ответственность наследников умершего похитителя. Ответственность родителей за детей. Размер удовлетворения и зависимость его от общественного состояния потерпевшего и похитителя. Добровольное удовлетвоpeниe. Оговор умершего товарища в похищении. Розыск похитителя и похищенного; айгак (докащик). Изобличение перед народным судом отрекающегося похитителя. Взыскание удовлетворения. Способы обвинения. Прекращение обвинения. Опознание похищенного и отобрание его. – № 4. Гл. II. Айгак и способ обвинения похитителя посредством айгака. Значение айгака (сыщик, обвинитель, докащик). Его вознаграждение и размер последнего. Айгак явный и тайный. Кто не допускается на суде докащиком. Порядок неделя на суде дела с участием докащика. Его присяга и отвод. Опровержение на суде показаний докащика и его последствия для докащика. Право потерпевшего выставлять трех докащиков. Когда показание докащика признается бесспорным доказательством.– № 50. Гл. III. Свидетели и способ обвинения через них похитителя. Условия допущения свидетелей. Допрос свидетелей; возражения против свидетельских показаний. Оценка судом свидетельских показаний, в видах принятия или непринятия их доказательной силы. Устранение свидетелей от дела. Присяга свидетелей и сила присяжных показаний. – Гл. IV. Тусены и способ обвинения или оправдания при участии тусевов. Значение тусевов (соприсяжники). Из кого избираются тусевы. Число тусевов. Их отвод. Привод тусевов в суд. Обязанности тусевов. Допрос их на суде. Формула клятвы. Последствия присяги тусевов для сторон. Опровержение обвинительной присяги тусевов; последствия опровержения присяги. Назначение новых тусевов при опровержении присяги. Лишение обвиняемого лжеприсяжника права на присягу с тусевами. Привлечение родственников к присяге с тусевами, при доказанной раньше виновности обеих сторон в лжеприсяге. – №51. Гл. V. Об удовлетворении потерпевших от похищенья. Размер вознаграждения за имущество, не возвращенное похитителем. Определение вознаграждения при отдаче вместо похищенного предмета другого, однородного с ним предмета. Определение вознаграждения деньгами. Оценка вознаграждения в случае похищения скота. Определение вознаграждения за расходы и убытки, причиненные похищением. – Гл. VI. Об опознании обратном получении похищенного скота или иного имущества. Право отобрания опознанного имущества. Доказывание чрез свидетелей правильности опознания похищенного предмета. Выдача знака «айляма–кагаз» (круговая бумага) тому, у кого отобран опознанный предмета; передача знака другим лицам, от которых приобретен покупкою предмет, с возвратом полученной за него платы. Обычай обратного опознания – признания состоявшегося опознания ложным. Исполнение акта изобличения в совершении похищения, с целью получения понесенных через похищение убытков.
После отпечатания первого выпуска «адатов кавказских горцев», я получил возможность дополнить «материалы для библиографии обычного права черкес и малкарцев», (см. «Адаты», вып. I, стр. 289–357), главным образом руководясь указаниями М. Мансарова, работа которого (Bibliographia caucasica et transcaucasica. Т. I. Спб. 1874–76) сделалась для меня доступной лишь в недавнее время. В нижеследующем перечне похищены указания на несколько сочинений и журнальных статей, не вошедших в библиографические «материалы» первого выпуска адатов.
1. Matth. de Miесhow, Tractat von baiden Sarmatien u. andern anstossenden landen in Asia u. Europa, von sitten an geprauchen der volker so darinnen wonen. Ain anders von den landen Scithia u. den innwonern des selben lands, genannt die Chiarchassi, vast wunderparlich zuhoren (Augspurg. 1518).
2. ОIf. Dapper, Asia, of Naukeurige Beschrywing van het Rijse des Grooten Mogols… Beneffens en Volkome Beschrywing van geheel Persie, Schirwan, Adirbeizan, Karabach, Sagistan, Dagestan, Georgii… Cirsasassie, Kurdistan en andere Gebuur–gewesten. Amst. 1672. – Asia, oder Ausfuhrliche Berschreibung des Reichs des Grossen Mogols etc. Uebers. v. J. Ch. Beern. Nurnb. 1681.
3. A schort description of all the kingdoms which encompass the Evxine and Caspian Seas, delivered by the Author after above twenty years Travel. Lond 1677. (An. nexe de: The six voyages of J. В. Тavernier. Lond. 1678). (В «материалах» перв. вып. обозначено не полно под № 7, b).
4) Noord en Oost Tartarye… gelyk te lantschappen Niuche,… Georgia, Circassia, Crim, Altin, enz. mitsgaders Tingoesia, Siberia, Samojedia, en andere aen Zaerze Majesteiten Kroon gehoorende heershapyen, Nic. Witsen. Amsterd. 1692. Другие издания – Amst. 1705 и 1785.
5. Сочинение, обозначенное в «материалах» под № 10 «De Landschappen» etc., по указанию Mианcapoвa, принадлежит 1707 году.
6. Wackerbarth, Die Tscherkessier. Dresd. 1708.
7. Memoriae populorum olim ad Danubium, Pontum Euxiniun, paludem Maeotidem, Caucasum, mare Caspium…ex Scriptoribus historiae Byzantiae erutae et digestae, J. G. Strifferi. 1771– 79 (в IV т.–Zicchica, Черкасия).
8. Von den kaukasischen Volker der mythischen Zeit. Th. J. Ditmar. Berl. 1789 (аназоны, албаны, веснерны и пр. по Страбону и др.).
9. Сочинения J. v. Stahlin’a обозначенное в «материалах» под № 15, помещено, кроме сборника Бюшинга, также в Geographisch. Kalender fur d Jahr 1772 (стр. 75) и в Russ. Bibl. v. Bacmeister, т. I, стр. 248.
9. а. Кабарда и черкесы. Географический словарь А. Щекатова и Максимовича. М. 1801 – 1808.
10. Geographisch – historische Beschreibung des ost lichen Kaukasus, Jul. v. Klaproth Yeimar. 1814. (описание Малой Кабарды).
11. Сочинения, обозначенные в «материалах» под №№ 23 и 24, составляют собственно одно сочинение, но с различными заглавиями. См. выше, «матеpиалы для библиографии обыч. права осетин», № 10 .
12. Souvenirs de Voyages. Les provinces du Caucase, par S-te de Suzannet. 2 vol. Par. 1846 .
13 Mahlerishe Darstellungen der Sitten, Gebrauche u Lustbarkeiten bei den ruesischen, tatarischen, mongolischen u. anderen Volkern im russischen Reich, J. G G. Geissler. Nebst einer kurzen Erlauterung von: Fr. Hem pel. Lpz. (1804).
14. A general historical and topographical description of mount Caucasus, J. Reineggs and Marshal Bieberstein. Translated by Ch. Wilkinson. Lond. 1807. (перевод сочинения, обозначенного в «материалах» перв. выпуска под № 26, стр. 301).
15. Description da Caucse avec le precis historique et statistique de la Georgia, de Zass. Spb. 1804.–Описал. Кавк., с кратким историческим и статистич. описанием Грузии (Перв. с франц. Я. Лавген) Спб. 1805. (В «материалах» обозначен один русский перевод под № 30 стр. 303).
16. Neueste Kunde vom russischen Reiche in Euгора u. Asien, Th. Fr. Ehrmann. Weimar. 1807.-Jb. Prag. 1808. – (о кабардинцах и черкесах).
17. Die Kaiserlich – Russische unregelmassige Reiterei. oder Beschreibung der Sitten u. Lebensweise der donischen Kosaken, der Arnauten, der crimischen Tataren, Tscherkessen u. Kabardiner, der Kirgisen, Baschkiren u. Kalmucken, v. C. Geissler. Lpz. 1813.
18. Отрывки из записок русского офицера на Кавказе 1815 г. Рус. Инв. 1827, № 43 и 44. (об обычаях кабардинцев).
19. A journey from India to England, through Persia, Georgia, Russia, Poland and Prussia in the year 1817, I. Iohnson. Lond. 1818. –Voyage de l’Inde en Angletterre. Par. 1819 (о черкесах).
20. О нынешнем состоянии земель кавказских. Вестн. Европы 1826, ч. 149, № 18 (о быте черкесов).
21. Commentaire sur la Description des pays Cancasiens de Strabon, par M. Кlaproth. Journ. Asiat. 1828, T. I,janv.
22 La Russie dans l’Asie – Mineure, ou campagnes du marechal Paskevitch en 1828 et 1829 et tableau du Caucase, envisage sons le point de vue geographique, historique et politique, Felix Fonton. Par. 1840 (о быте черкес).
23. Переводы путешествия Бэля (см. «материалы» первого выпуска, № 77, стр. 315): J. S. Bell, Journal d’une residence en Circassie. Nouvelles Anuales des Vayages, 1840 (предисловие Сен-Мартена, со сводом сведений европейцев о Черкесии от Страбона до 1840 гг.). – Tagebuch eines Aufenthaltes in Circassien wahrend der Jahre 1837 – 39, Pforzheim. 1841. – Dagbog under et Ophold i Circassien i Aareue 1837, 1838 og 1839. Oversat af Engelsk ved L. Moltke. Kjobenhavn. 1844.
24. Travels in Circassia, Krim, Tartary etc. in 1836, Ed. Spencer. Lond. 1837. Второе издание – ib. 1838. Третье издание – ib. 1839. – Travels in the Western Caucasus in 1836. Lond. 1838 (в «материалах» обозначено неполно под № 72).
25. Живописное путешествие по Азии, составленное на франц. языке под руководством Эйpиe (Eyries). Перев. Е. Корша. М. 1840 (о черкесах по Дюбуа, Спенсеру, Кланроту и др.).
26. Reise um den Kaukasus, zu den Tcherkessen u. Abchasen, nach Kolchis, Georgien, Armenien u. in die Krim, Fr. Dnbois de Montpereux. Darmst. 1842–46 (французск. Подлинник – в «материалах» перв. вып., № 73, стр. 313).
27. Personal adventures and excursions in Georgia, Circassia and Russia, G. Poullet-Cameron. Lond. 1845. – Reiseabenteuer in Georgien, Circassien u. Russland. Fre nach dem Englischen v. Fr. Gerstacker, Dresd. u. Lpz. 1846; второе издание – ib. 1848.
28. Обычаи и одежда кавказских народов. Рус. Инв. 1845, № 231.
29. Вера, нравы, обычаи, образ жизни черкес. Сев. Обозр. 1849, № 6. (См. «материалы» первого выпуска, № 80).
30. Les Abases de la cote Circassienne, apercu ethnographique et historique, par Saint-Martin. Nouvelles Annales des Voyages, t. 142.
31. Бесльний Абат, Хан Гирея. В сборнике газеты Кавказ 1847, второе полугодие (см. «материалы» первого выпуска, № 92, стр. 321).
32. О Кабарде. Закавк. Вестн. 1847, № 4–20.
32.а. Жена черкеса, султан Адиль-Гирей. Кавказ 1847, № 11.
33. Fr. Bodenstadt, des peuples du Caucase et leur guerre d’independance contre la Russie. Trad, par Ie prince E. de Salm-Kyrburg. Par. 1859 (немецкий подлинник см. «материалы» первого выпуска, № 96, стр. 324). – Того же автора – Tausend u. Ein Tag im Orient. Berl. 1850. Второе издание – 1854. Третье издание – 1859.
34. Le Caucase pittoresque, par le comte Ern. Stackelberg et Gr. Gagarin. Par. 1847 – 49 (в «материалах» первого выпуска обозначено не полно под № 96, а).
35. Adventures in Circassia, Rev. W. Winkenden. Lond 1848.
36. Черкесские предания. Сев. Обозрен. 1849, т..2. (извлечена из статьи Шах бек Мурзина: О быте и пр., см. «материалы» перв. вып. № 100, стр. 325).
37. Из моих воспоминаний о Кавказе (о черкесах), Ливенцова. Кавказ 1850, № 45.
38. Circassia; or a tour to the Caucasus, G. Leighton Ditson. New York and Lond. 1850 (в «материалах» перв. вып. – неполно, под № 109, стр. 327).
39. Sketches of Russian life in the Caucasus. By a Russe. Lond. 1853.
40. Die Kaukasische Militurstrasse, C. Koch. Lpz. 1851 (о черкесах).
41. Russia, the Black Sea and Circassia, Edm. Spencer. Lond. 1854. Втор, издание – Lond. 1855.
42. С. Koch, Die Kaukasischen Lander u. Armenien in Reiseschilderungen von Curzon, С. Koch, Macintosh, Spencer u. Wilbraham. Lpz. 1855. Нов. Издание – ib. 1865 и 1867.
43. Mittheilungen aus dem Tagebuche aus 16 jahriger Wanderung bei Gebirgsbewohner des Kaukasus, Kiesewetter. Berl. 1855.
44. The Caucasus, Jv. Golovine. Lond. 1854. – Der Kaukasus. Aus dem Englischen. Cassel. 1854.
45. Der Kaukasus, seine Volkerschaften, deren Kampfe etc., nebst einer Charakteristik Schamil’s. Wien. 1854.
46. Schamil and Circassia, K. Mackenzie. Lond. 1854.
46. The Caucasus and its people with a brief history of their wars and a sketch of the achivements of the renowed chief Schamyl, L. Moser. Lond. 1856.
47. Excursion en Circassie, Dr. Jeannel. Bordeaux. 1856 (o гостеприимстве и рабстве у черкес).
49. Reiseerinnerungen, Fr. A. Colenati. Drsd. 1858 – 59 (в I т. о черкесах).
50. Кавказ и Крым. Из путевых очерков (F1. Gille’a). Иллюстр. 1860, т. V. – См. V. A. Barbiedn Bocage, Rapport fait a la Societe Geogr. sur I’ ouvrage intitule: «Lettres sur le Cauease et la Crimee par M. Gilles» (см. «материалы» перв. вып., № 127). Par. 1860. Extrait du Bulletin de la Soc. de Geogr. 1860, Juin.
51. О гостеприимстве у черкес. Журнал Общеполезн. сведений 1859, № 6 (из статьи Кавказа – см. «материалы» перв. вып., № 126, стр. 330).
52. Черкес – пастух. Живописн. Рус. Библиотека 1858, т. П. стр. 191.
53. Черкесские набеги. Рус. Худож. Листок 1858, № 14.
54. Верования и обряды абадзехских горцев, В. Савинова. Ласточка 1859, № 11 и 12.
55. Черкешенка. Этнографический очерк. Калейдоскоп 1860, № 36.
56. Вести из Кубани (о закубанских горцах). Моск. Вед. 1860, № 2, 14, 18 и 27.
57. La Russie dans le Caucase, Ed. Dulaurier. Revue dee deux Mondes 1861, liv. 4, p. 946 (быть черкес).
57. a. L’Empire des Tsars, par M. J. H. Schnitzler. T. I. – IV. Par. 1862-69 (в III т. –adighe или tcherkesses, abazes, oubykhes).
58. Sitten und Charakter-Bilder aus der Turkei und Tscherkessien, S. Stucker. Berl. 1862.
59. Обзор некоторых наиболее замечательных событий о черкесских племенах, Геор. Казбек. Еженед. прибавл к Русск. Инвал. 1864, № 32 (сочинение Бэлля и сравнение его с сказаниями древних писателей; быт черкес по Интериано, де Лукка, Шардену, Ферранду, Пейсонелю, Тетбу и Феликсу Фонтону).
60. Абадзехи, А. Махвич – Мацкевича. Народн. Беседа 1864, № 3.
61. Плен у шапсугов. Воен. Сборн. 1864, № 11.
62. Поездка к кавказским горцам 1863–1864 г., А. Фонвиелль. Еженед. прибавл. к Русск. Инвал. 1865, № 21–23.
63. Сухум (о племени хакучи, принадлежащем к карачаевцам). Кавказ 1866, № 89.
64. С северо-восточного прибрежья Черного моря (абадзехи), И. Аверкиева. Кавказ 1866, № 70, 72, 74, 76 77, 80, 81.
65. Путевые заметки (о черкесах). Султан Крым-Гирей. Кубан. Войск. Вед. 1866, № 20, 21, 24.
66. Travels in the Central Caucasus and Bashan, Douglas W. Freshfild. Lond. 1869.
67. Кабардинский анекдот о ревнивых мужьях, Н. Ф. Грабовского. Терск. Вед. 1871, № 3.
68. Из адигских преданий (об отношениях между мужем и женой). Терск. Вед. 1871, № 30.
69. A journey through the Caucasus and the interior of Persia, A. H. Mounsey. Lond. 1872.
70. Voyage en Russie, au Caucase et en Perse, F. M. chev. Lycklame A. Nijeholt. Par. 1872.
71. Travels in the eastern Caucasus and the Caspian and Black Seas, A. Cunynhame. Lond. 1872.
72. Путеводитель и собеседник в путешествии по Кавказу, М. Владыкина. М. 1874 (по Дубровину, Гакстгаузену, Руновскому, Надеждину и др.). См. Тифл. Вед. 1874, № 57.

УКАЗАТЕЛЬ МАТЕРИАЛОВ.

Абрек. Ос. II, 99. IV, 6, 14, 22, 38. Библ. 168, 181.–Чеч. I, 9, 50. 4, 6. VII, 58, 71. VIII. 185. Библ. 34, 125, 161, 204. Кум. IV, 60. Св. 136, 140, 208–212. – О значении абрека см. в первом выпуске указатель материалов (абрек). См. байгуш.
Авдисан (авдасан–лагте, свидетель). Ос. I, 22, 11. 68, 76. VII, 77. Библ. 181, 187. См. свидетель.
Авсин, афсин, афсjн, – хозяйка, свекровь. Ос. Биб. 169, 186, 199, 205.
Агаси (старший брат). Кум. I, 113. Библ. 171. с «Агаси» – тюрко–монгольского происхождения. Древнейшее его значение – господин, начальнику князь, вообще «старший в походе» (глава дружины, военачальник), старшина рода. У киргиз «главный в ауле» (аульный старшина) называется «аул–агасы»; отец именуется у них взрослыми детьми «кос–агасы». Агаси равнозначительно с тюркомонг. «ага» (aga или acha, aci). Старший брат называется ага у татар (бухарских, сибирских, казанских и пр.), якут, киргиз, алт. вотяков, монголо бурят (acha) и пр. Но теже названия усвояются в тюркских и монгольских языках деду, отцу, мужу и дяде, вообще старшим членам рода, – ага и агаси вообще означают господина – главу орды, дружины иди рода. Хотонный старшина у монголов, бурят и калмыков называется ага (асhа); тоже самое находим у киргиз и пр. С другой стороны, «старшим братом» именуется (напр. у бурят и якут) детьми их природный отец, при жизни деда, считающегося их «отцом». Все это указывает на древний генезис института агаси, развившегося еще на почве группового родства, предшествовавшего появлению организованных родов. См. Н. И. Золотницкого, Корневой чувашско-рус. словарь, 119, 129, 132, 135; Н. Vambery, Etymol. Worterb. d. Turko-Tatar. Sprachen, 6, 24; H. И. Ильминского, Maтериалы по изуч. кирг. наречия, 181; Будасова, Слов, тур.-татар. нареч. I, 72; Н. Остроумова, Слов. тат. языка, 45; мое Калм. пр., 193.
Агер-мерчи. Чеч. VIII, 3, – «жертва на саван» – плата, взимавшаяся с убийцы по адатам карабулак. См. плата по преступлениям.
Агнатство. Ос. Библ. 181. Чеч. VIII, 181, 182. См. род и когнатсво.
Адат (адель, адиль, эдиль – обычай). Ос. II, 66–69. III, 15, 16. V, 1. VI. Библ. 76, 83, 98, 168, 181, 192. – Чеч. I, 10, 19, 21–37, 54. 99. II, 3, 6. VII, 1, 3, 6, 103. VIII, 175. Библ. 13, 20, 102, 113, 125, 130, 139, 171, 184, 192, 194, 204. Кум. I, 22, 25, 30, 40, 70, 81, 84, 124, 125. II. 16. IV, 1, 2, 60, 179. Библ. 6, 52, 61, 69, 70, 136, 171, 192. – Св. 1, 35. Адель, адиль, эдиль – чеченские названия обычая (см. Ос. II, 66. Библ. 184). У осетин адат называется арьдау (см. ос. II, 66). Об общем значении адата см. предисловие к первому выпуску, стр. 4 и след.
Администрация. См. управление.
Азат (вольноотпущенный). Ос II, 26, 48, 55, 60. IV, 40. – Чеч. I, 7, II, 2. VI, 1. Библ. 171. Кум. I, 64, 66–68, 73. IV. 57. Библ. 12, 52, 136, 158, 171. – Св. 96. См. в первом выпуске указат. Материалов – «азат».
Акты см. документы.
Аларды–баданта. Библ. 78, 83, 186, – особый род присяги, даваемой женщинами по осетинским обычаям (аларды – богиня болезней).
Алдар (алдыр, елдар). Ос. I, 1. IV, 2, 4, 6–8. VII, 19–25, 36, 44–47, 67. Библ. 20, 133, 142, 158, 168, 169, 171, 189. а, 181, 205, 209. – высшее сословие «старшин» тагаурцев (осетинского племени). См. сословия.
Алим. Чеч. 1. 19, – мусульманский законоучитель. См. духовенство.
Алолу–дан. Библ. 184, – «княжские». Князья Турловы были призваны чеченцами для «алолу-дан». См. управление.
Алым (юалум). Кум. IV. 54–56, 59, 60, 152, — «кровная честь», состоявшая из угощения и подарков, делавшихся виновным в убийстве или другом преступлении и его родственниками, в пользу обиженного и его родственников, после примирения с ними, независимо от общей платы за преступление. См. честь.
Алхёд. Библ. 181, – купленный раб у дигорцев (осетин). См. рабы.
Альф. Чеч. биб. 171, – боевой полк.
Аманат. (заложник). Биб. 6, 16 а, 160, 204. См. устройство военное.
Амцек. Ос. Биб. 169, – кормилец у осетин. См. аталык.
Амцеджи-бах. Биб. 169, – предбрачный дар ата-лыку (амцек) невесты у осетин. См. брак (предбр. дар).
Аппелляция. Ос. Биб. 181. – Чеч. VII, 14. – Кум. IV, 29, З0. – Св. 29. См. судопроизводство.
Арвад. Ос. Биб. 169, – родственник. См. род.
Арвадибех. Ос. Биб. 181, – предбрачный дар ближайшему родственнику невесты у осетин. См. брак.
Ард (род). Ос II, 6 (прим.). См. род.
Ард. Ос. Биб. 186, 187, – присяга, проклятие у осетин. См. присяга.
Ард-хуцауой. Биб. 187, – присяга Богом у осетин. См. присяга.
Аренда. См. землевладение.
Арест (наказание). Чеч. I, 94, 96. VII, 49.
Артёмонтё. Биб. 181, – присяжники по осетинскому праву. См. присяжники.
Лрьдау (обычай). Ос. II. 66. См. адат.
Аталык (амцек, емчек, эмджек – кормилец, воспитатель). Ос. III, 12, 41–44. Биб. 13, 18, 40, 70, 78, 83, 161, 169, 171, 181, 185, 200, а. Чеч. I, 19. VIII, 25. Биб. 40, 102, 139, 160 – Кум. Биб. 40, 136, 160. – Св. 105, 152–160, 201, 219–221. См. амцек, емчек, дети, родство молочное.
Атинаг. Биб. 100, 171, – осетинский праздник, с которого по решению мирской сходки (нихас’а) начинаются полевые работы – уборка сенокосов и пр. См. земледелие.
Аул (деревня, село). Ос. II, 12, 20,43, 106. Биб. 1, 6, 12, 13, 16, 16. а, 20, 21, 29, 33, 35, 44, 63, 78, 83, 92, 133, 161, 168, 171, 181, 188, 190, 200.а, 213. – Чеч. I, 8, 9, 12, 13, 16–19. VII, 58, 71. VIII, 41, 42, 125, 126, 192, 208. Биб. 6, 7, 13, 16.а, 20, 21, 26, 29, 59, 61, 62, 79, 113, 138, 139, 146, 164, 171,184, 194, 204. – Кум. I, 20, 22, 29. IV, 107. Биб. 16.а, 29, 52, 69, 171. – Св. 56, 68. – См. община территориальная и коу (осет. село, аул).
Афсин. См. авсин.
Айгак (доказчик, публичный обвинитель). Чеч. I, 32, 33. IV, 25. V, 2. VII, 7, 11, 29–31, 45, 47, 49– 52, 58, 60, 62, 64, 66, 80–82, 84, 101; 102. VIII, 52 –65, 188.–Биб. 204.–Кум. I, 103. IV. 5, 19–22, 74, 99, 102–106, 115, 116, 119, 129, 133, 140, 168. Биб. 217. – Св. 23.–См. судопроизводство.
Айляма-кагаз. Биб. 217, – «круговая бумага» при опознании воровских вещей по кумыкскому праву. См. судопроизводство.
Баделат (бадилат, базелат). Ос. III, 2, 8, 12, 13, 17, 20, 23–30, 38, 41–44, 47–50, 55, 57–69, 61, 64. VII, 1, 10, 37–41, 65. Биб. 78, 83, 133, 158, 171, 181, 189,a, 200.a – высшее сословие «старшин» у дигорцев (осетин), равнозначительных с алдарами тагаурцев. См. сословия.
Балалаешники (чонгури). Чеч. Биб. 81,113,138, 147, 171, – особая каста у чеченцев. См. каста.
Балц Ос. Биб. 167, 177, 205, 214, – осетинский обычай отлучек из рода и семьи, главным образом ради хищнических предприятий. См. набеги, воровство я хищничество.
Баранта (барамта). Ос. I, 10, 11, 18. II, 22, 46, 68. Биб. 6, 13, 16. а, 17, 21, 35, 42, 44, 70, 98, 105, 143, 167, 177, 181, 188, 213, 214. — Чеч. VII, 6, 44– 47. VIII, 179, 195–198. Биб. 12,16. а, 21, 81,108, 160, 180, 184, 204. – Кум. IV, 31, 43, 97 — 99. Биб. 160. Баранта имеет несколько значений по адатам осетин, чеченцев и кумык. Кроме грабежа чужого имущества (угона скота и пр.), под барантою разумелась одна из мер обеспечения материального убытка, понесенного напр., заимодавцев вследствие неисправности должника и пр. (Биб. 143), также грабеж в смысле конфискации имущества виновного по судебному приговору (Ос. I, 10, 11), или репрессалии – отплаты за воровство (Биб. 160). См. хищничество.
Барг. Чеч. VIII, 83, 90–93, 97, 104–107, 142, 151, 155, 179. Биб. 204, – почетная плата за оскорбление честя, взимавшаяся в виде добавочной пени, при уплате штрафов за увечья и нанесете ран, также за изнасилование увоз женщин и пр. – Почетную же плату, под именем «барч», должен был давать дядя своему племяннику (сыну сестры, но не брата), достигшему 16 и 17 летнего возраста. «Подарок этот обязателен до такой степени, что взрослый и нетерпеливый племянник может отнять у своего дяди означенный барч силой, обманом и воровством» (чеч. VIII, 179). Последнее правило представляет замечательную аналогию с обычным правом монголов и калмыков, дозволявшим «почетным» племянникам делать захват скота или требовать «пособия» у матерней родни, именно у «дядей матерней стороны». (См. Голстунского Монг. ойрат. законы, стр. 57; мои сочинения: к истории права рус. инородцев. Ойрат. устав, стр. 135, п. 147; Калм. право, стр 37 пп. 45–48). Нет сомнения в том, что подобные адаты имеют значение переживаний от древнего когнатского порядка наследования, существовавшего в пору группового родства, когда дети числились исключительно в роде матери и наследовали не своему природному отцу, а брату своей матери (ср. известные сочинения Леббока, М. Ленана, Жиро-Телона, Поста и др.).
Байгуш. Кум. IV, 37, – «безродный бедняк». человек без роду – племени. Байгуши (baigutsch) известны также монголо-калмыцкому праву. У калмыков и монголов байгуша – полный бедняк, лишавшийся скота вследствие хищнических отгонов, падежа скота и пр. Выходя «из степи» (т. е. из состава рода), байгуш становился изгоем, шел на сторону в работники или отдавался в невольники, jassir (см. Pallas Sammlungen historischer Nachrichten uber die Mongolischen Volkerschaften I, 116. Отеч. Зап. 1846 № 7, стр. 8; №8, стр. 97. Биб. для чт. 1852, № 5, стр. 50; № 7, стр. 36). Байгушество кочевников представляет полную аналогию с изгойством членов оседлой общины. Как в последней лишение участия в обладании общинной землей влекло за собой изгойство, так и в кочевом роде лишение «стада» отзывалось для кочевника бедняка таким же результатом (см. мое соч. – к истории права рус. инородцев. Калм. право, 203, 269). Бесправное положение безродных бедняков констатируется адатами осетин и кумыков: лишенный защиты своего рода, осетинский одиночка-абрек «представлял собою добычу для всякого лихого наездника, который мог продать, променять его где-нибудь на товары» (см. биб. 188, стр. 20). Убийство безродного бедняка, по кумыкским и осетинским адатам, долго не подлежало мести и оплачивалось незначительным штрафом, так назыв. «кровною честию» – платою, взывавшеюся не за самое убийство, но за оскорбление «чести» дома или вообще того места, где совершено убийство. (Ос. I,10. Кум. IV, 37. Биб. 42, 188). См. абрек и род.
Бго. Ос. III, 13, – побор, следовавший у дигорцев владельцу земли (старшине, баделату) с добычи, приобретаемой подвластными людьми охотой на землях старшины.
Бег (бей). Кум. I, 2, 7. Биб. 16. а, – местное название кумыкских князей. Тоже название князей, кроме кумык, практиковалось в старое время у черкес и других горцев (Биб. 16. а). У племен тюрко-монгольских бег вообще означал князя, предводителя племени, вельможу, начальника, господина, богатого или знатного. Замечательно, что в родовой терминологии тюрских племен тоже название применяется к мужу, затем первенцу и старшему брату (адер-билж. бег, кондом, пег, тур. бей, татар., кирг. бий, алт. пий, якут, би – см. Н. И. Золотницкого корневой чувашско–рус. словарь. 1875, стр. 132; ср. Н. Vambery, Etymol. Worterbuch d. Turko-Tatarischen Sprachen. 1878, стр. 194. Bohtlingk Ueb. d. Sprache d. Jakut. Wort., 43, 138). В этом случае нельзя не обратить внимания на замечательную параллель между ага и бегом: означая по первоначальному свою образованию главу дружины («главного в походе», господина), оба термина затем перешли в родовую терминологию, стали означать вообще старших членов родовых и семейных союзов. У кумык и черкес удержалось более древнее понятие бея, в смысле князя–предводителя племени, – у тюрко-татарских племен это же понятие получило более широкое, родовое значение. Все это раскрывает генезис, бытовые основы и корни родовых идей и институтов, зарождавшихся на почве первичного, группового хищничества и затеме получавших дальнейшее развитие в эпохи организованных родовых союзов.
Бегаул (бегеул). Ос. Биб. 171. — Чеч. I, 92, 107, 108. Кум I, 23, 30. Биб. 69, 160. Бегаулы имеют различное значение. У осетин под ними разумелись в прежнее время тоже, что и «фрт», – кияжеский наместник. Есть основание полагать, что учреждение бегаулов перешло к осетинам (у них не было бегов) от их соседей-чеченцев или кумык и сохранило здесь древнее свое значение (княж. наместничества) в родовом наряде горских кочевников. В новое время у чеченцев назывались бегаулами «десятники» – выборные старшины десятков, на какие подразделяются чеченские аулы. Подобные же «десятники» существовали у кумыков, в значении исполнительных органов при княжеских советах и «старших» князьях, управлявших отдельными аулами. См. управление.
Безземельный род. Чеч. Биб. 184. См. род и землевладение.
Безродный. См. байгуш.
Бесчестие. Ос II, 118. Биб. 181. – Чеч. VII, 6, 55, 72–84. Биб. 113,128, 171. Биб. 204. – Кум. IV, 31, 34, 110, 130–140.
Бер. Биб. 184, – поземельная подать, платившаяся у чеченцев за пользование земельными участками членов рода, переселявшихся в другие места. См. землевладение и род.
Берджалы. Ос. I, 7, 10, Биб. 42, 171, – обычай «примирения» рода убитого с убийцей и его родственниками. См. примирение.
Бейтуль-Маль (обществ, казна). Чеч. биб. 171.
Бирки (при договорах). Ос. Библ. 20, 44, 105, 186. См. договоры.
Благословение домашнего очага (свадебный обычай). См. брак и очаг.
Блуд Ос. библ. 181. –Чеч. VII, 6, 67–71. – Кум. IV, 31, 122–129.
Богатыри. См. нарты.
Бонган Ос. I, 8, 9, 11. Библ. 42, 171, – подарок, уплачивавшийся родом убийцы в пользу родных убитого, после совершения обряда примирения. См. плата по преступлениям.
Бойтнул–мом. Чеч. I, 110, – штрафные деньги. См. плата по преступлениям.
Брак. Ос. I, 19, 20, 26–33. II, 111. III, 5, 11, 17-23, 33. IV, 1–4, 9-10, 17–19, 25, 26, 33, 34. V, 14, 15, 17. VII, 37–64, 72, 101. Библ. 16. а, 19, 20, 23, 35, 36, 40, 42, 44, 46, 49, 54, 58, 59, 70, 74, 76-78, 83, 88, 94, 105, 113. а, 129. а, 135, 142, 154, 160, 161, 167-169, 171, 177, 181, 185, 186. 188,199, 205-209, 212, 214, 215. — Чеч. I, 7, 38–47, 56. II, 8. III, 8. IV, 1, 2, 9 – 11, 18, 19. V, 1. VI, 1. VII, 4, 6, 67, 69, 71, 86, 89-97. VIII, 115–126, 147, 156 – 169. Библ. 7, 12, 14, 16. а, 18-20, 23, 40, 54, 59, 67, 102–104, 110, 113, 120, 123, 125, 128, 129. а, 138, 141, 153, 164, 171, 180, 189. а, 194, 204, 208, 212. – Кум. I, 51, 60, 62, 111, 113–118. II, 8, 9. IV, 3, 31, 122, 132, 145, 150, 152, 156–163. Библ. 16. а, 19, 40, 52, 69, 136, 156, 171, 208, 212. –Св. 54, 55, 79, 80, 91, 97, 148, 149, 164–167, 171–173, 178, 180–182, 188-198.
а) Архаические формы брака:
1) Гетеризм женщин:
a) до брака. Ос. Библ. 205. Чеч. библ. 171.– Проституция. Чеч. VIII, 154. Библ. 204. Ос. Библ. 181. Внебрачные связи.Ос. VII, 101. библ. 205, 209. – Чеч. VII, 67, 69. Библ. 204. Кум. IV, 126. Сводничество. Ос. библ. 181.
b) замужних. Ос. Библ. 20, 21, 35, 44, 58, 76, 161, 171, 177, 185, 205, 209, 214. Чеч. – III, 154. Библ. 153.
с) вдов. Ос. VII, 101.
d) рабынь. Библ. Ос. кум. 142.
2) Гетеризм религиозный. Чеч. 146, 164, 181.
3) Гетеризм гостеприимный. – Ос. библ. 21, 205.
4) Гетеризм свадебный. Ос библ. 54, 59, 169, 171, 209. Чеч. библ. 54, 59.
5) Посиделки. Ос. библ. 80.
6) Эндогамия и эксогамия. Чеч. библ. 125.
7) Брак по кровному родству. Ос. библ. 35,181. – Кум. IV, 127, 128. Права рода на женщин. Библ. Ос. 199.
8) Брак брата с сестрой Ос. биб. 177, 188, 205, 214. См. дети (брат и сестра)
9) Снохачество. Ос. библ. 35, 70, 94, 105, 181, 205. Чеч. библ. 18. – Брак малолетних. с. библ. 42, 54, 59, 105, 171, 209. Чеч. библ. 202.
10) Левират. Ос. I, 28. III, 30 – 32. V, 14. VI. VII, 38, 43, 45, 46, 49, 61, 101, Биб. 20, 35, 42, 44, 49, 70, 94, 105, 154, 168, 171, 181, 186. – Чеч. I, 62. VШ, 117. Библ. 164, 204. Св. 171.
11) Брак вдовца с сестрами жены. Ос. библ. 70, 94, 171.
12) Брак пасынка с мачихой. Чеч. библ. 20,129. а.
13) Брак на время. Ос. библ. 54, 59, 171.
14) Брак посмертный. Чеч. библ. 20.
15) Внебрачное сожительство рабов. Ос. II, 6, 32, 57, 59. III, 7, 10, 11. Библ.205. См. кавдасарды, гурзиаки и рабы.
16) Многоженство. Ос. I, 28, 31. III, 45. Библ. 16. а. 20, 35, 42, 44, 49, 54, 59, 70,129. а. 167, 205.-Чеч. I. 38. Библ. 7, 14, 16. а. 18, 20, 125, 129. а, 164, 171,180, 189. a, 204. — Кум. Библ. 16. а, 69. – Св. 172. – Единоженство. Ос. биб. 105. Св. 79. – Жены второстепенные. Ос. I, 31. Библ. 42, 54, 59, 129. а, 133, 169, 171, 181. Кум. I, 1, 2. Библ. 69, 166. – Жены подставные. Ос. биб. 59. — Жены купленные. Ос. биб. 59. — Жены пленные (номильус, номелус, номлус, номул–ус, наложницы из кавдасардок) Ос. VII, 57–64. Библ. 129. а, 142, 169,171, 181, 205. — Кумиачки (наложницы дигорских старшин, соответствующие номильусе. Ос. VII, 57–64). – Кусаг–ус (наложница – раба). Ос. библ. 169. – Наложницы. Ос. II, 60, 62, 63. VII, 57-64. Библ. 16. а, 35, 59,168,169,181,205. Чеч. Библ. 16. а, 160. – Кум. библ. 52. Св. 173.
б) Формы заключения брака:
1) Похищение (увоз) жен. Ос. I, 19, II, 120, 121. VII, 65–70. Библ. 16. а,. 19, 42, 54, 59, 70, 169, 171, 181, 193. – Чеч. I, 46, VII, 6, 88–91, VIII, 127–133, 155. Библ. 16. а, 19, 113, 141, 164, 171, 194, 200, 204. – Кум. I, 118. IV, 31, 149–155. Библ. 16. а, 19, 136, 171, 193. — Св. 150, 198, 276, 277.– Браки уходом. Чеч. библ. 164. Кум. библ. 171. Добывание невесты силою (борьбою с ней и соискателями). Ос. библ. 205. – Раздатель между членами рода невест, добытых силою Ос. библ. 205.
2) Плата за невесту – калым, осет. ирад (jрад, урат, урват), чечен, кебин, орду, урдау и накях. Ос. I, 19, 20, 26. II, 32, 57, 67, 87, 88, 94, 102, 111. III, 9, 10, 17–21, 46. IV, 1–4, 9, 10, 14, 17 (вацайран – плата за невесту?) – 19, 25, 26, 33, 34. V, 17. VI. VII, 37-57, 60, 62, 68, 70, 72, 77, 83, 96, 98, 103. Библ. 16. а, 20, 40, 42, 44, 49, 54, 58 (урват), 59, 70, 77, 78, 83, 98, 129. а, 161, 169, 171, 172, 177, 181, 186, 198, 203, 205, -207, 209, 214. – Чеч. I, 40–44, 47, 48, 51, 52, 64. II, 8. IV, 1, 2, 9, 10, 18, 19. V, 1. VI, 1. VII, 90, 92, 94 – 96. VIII, 116, 119, 145, 156, 161, 163–170, 172,178, 183. Библ. 12,16. а, 40, 54, (орду), 113, 125, 129. а, 141 (урдау, накях), 164, 189. а, 171, 194, 202, 204. – Кум. I, 114, 115, 123. III, 1-4. IV, 152, 157. Библ. 16. а, 40, 69, 136, 171.–Св. 80, 91, 97,113,114,161-166,188, 189, 191, 192, 197, 198. –Ирадлечита (оценщик калыма). Ос. библ. 206.
3) Задаток Ос. библ. 181.–Чеч. VIII, 119, 122, 145, 172, 184. Библ. 204.
4) Предбрачный дар (осет. фати-бах, мады-бах, мады–арвады-бах, амцеджибах ). Ос. I, 32. III, 19. Библ. 42, 113. а, 169, 181, 209. — Чеч. I, 40, 41, 48, 64, VII, 92, 94–96. VIII, 161. Библ. 12, 141, 171, 194. — Кум. I, 114. IV, 158,-160. Библ. 171, – Св. 167.
5) Обеспечение невесты на случай развода (осет. накях, никёх, чечен, и кумык, гебенгак, гибингак или вебин-хакк). Ос. Биб. 169 (накях), 181 (никёх). Чеч. VII, 67, 69, 71, 89, 90, 92, 94, 97. VIII, 119–122, 145, 172, 184. Биб. 141, 204. – Кум. I, 123, 126. IV, 122, 123, 146, 150, 152, 153, 155, 157, 162, 163, 184. Биб. 136, 171.– Св. 114, 192.
6) Приданное. Ос. I, 32. III, 33. IV, 17. V, 17. Биб. 44, 113. а, 169, 171,177, 209. – Чеч. I, 56. II, 6. VIII, 119, 161. Биб. 194. – Кум. I, 123, 126.
7) Выбор жениха и невесты. Ос. I, 27, 28. Биб. 186, 205. Чеч. I, 39, 41, 45. VII, 93. VIII. 116, 118. Биб. 12, 204. — Кум. I, 111, 114. IV, 156. Св. 148. Брак по склонности (соглашению). Чеч. Биб. 164, 171, 204.
8) Сватовство (сговор). Ос. I, 30. V, 15. Биб. 20, 44, 78, 83, 169, 171, 177, 181, 205, 214. – Чеч. I, 41, 45. VII, 6, 92–97. Биб. 141, 164, 171, 194, 204. Кум. I, 114. IV, 31, 156–163. Биб. 171. – Св. 190,191,197. Вашкирки . Ос. Биб. 74, 96, 171, 205.
9) Обучение (осет. усракорта). Ос. Биб. 171, 181, 209. — Св. 190.
10) Кумовство брачное. Ос. I, 33. III, 23. Биб. 54, 59, 70, 169, 171, 199, 209. – Чеч. Биб. 54, 59. – Св. 180–182. – Фсим (фисим, шафер, кум). Ос. Биб. 70, 169, 199, 209. – Чеч. Биб. 59, 204.–Кум. Биб. 54 .
11) Венчание. Ос. III, 21. Биб. 77, 171, 207, 209, 213. – Чеч. VIII, 123 (нечих). Биб. 54, 204. Св. 190.
12) Свадьба (осет. кинджагсан). Ос. II, 17, 19, 43, 47. III, 22. V, 18. Биб. 20, 36, 42, 46, 54, 59, 70, 74, 77, 89, 105, 113. а, 135, 169, 171, 181, 186, 199, 205, 206, 209, 214. – Чеч. I, 41, 44. VIII, 123, 161. Биб. 7, 59, 67, 102-104, 110, 113, 120, 138, 141, 164, 171, 194, 204. – Кун. Биб. 69, 136 – Св. 197. – Благословение домашнего очага. Ос. Биб. 54, 77, 169, 171; 186, 188, 199, 207, 209, 213–215. – Чеч. Биб. 54 . – Невестина ночь (чиндз-ахсав). Ос. библ. 77, 169, 188, 199, – обычай «показывания» молодой роду мужа – ввод ее в дом (хадзар) семьи мужа с обводом ее вокруг очажной цепи.
13) Цензура целомудрия невесты. Ос. библ. 20, 113. а.
в) Условия действительности брака:
1) Возраст. Ос. I, 29. V. 15. Библ. 35, 42, 54, 59, 105, 171, 181, 185, 204. Чеч. библ. 13, 18, 141, 171, 202, 204.
2) Способность к деторождению. Ос. III, 46. Библ. 54, 59, 171.
3) Равенство браков (браки равного состояния). Ос. III, 5- IV, 4. Библ. 20, 54, 59, 78, 83, 129. а, 171, 177. – Чеч. библ. 54. – Кум. I, 51, 60, 62. Библ. 69, 171. – Св. 54, 55, 91. См. кавдасарды и чанки.
4) Согласие родственников Ос. I, 27. Чеч. I. 39, 41, 45. VII. 93. VIII. 116. Кум. I. 111, 114. II. 9. IV. 157. Св. 150, 191, 198.
5) Согласие жениха и невесты. Ос. I. 27. Библ. 169, 171,186, 204, 205. Чеч. VIII. 116, 118. Кум. IV. 156, 161. Библ. 136, 171. Браки по склонности (соглашению жениха и невесты). Чеч. библ. 164, 171. – Браки принудительные. Ос. библ. 214. – Чеч. библ. 110, 120, 171.
6) Родство. Ос. библ. 70, 94, 171, 177, 181, 188, 214 – Чеч. библ. 20, 125. — Кум. IV, 127.
г) Отношения между супругами:
1) Жених и невеста. Ос. I, 19, 27, III, 21. IV, 19. V, 15. Библ. 54, 59, 70, 77, 169, 171, 177, 186, 188, 199, 207, 209, 214. — Чеч. I, 40-47. VIII, 116, 118, 156. Библ. 12, 54, 141, 171, 194, — Кум. I, 116. IV, 161. Библ. 136, 171. – Св. 194. – Отказ от невесты или жениха до свадьбы. Ос. библ. 20, 44, 169, 181. — Чеч. I, 43 (ибермеае — отказ), 44. VII, 94– 97. VIII, 122, 123, 145. Библ. 194, 204. – Кум. I, 117. IV, 159–162. Библ. 171. — Св. 195, 196. – Дарение невесты женихом другому. Ос. библ. 205. Уйсадын. Ос. библ. 169, 171, 186, – обычай, обязывающий молодую «говорить в полголоса». – Тайные свидания молодых. Ос. библ. 35, 54, 59, 79, 83, 169, 171, 181, 199. Чеч I. 42. Библ. 141, 171, Кум. I, 116. Св. 176, 179, 194.
2) Муж и жена. Ос. I, 10, 11, 25. II, 32, 57, 68, 101-104, 115, 116, 120. III, 9–11, 21, 23, 33, 45–46. IV, 6, 14, 22, 30, 38. V, 14. VI VII, 57–64. Библ. 13, 35, 54, 59, 76–78, 83, 105, 167, 169, 171, 177, 181, 188, 205, 207, 209, 213, 214. – Чеч. I, 48–52, 62–65. II, 9. III, 6. VIII, 33, 150–174. Библ. 104, 113, 125, 141, 171, 204. – Кум. I, 119–123. II. 10–13. IV, 36, 118, 183, 184. Библ 52, 136, 171. – Св. 35, 54, 65,79, 80, 101, 103, 104, 107, 110-112, 161–189, 251. 252. – Затворничество жен. Ос. библ. 35.– Право мужа на жизнь и смерть жены. Ос. библ. 35, 42. Кум. I. 122. II. 13. IV. 36. 118. Св. 184, 185. – Дарение жен. Ос. библ. 205. Продажа жен. Ос. II, 103. IV, 10, 11. Библ. 13, 42, 59. – Чеч. библ. 20. – Св. 184. – Мена жен. Чеч. библ. 164. – Дука-кусса (дача жены другому для деторождения). Ос. III, 46 – Неверность жен. Ос. библ. 76, 171, 205. – Чеч. I, 50. VIII, 1, 150–154. Библ. 54, 204. – Кум. I, 122. II, 13. IV, 36. – Св. 184, 185.
3) Зять и невестка. Ос. библ. 177.
4) Свекор и свекровь (осет. хицау и авсин). Ос. библ. 169, 209.
д) Расторжение брака:
1) Развод. Ос. II, 67, 102, 104. III, 9, 45, IV, 6, 14, 22, 38. VII, 41, 47, 50, 55, 64. Библ. 20, 44, 70, 98, 105, 113. а, 161, 171, 177, 181, 214. – Чеч. I, 50–52. IV, 6, 14, 23. VII, 4. VII, 121–124, 143, 150, 152, 157-174. Библ. 54, 59, 67, 110, 113, 128, 171, 204 – Кум. I, 123. IV, 122, 123, 146, 155,162. Библ. 69, 136. – Св. 188, 189.
2) Вдовство. Ос. I, 25, 26, 28. II, 88, 90. III, 30–32, 35. IV, 2, 4, 10, 18, 26, 34. V, 14, 21.VI. VII, 38–40, 42, 43, 45, 46, 49, 51, 54, 61, 62, 100-102. Библ. 12, 44, 20, 42, 49, 59, 70, 94, 105, 154, 161, 168, 171, 172, 181, 186, 188, 205. – Чеч. I, 19, 62, 110. VIII, 117, 124. Библ. 20, 54, 164, 204. – Кум. III, 1. Библ. 171. – Св. 171. – Следы института умерщвления вдов (отрезание ушей и волос). Ос. V, 21. VI Библ. 171, 186, 205. – Чеч. библ. 54, 59. – Траур. Ос. V, 21, 23. VI. Библ. 171, 186. Чеч. библ. 164.
Брат молочный. См. емджек, аталык.
Братство фамильное. Чеч. библ. 204. См. род.
Братство присяжное. Ос. библ. 205. Чеч. библ. 204. Кум. библ. 52.
Булки. Кум. библ. 69, 158–«помочи», работы сообща, по приглашению. См. земледелие, работы.
Бын. Ос. библ. 181 – наследственное имущество. См. наследование.
Бын. Ос. библ. 187, – «поголовная гибель» за лжеприсягу. См. лжеприсяга.
Бедные. Ос. III, 14, 34. Библ. 188. – Чеч. I, 19, 20, 110. — Кум. I, 83.
Бийлик. Кум. библ. 158, – часть земли, выделяемая князьям.
Вазаг, уазег (гость). Ос. библ. 78, 83, 171, 199 См. гостеприимство.
Вакуф. Св. 121, – имущество, пожертвованное в пользу мечетей и на благотворительные дела. См. землевладение.
Вашкирки. См. брак (сватовство).
Вацайран. Ос. IV. 17. См. брак (плата за невесту).
Ввод во владение. Чеч. I, 76. См. собственность.
Вдова. Си. брак.
Вежерей (воша, член рода). Чеч. библ. 184. См. род.
Вевиль. Чеч. библ. 171, – поверенный имама, приводивший в исполнение его приказания.
Вес-дон (вольные люди). Ос. библ. 133. См. возданы, вольные люди и сословия.
Владелец (владетель). Ос. I, 2, 5. II, 12, 35, 42, 61, 106–108. III, 10-13. Библ. 16. а, 21, 41, 168, 202. а. Чеч. I, 6. II, 2. Библ. 16. а, 34, 41, 160. – Кум. I, 11, 12, 14, 16, 66, IV, 72. Биб. 6, 16. а, 26, 41, 69, 160. – Св. 93–99.
Владение. См. собственность.
Вменение. Ос. I,10–13. III, 50. V, 6. VI. – Чеч. I, 26, 39. II, 8. VII, 15, 58. VIII, 3, 130–133, 149. Библ. 204. – Кум. IV, 32, 33, 72, 110. – Св. 98, 222.
Водовладение. См. орошение.
Возданы (вольные люди). Ос. библ. 78, 83, 129. а, 133. См. вес-дон, вольные люди я сословия.
Возраст. Ос. I, 12, 29. V, 6, 15. Библ. 42, 54, 59, 70, 94, 105, 171, 181, 185, 209. – Чеч. I, 30, 38, 42, 82. VIII, 179. Биб. 13, 18, 141, 171, 202, 204. – Кум. I, 100. IV, 33 – Св. 21,117,128, 131, 135,142, 159.
Вольноотпущенник. См. азат.
Вольные люди. Ос. I, 2, 3. Библ 16. а, 42, 105, 158, 200. а, 214 (саулаг – «черный», свободный человек). – Чеч. I, 6, 7. II, 1, 4. III, 2. Библ. 16. а, 102. – Кум. библ. 16. а, 52, 69, 129. а, – Св. 56, 58, 67, 68, 73, 81, 86–92, 240, 247, 250, 259. Cм. воздан (вес-дон), саулаг, фарсалаг, сословия.
Воровство. Ос. I, 13, 16, 17. II, 22, 46, 68, 119. III, 57-63. IV, 8, 16, 24, 32, 40. V, 5, 10. VII, 74-80. Библ. 13, 36, 42, 59, 66, 76, 78, 83, 99, 105, 161, 168, 171, 172, 181, 190, 191, 193, 199, 203, 214. – Чеч. I, 28, 36, 37. II, 3. IV, 8, 16, 25. V, 2. VI, 2. VII, 6, 48 -57. VШ, 179, 186, — 221. Библ. 12, 16. а, 20, 56, ИЗ, 125, 128, 138, 139, 147, 153, 171, 184, 193, 202, 204.-Кум. I, 95–107. III, 15 – 19. IV, 31, 100–111. Библ. 26, 136, 171, 193, 217. — Св. 35, 83, 224–230, 283 – 286.
Воровство людей. Чеч. VI, 2. См. полон и рабы.
Воры (уручи, каста). Чеч. библ. 81, 113, 138,147, 171. См. касты.
Восита-хист (женские поминки). Ос. III, 37. См. поминки.
Воспитание. См. аталык.
Вошалла (род), воша (член рода). Чеч. библ. 184. См. род.
Война. См. устройство военное, набеги и хищничество.
Выгон. Ос. библ. 133. – Св. 88. См. скотоводство.
Выдел. Ос. II, 99. – Чеч. I, 38, 84. II, 8. VIII, 185. Библ. 113. — Кум. I, 109, 110, 112. II 5, 6; 8. IV, 184. — Св 128, 136, 137. См. наследование.
Выкуп пленных и рабов. Чеч. I, 6, 7. Библ. 12, 17. – Кум. I, 64, 67. См. пленные и рабы.
Выкуп крови. См. плата по преступлениям.
Выкуп невесты. См. брак (плата за невесту).
Выходцы (кум. мухаджиры). Чеч. библ. 184. – Кум. библ. 69. См. переселение.
Венчание. См. брак.
Вече. См. собрание народное.
Вещуны (кадаги). Ос. библ. 171. См. гадания, знахари и колдуны.
Гадания. Ос. библ. 12, 36, 54. знахари и колдуны.
Газават (священная война). Чеч. библ. 130. См. мюридизм.
Галуаны (башни, укрепления). Ос. библ. 171, 177, 181, 188, 213. См. укрепление.
Gaou (осет. село). См. кау, община.
Гапа. Чеч. библ. 171, – «ворота», сторожевые посты, устроявшиеся при Шамиле по границам наибств, для наблюдения за неприятелем.
Гар (гаар, род). Чеч. библ. 171, 184. См. род.
Гебенгак (гебингак, обеспечение невесты на случай развода). См. брак.
Gentl adscriptio (приписка к роду). Библ. 16. а, 69 (№ 42).
Гетеризм. См. брак.
Гогоаты (гогуаты, – сословие старшин). Ос библ. 171, 181, 189. а. См. старшины, сословия.
Голова (плата за убийство). См. 123–236. См. плата по преступлениям.
Город. Чеч. библ. 184. – Кум. библ. 69. См. укрепление.
Гостеприимство. Ос. II, 68, 118. Библ. 20, 21, 35, 42, 44, 46, 62, 63, 75, 76, 78, 80, 83, 105, 129. а, 171, 177, 181, 185, 188, 205, 207, 209, 214 – Чеч. I, 68. III, 4, 187. Библ. 12, 13, 21, 26, 79, 87, 101 – 103, 113, 120, 125,139, 164, 171,180,194, 202, 204. – Кум. IV, 45. Библ 12.–Св. 105.
Грабеж. См. баранта
Границы поземельные. См. землевладение.
Гурзиак (раб) Ос. II, 3, 7, 11, 12, 23, 26, 28, 34-36, 41, 42, 48, 52, 53, 59, 61, 65, 93, 108, 114. IV, 40 VII, 24, 25, 63. Библ. 171, 189. а. См. раб, сословие.
Да (поручитель). Ос. II, 74–76. См. порука, поручитель.
Давность Чеч. VII. 107. – Кум. IV, 175.
Дань. Ос. библ. 13, 168, 214. Чеч. библ. 204. См. подать.
Дарение. Ос. библ. 181. – Чеч. библ. 21. – Кум. I, 35. IV, 185, 186.
Дар предбрачный. См. брак.
Дау (подозрение). Ос. библ. 187. См. подозрение, судопроизводство.
Дачи земельные. См. землевладение.
Дача под сохранение. Чеч. библ. 180. См. договор.
Двор. Ос. библ. 161, 181 (часть рода), 190, 200. а. – Чеч. VIII, 11, 41. — Библ. 16, а, 204. Кум IV, 130, 134. Библ. 16. а.
Дворовые люди. См. рабы.
Дворяне. Ос. I, 1. IV, 11. Библ. 6, 16. а, 41, 49, 78, 83, 105, 129. а. – Чеч. I, 6. Библ. 6, 16, а, 41.– Кум. библ. 41, 129. а. См. князья, старшины, уздени, сословия.
Дебир. Чеч. библ. 171, – помощник наиба, избиравшийся из мулл для заведывания полицией в местах, где не было резиденции наиба.
Деньги. См. монета.
Депутаты (члены суда). Чеч. VIII, 52, 53, 57, 112, 167, 188. См. судоустройство.
Деревня. См. аул, община.
Десатина. Ос. III, 14, – Чеч. I, 19. Биб. 12, 16. а. Си. подать, закат.
Десятки, десятник. См. бегаул.
Джанки См. чанки.
Джигат (война с неверными). Чеч. бил. 114. – Кум. библ. 72. См. мюридизм.
Джигит (наездник). Ос. библ. 80. См. хищничество, набег.
Джинниг (письмен. доказательства). Ос. биб. 181. См. документы.
Дзуары (духи – патрона рода и семьи). Ос. библ. 54, 64, 73, 77, 90, 151, 155, 156, 162, 167, 171,186, 187, 189. а, 214. См. род, родопочитание, патронатство.
Диван–хан (диван–ханэ, совет). Чеч I, 104. Библ. 130, 171.
Диат (плата за убийство). Кум. III, 8. См. плата по преступлениям.
Добыча. Ос II, 67. III, 53. Библ. 177, 188.–Чеч. I, 12. Библ. 12, 128, 130, 171. – Св. 48.
Догерек – уздень. Кум. библ. 69, 158, 171, – свободные крестьяне, уздени 3-й степени.
Договоры. Ос. I, 22. II, 67. Библ. 20, 44, 105, 181, 188, 205. — Чеч. библ. 20, 128, 204. См. обязательства.
Доказательства. Ос. 181, 187.–Чеч. I, 30–33. VII, 4, 29. VIII, 27, 29, 131, 136–138.–Кум. IV, 3. См. судопроизводство.
Доказчик (осет. комдзоуг, комдзог, чеч. и кум. Айгак – публичный обвинитель). Ос. II, 68. VII, 77– 79. Библ. 181, 186, 187.–См. судопроизводство.
Документы. Ос. библ. 181 (джинниг) – Чеч. I, 19, 20, 71. VII, 107. – Кум IV, 172, 176. См. доказательства, судопроизводство.
Долг. Ос. II, 67, 123. Библ. 37, 181. – Чеч. I, 69-71. III, 8. VII, 4, 6, 7, 103. VIII, 16, 229, 230. Библ. 13, 204. – Кун. IV, 3, 4, 31, 172. — Св. 108, 109. См. договоры, обязательство.
Дом. Ос. библ. 20, 21, 42, 133, 171, 177, 181, 205. – Чеч. I, 5, 16. VIII. 12. Библ. 13, 21, 69, 204. – Кум. I, 32.
Драка. Чеч библ. 128, 164, 171, 204.
Дружина. Ос. библ 177, 188, 214 – Чеч. I, 13. Библ. 200. – Кум. I, 2, 43, 44, 49, 105 – Св. 47.
Дука-кусса. Ос. III, 46, – бездетная жена, отданная мужем другому для деторождения. См. брак.
Духовенство. Ос. III, 14, 34. Библ. 31, 41, 42, 133. – Чеч. I, 19, 20, 103, 110, II, 1, 4 Библ. 6, 16, 18, 41, 56, 102, 113, 171, 204. – Кум. I, 71–83. Библ. 41, 171. — Св. 57, 60, 70, 72–85.
Душеприкащик. Ос. III, 34. – Чеч. I, 78. — Св. 132 См. завещание.
Дымы. Ос. библ. 190. – Чеч. библ. 130.
Дада. Ос. III, 20. VII, 1. Библ. 188. – Чеч. I, 56, 59, 66. VШ, 179. См. род и родственники.
Дела тяжебные. Ос. библ. 99, 105. – Чеч. библ. 138, 204 — Кум IV, 3, 4. 31, 174–176.
Дети. Ос. I, 9–12, 24, 25, 27, 31, 33. II, 6, 26, 34, 57, 59, 60, 62, 63, 68, 85, 87, 88, 90, 97–100. III, 5, 7, 10 – 12, 29, 33, 41 – 44, 46. V, 6, 19. VI. VII, 43, 60, 62, 63, 93, 94, 100-102, 113. Библ. 13, 35, 42, 54, 58, 59, 70, 77, 83,105,161,168,171,177, 181, 183, 207, 209,213, 214.–Чеч. I, 38–42, 45, 53, 55, 57, 59, 61, 64, II, 6, 8. III, 4, 6. VII, 67, 69. VIII, 33, 174, 176 – 179, 185 Библ. 13, 59, ИЗ, 125, 139, 171, 194, 202, 204.-Кум. I, 1, 2, 68, 108 – 113, 125. 126. II, 4 – 9. III, 7. IV, 35,126, 181,183. Библ. 52, 69, 136, 171, 217.–Св. 35, 54, 65, 81,101–103, 107, 110-112, 117, 133-160, 201, 202, 206, 241.
1) Родительская власть. Ос. I, 27. II, 97 – 100, III, 41-44. V, 6. Библ. 105, 168, 171, 177, 181. Чеч. I, 38 – 39. II, 8. Библ. 125, 139, 171, 204. Куй. I, 108 – 113. II, 4 – 9. Библ. 217 – Св. 35, 133 – 160
2) Отец. Ос. I, 10. II, 97 – 100. VII, 108. 111. Библ. 13, 42, 59, 171, 181, 190. 205. – Чеч. I, 38, 39, 45, 47, 58-61. II, 8. VIII, 33, 185 Библ. 13, 113, 125, 139, 171, 194, 200, 202, 204. – Кум. I, 108-113. II, 4 – 9. IV, 35. Библ. 171. – Св. 133 – 160, 202, 206.
3) Мать. Ос. I, 10. II, 87, 97. VII, 99, 113. Библ. 13, 42, 169 (мад), 181, 188, 213. – Чеч. I, 53, 64. II, 8. VIII, 33, 174. Библ. 86, 160, 184, 200, 204. – Кум. IV, 39, 183. – Св. 135, 147.
4) Сын. Ос. I, 10, 24, 33. 11, 85, 87, 88, 90, Библ. 42, 59, 70, 77, 199, 171, 205, 207, 213, 214. – Чеч. I, 38, 55, 58, 61, II, 6, 8, III, 4. VIII, 33, 176, 177, 185. Библ. 13, 129. а, 164, 200, 202, 204, 212. – Кум. I, 109,110. III, 7. IV, 35, 181. Библ. 171.-Св. 81, 102, 109, 133 – 144, 202, 206.
5) Дочь. Ос. I. 10, 24, 25, 27. II, 68, 85, 88, III, 33, V, 19. VII, 60, 62, 63, 100 — 102, 113. Библ. 42, 68, 59, 161, 171, 181, 183, 207. – Чеч. I, 39, 40, 45, 55, 57. II, 6, 8. VII, 33, 176, 178, 179. Библ. 171, 204.
Кум. Т, 111 -113, 125, 126. II, 7, 8. IV, 35, 1бЗ. – Св. 101, 107, 110-112, 145 – 151.
6) Брат. Ос. I, 12, 28. II, 94. III, 20, 30 – 33. V, 14. VII, 60, 62, 83, 86, 90 – 93, 97, 98, 103. Библ. 59, 105, 177, 207.-Чеч. I, 40, 45, 55, 56, 64, 66, 84. II, 6, VII, 176, 178, 180, 183. Библ. 171, 204. — Кум. I, 113, 126. II, 9. IV, 38, 39, 181. Библ. 171 – Св. 102, 113, 114, 143, 149, 206, 212.
7) Сестра. Ос. I, 10. II, 87, 94. III, 33. VII, 98. Библ. 59, 177, 188, 214. – Чеч. I, 40, 45, 55, 56, 64. II, 6, VIII. 176, 178, 179, 183. Библ. 194, 204. – Кум. I, 113, 126, II, 9 – Св. 113, 114, 149.
8) Дети законные
a) Воспитание. См. аталык.
b) Совершеннолетие. См. возраст. Пострыги. Чеч. библ. 184.
c) Право отца на жизнь и смерть детей. Ос. II, 98. Библ. 42. – Чеч. библ. 161. – Кум. I, 108. II, 4. IV, 35. – Св. 138, 143
d) Продажа детей. Ос. II, 100. Библ. 13, 42, 59. – Чеч. библ. 20. – Св. 139.
e) Изгнание из семьи. Ос. II, 99. IV, 6, 14, 22, 38. – Чеч. I, 50. IV, 6. VIII, 185. – Св. 136,140.
9) Дети незаконные:
a) От неравных браков. Ос. I, 31. III, 5. Библ. 42,54,59, 171, 181.-Кум. библ. 69. См. кавдасарды и чанки.
b) От наложниц. Ос. II, 60, 62, 63. VII, 57 – 64. Библ. 35, 133, 168, 171, 181, 205. Кум. I, 1, 2. Библ. 52.
c) От внебрачных связей. Ос. VII, 101. – Чеч. VII, 67, 69. – Кум. IV, 126.
d) От рабов Ос. II, 6, 32, 57, 59. IV, 7, 10.
е) От снохачества. Ос. библ. 35.
10) Усыновлено. Ос. библ. 13, 181, 205. – Чеч. УШ, 25. Библ. 184, 204.
Eldar. См. алдар.
Емчек (эмджек, амцек). Ос. библ. 78, 83, 169, 171. – Кум. библ. 171. – Св. 154, 156, – кормилец (аталык) и молочный брат. Аталычество развилось у осетин, чеченцев и кумык в таких же формах, как и у черкес и балкарцев (см. перв. выпуск, стр. 363 и 379). У осетин кормилец (аталык) носит название емчека (амцек), воспитанник – кхан. Название емчеков у осетин, кумык и у других горцев северного Кавказа носят также дети аталыка и воспитанник, в общем значении «молочных братьев» (см. Св, 154, 146. Библ. 171). Эмджек (емчек – буквально «сосец») – тюркского происхождения. Тюрк., «емджек» – груди (якут, änii означ. тоже); алт. «емчек – нала» грудное дитя. (о. Н. И. Золотницкого Корневой Чувашско – русск, словарь 1875, стр. 5). См. аталык, род (родство молочное).
Есерь (раб). Ос. VII, 1. См. ясырь.
Жалоба. Ос. VII, 75. Библ. 181, 188. – Чеч. VII, 13 (примеч.). УШ, 153. – Кум. I, 96, 105. – Св. 94, 98, 140. См. судопроизводство.
Жена, женитьба, жених. См. брак.
Женщина. Ос, I, 10. III, 37. VI. Библ. 13, 16. а, 20, 21, 30, 35, 37, 42, 44, 49, 58, 59, 70, 78, 83, 88, 105, 161, 169, 170, 171, 177, 181, 186, 188,191,199, 200. а, 205, 207-209, 213, 214. – Чеч. I, 40, 48-50, 83. II, 8. VII, 72, 73. VIII, 4, 115, 154, 156, 176, 178, 182. Библ. 12, 14, 16.а, 20, 21, 30, 48, 62, 67, 93, 101-103, 113, 125, 128, 129, 139, 153,161,164,171, 179, 194, 204.-Кум. I, 121, 125. IV, 14, 34, 41,79-82, 130, 183, 186. Библ. 2, 16.а, 69, 136, 171. – Св. 101, 107, 127, 177-179, 241, 260 – 263, 266 – 270.
Жертвы языческие. Ос. V, 20. VI.
Жрецы. 0с VI. – Чеч. библ. 16, 18.
Завещание. Ос. II, 95. III, 34, 35. V, 19. VII, 102 Библ. 181.- Чеч. I, 19, 21, 72 – 75, 77, 78. II, 7. Библ. 113, 171 – Кум. I, 35, 76, 81,128. IV, 181. Библ. 171.-Св. 115 – 125, 132.
Задаток. См. брак.
Заем. Ос. II. 67, 123. Библ. 37, 181. – Чеч. I, 69 – 71. III, 8. VIII, 229, 230. Библ. 13, 204. – Кум. IV, 3, 4, 31, 172.-Св. 108, 109.
Закат (закят – десятина в пользу мечетей и нищих). Чеч. I, 19, 20, 100. Библ. 171.-Кум. I, 67, 83.
Заклинание. См. клятва.
Зарда-аварань (поминки). Ос. V, 23.
Зарезание чужой скотины. Чеч. VII, 6, 104 – 106. Библ. 204. Кум. IV, 31, 173.
Засада. Ос. VII, 6.
Зас-хасан (поминки), Ос. V, 23.
Затворничество женщин. Ос. библ. 35, 59, 133, 177, 214, — Св. 178.
Защита родовая. Чеч. I, 26, 27, 37, 48. – Кум. I, 120. II, 10. Библ. 69. – Св. 187, 204, 219, 230. См. патронатство.
Зелькердан (поминки). Ос. III, 36.
Землевладение. Ос. 1, 9. II, 13, 14, 17, 20, 24, 25, 33, 43, 47, 60, 51, 58, 91, 92, 106, 107. III, 28. VII, 88, 114 Библ. 99, 133, 158, 168, 171, 213. – Чеч. I, 3 – 5, 17-19, 38, 40, 60. Библ. 21, 152, 158, 164, 171, 184, 194. – Кум. I, 5-9, 32 – 37, 41, 42, 47, 53, 54, 57, 61, 80, 87, 105. Библ. 52, 69, 158, 171.-Св. 56-58, 66, 86, 88.
1) Роды землевладения:
a) Родовое. Ос. I, 24. II, 13, 86. Библ. 133,168, 181, 213, 214. – Чеч. I, 5, 60. Библ. 152,171, 184. – Кум. I, 32 – 37, 54. Библ. 52, 69,171.
b) Общинное. Ос. II, 91, 92. VII, 88. Библ. 133, 158, 168, 171, 181, 214. – Чеч. I, 3 – 5, 19. Библ. 21, 152, 158, 164, 171, 194. – Кум. I, 34 – 37, 54. Библ. 69, 158, 171.
c) Семейное. Ос. библ. 168, 181. – Чеч. I, 5, 38, 40, 60. II, 8. — Библ. 12.
d) Личное (частное). Ос. II, 13, 14, 17, 20, 24, 25, 33, 43, 45, 47, 49 – 51, 58, 106. Ш, 28. VII, 114. Библ. 99,133, 158, 168,171,181. – Чеч. I, 3 — 5, 17, 60. Библ. 13, 152, 158, 164, 171.-Кум. I, 5 – 9, 32, 34-37, 53, 57, 61, 80, 87, 105. Библ. 52, 158, 171.-Св. 56 – 58, 66.
e) Оброчное (арендное). Ос. II, 13, 17, 47,107. III, 28. Библ. 181, 190. – Чеч. I, 17, 18. Библ. 184.- Кум. I, 9, 41, 42, 47, 57, 105. Библ. 129.а, – Св. 58, 86, 88.
2) Землевладельцы. См. владелец.
3) Предметы владения:
a) Земли пахотные. Ос. I, 9. Библ. 214 – Чеч. I. 5.- Св. 88.
b) Лесные земли. Ос. библ. 54, 59, 133, 171, 186. – Чеч. I, 5. Библ. 171.
c) Луга. Ос. библ. 214. – Чеч. библ. 194. – Св. 88.
d) Пастбища. Ос. библ. 181. – Чеч. библ. 21, 194 – Кум. библ. 69.
4) Права пользования землею:
a) Границы поземельные. Ос. VII, 114. – Чеч. I, 5. – Кум. I, 33.
b) Продажа земли. Ос. II, 13, 14, 25, 33, 51, 58. IV, 40.-Кум. I, 35. III, 180.-Св. 56.
c) Переделы общин. земли. Чеч. I, 5, 19. Библ. 194. – Кум. I, 54.
d) Сельские сервитуты. Ос. библ. 181.
в) Аренда. См. оброчное землевладение.
5) Землевладение по мусульманскому праву (вакуфы). Св. 121.
Земледелие. Ос. библ. 42, 76, 100, 171. – Чеч. библ. 113, 120, 171, 204. – Кум. I, 42, 54, 57. Библ. 69. – Работы земледельческие. Ос. I, 9. II, 15, 17, 31, 47, 56 III, 26, 28. Библ. 76, 100, 171, 186.-Чеч. библ. 120, 171. – Кум. I, 11, 41, 42, 57. Библ. 69. – Св. 58, 59, 67, 68, 88, 93. Помочи (осет. зiy, кум. булка). Ос. библ. 42, 100. – Чеч. библ. 21, 120, 171, 180. – Кум. I, 42, 57. Библ. 69. См. атинаг, орошение.
3iу (помочи, работы сообща). Ос. библ. 100. См. земледелие.
Знать. Ос. библ. 12, 16. См. старшины, сословия.
Знахарь. Ос. библ. 54, 150, 171, 186, 205. См. колдуны.
Зять. См. брак.
Ибермеа (отказ от невесты). Чеч. I, 43. См. брак.
Ивар (штраф). Ос. библ. 171. См. плата по преступлениям.
Иджако (пономарь). Св. 73, 75. См. духовенство.
Идолы. Ос. V, 20, VI.
Изгнание из общины. Чеч. I, 9. VII, 58, 71. – Кум. IV, 60. – Изгнание из семьи. Ос. II, 99. IV, 6, 14, 22, 38. – Чеч. 1, 50. IV, 6. VIII, 185. – Св. 136, 140. См. абрек.
Измена Чеч. I, 91, 171.
Изнасилование. Ос. I, 20. II, 68. IV, 7, 15, 23, 31, 39. V, 11. VII, 65-73. Библ. 42, 76, 181.-Чеч. I, 26. II, 8. IV, 7, 15, 24. VII, 6, 85 – 87, VIII, 1, 134 – 149. Библ. 204, Кум. III, 13. IV, 31, 141 – 144. – Св. 36, 260 – 263, 266.
Имаим (духовный глава). Чеч. библ. 87, 114, 115, 121, 130, 171.
Имущество. См. собственность.
Ирад (плата за невесту). См. брак.
Ирадлечита (оценщик калыма). Ос. библ. 206. См. брак.
Ирригация. См. орошение.
Ирчель – канлы. Кум. IV, 84, – второстепенные участники в убийстве, подлежавшие кровомщению в течении года со временя совершения убийства. См. кровомщение.
Искат. Ос. III, 34, 36, – поминальная жертва (плата) в пользу нищих и духовенства. См. поминки.
Иск, истец. Ос. I, 7. VII, 75, 76. – Чеч. I, 29, 30. См жалоба, судопроизводство.
Исполнение приговора. Ос. I, 7, 8, 12. II, 74 – 79. III, 47. Библ. 181. – Чеч. I, 8, 24, 33 – 37, 88. VII, 14. – Кум. IV, 29. Библ. 217. – Св. 19, 29, 30, 32, 33,
Ишлейген (каста трудящихся). Чеч. библ. 81, 113, 138, 147, 171. См. каста.
Иеccир (ieccырь) См. ясырь, рабы.
Кабан. Библ. 16. а, – жилище князей и дворян горцев.
Кабан-гапан (поминки). Ос. V, 23. См. поминки.
Кабелле (поколение). Библ. 160.
Кавдасард (кäвдäс-ард). Ос. II, 3, 6, 10, 12, 13, 23, 27 – 34, 40, 42, 47; 48, 52-60, 65, 91, 92, 107, 113. IV, 4, 8, 25 – 32. VII, 26 – 32, 48 – 51. Библ. 54, 59, 78, 83, 129.а, 133, 142, 169, 171, 181, 189.а, 205, – буквально «рожденный в яслях». Так называются у осетин дети старшин (алдар – высшего класса), прижитые от наложниц и причислявшиеся к классу слуг и рабов. См. рабы и сословия.
Кадаги (вещуны). Ос. библ. 171.
Кадий (казiй). Чеч. I, 7, 20, 71, 75 – 77, 79, 81, 101. VII,14. Библ. 56, 171. – Кум. I, 66, 67, 71, 74 – 76, 78, 82, 83. IV, 14, 174. Библ. 69 — Св. 72, 75, 77, 122, 123, 125, 128, – высшее духовное лицо, производящее суд по шариату. См. духовенство.
Казават (пострадавший за веру). Чеч. библ. 184. См. мюридизм.
Казаки. Кум. библ. 171, – свободные люди, служившие за плату князю или узденю.
Казнь смертная. Ос. библ. 20, 205. – Чеч. I, 88, 91 – 93, 95. Библ. 171.
Калон (жертва патронам). Ос. библ. 186.
Калым (плата за невесту). См. брак.
Кана (старики-судьи). Чеч. библ. 184. См. судоустройство.
Канавы. См. орошение
Канлы. См. кровомщение.
Капища. Ос. V, 20.
Караваш (рабы). Кум. библ. 142, 171. См. рабы, сословия.
Карачи (судьи вечевые). Кум. библ. 69. См. судоустройство.
Касты. Чеч. библ. 81, 113, 138, 147, 171 – У чеченцев простой народ делился на касты, различавшиеся между собою занятиями: трудящиеся (ишлейген), воры (уручи) и балалаешники (чонгури). К первому классу относились земледельцы, вообще люди, занятые чернорабочим трудом; к остальным кастам причислялся всякий бродячий люд, занятый хищничеством (уручи) и праздной жизнью (чонгури). Источники не объясняют ни происхождения каст у чеченцев, ни юридических различий между ними. По-видимому, таких различий и не существовало, – «касты» означали собственно бытовые классы или разряды, различавшиеся в простонародье не по правам, а по одним лишь занятиям. Не видно также, чтобы занятия, какими различались касты между собою, имели наследственный характер. См. сословия.
Kaу. См. коу.
Качалы. Кум. библ. 69, – сословие свободных людей.
Качалык (общество). Кум. библ. 69. См. община.
Кварталы (ау