Кодекс Умма-хана Аварского (оригинальное издание Хашаева)

МОСКОВСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ
КАФЕДРА УГОЛОВНОГО ПРАВА

X. М. ХАШАЕВ

КОДЕКС ЗАКОНОВ УММУ-ХАНА АВАРСКОГО (СПРАВЕДЛИВОГО)

Под редакцией проф. А. А. Пионтковского

Москва — 1 948 г.

Кодекс законов Умму-хана Аварского (Справедливого) найден впервые в 1946 г. в горах Дагестана среди старых арабских книг. В настоящее время этот экземпляр кодекса хранится в дагестанской базе Академии наук СССР. В найденном экземпляре кодекса, написанном на арабском языке, имеется указание о том, что составитель его Умму-хан Аварский умер в 1044 г. Гиджри или в 1634 г. н.э. Следовательно, составление кодекса нужно отнести к концу XVI или к началу XVII в. Перевод с арабского текста на аварский язык сделан по моей просьбе народным поэтом Дагестана Гамзатом Цадасса, большим знатоком арабского языка. С аварского же на русский перевод сделан мною. Правильность перевода сверена с подлинником кандидатом филологических наук тов. Саидовым М.С, по указанию которого сделаны необходимые исправления.
Кодекс написан без разбивки на главы и статьи. Для удобства текст мною разбит по смыслу на статьи, при этом сохранен порядок изложения материала.
Благодаря сделанному переводу содержание кодекса законов Умму-хана Аварского впервые становится доступным для русского читателя. Известный русский ученый М.М. Ковалевский, посвятивший значительную часть своих трудов описанию обычного права горцев Северного Кавказа, в том числе и Дагестана, приложил много усилий, чтобы отыскать кодекс Умму-хана. Он пишет: «Древнейшим сборником дагестанских адатов, за невозможностью отыскать текст аварских, надо признать те, которые в пределах Кайтакского уцмийства были редактированы в XVI в. Рустем-ханом» . Далее, говоря о Судебнике Кайтакского уцмия Рустема, Ковалевский подчеркивает, что «этот Судебник, совершенно произвольно отнесенный генералом Комаровым (а за ним и проф. Леонтовичем) к XII в., далеко не является в Дагестане древнейшей попыткой кодификации народных обычаев. Гораздо раньше его возник не дошедший до нас сборник адатов аварского народа, рукописи которого, по словам генерала Комарова, ходили по рукам еще во времена Шамиля. Предание приписывает его составление Омар-хану Аварскому (имеется в виду Умму-хан. – X. М.), умершему в 1082 году» .
Очень вероятно, что дата смерти Умму-хана, названная учеными-арабистами приблизительно, по Гиджри, принята Ковалевским по христианскому летоисчислению.
Генерал А.В. Комаров в своей работе «Адаты и судопроизводство по ним» пишет: «Когда Шамиль утвердился в Аравии и начал преследовать сторонников адата, один аварец, имевший сборник адатов, по которым производился суд во времена Омар-хана, опасаясь держать его дома и предвидя в нем надобность, спрятал его в дупло дерева. Когда же Шамиль был взят в плен, хозяин сборника вынул его из дупла и передал в свое селение для руководства при разборе дел, заслужив общую благодарность за свою предусмотрительность» .
Профессор Ф.И. Леонтович, говоря о древних сборниках дагестанских адатов, первый упоминает сборник Омар-хана (Умму-хана) Аварского и отмечает, что «Омаровский сборник, к сожалению, доселе неизвестен печати» .
Таким образом, содержание этого кодекса до настоящего времени оставалось совершенно неизвестным.
Характерными особенностями кодекса Умму-хана является:
1) допущение кровной мести и наряду с этим широкое применение композиции за членовредительство;
2) отсутствие заметного деления между материальным и процессуальным правом, а также между уголовным и гражданским правом;
3) крайняя незначительность места, отводимого гражданским правоотношениям, как следствие господства натурального хозяйства;
4) отсутствие каких-либо органов расследования (основная тяжесть представления доказательств падает на потерпевшего и на истца);
5) широкое применение присяги как вида доказательств;
6) изгнание из аула, взыскание штрафа и удовлетворение материального ущерба как господствующий вид наказания, при этом абсолютная определенность меры наказания;
7) полное отсутствие норм, регулирующих брачно-правовые отношения и право наследования, что свидетельствует о том, что семейно-брачные и наследственные взаимоотношения разрешались на основании шариата;
8) наличие некоторых норм, относящихся к государственному праву.
Штрафы, которые предусмотрены кодексом Умму-хана, слишком велики, и шли они в доход хана или его воеводства. Высокие штрафы объясняются тем, что они выплачивались не отдельным лицом, а коллективом, родовой или сельской общиной. Узы родства в период Умму-хана были чрезвычайно сильны, круговая порука не только тухума, но и сельской общины была непреложным законом. Родственники должны были отвечать за своих сородичей.
X. М. Xашаев.
КОДЕКС ЗАКОНОВ УММУ-ХАНА АВАРСКОГО (СПРАВЕДЛИВОГО)
1. Нанесение раны в голову или в живот, глубина которой доходит до головного мозга или до внутренностей живота, влечет за собой взыскание с виновного 66 голов овец с ягнятами.
3. За выбитые глаза взыскать с виновного 200 овец.
2. За выбитый один глаз взыскать с виновного 100 овец.
4. За отрубание одной руки или парализацию ее взыскать с виновного 100 овец.
5. За отрубание обеих рук или парализацию их взыскать с виновного 200 овец.
6. За отрубание ног или их парализацию виновный подвергается такому же наказанию, что и за отрубание или парализацию рук.
7. За отрубание одного уха с виновного взыскивается в пользу воеводства 50 овец в виде штрафа и возмездие установленного размера в пользу потерпевшего.
8. За отрубание ушей с виновного взыскивается 100 голов овец.
9. Если кто-либо из нашего края убьет кого-либо из другого края и, услышав, что родственники убитого объявляют его убийцей, пошлет к ним тайно своего представителя, чтобы этим избавиться от наказания, и после этого родственники убитого скажут, что убийцей является другое лицо, а власть хана будет в этом сомневаться, то он должен очистить себя присягой со своими десятью родственниками-соприсягателями. Если они дадут присягу, то дело на этом кончается, а если они откажутся от присяги, то надлежит взыскать с подозреваемого половину дията .
10. Кто убьет чужую собаку назло, без причины, то с него взыскивается такая же собака и одна овца, а если убьет собаку по какой-либо причине, то взыскивается только собака или одна овца.
11. Если хозяин собаки будет оспаривать, что собака убита без причин, то виновный может доказать, что она убита по причине путем присяги без прикосновения к Корану. Присягу может дать как взрослый, так и малолетний, безразлично. Если человек не может дать присягу, то должен возместить ущерб.
12. Если собака оказалась тайно ночью убитой и подозрения хозяина падают на кого-либо, то подозреваемый обязан дать присягу с одним близким своим родственником. Если они не смогут дать присягу, то обязаны возместить собаку, овцу и штраф за воровство. (Овчарка, охраняющая стадо овец от воров и хищных зверей, являлась ценностью. – X.X.).
13. За убийство кота взыскивается кот. За убийство петуха взыскивается петух. За убийство курицы взыскивается курица.
14. Если во время драки кто-либо оказался убит и убийца неизвестен, а подозрение падает на кого-либо, то подозреваемый обязан очистить себя присягой вместе с десятью соприсягателями.
15. Если при драке кто-либо оказался раненым и неизвестно, кто нанес ранение, то подозреваемый должен очистить себя присягой вместе со своими тремя соприсягателями.
16. За отрубание пальца с виновного взыскивается 15 овец. Такая же мера наказания применяется за отрубание каждого последующего пальца.
17. Если кто-либо оказался раненым и родственники его не укажут в течение трех дней, кого они подозревают, то с родственников взыскивается одна четвертая часть ратала чистой меди.
18. Если кто-либо нанес кому-либо колотое несквозное ранение, то рана измеряется пальцами средней толщины в ширину, и за каждый палец ширины раны с виновного взыскивается по одной овце. Чем большее количество пальцев требуется для измерения раны, тем больше число овец подлежит взысканию.
19. Если кто-либо нанес ранение кому-либо ударом кинжала или ножа, то рана измеряется также пальцами средней толщины. За каждый палец ширины раны взыскивается половина овцы, за два пальца ширины раны – целая овца.
20. Если без драки и ссоры ночью кто-либо кого-либо ранит, то надо рану измерить. Если стоимость раны не превышает стоимости двух овец, подозреваемый может очистить себя присягой. Если же стоимость раны достигает 3 овец, то за него должен дать присягу еще один человек. Таким образом, по мере увеличения стоимости раны также увеличивается число соприсягателей.
21. Если кто отрежет кому палец ноги, то с виновного взыскивается десять голов овец, если отрежет кусок пальца, то взыскивается пять овец. Также взыскивается пять овец за парализацию пальца.
22. Если кто кому поломает полностью стопу ноги, то с виновного взыскивается 10 овец. Если поломает одну из частей стопы, то взыскивается пять голов овец, если после травмы стопа выправляется.
23. Если кто кому поломает ногу или руку и потерпевший поправился от травмы, то с виновного взыскивается 10 овец.
24. Если кто кому поранит ладонь, то с виновного взыскивается две овцы.
25. Если кто нанесет кому ранение в голову и глубина раны охватит первую оболочку, то с виновного взыскивается одна овца с ягненком, если рана охватывает вторую оболочку, то две овцы с ягнятами, если же глубина раны доходит до кости черепа, то взыскивается 10 овец с ягнятами.
26. Если кто нанес ударом ранение, длина которого равна глубине, то рана измеряется средними пальцами. За каждый палец в глубину взыскивается одна овца, а за каждый палец в ширину взыскивается половина овцы, если рана зажила без всяких последствий. По мере возрастания пальцев, увеличивается число овец.
27. Если кто ранил кого и два справедливых человека признали необходимым пригласить к больному лекаря, то тот, кто ранил, обязан за свой счет пригласить лекаря. Если же он помедлит на один день с приглашением лекаря, то с него взыскивается одна четвертая часть ратала меди за каждый день, до тех пор, пока он не пригласит лекаря.
28. Если кто кому выбил один зуб, то с виновного взыскивается 10 овец.
29. Если кто кому поломает одно ребро и в результате откроется рана, то с виновного взыскивается пять овец, а если рана не открылась, то три овцы. Если возникнет между ними спор о том, поломано ли ребро или кость, то родственники обвиняемого должны дать присягу, что ребро не поломано.
30. Если кто кому поломал позвонок, то с виновного взыскивается 5 овец.
31. Если двое подрались между собой и нанесли друг другу удары, то с того, кто нанес первый удар, взыскивается две овцы, кто нанес ответный удар – одна овца. С того, кто, заступившись за кого-либо из них, нанес удар, взыскивается три овцы, с того, кто исподтишка ударил – две овцы.
32. За обнажение кинжалов взыскивается по одной овце с каждого.
33. Если кто-нибудь с целью учинения скандала носит оружие, хотя и не использует его, с того взыскивается одна овца.
34. Если двое подрались на учаре , то тот, кто первый ударил, должен платить штраф в размере стоимости двух быков.
35. Если родственники убитого до истечения 10 дней согласятся на очное примирение, то с них взыскивается один бык. Если же они согласились на примирение после 10 дней, то с них ничего не взыскивается.
36. Если кто-либо убьет беременную женщину, с него взыскивается два дията. Если беременность была скрытна, то вместо второго дията взыскивается 10 овец.
37. Убийца должен удалиться из аула не позднее, чем через 10 дней.
38. Если выплата дията будет просрочена, то за каждый просроченный день взыскивается по овце.
39. Дият принимают 6 справедливых человек, назначенных воеводством.
40. Если кто-нибудь из назначенных для приема дията не явится на прием, то они виновны перед воеводством.
41. Кто убьет своего кровника до истечения 3-х лет, дият и другие взысканные расходы возвращаются, а он должен удалиться из аула.
42. Если кровник будет убит после того, как ему было разрешено жить в своем ауле родственниками убитого, убийца подвергается изгнанию, а также взыскивается дият и другие расходы.
43. Если родственники убитого до примирения сожгут своего кровника, то с них дият не взыскивается.
44. Если из 10 человек, подлежащих присяге, один откажется, то вместо него назначаются две женщины.
45. Если родственники и наследники убитого или раненого пошлют один или два раза за день к родственникам убийцы или тому, кто ранил, а они откажутся от признания в этот же день, то признание в дальнейшем в расчет не принимается.
46. Если родственники или наследники убийцы скажут, что убийца или тот, кто ранил, отсутствует, и назвали отсутствующего, то разрешается ждать три дня. Если вернется и признается, тогда дело разрешается на общих основаниях, а если не признается, тогда больше его признание в расчет не принимается .
47. Если кто кого ранит и обвиняемый признается в этом, но между ними возникнет спор о размере раны, например, обвиняемый скажет, что рана доходит до первой оболочки, то он должен дать присягу с одним своим родственником. Если спор идет о том, что рана задевает вторую оболочку – присягает с двумя родственниками; если спор идет о том, что рана доходит до кости черепа – присягает с тремя родственниками. Так же решается спор в отношении других ран.
48. Если изгнанный в канлы нарушил место поселения, то взыскивается с него один ратал меди, если не признается, то обязан дать присягу «хатун-таллах» .
49. Если человек из другого края нанес ущерб человеку нашего края, и есть подозрение в соучастии человека нашего края, то должны дать присягу три почетных человека из его аула. Если они примут присягу, то он считается невиновным, в противном случае он обязан возместить причиненный ущерб согласно обычаям нашего края и штраф два ратала меди.
50. Если кто украдет овцу и не признается в этом, то он может быть оправдан, если даст присягу с одним соприсягателем, названным владельцем овцы. Если свидетель откажется от присяги, вор обязан возместить ущерб в троекратном размере.
51. Если кто скажет, что из его квартиры похищены вещи, а подозреваемый отрицает свою вину, то факт хищения считается установленным, если кто-нибудь из аула подтвердит, что действительно хищение имело место. В этом случае подозреваемый должен очистить себя присягой с 6 родственниками-соприсягателями. Если же он откажется от присяги, то потерпевший должен дать присягу с тремя справедливыми лицами из аула, что действительно его вещи такой-то стоимости похищены именно этим подозреваемым. Если похищенное не весит больше ратала, то ограничиваются взысканием с виновного стоимости похищенного, штрафу он не подвергается. Если же в ауле не найдется человека, который подтвердит факт хищения, то сам потерпевший с одним соприсягателем должны подтвердить хищение присягой. Если обвиняемый очистит себя присягой с 6 односельчанами-соприсягателями, то претензия к нему признается неправильной.
52. Если кто украдет или убьет коня, мула или кобылицу, и хозяин их предъявит к кому-либо претензию, то подозреваемый обязан дать присягу с 6 соприсягателями, на которых укажет потерпевший. Если он с этими лицами откажется дать присягу, то должен возместить стоимость похищенного, указанную тремя справедливыми лицами из его аула. Если спор касается другого скота, то число соприсягателей определяется следующим образом: за кражу быка – 4 соприсягателя, за кражу коровы – 3 соприсягателя, за кражу нетели – 2 соприсягателя, за кражу теленка — 1 соприсягатель. Если они не могут дать присягу, то виновный должен возместить стоимость украденного, установленную тремя справедливыми лицами из аула.
53. Если кто украдет овцу и признается в краже, то с него взыскивается только одна овца и штраф за кражу.
54. Если у кого-нибудь будет похищено что-либо из вещей, но об этом он поставил власть хана в известность только через год, то его жалоба оставляется без последствий, даже если она справедлива.
55. Если кто обвинит другого в краже, заявив об этом властям, а подозреваемый в ответ на это также заявит, что потерпевший или его родственники совершили кражу у него, то жалоба подозреваемого в данном случае до истечения трех месяцев во внимание не принимается.
56. Если кто заявит, что такой-то похитил с поля хлеб в снопах, а подозреваемый отрицает это, тогда он может очистить себя присягой с одним соприсягателем, если похищенное составляет один вьюк ишака. Если похищенное составляет меньше одного вьюка, то достаточно присяги самого обвиняемого. Так же решается спор о хищении с поля сена.
57. Если двое или более людей по сговору между собой украдут одну овцу, одного барана или одну козу, а затем признаются в краже, то с них взыскивается три головы за одну украденную. Кроме того, с каждого взыскивается штраф в размере полтора ратала меди. Штраф идет в пользу администрации воеводства хана. Если же они не признаются в краже, то владельцу похищенного предоставляется право предъявить претензию к одному из них. Если же и этот будет отрицать, то он должен очистить себя от обвинения присягой (в случае, если украдена одна голова). Если же украдено две головы, то к присяге привлекаются и его родственники. Если они не смогут дать присягу, и он вынужден будет возместить причиненный ущерб потерпевшему, тогда он имеет право обратиться к своим соучастникам, чтобы они приняли на себя участие в возмещении на равных основаниях. Если они согласятся на это, то должны будут принять участие в возмещении, если же откажутся от участия в возмещении, тогда они должны дать присягу, что они не принимали участие в краже и не ели краденного мяса. Если не смогут дать присягу, то они считаются соучастниками и должны во всем одинаково отвечать.
58. Если у кого-либо в доме две ночи подряд совершаются кражи, и в первую ночь вора не поймали, но поймали во вторую, тогда этот пойманный вор должен нести ответственность и за первую кражу.
59. Если кто самоуправно, насильственно войдет в дом другого и возьмет что-нибудь, то с виновного взыскивается то, что он забрал, и штраф для воеводства хана в размере одной овцы, а если же он ничего не забрал, а только вошел в дом, то взыскивается только штраф – одна овца. Если в этом принимали участие многие, то с каждого участника также взыскивается по одной овце штрафа ежедневно до окончания спора.
60. Если будет установлено, что человек другого края должен человеку нашего края, а должник отказывается от уплаты, тогда человек нашего края обязан обратиться к администрации края. Если администрация пошлет его в другой край за долгом, то он должен пойти туда и поговорить с администрацией другого края. Если они погасят ему долг– это хорошо, а если нет, тогда он имеет право держать ишкиль .
61. Запрещается назначать начальниками в одном учреждении отца и сына или двух родных братьев, или двух двоюродных братьев. Если таковые окажутся назначенными, то вышестоящие начальники обязаны освободить от работы младшего из них.
62. Если кто кому отдаст свое имущество, а в это время появится третье лицо, которое скажет, что это имущество было ранее ему отдано, и в подтверждение приведет свидетелей, которые перед муфтием это подтвердят согласно законам шариата, а муфтий признает показания свидетелей правильными, то имущество переходит в собственность третьего лица. Если же они подтвердить не смогут, то имущество остается у того, кому оно собственником было передано.
63. Если одни пустят свой скот на горные пастбища других, а последние, найдя чужой скот, начнут его выгонять, и в это время появившиеся владельцы скота учинят драку, то с каждого участника драки взыскивается по 5 голов овец в виде штрафа в пользу воеводства хана. Если потрава превышает стоимость одной овцы, то владельцы скота должны возместить ущерб или один из них, по указанию владельцев пастбищ, должен дать присягу, что потрава не имела места.
64. Если одни стороны желают разрешить спор по шариату, а другие – по адату, то вопрос этот разрешается по мнению большинства администрации воеводства.
65. Если по требованию администрации воеводства какой-либо аул не командирует своего представителя для разрешения спора, то с этого аула взыскивается штраф в размере 10 голов овец в пользу воеводства хана.
66. Если кто не согласен с решением администрации воеводства хана, тот должен обратиться к муфтию воеводства. Если муфтием будет дан отвод, мотивированный тем, что он является одной из спорящих сторон сыном, братом, двоюродным братом, тогда местные власти обязаны вызвать другого справедливого ученого для разрешения спора. Если же муфтий не является таким родственником, то решение его считается законным, и отвод во внимание не принимается.
67. Если должник не возвращает долг в установленный срок до применения к нему ишкиля, то на него возлагается пеня. Например, если просрочил один ратал чего-либо в течение года, то должен вернуть полтора ратала, если къали , то полтора къали, если 20 копеек (1 абас), то вернуть абас и 1 драхм (30 копеек).
68. Если после правильного разрешения спора залог не возвращен, то он должен быть возмещен.
69. Без надлежащего разрешения администрации воеводства нельзя назначать ни сельских судей, ни глашатаев.
70. Если кто-либо медлит или откажется пойти для выполнения поручения администрации воеводства, или вместо себя пошлет другое лицо, то с него взыскивается штраф в 1,5 ратала меди. Если кто по тревоге воеводства не выйдет без уважительных причин, то взыскать по одной овце с каждого такого человека. Уважительными причинами являются болезнь, преклонный возраст, несовершеннолетие – лица, не достигшие 20 лет, и наличие вражды с кем-либо.
71. Если кто убьет кровника до примирения, за это он наказанию не подвергается. Также кончается спор, если будет убит член семьи кровника.
72. Если после того, как кровника выслали из аула, родственники убитого убьют брата кровника или другого его сородича, то с убийцы взыскивается 100 голов овец. Кроме того, он обязан вернуть дият, который получил от своего кровника, и вся его семья осуждается на вечное изгнание, без права возвращения в аул.
73. Если кто-либо убьет вора, который, растранжирив свое имущество, находится в бегах, то за его кровь никто не несет ответственность.
74. Если кто продаст что-либо человеку, у которого нет никакого имущества (обанкротившемуся), то запрещается взыскивать его долг с его родственников.
75. Если вор, который находится в бегах, будет убит, то тому, кто его убил, надо дать 10 голов овец. За убийство такого вора дият не взыскивается. Если кто такого вора сдал его родственникам, то с него взыскивается 100 голов овец. Если же им будет доказано, что он не в состоянии был его держать, тогда ничего не взыскивается. Если в этом будет сомневаться администрация воеводства, то он должен дать вместе с тремя родственниками по выбору администрации воеводства присягу. Если родственники, получив вора, убьют его, то все на этом кончается, если же не убьют, то администрация воеводства должна им предложить следующее: «Вы убейте его, а если убить не хотите, то возместите весь ущерб, который он причинил, если же у вас нет достояния для возмещения, тогда идите вы прочь от нас за вором, оставьте наш край, мы не ваши и вы не наши». Если же вор не был передан в руки родственников, то они не несут ответственности за него. Так же решается вопрос в отношении общества, если вор был передан обществу.
76. Если кто украдет у кого барана или овцу, и хозяин скажет, что его баран стоит 4 и более валухов, а овца стоит 3 и более валухов, то такую претензию нельзя признать правильной, так как баран более трех валухов не стоит, а овца более овцы и одного ягненка не стоит. Это – весенняя цена, а осенью баран более двух валухов не стоит.
77. Если односельчане вышли получить ишкиль от лиц, пустивших скот на их территорию, и при этом в драке кто-то окажется убитым или раненым с обеих сторон, то дият или стоимость раны должны дать все односельчане, а не тот, кто совершил убийство или ранение. Если без согласия администрации воеводства будет забран ишкиль, то… (текст подлинника не удалось прочесть).
78. Если кто в ауле продает имущество другому, то он должен заявить, чтобы те, кто к нему имеют претензию, заявили об этом. Если в течение трех дней поступит претензия, то вопрос решается по шариату, а претензия, поступившая по истечении трех дней с момента заявления, во внимание не принимается. Если скот одного потравит нивы или луга другого, а по поводу нанесенного ущерба между ними возникнет спор, то обвиняемый (ответчик) обязан дать присягу с тремя лицами, которых укажет истец.
79. К присяге не привлекаются: дибир (мулла), будун (муэдзин), давший обет об отказе от присяги, раб и наемный работник. Давшим обет не давать присягу считается тот, кто пошел к администрации воеводства с коровой, подарил ее им, и они, получив корову, признали бы за ним право не привлекаться к присяге.
80. Если администрация воеводства захочет назначить сельских судей на один год, то надо подвергнуть этих кандидатов присяге о том, что они обязательно будут взыскивать штрафы с тех людей, которые провинились, и что не будут подвергать штрафу невинных, и что они не отступят от написанного на этой бумаге закона. Если кто из сельских судей не захочет дать присягу, то его из списка следует вычеркнуть и взыскать с него одну овцу, а на его место назначить другого. Если остальные члены сельского суда допустят в свою среду человека, не давшего присягу, то с них надлежит взыскать одну овцу.
81. Если человек нашего края совершит насилие над человеком другого края – отобрал вещь насильственно, украл или захватил, а этот человек другого края обратился к властям, то воеводство обязано взыскать стоимость насильственно захваченного и подвергнуть виновного штрафу в 1 ратал меди.
82. Если кто продал что-то другому лицу, а потом через продолжительное время заявил, что проданное принадлежит не ему, а его жене, поэтому он просит расторгнуть сделку, то такое заявление во внимание не принимается.
83. Если жители одного села или часть из них совершат набег на другое село или на часть жителей этого села и уничтожат скот или разорят домашнее имущество, то с виновных взыскивается причиненный ими ущерб и штраф по 5 овец с каждого. Оценка имущества производится тремя справедливыми лицами села.
84. Достигнуто соглашение между краями Кенсер (кьенсер) и Бисор (Бисгиор) о том, что если к ним, ища защиты, прибежит плохой человек, то ему не следует давать убежища, не помогать и не прятать его. Если кто-либо или население аула в целом это соглашение нарушат, то взыскать штраф в размере 30 голов овец, а также взыскать 30 овец с того, кто скрывается.
85. Если кто без ведома местного начальства обратится с жалобой непосредственно к хану, то с него взыскать штраф 30 овец.
86. Если кто посватается или женится на девушке, а после этого отец или дедушка ее заявят, что она уже является женой другого и заключен магар (магьари) , то тот, кто женился, подвергается штрафу в 30 голов овец.
87. Если какой-либо аул нарушает установленный порядок в течение месяца, то с этого аула взыскивается ежедневно по одной овце до укрепления в этом ауле порядка.
88. Если какой-либо аул в течение одного месяца находился без дибира (муллы), то с этого аула ежедневно до назначения дибира взыскивается по одной овце.
89. Если администрация воеводства захочет собрать ученых своего воеводства, то жители аула, до которых дошла очередь, обязаны собрать этих ученых, начиная с Гимра до Итля. Если они не соберут или по их зову кто-то не явится, то в обоих случаях взыскивается по 10 голов овец с тех, кто не явился, или с того, кто поленился вызвать.
90. Если родственники убитого разорят имущество родственников убийцы или поиздеваются над ними, не разрешая выходить из дома, то с виновных взыскивается причиненный ими ущерб и ежедневно по одной овце до тех пор, пока они официально не раскаются в совершенном.
91. Если жители одного аула самоуправно захватят луга и нивы другого аула, при этом нарушив обычаи края или законы кодекса, то соседние аулы должны заступиться и дать отпор нападающим. Если они этого не сделают, то с каждого соседнего аула взыскивается по 10 голов овец.
92. Если жители одного аула пойдут в другой аул по случаю смерти кого-либо для соболезнования, то с каждого, кто ходил, взыскивается по одной овце, при этом безразлично, мужчина это или женщина, при условии, если умерший не является родственником не ниже троюродного брата или не было с ним брачной связи, или он не являлся кунаком.
93. Если кто без разрешения хозяина садится на коня, кобылицу или мула, поедет дальше земли и горы Кенсерух, с него взыскивается в пользу хозяина одна корова или 4 овцы, а если он не доехал до указанной границы, то с него взыскивается две овцы.
94. Если кто-либо пригонит чужой скот для залога в аул или к себе домой, то с него взыскивается за каждый день по одному абасу за дойную корову, мула, коня и кобылицу, за осла и быка – 2 драхма, за недойную корову, нетель, бычка, теленка, овцу, барана, козу, козла – но одному драхму. Если будет оспаривать, то должен очиститься присягой с двумя соприсягателями.
95. Если кто ночью или днем насильственно зайдет к другому, причинит вред, то его заставляют этот вред возместить. Если он откажется и заявит, что он этого не делал, то администрация воеводства может заставить жителей аула дать присягу. Количество соприсягателей зависит от размера причиненного ущерба, но не может быть более 10 человек, сколько бы ущерб не составлял. К присяге не привлекаются юноши и девушки, не состоящие в браке, также нельзя привлекать к присяге двух лиц из одного хозяйства, вовсе не допускается к присяге раб, если он даже отпущен.
96. Если уздень убьет раба, то с него взыскивается только дият узденя в пользу владельца раба.
97. Если раб убьет узденя, то с владельца раба взыскивается дият, а раб изгоняется на три года в канлы. Такое же наказание применяется, если раб убьет раба.
98. Стоимость магара весной – 5 валухов, а осенью – 5 коз, возраст которых определяется в момент их передачи.
99. Если кто прикоснется к женщине из-за низменных побуждений, то с него взыскивается два быка, он на полтора года изгоняется из аула, а также взыскивается половина дията. Если женщина будет из-за этого убита, то надлежит убить того, кто к ней злостно прикасался.
100. Если один аул нападет на другой, то с напавшего аула взыскивается 30 голов овец, если один или два человека напали, то взыскивается по 5 голов овец с каждого, и они лишаются доли в горных пастбищах под названием Арах-меер и Тамаш-меер.
101. Кто отрежет хвост или ухо коню, кобылице или мулу, с виновного взыскивается штраф – один бык, а владельцу животного – 10 голов овец. Если же хвост отрезан с захватом репицы, то по выбору хозяина надо вернуть или коня, или кобылицу, или мула.
102. Если кто сожжет имение из-за вражды, с виновного взыскать 100 голов овец в качестве штрафа и стоимость причиненного ущерба. Если обвиняемый не признает свою вину, то должен очиститься присягой с 50 соприсягателями.
103. Если кто угонит скот с горы, и никто этого не увидит, виновный в угоне должен возместить владельцам угнанный скот после их присяги в том, что действительно скот им угнан.
104. Тот, кто с намерением кражи или грабежа, или ишкиля, угонит скот с горы под названием Гучута-меэр, подвергается штрафу в 5 овец, а также должен вернуть угнанный скот владельцам.

Комментирование закрыто, но вы можите поставить трэкбек со своего сайта.