Газета Барт март 1991 номер 7 – Обращение

Газета Барт, №7, март, 1991 г.

ОБРАЩЕНИЕ В ВЕРХОВНЫЙ СОВЕТ ЧЕЧЕНО-ИНГУШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ И К ЕГО ПРЕДСЕДАТЕЛЮ Д. Г. ЗАВГАЕВУ

В связи с тем, что Верховный совет СССР назначил на 17 марта 1901 года ре¬ферендум по вопросу «Сох¬ранения Союза Советских Социалистических респуб¬лик как обновленной феде¬рации равноправных суве¬ренных республик, в кото¬рой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности», а Верховный Совет суверенной Чечено-Ингушской республики все еще не выразил своего отношения к этому акту, Исполнительный Комитет общенационального съезда чеченс¬кого народа во исполнение решений съезда заявляет, что проведение названного референдума на территории суверенной Чечено-Ингушс¬кой республики неправомерно и противоречит Декларации о государственном су¬веренитете Чечено-Ингушс¬кой республики. При этом Исполком исходит из следующих правооснований:
1. Для проведения рефе¬рендума на территории суверенной Чечено-Ингушской республики необходим За¬кон ЧИР о референдуме, иначе проведение референдума противоречит принципу суверенности, верховенства государственной власти ЧИР на территории ЧИР.
2. В референдуме, имею¬щем целью определение дальнейшей исторической судь¬бы Чечено-Ингушской рес¬публики, могут участвовать только граждане ЧИР, но Верховный Совет ЧИР не принимал Закон о гражданстве, следовательно, не бы¬ло и самого факта принятия гражданства ЧИР;
3. Формула «Федерация суверенных республик» состоит из двух взаимоисклю¬чающих понятий: «федера¬ция» и «суверенитет». Федерация – это союзное, еди¬ное государство, обладаю¬щее суверенитетом. Государства, вступающие в федера¬цию, теряют свой суверени¬тет, ибо «власть», зависимая от другой власти, не может быть верховной, в то же время верховная власть не может быть зависимой от другой власти, ибо в этом случае верховной была бы последняя власть» (см.: Kуpc международного пра¬ва, т. П. М. 1967. с. 34).
4. Формула «Федерация Советских социалистических республик» определяет ха¬рактер государственного и социально-экономического строя будущей федерации, но суверенная Чечено-Ингушская республика не мо¬жет участвовать в опреде¬лении государственного и социально-экономического строя федерации, не определившись сама по этому вопросу, то есть, не приняв Конституции ЧИР, которая бы определила основы ее общественного, государственного и социально-экономического строя;
5. Формула «обновленная федерация» весьма расплывчата, а проекта договора субъектов СССР, принятого и утвержденного, нет.
6. На референдум выно¬сится вопрос о президентс¬ком правлении в РСФСР, участие в голосовании по которому явилось бы косвен¬ным признанием того, что ЧИР входит в состав РСФСР, а это противоречит Декларации о государственном суверенитете ЧИР.
7. Верховный Совет ЧИР законодательно не опреде¬лил порядок участия воен¬нослужащих в референдуме на территории ЧИР, что де¬лает возможным манипуля¬ции результатами голосова¬ния;
8. Результаты голосова¬ния будут определяться по СССР в целом, что ставит под угрозу суверенитет Че¬чено-Ингушской республики;
9. Участие в референдуме противоречит ст. 17 Декла¬рации о государственном суверенитете ЧИР.
10. Подготовка к проведению референдума на территории Чечено-Ингушской
республики происходит в созданных Чечено-Ингушским республиканским Комитетом КПСС условиях невозможности ведения среди населения Чечено-Ингушетии разъяснительной работы о
противоправности проведения референдума, в то вре¬мя как реском КПСС, монопольно владея средствами массовой информации, используя государственные средства, развернул широ¬кую кампанию по дезориентации и привлечению насе¬ления к участию в референ¬думе.
Перечисленные условия проведения референдума со ответствуют общепризнан¬ным нормам международного права, следовательно, проведение референдума на территории суверенной Че¬чено-Ингушской республики незаконно и его результаты не могут иметь юридической силы для Чечено-Ингушс¬кой республики.
Одновременно, Исполком общенационального съезда чеченского народа заявляет, что он в принципе не против проведения референдума, но постановка вопроса о проведении референдума по воп¬росу создания суверенных государств (а не федерации суверенных республик) бу¬дет правомерна только пос¬ле принятия Верховным Со¬ветом Чечено-Ингушской республики законодатель¬ных актов, закрепляющих ее суверенитет и законодательного признания этого суверенитета Верховным Советом СССР.
Исполком также считает необходимым дать полити¬ческую оценку референдуму.
Во-первых, референдум, который проводится с явным нарушением Декларации о государственном суверенитете, общепризнанных норм международного права, мо¬жет привести к обострению политической обстановки в республике.
Во-вторых, очевидна связь между политическими собы¬тиями последнего времени (активизация реакционных сил в КПСС, решения Объ¬единенного Пленума ЦК КПСС и ЦКК КПСС, кро¬вопролитие в республиках Прибалтики, создание под¬польных «Комитетов нацио¬нального спасения». Указ Президента СССР о совместном патрулировании военно служащих и милиции, на¬ступление на гласность) и решением о проведении референдума. Эта связь проявляется в том, что вопрос, вынесенный на референдум, сформулирован таким образом, что участники референдума будут голосовать не просто за федерацию, но за федерацию советскую, социалистическую, то есть за руководящую роль КПСС, которая в нынешних конкрет¬но-политических условиях необходимо выльется в диктатуру самых реакционных, великодержавно-шовинис¬тических сил в стране и КПСС.
Следовательно, участие в референдуме привело бы к узаконению этой диктатуры, а диктатура, тем более диктатура реакционной номенклатуры КПСС и великодержавных шовинистов, это всегда террор, репрессии, а то и геноцид против малых народов.
Одной из первых жертв диктатуры, судя по античе¬ченской истерии, развязан¬ной в последнее время в органах печати ЦК КПСС и ПК КП РСФСР, может стать чеченский народ. Если вспомнить трагический опыт истории чеченского народа (русско-кавказская война, высе¬ление в Турцию, царский террор, большевистский террор 1920-30-ых годов, выселе¬ние в Казахстан и среднюю Азию, которым во всех слу¬чаях предшествовала и со¬путствовала идеологическая кампания по созданию образа чеченского народа-разбойника), то политическая подоплека античеченских выступлений в центральных партийных органах печати ви¬дится о там, что подводится идеологическая база под будущие репрессии против чеченского народа как потенциально сильного противника диктатуры реакционных, великодержавно-шовинистических сил на Кавказе.
Следовательно, допуская проведение референдума в нынешней форме и услови¬ях на территории Чечено-Ингушской республики. Верховный Совет ЧИР явится соучастником создания и укрепления диктатуры реакци¬онных, великодержавно-шо¬винистских сил, которые, как показали события в Тбили¬си, Баку, Вильнюсе, вполне могут развязать террор против чеченского народа, от¬ветственность за который перед народом и историей полностью ляжет на нынешнее руководство и депутатский корпус Верховного Совета ЧИР, которые, имея истори¬ческую возможность созда¬ния суверенного Чечено-Ин¬гушского государства, не сделали этого и отдали свой народ на произвол диктату¬ре и великодержавному шо¬винизму.

ИСПОЛКОМ ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНОГО СЪЕЗДА ЧЕЧЕНСКОГО НАРОДА
2 марта 1991 года

Все опции закрыты.

Комментарии закрыты.

Локализовано: Русскоязычные темы для ВордПресс