Исследование. Спрут

ХАСАН ГАПУР

СПРУТ
(Традиции горцев Кавказа и коррупция)

РОСТОВ-НА-ДОНУ-2016

Начало
Недавно беседуя с Председателем Парламента Чеченской Республики Дукувахой Абдурахмановым на тему коррупции и чеченских национальных традиций, невольно поймал себя на мысли, что мало кто в республике сегодня посмеет вообще говорить о коррупции в эшелонах власти. Надо бы провести небольшое исследование, ссылаясь на исторические факты и свой полевой материал, собранный за время работы в различных государственных органах, в прессе и главным редактором республиканских газет: «Масла1ат», «Имам», «Парламент», «Нохчийн Парламент», «Народ и власть» и в межрегиональной газете «Деловой Кавказ». Кто-кто, а журналисты и руководители среднего и высшего звена ежедневно сталкиваются с проявлениями коррупционных действий в различных ведомствах и со стороны отдельных руководителей. Вот что из этого получилось. Начнем с недалеких советских времен.
Еще до начала
ПРОКУРОРЫ, КАК ВАС ТЕПЕРЬ НАЗЫВАТЬ?..
Многие жители Чеченской Республики говорят, что после Магомеда Мамакаева и Хасана Мехтиева прокуратура республики оказалась в руках временщиков. А если подумать, нет ничего гнуснее, циничнее и безнравственнее того, чем судить о людях, которых не знаешь. А вот прокуроры и судьи Чечено-Ингушетии много лет поступали по своему усмотрению. К примеру, одним из таких был бывший прокурор республики А.И. Ростов. Он, не зная традиций, обычаев чеченского народа, не ведая о его морально-психологических устоях, жизненной философии и своеобразном укладе общества, допускал форменный произвол, проявляя имперские амбиции, окружив себя угодными себе пьяницами, взяточниками и лицемерами. И практически никакой управы на него не было. А партийные «борзописцы» с прокурором не связывались.
Однако этого не скажешь о другом прокуроре – А.В. Пушкине. Он наш сосед с Кубани. Показал себя человеком, знающим наш национальный менталитет, обычаи и традиции. Сам он из очень порядочной семьи. Дружит с чеченцами. Старается вникнуть в наши горести и радости. Так, он лично выезжал на похороны Лечи Хайдарханова, следователя прокуратуры из г. Шали. Бывает и на торжествах. Оказал семье покойного материальную помощь, а бывший прокурор Ростов, наоборот, ругал даже за некролог в газете.
Теперь несколько эпизодов из жизни «бледнолицых». Эти факты мне любезно представил бывший работник прокуратуры Саламу Хамзатханов, головой отвечая за достоверность фактов. Публикацию я взял на себя. Знаю, с кем имею дело, чувствую веяния нового времени. И все-таки, где наша не пропадала!
Кинжал деда
Помощник прокурора города Гудермеса товарищ Нестеренко часто бывал «под мухой». Не раз он был «почетным гостем» медвытрезвителя района. И с него все грехи, как с гуся вода. Однажды прокурор-пьяница продал адвокату Мусе Таканаеву кинжал за 100 рублей. Все бы ничего, да вот торги были незаконные. Кинжал-то был изъят, да ещё недозволенным способом при незаконном обыске «подозреваемого», гражданина М. Баснакаева. А принадлежал он когда-то его деду и достался по наследству. После долгих мытарств кинжал был возвращен владельцу.
Прокурор республики А.И. Ростов, зная «слабости» Нестеренко, все же назначил его прокурором Шелковского района. А через некоторое время и прокурором Ленинского района г. Грозного. Разумеется, поклонник Бахуса не дотянул до нужного уровня и впоследствии был отстранен от работы. Не думайте, что его прогнали с работы, нет, просто перевели от греха подальше прокурором Наурского района. Оказывается, жив еще курилка! И теперь пьет с терскими казаками до упаду.
Однажды с Киссельманом
Любил прокурор Октябрьского района г. Грозного товарищ Нечепуренко кутить с Киссельманом. Как-то раз с другом из Заводского РОВД товарищем Киссельманом, взяв с собой двух замужних женщин, они выехали на служебной машине на Грозненское море. День прошел в объятиях возлюбленных. То ли от жары, то ли от жара любвеобильных красавиц не первой свежести, а, скорее всего, от того и другого, и вдобавок от спиртного, два «джигита» опьянели в стельку… А под вечер, возвращаясь домой, влюбленный прокурор наехал машиной на светофор, после чего его доставили в МВД ЧИАССР еще «тепленьким». Киссельмана с бабами как ветром сдуло с машины. Однако по милицейской сводке выходило, что протрезвевший прокурор сбежал со двора МВД, прихватив с собой подбитые «Жигули». Что интересно, из бравых стражей порядка никто «не видел» прокурора. Но это еще цветочки, а ягодки впереди. Прокурор республики А.И. Ростов и министр ВД товарищ Миценко свели нанесенный пьяницами ущерб государству с 1000 целковых до 4-х червонцев и спасли незадачливых любовников.
А дальше получилось как в анекдоте: «И бросили щуку в реку». Нечепуренко назначен прокурором следственного управления прокуратуры ЧИР, но и здесь ему не подфартило. По работе были самые худшие показатели: из 10 уголовных дел девять возвращалось на доследование. Еще бы! Мастак в деле укрывания концов в воду не может преуспевать в гласности преступлений. И для него нашлась периферия. Год спустя товарищ Нечепуренко переведен прокурором Сунженского района, но тут он попал в самое пекло: в связи с кровавыми событиями прошлого года в районе его, наконец, уволили. Но недолго он в безработных пребывал. Из Шелковского района пришла новая информация, что исполняющим обязанности прокурора назначен некто Нечепуренко. Видать у «огнепоклонника» есть «наверху» мохнатая рука. На наш вопрос прокурор республики А.В. Пушкин развел руками: «Не все здесь еще в моей власти, ребята».
«Бледнолицый» в столице
Некий товарищ с видной фамилией Хвостов был следователем ниже среднего звена. Скажем, почти дознаватель. Никаких особых заслуг перед партией и народом не имел, но назначили его прокурором Наурского района. А был он любитель хорошенько выпить и погулять. Жена объявляла розыск, и его находили ни где-нибудь за кордоном, а в тени деревьев у Терека в «загуле». Были у прокурора свои люди в управлении: вначале старший помощник А. Ростова по кадровым вопросам В.В. Ревдов, а после него ярая шовинистка, национал-радикал Евгения Дмитриевна Бибикова.
Но как бы там ни было, доигрался прокурор у Терека. Будучи в Москве, наш прокурор напился по «высшей мерке». Начал бузить, прохожих обзывал «краснокожими», потом врагами народа, абреками, бандитами и чеченцами. Удивленные москвичи останавливались и показывали ему пальцем на висок, но когда он достал пистолет, они смекнули, в чем дело, и вызвали «красных братьев». Последние и доставили Хвостова в головной отдел самой главной прокуратуры. Вот тут уж «усмиритель чеченцев» понял, что переборщил, но было поздно. Его отправили на место работы с приказом об увольнении в кармане, без табельного оружия, в сопровождении сержанта московской милиции в гражданке.
Реабилитация мамаши
Прокурор Старопромысловского района г. Грозного товарищ Комлев также протеже товарища Ростова, из рядовых чинов срочно был произведен в прокуроры района. Слыл он большим бездельником, умел заниматься только лишь вымогательством денег у провинившихся. Как-то посетовал он своему шефу о судимости матери, совесть его замучила, ведь чеченцев не берут в правоохранительные органы, если в роду хоть один был судим. А тут прокурор, а мать родная сидела в местах не столь отдаленных. Ростов был смекалистый парень. Раз идет реабилитация жертв сталинских репрессий, почему бы не оправдать спустя 25 лет и мамашу Комлева, хотя она в свое время запустила руку в государственный карман, притом сделала это не за пределами ЧИР. Взяли и реабилитировали. Пусть знает старушка на склоне лет, что она правильно поступила. Только не повезло с Комлевым. Не тот оказался Федот. Вовремя раскусил его новый прокурор республики Александр Пушкин и уволил с работы. Однако Комлев не последний из могикан, а у товарища Пушкина еще не хватает сил. Есть еще «могучая кучка» прокуроров: Чайников, Алферов, Винокуров, Бондаренко, Тишков, которые занимались неблаговидными делами. Всех сразу не уволишь, а чеченцев назначать еще «не пришло» время. Вон Асабаева и Махамашаева назначили и хватит. Баланс надо соблюдать.
Словом, идет моральная деградация общества. По сей день раздаются голоса в коридорах власти, что чеченцев нельзя назначать прокурорами, не потому что они работать не умеют, а потому что всплывут грешки радетелей справедливости. Фемида республики боится гнева граждан, а то грянет буря негодования. На западе все это давно назвали коррумпированностью власти, а у нас еще рано об этом говорить, мы еще не справились со своим махровым бюрократизмом и национал-шовинизмом.
КАЗНИТЬ НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ
Лет двадцать назад, в бытность прокурором центрального аппарата Прокуратуры Российской Федерации, ко мне на прием, назвавшись моим родственником, пробился кавказский человек. Поведал о том, что погиб его родной брат. Я, как полагается, выразил свое соболезнование. Ответив «Аминь», новоявленный «родственничек» подает приговор. Слабенький такой приговор, едва тянет на статью 103 с ее десятилетним максимумом, и вдруг как гром среди ясного неба: «признать виновным по п. «б» статьи 102 УК РСФСР и назначить наказание в виде смертной казни!».
Спрашиваю:
– Как тебе это удалось, ведь красная цена этому случаю червонец лет, а то и меньше?
Отвечает:
– Столько расходов было, столько денег перевел, не сосчитаешь… Следователям, прокурорам – за статью, судьям – за «расстрел»…
И успокаивает меня: «Ничего, остались еще деньги, главное, чтобы смертную казнь не отменили, за брата отомстить. Сколько надо?».
Что прикажете делать? Бежать наверх писать рапорт, хватать за шиворот, бить в морду, плеваться, возмущаться, а, может быть, поживиться? Не стал делать ни того, ни другого, ни третьего. Рассказал ему об обмелевшей речке Гой, которая в начале века была полноводной. Объяснил, что мы в третьем поколении, еще со времен предпоследнего русского царя, имеем кое-какое отношение к российским, как их сейчас принято называть, правоохранительным органам, но никому в нашем роду-племени наемным убийцей выступать не доводилось. Человек молча удалился.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР расставила все точки над «и»: привела приговор в соответствие с законом, и с учетом явно неправомерных действий потерпевшего определила убийце наказание в виде восьми лет с отбыванием в исправительно-трудовой колонии усиленного режима.
Приведенный пример судебной практики наглядно свидетельствует о том, что наличие в уголовном законодательстве смертной казни представляет в ряде случаев вероятность использования правосудия заинтересованными лицами в качестве исполнителя акта кровной мести. Опасность подобных прецедентов весьма возрастает, если учесть, что в Чеченской Республике создается ограниченное в пространстве правосудие с пожизненными судьями, в отношении которых уголовные дела, независимо от характера и степени общественной опасности содеянного, могут возбуждаться не иначе, как с предварительного согласия квалификационной комиссии судей.
В наш маленький городишко он переехал где-то в 1954 году. Надменный мальчик. Со сверстниками не общался, а терся исключительно среди взрослых. В миру появлялся изредка, каждый раз не иначе, как в красных сапогах и синем «китайском» кителе с отложным воротником. Мы так и не сошлись, а вскоре наши дороги разошлись навсегда. Лишь случайно два десятилетия спустя они пересеклись в Москве, в здании Верховного суда РСФСР. Моя коллега прокурор вслух возмущалась смертной казнью по какому-то делу об умышленном убийстве. Отшумев, она составила письменное заключение примерно такого содержания: «Потерпевший беспричинно, из хулиганских побуждений подверг беспомощного инвалида первой группы жестокому избиению, а когда осужденный упал, продолжал избивать ногами, обутыми в сапоги. В такой ситуации осужденному удалось нанести нападавшему удар ножом снизу вверх. Налицо превышение пределов необходимой обороны. Квалификация – статья 105. Максимальное наказание – два года лишения свободы».
Сапоги, сапоги… Стоп! Красные сапоги, высокий и стройный, как тополь, раньше времени повзрослевший мальчик из моего далекого, полубеспризорного, полуголодного и, тем ни менее, прекрасного детства! Я тебя узнал, да простит тебе Бог твои прегрешения, да упокой Всевышний душу твою!
С письменным заключением кассатор побежала к прокурору РСФСР. Вернулась расстроенная. Оказывается, тому специально звонили из самого (!) Союзного ведомства (надо полагать, не рядовые товарищи) и настоятельно рекомендовали приговор не трогать. И, действительно, не тронули. Кассационный суд, который на словах подчиняется лишь закону, заведомо неправосудный приговор оставил без изменения. Инвалиду, находившемуся в состоянии необходимой обороны, смертная казнь впоследствии была заменена в порядке помилования пятнадцатью годами лишения свободы в колонии особого режима, где пребывают исключительно помилованные убийцы и особо опасные рецидивисты.
Что же произошло на самом деле? Как мог следователь пойти на подобную квалификацию содеянного? Как мог прокурор утвердить подобное обвинение? Вопросов много – ответ один: произошло сочетание принципа кровной мести и интересов спецслужб. Всего этого не случилось бы при отсутствии в уголовном законодательстве такого наказания, как смертная казнь. В судебной практике, пусть и не каждый день, имели место и, по-моему глубокому убеждению, будут иметь место факты необоснованного применения смертной казни в качестве эффективного средства реализации в жизни национальной неприязни и укрепления власти. В бывшей Чечено-Ингушской АССР смертная казнь к чеченцам в ряде случаев применялась судом по социальному заказу политических структур, в угоду искусственно созданному ими же так называемому общественному мнению русского населения.
Так, летом 1958 года в обоюдной драке погиб русский парень. Помните дело об убийстве «матроса»? Заурядное преступление мастерски подано было обывателю как убийство на почве чеченского национализма. Наивные чеченцы тогда верили, что их реабилитировали, и потому, как говорится, смели «хвост поднимать». Дабы чеченцев образумить, родилась в кабинетной тиши блестящая идея продемонстрировать мощь русичей, показать наглядно, кто есть кто. В качестве «искры, из которой возгорится пламя», использовали бедного «матроса». Несколько дней распухший от летней жары труп таскали по центральным улицам Грозного. Как ревела толпа, как громили «хрущевско-чеченский» обком, как штурмовали почту, телеграф, как прервали движение поездов и т.д., старожилы помнят. Несчастного чеченского пацана шлепнули, дабы чеченцы знали свое место.
В середине 60-х годов по подозрению в покушении на изнасилование был задержан некий Магомадов. В ходе проведения расследования выяснилось, что задержание произведено без достаточных на то законных оснований. По указанию прокурора Грозненского района, Магомадов был из-под стражи освобожден. Вскоре в одной из сунженских станиц от руки Магомадова погибли три человека. В этом обвинили следователя Умара Чербижева, дескать, не освободи он «потенциального убийцу», не погибли бы трое русских. Чербижева мигом из прокуратуры изгнали с «волчьим» билетом. А из Магомадова сделали чеченского террориста на исламской основе.
Михаил Акимович Дорохов, секретарь обкома КПСС, курирующий административные органы, как рассуждал?
А почему чеченцы русских девушек насилуют? Своих чеченок не насилуют, а норовят русских, – ехидно выговаривал опальному Чербижеву сей руководящий деятель. Отсюда и пошло-поехало, дескать, в основе ислама заложена ненависть к христианам (понимай к русским). Более того, убийство трех русских влечет беспрепятственное прохождение в рай. Магомадов, как чеченец и мусульманин, об этом знает, и в один миг решил все потусторонние проблемы, умышленно убив трех русских. Отсюда вывод: Магомадов есть кто?! Чеченец. А чеченцы кто? Мусульмане. Следовательно, каждый чеченец отдельно и все чеченцы в целом являются потенциальными убийцами русских. Просто они боятся это делать, а Магомадов решился. Почитай газеты того времени, там все расписано. Магомадова, разумеется, расстреляли. Может, следовало с ним так поступить, я не об этом, я о другом. Заурядное убийство на бытовой почве власть использовала для огульного обвинения не только одной нации, но и религии, исповедуемой миллиардом людей. Подняв дело на такую высоту, нетрудно было расправиться с одним, чтобы другим было неповадно, т.е. чтобы знали и боялись. Наличие в законодательстве смертной казни явилось условием для успешного осуществления политики.
В конце тех же шестидесятых годов Магомед Давтаев в упор расстрелял министра лесного хозяйства Колотушкина, после чего незамедлительно явился с повинной в республиканскую прокуратуру, сдал оружие и заявил, что убиенный своими поборами и притеснениями испоганил ему жизнь. Как вспоминает сегодня один из старейших прокурорских работников, выезжавший на место происшествия, им была допрошена жена погибшего. Последняя, будучи предупреждена об уголовной ответственности за лжесвидетельство, покойного мужа характеризовала пьяницей и распутником, но впоследствии протокол из дела исчез. Колотушкина превратили в кристально чистого коммуниста, примерного семьянина, искреннего и бескорыстного интернационалиста, а Давтаева – в террориста с явно выраженным националистическим душком. Давтаева, разумеется, расстреляли. Как же иначе, ведь так повелел обком, а «независимый, самый справедливый и гуманный» советский суд рад стараться. Объединенными усилиями партийного руководства, руками так называемой Чечено-Ингушской прокуратуры при откровенном содействии национальных кадров Давтаева закопали в яму во дворе Новочеркасской тюрьмы. Справедливости ради, следует отметить особо, что свершилось таковое не без упорного сопротивления заместителя Председателя Президиума Верховного Совета РСФСР Количной Ольги Павловны, серьезно усомнившейся в праведной жизни покойного министра. Но, увы, один в поле не воин.
Власть всегда защищает власть. Любое посягательство на власть беспощадно преследуется. В качестве возмездия, как правило, используется смертная казнь.
Это было в начале семидесятых годов. В один из вечеров у ресторана «Кавказ» произошла потасовка. Саидов применил оружие. В результате погиб представитель аппарата, с помощью которого власть удерживает свое господство. Саидов скрылся с места события. Розыск результатов не дал. Приостановленное уголовное дело 7 лет пылилось в прокурорском архиве. Саидов попался совершенно случайно. Его расстреляли. Но это был уже совсем другой человек. Семь лет прошло. Семь долгих лет. Трое малышей народились за эти годы. Смертную казнь в данном случае иначе как возмездием за посягательство на власть назвать нельзя.
В ночь с 8 на 9 марта 1980 года в селе Рубежное Наурского района запылал дом директора совхоза «Советская Россия» Петра Кудлая. Жена его выбежала из спальни и отделалась легкими ожогами. Сам Кудлай надолго задержался, что-то пытался спасти (злые языки трепали будто бы золото) и основательно обгорел. На одиннадцатые сутки он скончался в больнице. Но еще раньше первый секретарь обкома КПСС ЧИАССР Власов созвал республиканское совещание всех судей, прокуроров, милиционеров и громогласно, с высокой партийной трибуны огласил приговор: «Здесь русских убивают только за то, что они русские!».
Вердикт всесильного посланника ленинского Центрального Комитета обжалованию и опротестованию не подлежит. Оставалось лишь облечь его волю в правовую форму, что успешно и сделала бригада следователей из республиканской прокуратуры, МВД и КГБ во главе с Федором Коновым, заместителем прокурора республики. Со страниц обвинительного заключения Кудлай смотрелся этаким отцом народа в миниатюре, благодетелем чеченцев. На судебном заседании, растянувшемся вместо трех запланированных дней на все три недели с гаком, светлый образ несколько потускнел. Даже видавшие виды парни из КГБ в черных кожанках, поочередно дежурившие в зале, дивились тому очевидному бесправию, в котором пребывали чеченцы добрых два десятка лет. Дрогнули общественные обвинители-коммунисты: один – от русского населения, другой – от чеченцев. Русский не возражал против направления дела на доследование, чеченец поддержал такое предложение. Лишь не дрогнули судьи. Им, национальным кадрам, предоставили возможность показать свое политическое лицо, исполнить власовский приговор. «Товарищи по партии» доверие оправдали. Некоего Ахмадова расстреляли, хотя его виновность в пожаре вызывала серьезные сомнения. Прискорбно, что в новом государстве, создавая галерею национальных героев, почему-то никто не удосужился извлечь на свет божий дело Ахмадова, который действительно шагнул в могилу в интересах закабаленных бесправных соплеменников.
Коммунистический режим окончательно рухнул, о чем Борис Ельцин услужливо доложил американскому Конгрессу. Но сие отнюдь не означает, что на землю грешную снизошла Божья благодать. Смертная казнь в руках власти еще долго будет оставаться оружием возмездия и никогда не станет профилактическим средством. Особенно в условиях Чечни, где межтейповые противоречия явно тяготеют к нарастанию. Кровная месть в форме судебного приговора! Не правда ли, заманчивая идея?!
Смертная казнь в уголовном законодательстве развращает, в том числе и судей. Родственники убиенного, жаждущие крови врага всеми дозволенными и недозволенными методами, в том числе и подкупом следствия и суда, стремятся к приговору со смертной казнью. Им, потерпевшим, такой исход представляется идеальным выходом из сложной ситуации.
Вопрос об отмене смертной казни несколько лет назад дебатировался в России. Большинство опрошенных ратовали за ее сохранение даже в том случае, если будут иметь место судебные ошибки. Проще выражаясь, нет-нет, но иной раз по ошибке шлепнут не того, кого надо, а совсем другого. Что по этому поводу можно сказать? Когда надзор ужесточится, вилами по воде писано. Все не могут ошибаться, но один или другой всегда может. И не просто может, а ошибается. И человечество не изобрело еще механизма, способного исключить из судебной практики казнь невинных людей. Единственное средство – это исключить из уголовного законодательства смертную казнь. Другого не дано. К тому же применительно к нашим условиям следует особо подчеркнуть следующее, что где-то в больших государствах типа России, Украины и т.д. многоступенчатая система в какой-то мере может противостоять возможным судебным ошибкам. Ну, а запятую в заголовке пусть поставит сам читатель.
Вступление
Коррупция на российских просторах после распада СССР приобрела широкий размах, ставящий под вопрос саму возможность успешного социально-экономического и политического развития страны. Она стала не просто негативным явлением, а своеобразным образом жизни российского современного общества. Есть основания утверждать, что коррупция сегодня превратилась по сути дела в национальное бедствие, угрожающее существованию государства и общества. Метастазы этой опасной социальной болезни стали поражать все жизненно важные органы государственного организма страны, прежде всего саму власть.
Нельзя не отметить, что коррупция дискредитирует Россию на международной арене. Сегодня даже решения российских судов за границей не берутся в расчет именно потому, что чуть ли не всех наших судей там считают коррумпированными. С коррупцией, так или иначе, связаны многие беды России, начиная от непрекращающегося вывоза капитала и кончая тяжелейшими социальными проблемами, подрывающими авторитет государственной власти. В высших эшелонах управления известно об этой болезни, поразившей страну. Еще в декабре 2004 года на заседании коллегии исполнительных органов федеральной власти Южного федерального округа полпред президента Дмитрий Козак, к примеру, заявлял: «Размах коррупции – главное, чем отличается ЮФО от других округов. Ее уровень там значительно выше, чем в других регионах. Коррупция процветает в территориальных подразделениях федеральных органов власти, правоохранительной системе. Пышным цветом расцвели хищения бюджетных средств».
При этом Д. Козак отметил, что система не будет эффективна до тех пор, «пока не будет последовательной борьбы с поборами и коррупцией». Кстати, по результатам исследования, проведенного независимыми экспертами, субъекты Федерации, входящие в ЮФО, действительно оказались в числе самых коррумпированных в России. И в целом вся Российская Федерация уступает многим странам по результативности борьбы с коррупцией.
Ежегодно международная организация «Трансперенси Интернешнл» подводит итоги мониторинга коррумпированности различных стран мира. Ее специалисты по своей единой для всех методике вычисляют индекс коррупции. Полное отсутствие коррупции соответствует значению индекса 10. По мере роста коррумпированности значение показателя падает. Согласно докладу, уровень коррупции в России такой же, как в Албании, Нигерии и Сьерра-Леоне. Российский показатель за год составил 2,4 против 2,8 годом ранее. Это одно из самых больших падений индекса восприятия коррупции (ИВК) в регионе Европы и Центральной Азии. Правда, в большинстве других республик бывшего СССР положение еще хуже. Показатели ИВК у Грузии, Киргизии, Азербайджана, Узбекистана, Таджикистана и Туркменистана ниже российского. У Украины и Белоруссии ИВК составляет 2,6. В Прибалтике ситуация с противодействием коррупции более благополучна: в Эстонии показатель индекса 6,4, в Литве – 4,8, в Латвии – 4,2. Наиболее благополучной по уровню коррумпированности, согласно исследованию, является Исландия, на втором месте – Финляндия, на третьем – Новая Зеландия. В десятку наименее коррумпированных стран также вошли Дания, Сингапур, Швеция, Швейцария, Норвегия, Австралия и Австрия. Среди самых коррумпированных стран – Ангола, Эквадор, Нигерия, Гаити, Мьянма, Бангладеш и Чад.
Эксперты отмечают, что после вступления в силу Конвенции ООН по противодействию коррупции в мировом сообществе появилась правовая основа для устойчивого прогресса в противостоянии взяточничеству. Конвенция, как ожидается, ускорит возвращение украденных средств, подтолкнет банковские центры к принятию мер против отмывания денег, позволит государствам преследовать в судебном порядке иностранные компании и граждан, совершивших коррупционные преступления на их территории, запретит подкуп должностных лиц иностранных государств.
Это, подчеркнем еще раз, особенно актуально для России, где коррупция продолжает расти. За последние четыре года ее объем в сфере бизнеса вырос более чем в девять раз – с примерно 33 млрд. до 316 млрд. долларов в год, в то время как средний размер взятки, которую российские бизнесмены дают чиновникам, составил 130 тысяч долларов. Эти цифры исследования «Коррупция в России: динамика и перспективы» Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл – Россия» приводит Би-би-си. Если говорить в относительных цифрах, то объем рынка деловой коррупции рос примерно в четыре раза быстрее, чем доходы федерального бюджета.
Министр экономического развития и торговли РФ Герман Греф был вынужден признать угрожающее распространение коррупции, встречаясь с журналистами на Всемирном экономическом форуме в России. По мнению главы МЭРТ, коррупция в основном сосредоточена в средних властных структурах и порождается неэффективностью власти. «Если мы не преодолеем коррупцию, то надеяться на повышение инвестиционной привлекательности страны невозможно», – сказал Г. Греф. Вместе с тем министр подчеркнул, что проблема тяжести наказания за коррупцию должна «коррелировать» с правами собственности. «Нельзя просто говорить о восстановлении конфискации как меры наказания», – отметил он. Г. Греф напомнил, что в 2003 году из российского законодательства была убрана статья о конфискации как о самостоятельной мере наказания. Правда, он считает возможной конфискацию имущества у получателя взятки в крупных размерах, но это должно быть скорее исключением из правил.
Между тем реальное положение вещей в стране дает основание говорить о том, что без жестких и решительных действий со стороны федеральной власти страна может скатиться к состоянию, угрожающему самому ее существованию и сохранению независимого и защищающего интересы своих граждан государства. Бюрократия, порождающая благоприятную почву для коррупции и саму коррупцию, выросла сегодня до неимоверных размеров и стала серьезным тормозом на пути социально-экономического развития. Коррупция прокладывает путь всей остальной преступности, способствует криминализации власти, устанавливает свои правила игры в государстве и обществе. Не удивительно, что небывало низко упала вера людей в закон и порядок, снижается доверие к основным институтам государственной власти. Из-за коррупционеров разных мастей происходит проникновение иностранного капитала сомнительного происхождения в стратегически важные для страны отрасли, свертывание многих необходимых национальной экономике производств и направлений научных исследований.
Бесспорно, нельзя быть идеалистом, «кремлевским мечтателем» и предполагать, что мы в короткие сроки покончим с этим явлением. Чиновники, должностные лица всегда брали, берут и, к сожалению, будут брать взятки в той или иной форме. Тем более что власть представляет собой своеобразную форму собственности. Власть – это своего рода товар, имеющий свой прибавочный продукт, свою прибавочную стоимость. Проблема в том, какова величина этой прибавочной стоимости и кому она достается – государству или конкретному бюрократу.
Сегодня важнее всего начать борьбу с коррупцией политической, которая открывает возможности для прямого захвата власти организованными преступными силами. Политическая коррупция связана с получением должностными лицами политических выгод, с прорывом во власть и последующим ее использованием для своего обогащения в той или иной форме. Политическая коррупция порождает и коррупцию экономическую. Люди зачастую идут во власть через процедуру выборов не ради служения народу, а ради выгоды – опять же для приобретения или передела собственности, реализации корыстных и низменных целей.
К сожалению, в России в 90-е годы были невозможны честные выборы, может быть, за каким-то крайне редким исключением. Подкуп, шантаж, запугивание избирателей, предвыборные обещания кандидатов тем, кто оказывал поддержку на выборах, административный ресурс, лоббизм – все эти проявления политической коррупции активно использовались ради победы на выборах. Поэтому сегодня важно решить чрезвычайно злободневную задачу, а именно: побороть политическую коррупцию, создать новые правовые механизмы, фильтры, для того чтобы не допускать совсем уж нечестных и беспринципных людей во власть. Для борьбы с коррупцией нужна какая-то критическая масса порядочных людей во власти, которая потом бы уже и возглавила на втором этапе борьбу со взяточниками. Именно этой группе придется вести борьбу на двух фронтах: и с коррупцией политической, и с коррупцией экономической.
Залогами успеха в этой борьбе могут стать четкая и бескомпромиссная политика по наведению порядка во всех властных структурах, повышение личной ответственности политиков и чиновников за результаты их деятельности, четкое определение полномочий, контроль над доходами чиновников и представителей политической элиты, невзирая на лица. До суда должны доводиться все дела, связанные с незаконной приватизацией в 90-е годы, хищением государственного имущества, нанесением урона обороноспособности страны, без оглядки на мнение других государств и международных организаций, которые на деле показали себя отнюдь не сторонниками правопорядка.
Отдельные отрасли промышленности, на которых зиждется национальное могущество и которые больше всего страдают от действий коррупционеров разных рангов, должны быть поставлены под цивилизованный контроль государства. Это касается не только предприятий оборонной промышленности. Если мы хотим восстановить экономику, обороноспособность, правопорядок, веру людей в государство, то не сможем обойтись без самых радикальных мер. Полумеры, как показали прошедшие годы, уже не помогут. Окно возможностей для искоренения коррупции, увы, может закрыться, если не приступить в ближайшее время к «зачистке» экономического и политического полей страны. Представляется, что четкая и внятная позиция в этом вопросе найдет понимание и поддержку у населения и правоохранительных органов, честные сотрудники которых как никто другой осознают опасность дальнейшей криминализации общественных отношений, распространения коррупции.
Почему коррупция как феномен бюрократической жизни столь сильна и жизнеспособна? Почему она обладает огромнейшей мощью, которая, по оценкам экспертов, превосходит по ряду показателей мощь государства? Сила коррупции заключается, прежде всего, в том, что она имеет превосходный шанс использовать в своих узкокорыстных интересах возможности аппарата самого государства, его административных органов. Кроме того, ее союзниками выступают криминальные структуры, организованная преступность. И, наконец, коррупция опирается на теневую экономику, которая, кстати, охватывает сегодня не менее половины нашей реальной экономики. Серьезным подспорьем для коррупции является также несовершенство и противоречивость нормативно-правовой базы в стране. Попытки же привести российское антикоррупционное законодательство в соответствие с международными стандартами встречают ожесточенное скрытое противодействие, в том числе и в высших структурах законодательной власти. Крайне медленно вносятся необходимые поправки в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, в законы «О государственной службе» и «О противодействии легализации доходов, нажитых преступным путем», несмотря на очевидную необходимость для страны пресечь коррупцию, в том числе в судебной сфере. По некоторым оценкам, в Госдуме провалилось уже восемь попыток принятия антикоррупционных нормативных актов. Весной 2005 года была предпринята девятая, которая также потерпела неудачу. Понадобились еще целых три года, пока Госдума созрела до принятия закона «О противодействии коррупции».
Известно и то, с какими трудностями столкнулась ратификация подписанной Россией еще в 2003 году европейской конвенции по борьбе с продажностью госслужащих, да и с ратификацией в Госдуме Конвенции ООН против коррупции, подписанной Россией в Мексике еще 9 декабря 2003 года. Налицо задержка.
В борьбе с коррупцией – этим врагом страны № 1 – могло бы помочь гражданское общество, но, к сожалению, в России оно крайне слабо, а перспективы его становления туманны. Остается уповать на само государство, на политическую волю его представителей. Конечно, коррупцию в России не удастся победить одним ударом. Эта социальная болезнь слишком запущена, да и за годы «реформ» россияне свыклись с коррупцией, как с неизбежным и неистребимым злом. Между тем снимать этот нарост со всей системы общественных отношений нужно решительно, но хирургически точно, дабы избежать ее дестабилизации и ненужных потрясений. Как отметил руководитель Общероссийской общественной комиссии по борьбе с коррупцией, генерал-полковник Владимир Николаевич Мамаев, общество должно решительно взяться за коррупционеров, иначе мы скоро окажемся на дне всеобщего мирового кризиса.
Исследуемая тема «Региональные возможности и проблемы противодействия коррупции на примере сравнительного анализа по районам Чеченской Республики» актуальна по той причине, что криминализация власти в регионах – явление, требующее изучения. Не следует забывать, что именно 89 субъектов РФ и составляют Россию в целом. Борьба с коррупцией немыслима без помощи регионов.
Объектом исследования в нашей работе будет являться совокупность социально-правовых отношений в сфере государственной службы, службы в органах местного самоуправления. Это уровень совершаемых коррупционных действий, фактическая доля их выявления правоохранительными органами и достоверность опубликования в СМИ, причины, условия, способствующие разрастанию коррупции, уровень криминализации в отдельных районах республики.
Предмет исследования: нормы уголовного законодательства РФ, нормы административного законодательства РФ, региональное законодательство Чеченской Республики, касающееся антикоррупционной политики государства, периодическая печать.
В исследовании использованы работы таких видных ученых в области изучения проблем коррупции, как Н.А. Лопашенко, В.В. Лунеева, А.В. Малько, П.С. Яни и известных на Северном Кавказе ученых-политологов и общественных деятелей Абдуллы Истамулова, Мусы Садаева, журналистки Хеди Саратовой.
Цель исследования: выявление региональных возможностей для преодоления и противодействия коррупции.
Основные задачи исследования: исследовать причины и условия, способствующие появлению коррупции на уровне одного региона; выявить степень коррумпированности республики; проверить степень законности, соответствия и достаточности норм антикоррупционного законодательства региона федеральным актам; выработать рекомендации по пресечению и противодействию коррупции в Чеченской Республике с учетом специфики организации власти; выяснить отношение респондентов к региональной коррупции.
Гипотезы: а) предполагаем, что основными причинами, способствующими разрастанию коррупции на региональном уровне, являются: отсутствие строгого контроля со стороны центра; нормативное неурегулирование вопросов, связанных с коррупцией и сопутствующими ей негативными явлениями, такими как административно-правовые и уголовно-правовые средства преодоления; возможность коррупционера избежать наказания;
б) считаем, что в основе увеличения коррупции в Чеченской Республике лежат следующие факторы: отсутствие политического плюрализма; латентность коррупционных преступлений и правонарушений; неэффективность применения административно-правовых и уголовно-правовых средств противодействия коррупции, национальные обычаи и менталитет чеченского народа. Генеральной совокупностью в данном случае является государственная власть, государственная служба и служба в органах местного самоуправления в целом. Но в связи с тем, что цель настоящего исследования – выявление региональных возможностей и путей противодействия коррупции на примере сравнительного анализа Чеченской Республики, нами будет рассмотрена выборочная совокупность, то есть государственная власть, государственная служба и служба в органах местного самоуправления, наши обычаи и традиции. Поскольку выборочная совокупность повторяет все параметры генеральной линии, то данные, полученные в результате исследования, будут репрезентативны.
Описание методов сбора информации. В ходе своего исследования решили использовать следующие методы сбора информации: анкетирование, анализ документов, национальный менталитет. В связи с тем, что исследование проводилось в одном регионе, в районах Чеченской республики было опрошено по 100 человек. Опрошены следующие группы респондентов: сотрудники правоохранительных органов, государственные служащие, религиозные деятели, иные лица.
Основу исследования составили: общенаучный, сравнительно-правовой, логический, социологический, статистический, национальный методы, метод конкретно-социологических исследований и другие методы научного познания. В процессе исследования были проанализированы соответствующие положения Конституции РФ, Конституции ЧР, ряда других важных нормативных актов как федерального, так и регионального значения. Представленная работа носит не только теоретический, но и практический характер, может быть использована в дальнейшем как основа для проведения научных исследований.
Коррупция – преступная деятельность в сфере политики или государственного управления, заключающаяся в использовании должностными лицами доверенных им прав и властных возможностей, а также национальных особенностей для личного обогащения.
Должностное лицо – лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ (примечание к статье 285 УК РФ).
Взятка – деньги или материальные ценности, даваемые должностным лицам как подкуп или как оплата караемых законом действий.
Регион – большая область, республика, группа соседствующих стран или территорий, районы, объединенные по каким-либо общим признакам.
Подкупить – склонить на свою сторону деньгами, подарками.
В настоящее время Россия находится в состоянии адаптации к капитализму, и пока неизвестно, сколько времени может продлиться этот период. Ясно одно – на этой стадии нашей стране нужен крепкий управленческий аппарат, но его создание невозможно при всей неорганизованности и коррумпированности, плотной сетью опутавшей чиновников «от мала до велика». Безусловно, первый шаг – это проведение административной реформы (только на федеральном уровне аппарат чиновников составляет свыше ста ведомств), но вместе с тем необходимо проследить за выполнением еще нескольких действий, соблюдение которых позволит ограничить коррупцию. Несмотря на принятие за последние 10 лет отдельных нормативных актов, в той или иной степени направленных на противодействие коррупции и негативных явлений, сопутствующих ей (законодательные пробелы, коллизии), на сегодняшний день вопрос о понятии «коррупция» остается открытым.
В результате проведенного нами анализа существующих определений коррупции, содержащихся в Большом юридическом словаре, Большом энциклопедическом словаре, проекте Федерального закона «Основы антикоррупционной политики», многочисленных статьях и т.д., пытаемся сформулировать свое определение, которое, на наш взгляд, является наиболее полным.
Известно, что в основе термина «коррупция» лежит латинское слово «corruptio», означающее в буквальном переводе «порчу, подкуп» (однокоренным в этом смысле является и слово «коррозия»). В целом этот перевод дает общее представление о сущности коррупции – порче или коррозии власти путем ее подкупа – с точки зрения рассмотрения ее в качестве социального явления, коим она, безусловно, является. Латинско-русский словарь, составленный И.Х. Дворецким, кроме вышеуказанных значений приводит и такие значения, как «совращение, упадок, извращение, плохое состояние, превратность (мнения или взглядов)», а также «расстраивать, повреждать, приводить в упадок, губить, разрушать, обольщать, соблазнять, развращать, искажать, фальсифицировать, позорить, бесчестить». [9] А кандидат юридических наук Г.К. Мишин вопреки утверждениям большинства пишущих по этим вопросам авторов, утверждает, что латинский термин «corruptio» происходит от двух корневых слов cor (сердце; душа, дух; рассудок) и ruptum (портить, разрушать, развращать). Поэтому суть коррупции не в подкупе, продажности публичных и иных служащих, а в нарушении единства (дезинтеграции, разложении, распаде) того или иного объекта, в том числе государственной власти. [10] Одно из наиболее кратких, но достаточно емких определений коррупции дает Словарь иностранных слов. Это «подкупаемость и продажность государственных чиновников, должностных лиц, а также общественных и политических деятелей вообще».
Справочный документ Организации Объединенных Наций о международной борьбе с коррупцией определяет ее как «злоупотребление государственной властью для получения выгоды в личных целях». В свою очередь политологи преимущественно рассматривают коррупцию как совокупность различных способов использования заинтересованными структурами и лицами власти финансового, политического и иного влияния на государственные ведомства. Для многих из них основные причины коррупции кроются в недостатке демократических правил, хотя они при этом признают, что распространение коррупции имеет место и при демократических режимах. Ими также предпринимаются попытки разработать способы уменьшения возможностей и условий для углубления сфер влияния политической коррупции, в том числе направленные на противодействие сговору между законодательной и исполнительной властью, расширение участия населения в демократических процессах, ориентированных на становление и развитие гражданского общества.
Коррупция – преступная деятельность, связанная со злоупотреблением должностным лицом, государственным (муниципальным) служащим, служащим коммерческой или иной организации, не отнесенным законом к категории лиц, выполняющих в них управленческие функции, своим положением в целях получения выгоды, в том числе неимущественного характера, для себя, своих близких, а также подкуп указанных лиц. Из определения видно, что коррупция – это всегда преступная деятельность и вместе с тем возмездная сделка, несмотря на то, что полученная в результате сделки выгода будет носить неимущественный характер. В рассуждениях о нынешнем состоянии России масштабная коррупция стала одним из главных и общепринятых тезисов. Только за период 2005-2006 гг. в центральной и региональной российской прессе было опубликовано свыше 3 тысяч материалов, посвященных коррупции, по телевидению показано свыше 150 материалов на эту тему. Более 60 % респондентов в социологических опросах относят коррупцию к проблемам, представляющим угрозу национальной безопасности России; свыше 70 % согласны с утверждением о том, что Россия может быть причислена к числу коррумпированных государств. На это мало кто обратил внимание. Сегодня Россия занимает 145 место в мире по коррумпированности.
Политические последствия
1. Происходит смещение целей политики от общенационального развития к обеспечению властвования олигархических группировок.
2. Уменьшается доверие к власти, растет ее отчуждение от общества. Тем самым ставятся под угрозу любые благие начинания власти.
3. Падает престиж страны на международной арене, растет угроза ее экономической и политической изоляции.
4. Профанируется и снижается политическая конкуренция. Граждане разочаровываются в ценностях демократии. Возникает угроза разложения демократических институтов.
5. Увеличивается риск крушения нарождающейся демократии по распространенному сценарию прихода диктатуры на волне борьбы с коррупцией.
Экономические потери от коррупции и историческое прошлое
Масштаб ущерба, наносимого России коррупцией, поддается денежному исчислению конечно приблизительному. Для оценки потерь от верхушечной коррупции обратимся к известным примерам, когда подобные потери удалось установить. Во-первых, было подсчитано, что в Италии после проведения операции «Чистые руки», направленной против коррупции, государственные затраты на строительство дорог сократились на 20 %. Во-вторых, сошлемся на результаты недавних исследований ученых Гарвардского университета, которые цитируются П. Беннетом. Подсчитано, что снижение коррумпированности страны с уровня Мексики до уровня Сингапура производит эффект, эквивалентный возрастанию сбора налогов на 20 %. Если применить эту оценку к сумме собранных в России в 2007 г. налоговых поступлений (по утверждению Правительства, 65 % запланированного в бюджете), то 20 % составят 49 триллионов (неденоминированных) рублей. Это больше, чем все бюджетные расходы прошлого года, предполагавшиеся на науку, образование, здравоохранение и культуру с искусством вместе взятые.
В другом докладе оцениваются потери от коррупции, возникающие от того, что коммерческие сделки осуществляются не на основе цен и лучшего качества товаров, а на основе взяток, «подарков», вымогательства. «По приблизительным оценкам коррупция увеличивает стоимость товаров и услуг на 5-15 %. Общие дополнительные издержки в 15 % эквивалентны сумме налогов со среднего рабочего с ежегодным доходом, т.е. составляют 3450 долларов в год. Если эти средства использовать для развития производства, то количество рабочих мест возросло бы примерно на 10 %, что приблизительно составило 12 миллионов рабочих мест. Это позволило бы обеспечить работой всех безработных США, увеличить средний доход примерно на 10 % и прибавить около 5 % к среднему ежегодному росту ВВП».
В-третьих, упомянем дело одного британского чиновника Министерства обороны, осужденного на 4 года за взятки, которые по минимальной оценке составляли 2,25 миллиона долларов. Эксперты британского филиала ТИ установили, что ущерб, нанесенный действиями чиновника, за которые он получал взятки, составил 200 миллионов долларов, т.е. почти стократно превосходил суммарный размер взяток. Легко убедиться на многих отечественных примерах в том, что соотношение между размером взяток и нанесенным от коррупционных решений ущербом бывает и более существенным.
В-четвертых, следует обратить внимание на наиболее распространенный во всем мире источник верхушечной коррупции – государственные заказы и закупки. Для них оценки ущерба (а он, как правило, самый значительный) проводились чаще всего. Согласно оценкам, потери от коррупции в этой сфере часто превышают 30 % всех бюджетных затрат по этим статьям. Если использовать подобный коэффициент, то антикоррупционные меры в состоянии избавить нас от потерь только в военной сфере в размере почти 8 триллионов рублей. По словам Удо Миллера, руководителя Счетной палаты земли Гессен, взятки в этой сфере нередко достигают 20 % от суммы заключаемых сделок; при этом взятки не выплачиваются наличными, а переводятся соответствующим лицам через подставные фирмы или принимают форму завышенных счетов за выполненную работу. По оценкам экспертов, завышенной является стоимость около 40% всех зданий, возводимых по заказу федеральных, земельных и коммунальных властей. По утверждению главного прокурора Франкфурта-на-Майне, коррупция в строительстве наносит государству ежегодный ущерб на сумму в 10 миллиардов марок, в частности путем завышения на 30 % реальной себестоимости работ.
С явлением коррупции история знакома уже очень давно. Еще Аристотель говорил: «Самое главное при всяком государственном строе – это посредством законов и остального распорядка устроить дело так, чтобы должностным лицам невозможно было наживаться». О взятках упоминается и в древнеримских 12 таблицах; в Древней Руси митрополит Кирилл осуждал «мздоимство» наряду с чародейством и пьянством. При Иване IV Грозном впервые был казнен дьяк, получивший свыше положенного жареного гуся с монетами.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Все опции закрыты.

Комментарии закрыты.

Локализовано: Русскоязычные темы для ВордПресс