Эвлия Челеби. Книга путешествия

Это великая река, истоки которой, образуясь в Грузии и Семиречье, Тифлисе и Туманнее, Персии и Дагестанском царстве, сливаются, как реки Джейхун и Сейхун в единую реку и которая, протекая в западном направлении, впадает в Каспийское море у основания Терской крепости московитов. По реке ходят московские, астраханские, гилянские суда. Слава Аллаху, мы вместе со стремительными татарами благополучно переправились на другой берег Терека на судах .
IV
ПУТЬ ЧЕРЕЗ ЗЕМЛИ ДАГЕСТАНА И АЗЕРБАЙДЖАНА
О КУМЫКИСТАНЕ И ЗЕМЛЯХ В ПРЕДЕЛАХ ВЛАДЕНИЙ ДАГЕСТАНСКОГО СУЛТАНА
Это обширная и древняя страна. Здесь находится Терская крепость московитов . По левую сторону от нас, на расстоянии в шесть часов пути на берегу какого-то залива Каспийского моря, как белый лебедь, виднелась Терская крепость. Но ни в нее, ни даже близко к ней мы не пошли. Ибо, с тех пор как Мухаммед-Гирей-хан разбил лагерь московского короля в … году и пленил везира Шеремета , Москва и татарский хан стали заклятыми врагами. И теперь, когда среди наших воинов было свыше трехсот пленных московитов, мы не пошли к Терской крепости и прошли мимо на расстоянии шести часов езды от нее.
В начале месяца зилькаде 1076 (5 мая 1666) года вступил я в границы исламского Дагестанского падишахства и прошел по берегу реки Терек на восток 15 часов. Река Сунжа, начинаясь в крае Ачик-Баш в Грузии, впадает в великую реку Терек.
Слава Аллаху, мы вступили прямо в исламский край. Навстречу нам вышло десять тысяч вооруженных правоверных из числа дагестанских мусульманских воинов. Дагестанский падишах шамхал-шах Султан-Махмуд прислал такие подарки, яства, пития и хану было оказано такое уважение и почет и всевозможные почести, что все это не описать и пером. И даже скакуну хана были принесены в жертву двести баранов и розданы бедным, и те радовались и веселились.
О КРЕПОСТЯХ И ГОРОДАХ, ЧЕРЕЗ КОТОРЫЕ МЫ ПРОЕЗЖАЛИ, НА ВОСТОКЕ И ЗАПАДЕ ДАГЕСТАНСКОЙ ЗЕМЛИ
Начнем с того, что в этой стране деревни теперь не называют «кабак», как в Черкесстане, а все их называют «кенд», [а то] и «город» и «крепость». Этот край такой спокойный и безопасный, что и [замужняя] женщина, и юная возлюбленная, и солнцеликий мальчик – юноша со всеми рубинами, яхонтами, драгоценностями идет или из города в деревню, или из деревни в город через горы и долины в одиночестве, и никогда никто не осмелится подойти к замужней женщине, поднять голову и посмотреть на ее лицо. Все население страны мусульманское и исповедует веру Аллаха, и все они шафииты. Они никогда не едят запретной по шариату пищи и не надевают запретной по шариату шелковой одежды.
За семь часов пути на восток мы миновали в этом краю несколько сотен благоустроенных поселений. Река Аксай, выходя из Грузинских гор, впадает в реку Терек. Город Чарбах, расположенный на берегу этой реки, кумыкское население называет Чербак, а лезгинское – Джарбак. В 986 (1578-79) году Черкес Оздемир-оглу Осман-паша взял у грузин этот город и крепость и разрушил их, а землю отдал дагестанскому падишаху. Но окрестности этого благоустроенного места весьма обширны. Покинув его, мы прошли на восток пять часов и пересекли горы Чингилистана. И в этом месте для встречи от его светлости шамхал-шаха прибыли десять тысяч отборных воинов, и они составили великолепный полк*.
Шамхал-шах Султан-Махмуд выехал из города навстречу хану. Они оба спешились и расцеловались, побеседовали друг с другом. Потом снова сели на чистокровных скакунов. Два шаха-воина, прекрасного вида всадники, отправились, гарцуя, во дворец шамхал-шаха. Там было предложено обильное угощение, и с крепости были произведены приветственные залпы из пушек. Всем подданным и приближенным хана были предоставлены отдельные дома, и все отправились в эти дома для гостей. А хан остался с Султан-Махмудом, и они приступили к переговорам. Затем хан также отправился в свой конак. А когда были отданы распоряжения о трехдневном отдыхе, мы поехали осматривать город.
Отметим прежде всего, что место, занятое этим городом, представляет собой обширное, обильное водой пространство земли на широкой, покрытой купами деревьев равнине вблизи Каспийского моря, подобное земному раю Ирем. Но этот город не застроен, как Дамаск и Халеб, Бурса и Маниса, Пирей и Кокья, большими домами и не заселен знатными людьми. Однако в нем имеются приличествующие этому городу благоустроенные и красивые постройки из камня и с изгородями, числом семь тысяч.
Дома зажиточных хозяев обмазаны сверху донизу глиной, как и верхние и нижние этажи домов знати. Имеются дворцы шамхал-шаха, и Таки-хана, и Хорхор-бея, и Улу-бея, и Касым-бая, и Казаналп-бая, и еще очень многих состоятельных семей. Однако дворец Султан-Махмуда не похож на дворцы прочих падишахов, ибо в нем отсутствуют роскошь и чрезмерное великолепие.
Дагестанские мусульманские богословы не дозволяют своим властителям предаваться роскоши, считая, что тщеславие пагубно. В то же время они осуществляют правосудие и стараются воспитывать их хорошими воинами, которые заботятся о своих подданных-немусульманах, но наставляют их бороться с врагами. Потому что в этой стране закон (а этот закон – начертание Аллаха) находится в руках мусульманских богословов. [Так что] даже шейхульисламы четырех мусульманских толков садятся выше падишаха.
А кадиаскер садится ниже шамхал-шаха. Представители знати садятся напротив шамхал-шаха. А везир его Таки-хан прислуживает ему стоя. У того везира имеется три тысячи воинов. И чтобы муфтии, накыбы и кадии получали, как в Турции, за свою службу триста или полтораста акче – такого нет и в помине. Каждый, кто знает шариат и является начитанным улемом, может стать муфтием или кадиаскером. А без этого там не дают постов разным Али-заде, Хашим-заде, Мемек-заде и подобным им высокородным дуракам.
И в этой стране нет тимаров и зеаметов. Только военные племена сеют и снимают урожай, однако ашар падишаху они не платят, а положенный по шариату ашар засчитывается им как жалованье [за службу]. Во время войны они выступают в назначенные места сражений на лошадях под началом везира, беев или шамхал-шаха. Всего воинов 87 тысяч. Ныне все справные хозяева полностью вооружены по татарскому образцу. Тяжелых обозов у них нет, зато у них много легковооруженных воинов. Дагестанский край представляет собой область, в которой имеется семь ханств и сорок семь округов, управляемых кадиями. И в этом краю имеется сорок один благоустроенный город. Всего там имеется 56 крепостей. Половина гарнизона такой крепости ходит на войну. Однако персидский шах неоднократно громил это войско и уничтожал его. В настоящее время они находятся в состоянии войны с кызылбашами . Дело в том, что они никогда не любили персов, не ведут с ними торговли и их купцы никогда не ездят в Иран. Но они ведут торговлю с неверными московитами. Все они фанатичные последователи шафиитского толка. Они не обмениваются приветствиями с человеком, бреющим бороду, тем более не садятся с ним за стол. «Если ты суннитского толка , – заявляют они, – то ты не позволишь выщипать себе бороду».
Про такого говорят, что у него только и есть что [птичий] хохолок на голове, и не допускают его к себе, [поскольку он] без бороды. Земли этой страны – это покрытые лесами, совершенно неприступные отвесные горы, в которых водятся барсы, тигры, шакалы. И потому бессмысленно тягаться и выйти победителем в борьбе с дагестанским шахом. Хотя этот край и не представляет собой такой большой страны, как Румелия и Анатолия, и он невелик, но все же это цветущий, благоустроенный край. Дагестанский край со всех сторон окружен [владениями] правителей семи падишахств, семи ханств и семи областей, и они днем и ночью воюют с владельцами каждого края, и они храбрые молодцы, дающие отпор всем врагам.
________________________________________
УПОМИНАНИЕ О ЗЕМЛЯХ, КОТОРЫЕ РАСПОЛОЖЕНЫ ВОКРУГ ДАГЕСТАНА
Прежде всего [скажем, что] восточная граница города Тарки – это Каспийское море, которое представляет собой бурное море величиной в три Черных моря, оно не сообщается с другим морем и представляет собой самостоятельное огромное море. И вокруг него имеется одиннадцать падишахств и семьдесят стран, правители которых известны под названием ханов и беков, канов и хаканов, танов и королей, конанов и кызганов. Это море, по названию каждого края, называют Ширванским и Демир-капу, Гилянским и Хорезмским, Фагфурским и морем страны Кызлар, Москов-ским и Астраханским, морем Железных ворот и Алатыреким, Терским морем. Это море называется именем каждой страны, которую оно омывает. Оно не является таким [солено-] ядовитым, как Черное море иди Красное море у Суэцкого залива в Египте.
Если будет угодно Аллаху, то оно также будет описано вместе с прилегающей местностью. Но в этой местности его именуют Дагестанским морем и Ширванским морем. А Шемаханская крепость сейчас находится в руках персов. Город Шемаха расположен на расстоянии шести переходов от крепости Демир-капу, стоящей вблизи от берега этого моря. Крепости Демир-капу, Баку и Шемаха находятся во владениях Ширванского эйялета.
Все крепости, о которых шла речь выше, принадлежат дому Османа. Они были за-воеваны Оздемир-заде Осман-пашой. В 985 (1577-78) году они еще являлись наследным персидским владением, но в том же году был произведен захват этих крепостей. Все упомянутые города сопредельны с Дагестанской страной и на расстоянии шести переходов на кыблу – с Ширваном. К югу от Дагестана они граничат с грузинской областью Темрес-хана. Из грузинских крепостей они соприкасаются с городом Чегем, крепостью Тифлис, крепостью Кутаиси, городом Серираллан, крепостью Ахалцих и крепостями, [охраняющими] Чилдырскую равнину. А юго-восточная сторона неподалеку от горы Эльбрус принадлежит таустанскому племени Сулеймана. На западе расположена Черкесия. На севере – Терская крепость, принадлежащая Московии, а также земли Астрахани и Алатыря.
Далее на север лежат степи Хейхат, которые входят в состав владений Калмыкии. Они кончаются городом Сарай и владениями Такаку-хана на самом берегу Волги. Эта Хейхат – Кыпчакская степь. Пастбища и угодья ногайцев и калмыков представляют собой обширную равнину, которой нет конца и края. А в … переходах от города Тарки в Дагестане начинается река Терек. И на расстоянии одного перехода от Терека – большая река Койсу. Она представляет собой две реки. Обе они начинаются в Карабудакском ханстве, входящем в состав Дагестанского края, и, оросив множество деревень и городов, впадают в Каспийское море .
Юго-восточная сторона упомянутых рек Койсу является владением дагестанского падишаха. Но в пяти днях пути от берега моря и города Тарки находится крепость Демир-капу, причем в этом месте граничат владения персидского падишаха и дагестанского падишаха, и в одном дне пути от Демир-капу находится местность, именуемая Баш-тепе. Когда Осман-паша завоевал Демир-капу и был приглашен в Стамбул, возникла потребность пройти в Крымскую область через Кыпчакскую степь. Двинувшись из крепости, именуемой Баш-тепе, на берегах реки Канлы-Севинч, он устроил великое побоище с московским царем и поразил сто тысяч неверных из проклятых казаков острыми стрелами. И вот потому, что отвратительные трупы неверных, наваленные в семи местах, в пяти местах возвышались словно горы, эту местность называют Баш-тепе, что является искажением от Беш-тепе. Оттуда он через два дня достиг реки Терек и прибыл в те места, которые мы проходили вместе с нашим ханом.
[Некогда] упомянутая местность под названием Баш-тепе, как говорят, была огромным городом, являвшимся одним из городов монгольского племени Хулагу-хана. И теперь еще видно столько развалин домов и старинных храмов. Этот край Тимур-хан превратил в руины и развалины, а народ его сжег на кострах. Ныне сыновья шахиншахов по имени Сам, Нериман, Менучехр покоятся на этом кладбище Баш-тепе, занимая пространство сорок на пятьдесят шагов. В настоящее время эта местность Баш-тепе граничит с Терской крепостью и находится во владении московского короля.
И если будет задан вопрос, [то отвечу, что] московские владения простираются в северной части ужасной степи Хейхат и по ту сторону Волги и Яика. И если спросят, могут ли [московиты] и в стране падишаха Дагестана обладать множеством земель, [то отвечу, что] московский флот идет в Каспийское море по реке Волге, а оттуда на кораблях они проходят в Дагестан до Терской крепости и множества деревень и областей и [таким образом] владеют [ими]. И даже когда ваш покорный раб в 1057 (1647) году отправился с посольством к ереванскому хану, то московский король на кораблях вступил в этот край, в Каспийское море, разграбил и разгромил город Гилян, являющийся персидской областью. И множество персидских пленных, товаров и трофеев было отправлено в Московию. Поэтому, если идти на кораблях, вплоть до Дагестана граница общая. По разным сторонам [от владений] падишаха Дагестана имеются падишахи, ханы, хаканы и целые области, действующие с ним заодно.
СОБСТВЕННО ДАГЕСТАНСКАЯ СТРАНА
Она заключает в себе семь ханств. Если угодно Аллаху, то по мере путешествия они будут описаны. Правители упомянутой страны, состоявшей из семи ханств, все прибыли в город Таки, целовали почтенную руку нашего законного хана и удостаивались почетной беседы, а имена их следующие. Прежде всего его (шамхал-шаха) везир Таки-хан. Упомянутый хан знает наизусть Коран, он стар и благочестив. За ним следуют: хан – владетель страны Карабудак, Улу-бей, Али-бен, Касым-бей. Казаналп-бей, Мухаммед-бей, Илкас-бей, Ливардн-бей, Хайдар-бей, Халиль-бей, Чобан-бей, и еще имеется множество беев. Им принадлежит власть. Ни один прием не обходится без появления шамхал-султана. Они называют это появлением на ханском собрании. В нем представлены все ханы – правители страны. А потому оно объявляет о [создании] любых благотворительных учреждений для бедных города Тарки.
Отметим, что с давних времен [город Тарки] являлся местом престола шахиншаха Дагестана и потому он служил пристанищем и прибежищем для правоверных. Так как хан Ирана и Турана Тимур-хан не разрушил этого города Тарки, а прошел мимо него и затем ушел в Крымскую землю во владения Тохтамыша , этот город Тарки процветает.
Далее, не указывая количества, Эвлия Челеби перечисляет названия ряда соборных и квартальных мечетей, медресе, мектебов, постоялых дворов, рынков, бань, харчевен, питейных заведений и других общественных мест.
Однако ни красавцев, ни красавиц этой страны увидеть было нельзя, а значит, нельзя судить и о совершенстве цвета их лица. Женщина не может в этом краю выйти за ворота в одиночку. Обычно пять-десять мужчин сопровождают женщину до дома и там ее прячут. Одни же они по домам [друг к другу] не ходят, что для женщин было бы большим развлечением в их затворнической жизни.
Совсем юные мальчики в 10 лет обрастают бородой. Мальчика, позволившего дотронуться до его бороды бритвой, и брадобрея убивают в назидание другим.
[Там] нет базара, сооруженного из кирпича. При каждом доме разбит сад. И много проточной воды. В этой стране денег – акче и пулов – нет. Но в каждом городе раз в неделю на площади устраивается громадный торг: каждый выносит на площадь свои товары и, словно щедрый хозяин, ведет куплю и продажу. И на любой торговой площади, как только начинают читать эзан, все на торгу покидают свои товары в том виде, как есть, и толпами направляются в соборную мечеть совершать предписанную молитву. В этом городе совершенно нет ни угнетения и клеветы, ни лжи и свидетельства из-под неволи. Беи и кадии здесь не берут взяток.
Люди тут будто бы сторонники суннитов. Однако [на самом деле] они суннитами не являются. Все они мусульмане-единобожцы, исповедующие учение своих духовных наставников. Еще в 119 (737) году, когда Хишам сын Абд ал-Мелика из Омейядов нанес в Иране поражение хакан-шаху, все они – князья Дагестана, кайтаки, кумыки и табасараны – имели честь приобщиться к исламу и с того времени являются правоверными.
Об особенностях произношения и терминологии народа Дагестана…
О знаменитых местах поклонения города Тарки… Обойдя и оглядев эти места поклонения и [сам] город, Мухаммед-Гирей-хан получил приглашение посетить Эндери – древний стольный город падишаха Дагестана. После этого мы в течение пяти часов двигались на восток.
Стоянка гостиный двор – дворец Ануширвана . Это прочный постоялый двор из кирпича, обмазанный глиной, на берегу небольшой реки, названия которой я не запомнил. В [этой] гостинице помещается 10 тысяч человек, приходящих и уходящих.
После этого мы двигались в сторону кыблы еще пять часов.
Остановка на берегу реки Ярыксу
Стекая с гор земли Дадиан в Грузии, она течет в Каспийское море. Перейдя ее, мы в течение пяти часов двигались по заселенным и обжитым местам, шли мимо селений, где полным-полно горных и каменных баранов, коров, лошадей и прочего скота, поедая необозримое количество кебабов из жирной конины, мяса коров и косуль.
Остановка на берегу реки Джамансу Татары называют ее Джамансу, а народ Дагестана – Ямансу. Действительно, это могучая река, текущая с бешеным клокотанием. Она течет из земли Дадиан, сливается с рекой Ярыксу, и они вместе, одним руслом, впадают в Каспийское море.
Потом мы двигались в течение семи часов в сторону кыблы, вниз по склону.
Стоянка на берегу реки Актам
Эту реку называют Акташ потому, что она – прозрачная и течет в белокаменном русле. Эта река также начинается в горах того края и впадает в Каспийское море. Мы с нашими лошадями легко переправились через эту реку. А на противоположном берегу войско, которое вместе со своим атбаши вышло для встречи обоих падишахов, и толпа вместе со знатными лицами общины были столь огромны, что и описать невозможно. Похоже было на то, что наибольшим желанием падишаха Дагестана было показать свое войско нашему хану. А он и на самом деле имел в своем распоряжении воинов отборных, преданных, в латах или в кольчугах, и все это были всадники на чистокровных арабских конях.
Все собравшиеся жители города Эндери – сыны Адамовы, старые и малые, знатные и простолюдины – рядами стояли по правую и левую стороны шахской дороги. И тогда согласно заведенному распорядку на площадь, через которую вступают в город Эндери, с противоположной ее стороны, навстречу обоим падишахам и огромному войску вышел хан города Эндери – улу-бей-хан. А [в войске] том были: двадцать тысяч пеших стрелков из ружей, в латах, кольчугах и шлемах, в стальных шишаках, защищающих голову, закованные в броню, называемую в Дагестане керюге, и в таглака; несколько тысяч пеших лучников; всадники, обвешанные разнообразным оружием, на конях чистокровных пород; несколько тысяч обрядившихся воинами [людей] на быстрых конях пегой масти.
И вослед улу-бей-хану [музыканты] играли на рогах, зурнах, ханских литаврах, карнаях Афрасиаба, барабанах Искандера, на эмирских тамбурах и бубнах. И когда улубей-хан со своей огромной свитой подошел вплотную, [все] спешились и пали ниц у копыт коней обоих падишахов, а затем приветствовали их, вскочив, без помощи стремян, на своих быстроногих коней. Потом снова к ним подошел воинский эскорт, и все войско, рядами и волнами, вступило в город Эндери.
Было устроено великое угощение. Мы вместе с его светлостью ханом, поместившись в просторном дворце, предались наслаждениям и удовольствиям.
На следующий день согласно распорядку церемоний наш хан отправился встречать Султан-Махмуда. Завидев падишаха Дагестана вдали, за тысячу шагов, наш хан тотчас снял с себя меч, снял с головы шапку, сошел с коня. Как только его увидел падишах Дагестана, он также на дальнем расстоянии, за тысячу шагов сошел с коня. Пройдя это расстояние, они обнялись, глянули друг другу [в лицо] и расцеловались. «Добро пожаловать, хан мой! Доставь удовольствие, падишах мой!» – с этими словами они оказали друг другу знаки глубочайшего почтения. [Затем] сели на коней, и Султан-Махмуд прибыл во дворец хана. Было устроено обильное угощение, а после него хан преподнес в дар падишаху Дагестана резвого коня с потником, украшенным драгоценными камнями, двух черкесских гулямов из Мирвана [?] и пленного московского капитана. [Затем они] направились во дворец Султан-Махмуда. Я же, ничтожный, занялся осмотром города.
Свойства новой столицы на лике земном, или града старинного и обширного Эндери
В сравнении с [другими] городами страны Дагестан он может считаться крупным, хотя [вообще-то] не велик. То есть он, пожалуй, не сравнится ни с городами Халебом и Дамаском, ни с Багдадом и Диярбекиром. В 986 (1578-79) году Оздемир-заде Осман-паша силой отвоевал этот город из-под власти Ирана. Но, поняв, что закрепиться [здесь] невозможно, он перезимовал в этой земле Дагестана и пожаловал сен город Эндери падишахам Дагестана. Они же с того самого времени сделали его своей столицей, распоряжаясь им по собственному усмотрению. Ныне падишахи живут то здесь, то в городе Тарки. Имя нынешнего падишаха этого края – Махмуд, прозвище и титул – шамкал, шамхал. По происхождению они – арабы из Сирии – Шама. Потому и называют их «шам-хал», так же как [падишаха] дома Османа зовут хункяр, Ирана – шах, крымских ханов – гирей. А падишахов [страны] Узбекской называют хан, хакан, падишахов Индии – хакан, Йемена – таба, халифов Египта – азиз. У каждого падишаха имеется какой-нибудь титул. Ну, а этих падишахов Дагестана зовут шамхал. Ибо исход их и происхождение – от сирийцев .
Далее Эвлия Челеби пространно повествует о переселении одного из арабских племен из Сирии в Иран. Это племя бежало от притеснений омейядского халифа Мервана II и явилось в провинцию Хорасан к вождю антиомейядского восстания Абу Муслиму. И после того как войска Мервана II были разгромлены и сам он погиб в Египте, Абу Муслим предложил вождю арабского племени вернуться в Сирию. Тот отказался сделать это и попросил в управление Дагестан. Абу Муслим назначил его правителем Дагестана и дал ему право передавать свою власть по наследству.
Летописцы Ирана называют их «племенем кумык». А позади города Эндери находилась крепость Эндери. Оздемир-оглу отвоевал ее у кайтаков и персов и превратил в развалины. По одну сторону названного города течет большая река Койсу. Ее истоки в земле Дадиан, она впадает в Каспийское море. Это – источник жизни.
К западу от этого города – земля черкесов Таустан. Избранные кумыкского народа селятся к северу от этого города, до самого берега Каспийского моря. А еще дальше к северу, на самом берегу Каспийского моря, находится Баб аль-абваб, то есть крепость Демир-капу. Это – прочная крепость с шестью воротами и шестью крупными башнями. Она пребывала под властью Ирана, когда мы в 1057 (1647) году обошли и осмотрели ее, как и Ереван, Ганджу, Ниязабад, Ширван и Шемаху, и описали в нашем втором томе. Благодарение богу, мы опять прибыли в эти места. Таким образом, наше путешествие [как бы] не прерывалось.
А [владения] кумыков непосредственно граничат с этой крепостью Демир-капу, между ними нет больше никаких нахие. И хан этого города Эндери является могущественным правителем с титулом улу-бей. Одним из семи ханов, подчиненных падишаху Дагестана, является этот хан Эндери: он распоряжается десятью тысячами воинов. Когда падишах отсутствует, правит хан. Власть его престола распространяется на двадцать нахие.
Описание устройства и имаретов города Эндери Прежде всего [скажем, что] город расположен посреди обширной степи, на берегу реки Койсу. Вода и воздух здесь приятны, жители миловидны. Здесь тысяча крытых землей домов, с садами и виноградниками. И всего [имеется здесь] … михрабов и … благоустроенных соборных мечетей.
Продолжение описания свойств беспокойного города Эндери. Это город древний, средоточие мудрых, источник совершенств, обитель поэтов и умиротворенных. Он построен в шестом поясе, и потому его ученые обладают мудростью арабов и великими знаниями. Искусные врачи и спускающие [дурную] кровь хирурги [здесь] несравненны. И все население знает языки персов, грузин, черкесов, кумыков, калмыков, кайтаков, моголов, боголов , хешдеков, русов , московитов, лезгин, кахтание , кыпчаков , чагатайцев и разных прочих народов и разговаривает [на этих языках].
В одежде у них совершенно отсутствует шелк, ибо они, будучи мужами умеренными, шелка совсем не носят, следуя хадису : «Того, кто наряжается в мире сем, да не оденут в мире вечном».
Денег – алтунов и курушей – здесь также нет. Но торговцев, прибывающих и отъезжающих, здесь много. Все сделки и приобретения производятся путем обмена имеющихся у них товаров. Одежды, которые здесь носят, сотканы из овечьей шерсти, сшиты из цветной ткани. А кафтаны – как двухполые одеяния у персов. На головах у некоторых – внушительный старинный колпак из белой подкладочной ткани. На головы они накручивают также белый нансук. А на ногах – желтые плоские туфли-шлепанцы без каблуков. Но если подробно описывать свойства этого города, получится пространное собрание сведений.
По поводу мест поклонения города Эндери. Отметим прежде всего гробницу султана шамхала Такиуддин-хана, гробницу шамхала Мутемадуддина… Всего, по неполным сведениям, по сей год в городах Эндери, Тарки и других было похоронено сорок семь шамхал-ханов. Они покоятся и под великолепными куполами, и в цветущих местах, без куполов. Кроме того, мы посетили [могилы] многих святых Аллаха, великих Эль-Хаджи Джема, Хаджи Ясеви-султана, Хаджи Абдаллаха Ташкенди. – Да будет милость Аллаха над всеми ними и да освятит он их ясную душу!
Здесь мы пребывали одну неделю. Оба падишаха много раз сходились для важных бесед, и было много удовольствий и радости. Хан шамхалу и шамхал нашему хану устраивали угощения. Шамхал-хан щедро одарил меня, ничтожного, а нашему хану он дал юрт в области Карабудак и выказал ему еще шестьдесят различных проявлений своей дружбы, а когда они прощались, он дал ему в сопровождение тысячу отборных воинов.
О ТОМ, КАК МЫ ОТПРАВИЛИСЬ ИЗ ГОРОДА ЭНДЕРИ В СТРАНУ КАРАБУДАК
Из Эндери отправились мы на юг и, находясь в пути пять часов, прошли через благоустроенные деревни. На стоянке Кенд-ясак имеется благоустроенный постоялый двор и соборная мечеть, и живут в ней кумыки. Через час пути мы прибыли [в Койсу].
Прекрасная крепость Койсу
Эта крепость с давних времен принадлежит шамхал-шахам. В крепости имеется эмир и кадий. Под властью ее хана находится три тысячи солдат. Эта мощная крепость построена кругообразно из камней на скале с крутыми склонами. В крепости имеется комендант и охрана, состоящая из трехсот ясаулов. Этот город находится на берегу реки Койсу. Однажды московские казаки, приплыв по воде, взяли эту крепость. По этой реке Койсу они на своих кораблях вышли с добычей в Каспийское море, оттуда [направились] в Терскую крепость и дальше ушли в свою злосчастную страну.
В этой крепости имеются двое ворот. Одни ворота обращены на север и называются Эндери, другие, [более] широкие ворота обращены на горы Сунджа. Ниже этой крепости, на берегу реки Койсу, находится достойный хвалы пригород. В этих краях кварталы, которые находятся за крепостными стенами, называют зиршехиром, кендом, то есть пригородом, а не варошем. В благоустроенном пригороде много садов, есть проточная вода. Всего здесь имеется двадцать семь мечетей. Из них семь – соборные. За исключением … все мечети находятся в хорошем состоянии. А дома [в этой местности] расположены на склонах гор, в лесу, далеко друг от друга. В этом Дагестане дома в большинстве [расположены] так, и все дома [частных] хозяев крыты глиной. Я ни разу не видел домов, крытых черепицей или свинцовыми листами.
[Здесь] пятничные хутбы [обычно] посвящаются местным правителям, но в некоторых мечетях упоминаются и имена османских султанов. Я затрудняюсь письменно изложить текст их хутбы. Кроме того, это заняло бы много места. За процветание и непобедимость дома Османа по всему Дагестану сорок раз читают Коран. Османским султанам, как властителям Мекки и Медины, оказывают почести.
В этом городе имеются три бани, одна харчевня, семь начальных школ, три медресе, два текке дервишей ордена накшбенди, три постоялых двора для купцов. Но крытого рынка и больших торговых рядов в городе нет, монет местной чеканки тоже не имеется. В городе много садов; климат очень умеренный. Здесь нет тюрьмы. [В этом городе] компаний не водят, с друзьями время не проводят. Не пьют никаких вин и крепких напитков. Они не знают, что собой представляют всякие опьяняющие средства, но беспутные [люди] пьют кумыс и бузу. Улемы и пожилые люди пьют густую [темную] вкусную бузу под названием «макшеме». Эта крепость Койсу находится на расстоянии одного перехода от персидской крепости Демир-капу. И сам Оздемир-оглу Осман-паша вошел в Иран через эту страну. В настоящее время в казне крепости Койсу хранится несколько юков акче. Из города Койсу мы направились на восток и, пройдя пять часов, достигли города Хайдака.
О Хайдаке – прекрасном, древнем городе и большой стране, охраняемой богом
Эта [страна] тоже находится под властью дагестанского падишаха и представляет собой самостоятельное ханство. Беем ее является улу-бей-хан, и под его властью находится три тысячи воинов. Среди них есть джигиты-азнауры из Грузии. [В городе] имеются кадий и муфтий. Других высокопоставленных начальников нет. Страна разделена на семь округов. Главный город находится на берегу Каспийского моря. Наиболее благоустроенная часть города – это гавань. Основное население – кумыки, кайтаки, лезгины, гёкдулаки. Город Хайдак от персидского Демир-капу очень близко.
[Из Хайдака] мы отправились на север. Двигались горами, лесами, лугами; через два дня прибыли в городок Табасаран.
Прекрасный, благоустроенный городок Табасаран
[Он] находится к востоку от персидского Демир-капу на расстоянии одного перехода. Городок утопает в садах и цветниках. Легенда говорит о том, что Ануширван наслаждался прекрасным климатом [этой местности]. Придя из Багдада, взял этот дворец, предавался в нем наслаждениям и говорил: «Этот дворец мой». И действительно, здесь чудесный воздух.
Прекрасная, благоустроенная крепость Кюбечли
Эта крепость [принадлежит цеху] латников. Основатель ее неизвестен, но строение это старое, и возведена крепость будто из агата. Стены сложены из хорошо отшлифованных, сверкающих камней. Она находится к востоку от персидской крепости Демир-капу. Крепость состоит из [нескольких] кварталов. В городе дома с глиняными крышами, соборные и квартальные мечети [в количестве]…
Отсюда, с божьей помощью, направились в сторону кыблы и, находясь в пути семь часов, с большими трудностями прошли по лугам и горам и прибыли в деревню Судакер.
Стоянка деревня Судакер
Судакер – благоустроенная деревня с тремястами домами, одной мечетью, двумя постоялыми дворами и одной баней. Деревня расположена на границе с Карабудаком. Она находится к северу от города Эндери и Тарки – столицы дагестанского падишаха. Эта большая страна – самостоятельное ханство, расположенное недалеко от персидской крепости Демир-капу, что вблизи берегов Каспийского моря. Отсюда мы отправились на юг и, находясь в пути десять часов, по трудным горным дорогам прибыли в город Карабудакхан.
Прекрасная страна, город Карабудакхан
В 125 (737-38) году его высочество Абу Муслим Мерви переселил сюда из Балха, Бухары и Хорасана этот дагестанский народ и эту большую страну подарил им. Этот город настолько близко от Каспийского моря, что оно виднеется отсюда. Восточная сторона [этой местности] соприкасается с Ираном. Карабудак, представляющий собой одно из семи ханств Дагестана, разделен на семь бейств и семь кадийских владений. Имя главного бея – …-хан, под властью которого находится три тысячи воинов.
Описание местоположения города. В течение трех дней Мухаммед-Гирей-хан был гостем в этом городе, и в честь него было устроено многолюдное пиршество.
В сопровождении воинов, выделенных нам беем Карабудака, мы отправились в путь и через час [достигли деревни Пирбай].
Деревня Пирбай
Ею правит сын карабудакского хана. Это одна из тех деревень, которые подарил Мухаммед-Гирей-хану падишах Дагестана.
Когда приданные для сопровождения и помощи дагестанские воины, сказав: «О наш хан, да благословит бог вашу деревню и вашу землю», собрались уходить, хан подарил им 300 предметов [разного] имущества, и они ушли довольными. Когда в 11-й день зулькада 1076 (15 мая 1666) года наш господин, его светлость хан прибыл в Карабудакхан, изо всех близлежащих деревень ему были доставлены дары от шамхала: съестные припасы, различные напитки и другое.
Сам же [сын хана] в уединенном уголке своей обители предавался молитвам, изучал историю, хадисы, с утра до ночи он учился у таких достойных ученых из дагестанских улемов, как Молла Наби, Молла Кулу, Молла Ширвани, Молла Джебранл, Молла Джами, Молла Азраил, Молла Касым, Молла Исрафил, Молла Шейх Кенд, и многих других, изучал арабский язык и многие другие науки.
Я, ничтожный, был удостоен чести в течение нескольких дней беседовать со многими дагестанскими улемами, очень благородными и образованными людьми. Слава Аллаху, в один из дней я поцеловал благородную руку нашего господина Мухаммед-Гирея и сказал ему: «О мой хан, пусть господь бог даст тебе сыновей, а им [долгую] жизнь и свадьбы.
Хан мой соблюдает [договоры], заключенные своими предшественниками, придерживается добрососедских отношений, [является] приверженцем истины. Преодолевая расстояния и останавливаясь на стоянках, я прибыл в страну ваших надежд и желаний – Дагестан, к вашему величеству. Да будут благословенны ваши гостеприимные дворцы!»
И когда я, поклонившись, сказал, что мы, проходя через несколько стран, направляемся в наш конечный пункт, в Стамбул, хан сказал: «Эвлия, ты мне приятен, оставайся здесь несколько лет. Я тебе дам дом, утопающий в саду, и все необходимое, черкесских девушек, подобных небесным созданиям, солнцеликих слуг и луноликих прислужниц. Конечно, тебе надо остаться». И когда он так сказал, я, еще раз склонив голову перед ним, ответил: «О падишах мой, мои друзья говорят, что надо отправляться в путь, я не могу разлучиться с ними, а они не могут оставить меня». [Хан] сказал: «Я им тоже дам много имущества». Они ответили: «Нет, о наш падишах, мы дервиши-странники, нас не привлекают земные наслаждения». Хан с ними не согласился и произнес стихотворную строку: «Побудь еще немного, и посмотрим, что отражается в зеркале судьбы».
Мы остались гостить еще на неделю, [а потом] попросили разрешения [уехать], и разрешение было дано. Мне, ничтожному, хан дал двух черкесских гулямов, одну девушку-абхазку, двух черкешенок, двух черкесских коней, одного пестрого в яблоках аргамака, одну острую саблю и одну перемену черкесской одежды, 300 добрых золотых монет и письма к хану и знатным людям Крыма и к падишаху Дагестана. А семи моим рабам он подарил по одной лошади, по одной перемене одежды и по 50 курушей. А моим товарищам – Баба Мансуру, Дервишу Ахмеду Халхалы, Баба Турабу Сулейману, Ишчи Баба Шеджаи и Дервишу Вахиду – он так-же дал по 50 алтунов и по одной перемене одежды. И мы простились с ханом.
О ТОМ, КАК МЫ ОТПРАВИЛИСЬ ИЗ ДАГЕСТАНА В ХОРАСАН, В БАЛХ И БУХАРУ, В ИРАН И ТУРАН
Выступив из Карабудака, мы сперва шли на север в течение тринадцати часов и прибыли в укрепленное место Кулгудж, затем двигались на север еще девять часов и пришли в укрепление Бай-Тугар, потом опять направились в крепость Койсу, оттуда еще раз в великий город Эндери и здесь снова встретились с властителем шамхалом. Мы вручили ему дружеские послания хана. Когда же мы попросили позволения отправиться в Балх и Бухару, представители власти не согласились ехать в эти страны. «[По пути] слишком мною калмыков, вам благополучно не проехать», – говорили они.
В конце концов мы получили разрешение отправиться в Азов через Московскую землю. Попрощавшись и захватив дружеские послания капитану московской Терской крепости, падишаху калмыков, ханам Демир-капу, Ширвана и Шемахи, а также многочисленные дары шамхальского повелителя, как-то: роскошные панцири, тигровые шкуры, рысьи меха и тому подобные блага, мы вознамерились отправиться в путь.
О ТОМ, КАК МЫ В МЕСЯЦЕ ЗУЛЬКАДА 1076 (МАЙ – ИЮНЬ 1666) ГОДА, ПОЛУЧИВ ПОЗВОЛЕНИЕ ПАДИШАХА ДАГЕСТАНА – ВЛАСТИТЕЛЯ ШЕМАХИ, СТРАНСТВОВАЛИ ПО ЗЕМЛЕ ИРАНА, ЗАТЕМ ПО CТРАНЕ МОСКОВСКОЙ, ЗАТЕМ, МИНУЯ СТЕПЬ ХЕЙХАТ, АСТРАХАНЬ И БАКУ, ПРИБЫЛИ К ПОВЕЛИТЕЛЮ КАЛМЫКОВ И ОТ НЕГО НАПРАВИЛИСЬ В АЗОВ
Поначалу мы покинули город Эндери, местопребывание падишаха Дагестана, и направились к востоку. Прибыв в крепость Баб аль-абваб, или крепость Демир-капу, которую мы уже навестили и обозрели в 1057 (1647) году и все свойства которой подробно описаны в нашем втором томе, мы вручили хану послания шамхальского повелителя Султан-Махмуда, и хан, оказав нам премного почета и уважения, предоставил нам особняк-гостиницу. В течение трех дней мы предавались наслаждениям. Когда мы приезжали в этот город в пятьдесят шестом (1646-47) году, наши друзья из Ирана переживали период побед, и мы с ними, а также с ханом Демир-капу, то есть с Таки-ханом, вели задушевные беседы. Город же сей, как я разглядел, построен в древности, а [тяготеющий к нему] край воистину обширен.
Итак, ведется повествование о крепостях и городах, связанных с этим Демир-капу. Прежде всего, у падишаха Дагестана к востоку от Демир-капу имеется ближняя резиденция – Шехрибане-Сарай. Она расположена вблизи Демир-капу, на расстоянии одного перехода. А до города Карабу-дак от Демир-капу – один день пути к востоку. Город Шабуран также весьма большой город: в нем имеется семьдесят михрабов. Он и есть тот самый город, расположенный в нахие Шабурана и относящийся к Демир-капу, который опи сан во втором томе.
Поблизости от Шабурана, на расстоянии дневного перехода, расположен город Ниязабад – еще больше, чем вышеописанный. В … году Ферхад-паша разрушил его, однако и сейчас в нем сохранилось сорок михрабов и шесть тысяч домов. Он остался в руках Ирана и описан выше – во втором томе. И лежащая к востоку от Демир-капу, в … переходах, крепость Шемаха также находится в руках Ирана.
Пункт, который находится на расстоянии пяти переходов к северу от Демир-капу, – это крепость Баку. И она также в руках Ирана. К северу от крепости Баку, на берегу Каспийского моря, на расстоянии… переходов, – крупный город Гилян. Его население называют туркменами. Это – один из значительных городов Ирана. Место, что на расстоянии … переходов к востоку от Демир-капу, – крепость Ош; ныне она также в руках Ирана. Ласкающая сердце крепость Гянджа находится в … переходах к востоку от Демир-капу. город Серираллан, [находясь] на границе Дагестана, остается в руках Ирана. Город Кахет [принадлежит] Дагестану, [но] остался в руках грузина Шевшада. К западу от Демир-капу, в северной части Дагестана, на берегу Каспийского моря, расположена крепость Терек московского королевства. В общем все эти вышеперечисленные крепости и города располагаются по четырем сторонам от Демир-капу и ныне все пребывают в руках у персов. Свойства и качества всех этих упомянутых укреплений подробнейшим образом описаны в нашем втором томе в результате нашего посещения их в 1057 (1647) году.
Затем в течение нескольких дней мы вместе с ханом Демир-капу предавались наслаждениям и отдыху, после чего, приняв от хана некоторое количество даров и благодеяний, мы вознамерились отправиться в крепость Терек. Однако мы опасались калмыков и пятидневного перехода по пустынной степи, поэтому отправились не сушей, а погрузили всех наших коней и все имущество на одно персидское судно и взяли направление на Терскую крепость. В тот же день судно пустилось в плавание по Каспийскому морю. Уповая на Аллаха, мы отбыли в благоприятный день, [подгоняемые] ветром со стороны кыблы. Но по воле мудрого творца задул неблагоприятный ветер, Каспийское море волновалось в течение семи часов, но в конце концов мы пристали к берегу и бросили якорь.
«О милость Всевышнего! – воскликнули мы. – Кажется, мы попали в крепость небезопасную, населенную неверными!» Однако, благодарение богу, мы благополучно сошли на берег и у самой пристани в течение двух дней были гостями у Мирхайдар-хана. Здесь мы завели дружбу и приязнь с населением [крепости]: персами, туркменами, гёк-дулакамн и арабами кахтание. Позабыв о муках морского путешествия, мы обошли и осмотрели город.
Когда в 1057 (1647) году мы приходили к ереванскому хану, нами было сделано полное описание этой крепости, где было сказано, что построена она Ануширваном на высоком холме, на берегу Каспийского моря, в особом ханстве, входящем в Ширванский эйялет, в трехстах милях к западу от которого, на другом берегу моря, лежит Московская земля; что нижний город ее весьма благоустроен и украшен; что здесь высятся семь минаретов и во многих местах имеются источники нефтяного масла и сказано, сколько нефтяного масла из них добывают.
Кроме того, здесь есть босые и простоволосые могучие аскеты, беспорочные нищие наставники и странствующие в бедности благочестивые дервиши, которые, будучи духовно слитыми с Аллахом, ведут беседы о воздержании и подвижничестве. Совершив поклонение одному из преемников наставника ходжей и великого предка персидских шахов, его светлости шейха Софи – шейху Шерими-султану, они вновь вкушают яблоки, выросшие в садах их желаний, [и отдыхают] в тиши плакучих ив.
Здесь есть особо чтимые, познавшие Аллаха дервиши-наставники. Если какой-нибудь человек обратит взор на сияние их красоты и совершенства – смятение охватит его. Среди правоверного мусульманского суннитского населения, относящегося и к ханифитскому и к шафиитскому толкам, есть факиры с характером падишаха и умом Аристотеля. И когда османский везир по имени Ферхад-паша завоевал эту крепость Баку, он предоставил этим факирам в изобилии пищу и питье кухни Кей-Кавуса23, приготовленные из своих продуктов.
Затем, в один прекрасный день простившись со всеми факирами и бакинским ханом и сказав: «Уповаем на милосердного бога!» – мы снова двинулись в путь на корабле. Снова взволновалось и загрохотало бурное Каспийское море, и вот однажды нас прибило к берегу.
Описание иранского владения – великого города Гиляна
От века и доныне он принадлежит Ирану. Однако раз или два племя туркмен и племя казаков Москвы, прибыв на судах, захватывали этот город. Теперь он является отдельным ханством в составе Ирана. Хан его, по имени Сафи Кули-хан, распоряжается войском из семи тысяч избранных дархуканов, ясаулов, туркмен и гёк-дулаков. В этой земле нет кумыков, индийцев, кайтаков, лезгинов и кахтание. Однако здесь много представителей народов могол и богол, каратаяк, багаджак и иман-садак.
Очертания города Гиляна. На берегу залива в восточной части Каспийского моря, в нахие Шабуран, имеется плодородная равнина. На равнине расположена большая часть предместий города – крупного порта. Все вместе, в совокупности, они составляют десять тысяч построек, побеленных известью, каждая – для [отдельной] семьи. [Здесь] имеются еще другие чиновники: один калантар, один даруга, один кадий, один начальник порта и один ясаул-ага. А в черте этого города насчитывается 76 михрабов и прежде всего соборная мечеть …
В окрестностях этого города Гиляна мы осмотрели несколько городов, крепостей и селений, после чего снова погрузились на корабль, сказали: «Да будет нам всяческое добро!» – и в подобающий день отплыли, полагаясь на мудрость творца.
Как ни прошу, как ни молю,
А нет того, что надо:
Попутный ветер кораблю –
Нечастая награда!
В таком смысле посовещались мы и решили: «Если ветры будут неблагоприятными, то давайте-ка направимся мы к противоположному берегу – к Астрахани и Бату-хану». Неумолимая стихия опять понесла нас на кыблу, [прибила] к берегу Каспийского моря в пределах Дагестана, и на третий день [мы оказались у устья реки].
Стоянка у реки Ланлы-Севинч
Достигнув берега, мы бросили якорь и расположились на отдых. Это проклятое Каспийское море не похоже ни на Черное, ни на Красное, ни на Средиземное моря, ни на Персидский залив. Это море небезопасное: на нем совсем отсутствуют острова, близ которых можно было бы укрыться.
Выше, в нашем втором томе, уже описаны свойства существ, обитающих в этом море. Плавая по нему на кораблях, мы, однако, [в то время] не испытывали мучений и тягот, беспокойства и изнеможения. Зато теперь я благодарил Аллаха [за спасение]. Дело в том, что я вообще не испытываю удовольствия от морских путешествий, а потому не видел таких стран, как Алжир, Тунис, Триполитания и Хиндустан. С помощью благодати божьей это, возможно, еще осуществится.
Ну а на этом Каспийском море, на берегу упомянутой реки Канлы-Севинч, мы отдыхали в течение двух дней. Эта большая река течет с гор Дагестана и с гор Ачик-Баш и в трех переходах от Демир-капу впадает в Каспийское море.
А один ее проток впадает в реку Терек. Это – прозрачная река, являющая приметы источника жизни. Оздемир-оглу Осман-паша провел даже сорок дней на берегу этой реки Севинч, ожидая у места впадения этой реки в море прибытия войска татар из Крыма. Здесь он устроил нечто вроде молельни, каждый день сажал громадные деревья, так что теперь это место стало населенным, превратилось в аллею с цветником, а скалы покрыты [растительностью]. И если человек проведет здесь хотя бы час, душа его обновляется.
Я, ничтожный, также совершил поклонение в этой молельне. Как только я произнес молитву благодарности, тотчас же позабыл несчастья, испытанные на Каспийском море, и обновился душою. На этой реке все мы, корабельщики и странствующие торговцы, отдохнув, снова взошли на небезопасный наш корабль, сказали: «Да будет милосердие Аллаха с нами!» – и с попутным ветром [пустились в плавание] .

V
ПУТЬ ОТ ТЕРСКОЙ КРЕПОСТИ ДО АСТРАХАНИ II ДАЛЕЕ ПО ЗЕМЛЯМ ПОВОЛЖЬЯ ДО КАЛМЫКИСТАНА
СВОЙСТВА ОТРЕКШЕЙСЯ ОТ ВЕРЫ БЕЗБОЖНОЙ ТЕРСКОЙ КРЕПОСТИ
Сойдя с корабля на седьмом часу плавания, мы направились к капитану крепости и вручили ему, а также находившимся в крепости заложниками беям Кабарды и Таустана послания падишаха Дагестана. При этом мне, ничтожному, были оказаны почет и уважение, и в особняке капитана нам отвели избранные покои, а также предоставили еду и питье. Поблагодарив, мы отныне зареклись ступать на корабль.
Затем стали обходить и осматривать Терскую крепость. Она является укреплением на Тереке, отстоящим на триста миль морским путем к западу от Баку, принадлежащего Ирану. Месяца за два до нашего прибытия наш господин Мухаммед-Гирей-хан, следуя из страны Таустан и переправляясь через реку Терек, появился близ [ее] устья, в этой Терской крепости, где мы сейчас отдыхали.
Благодарение богу, шесть дней мы предавались наслаждениям и покою, пребывая во здравии, имея полную возможность наблюдать окружающее [нас]. В древние времена то была маленькая крепость, принадлежащая кумыкам; она является строением Ануширвана. Впоследствии ее захватили прибывшие на кораблях московиты.
ОПИСАНИЕ СЛАВЯНСКО-РУССКОЙ ЗЕМЛИ, НАСЕЛЕННОЙ ЗЛОСЧАСТНЫМИ КАЗАКАМИ – НЕПОКОРНЫМИ КЯФИРАМИ МОСКВЫ
Эта крепость, подобная Стене Искандера, возникла на обширной открытой равнине у оконечности залива, имеющего форму сердца. Хорошо защищенный залив этот находится в южной части Каспийского моря, где Терек впадает в него, и далеко углубляется в землю Дагестана. Сама крепость имеет очертание треугольника, переходящего в квадрат. Это привлекательная с виду крепость, наполовину застроенная зданиями, вытянутыми в длину, наполовину – башнями из камня. По окружности она занимает девять тысяч полных шагов. Крепость по всей окружности имеет два яруса. По ее рву течет река Терек и впадает в Каспийское море. Это – крупный и притом наиболее отдаленный порт на границе Дагестана и королевства Москвы. Все московские купцы сходят здесь с кораблей и направляются в Дагестан, Грузию и Иран. Северная сторона этой крепости ограничена Каспий-ским морем, а южная и сторона кыблы – рекой Терек. Крепость неотделима от страны Дагестан. А к западу от крепости – суша, простирающаяся до Черкесстана и Дешт-и Кыпчак.
Со всех сторон она имеет семь ворот. Из [больших ворот] двое – на берегах вод, одни – с той стороны, где суша. Прочие ворота невелики. Имеются также небольшие ворота, через которые доставляют воду. Со стороны суши это сильная крепость из трех ярусов, прочная, хорошо защищенная.
В промежутке между каждыми двумя воротами имеются рвы шириной по пятьдесят шагов.
Внутри крепости имеется в общей сложности девять тысяч принадлежащих злосчастным [христианам] каменных строений, тесных, крытых досками, без садов и огородов. Все улицы здесь образуют в плане шахматное поле. Здесь имеется в общей сложности семьдесят церквей, и десять из них построены на каменистых холмах, похожих на холмы Манастыр-кале. Лавок здесь три тысячи, небольших постоялых дворов – десять.
В этой крепости имеется два капитана. Один из них управляет внутренней частью крепости, другой – внешними посадами. А кроме как на крепость и пригороды власть их не распространяется. Ибо здесь – край степи Хейхат, где уже отсутствуют населенные, благоустроенные места и начинается Дешт-и Кыпчак, находящийся под властью кяфиров-калмыков и татар иман-садак.
Крепость имеет также порт и пристань. Ее капитаны рас-поряжаются внушительным войском из десяти тысяч солдат. Здесь имеется сорок судов, похожих на галеры и на русские чайки, есть и крытые тростником фрегаты. Корабли, уходящие в крепости Демир-капу, Баку, в Гилян, в [один] город, находящийся в землях Московского королевства в тысяче миль отсюда, доставляют купцов. Здесь имеются чайки для переправы. Эти корабли входят в реку Волгу и доходят до [одного] города, принадлежащего Москве, до столицы, имя которой …
Эти суда как следует защищены, снабжены оружием.
В некоторых местностях они (казаки), вопреки мирным отношениям между Московским королевством и Ираном, на упомянутых кораблях нападают на крепости и города Ирана по берегам Каспийского моря, грабят и разоряют их. Однажды они напали даже на крепость Баку, а прибыв в Гилян, в его торговые села, увели из Гиляна несколько сот пленников – подданных Ирана; сами же благополучно ушли в Москву. Народ Ирана весьма боится этих московских казаков. Их боится даже и османское правительство, ибо эти кяфиры-казаки неоднократно проходили рекой Дон перед крепостью Азов, принадлежащей дому Османа, и по ночам нападали на побережье Черного моря. Благодарение богу, по мысли султана Мехмед-хана IV, сына Ибрагим-хана , и Кёпрюлю , на берегу реки выше крепости Азов построены одна против другой две славные крепости, названные Сед-Ислам .

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Все опции закрыты.

Комментарии закрыты.

Локализовано: Русскоязычные темы для ВордПресс