Античные писатели о скифах, сарматах и аланах

АНТИЧНЫЕ (ДРЕВНЕГРЕЧЕСКИЕ И РИМСКИЕ) ПИСАТЕЛИ О СКИФАХ, САРМАТАХ, АЛАНАХ.

(V в. до н. э. – V в. н. э.)

СКИФИЯ

Первые письменные известия мы имеем от древнегреческих писателей. Степную местность, примыкающую к черноморско-азовскому побережью, между Ду¬наем и Доном, древнегреческие писатели называли Скифией.

Природные условия Скифии, климат

Геродот – знаменитый древнегреческий историк. Родом из Галикарнаса (Малая Азия). Жил от 484 до 406 г. до н. э. Много путешествовал, был в Египте, Малой Азии, на Понте. Написал историю греко-персидских войн, в которой приводится наиболее полное описание скифов и Скифии.
Геродот, IV, 28 . «Вся страна отличается столь суровым кли¬матом, что в продолжении 8-ми месяцев там стоят нестерпимые холода. В это время не сделаешь грязи, пролив воду на землю, разве если разведешь огонь. Море и весь Боспор Киммерийский замерзают так, что скифы, живущие по сию сторону пролива, толпами переходят по льду и на повозках переезжают на другую сторону, на землю синдов. Таким образом, в продолжении 8-ми месяцев бывает непрерывная зима, но и в остальные 4 месяца там стоят холода. Зима там по своему характеру отличается от зимы во всех других странах, так как в течение ее, когда именно дождливая пора, там почти не бывает дождей, а летом они идут беспрерывно. Когда в других странах бывает гром, здесь его не бывает, а летом бывает очень часто. Если зимою случится гроза, то она возбуждает изумление, как чудо. Точно также в Скифии: считается чудом, если случится землетрясение, будет ли оно ле¬том или зимой. Лошади легко переносят такую зиму, но мулы и ослы совсем не выносят ее.
29. Мне кажется, что так называемая комолая порода быков, по той же причине не имеет там рогов. В пользу моего мнения свидетельствует следующий стих Гомера в Одиссее (IV, 83) «и Ливию, где у баранов быстро растут рога». Совершенно верно сказано, что в теплых странах быстро вырастают рога, а в холод¬ных местностях у скота или вовсе не растут рога, или едва выра¬стают.
31. Что касается перьев, которыми, по словам скифов, напол¬нен воздух и из-за которых нельзя ни смотреть вперед по мате¬рику, ни пройти, то о них я думаю, что в местностях, лежащих выше этой страны, постоянно идет снег, впрочем летом, как и сле¬дует ожидать, меньше, чем зимою. Итак всякий, кто вблизи видел, как адет обильный снег, уже понимает, о чем я говорю, ибо хлопья снега похожи на перья. Вследствие такой суровой зимы северные области этого материка необитаемы. Итак, я полагаю, что скифы и их соседи называют хлопья снега перьями, благодаря их сход¬ству».

Реки Скифии

Геродот, IV, 47. «Неприступности скифов благоприятствует самая земля и содействуют реки. Земля их, представляя собою равнину, изобилует травою и хорошо орошена. По ней протекают реки, по числу лишь немногим уступающие каналам в Египте. Я назову только те из них, которые более замечательны и доступны для судов с моря. Пятиустый Истр, за ним Тирас, Гипанис, Борисфен, Пантикап, Гипакир, Герр . (Далее идет краткое описание пере¬численных рек).
57. Восьмая река – Танаис , который течет сверху, поучает начало из большого озера и впадает в еще большее озеро, назы¬ваемое Меотидою , которое отделяет скифов царских от саврома-тов. В этот Танаис впадает другая река, именуемая Гиргис .
58. Таковы большие реки, которые протекают в Скифии. Тра¬ва, растущая в Скифии, способствует развитию желчи у скота больше всех известных нам трав. Вскрывая трупы животных, мож¬но удостовериться, что это так».
Страбон. Знаменитый географ древности. Родился в 63 г. до н. э, умер в 20 г. н. э; много путешествовал. Написал всемирную географию, данные кото¬рой имеют значение для истории СССР.
Страбон, География, II. 1. «Лед столь крепок у устья Меотийского озера, что в месте, где зимою Митридатов полководец по¬бедил варваров в конной битве на льду, разбил в морском сра¬жении их же летом, когда лед растаял. Эратосфен приводит и надпись в Пантикапейском храме Асклепия на лопнувшем от мороза медном водоносе: «Если кто из людей не верит, что у нас делается, пусть убедится, взглянувши на этот водонос, который поставил жрец Стратий, не в качестве прекрасного приношения богу, а в доказательство суровой зимы».
Дионисий. Родом из Египта, жил во II в. н. э. оставил описание населения земли в стихах.
Дионисий, Описание населения земли, 652–710. «… в необозримом лесу, среди которого катится Танаис, впадающий в угол Меотиды и отрезающий Европу от Азиатской земли, так что на запад лежит Европа, а на восток Азия… Несчастны те, которые обитают в этой стране: вечно у них холодный снег и про¬низывающий мороз. А когда настанет от ветров страшная стужа, своими глазами увидишь умирающих коней пли мулов, или па¬сущихся под открытым небом овец. Даже сами люди, которые остались бы под теми ветрами, не уцелели бы невредимыми, но они, запрягши свои повозки, удаляются в другую страну, а свою землю оставляют на волю холодных ветров, которые, неистовствуя страшными порывами, потрясают землю и поросшие соснами горы».
Евстафки – митрополит Фессалоникский. Жил во второй половине XII в. н. э.
Евстафий, Комментарии к землеописанию Дио¬нисия, 666. «В местностях у Танаиса и тамошнего Северного Кавказа, когда неистовствует Борей , можно видеть образовав¬шийся от мороза лед.
По рассказам, там зимою трескаются даже медные сосуды и по некоторым проливам ездят на телегах. Но летом, по некото¬рым известиям, здесь бывают сильные жары».
Оривасий – придворный врач императора Юлиана, по его поручению напи¬сал медицинскую энциклопедию.
Оривасий, Извлечение из медицинских собраний к Юлиану. «Страны возле Истра и Меотийского озера и, во¬обще говоря, северные, должны быть холодными в силу своего положения в мире. В некоторых холодных местностях, каковы Фракия и Понт, приморские места, будучи низменными, в силу этого имеют более теплую температуру».
Луций Анней Сенека. Знаменитый римский философ, поэт и писатель. Ро¬дился в 4 г. до н. э, покончил жизнь самоубийством по приказу Керона в 65 г. н. э.
Луций Анней Сенека, Исследования о природе. «Ут¬верждают, что весною распускается все, что в Скифии, Понте и северных краях покрыто и сковано льдом. Тогда реки и озера трогаются, тогда освобождаются от снега засыпанные им горы. Вероятно поэтому, оттуда приносятся холодные дуновения и сме¬шиваются с весенним климатом».

Рыбы Понта и Меотиды

Оривасий, Извлечение из медицинских собраний к Юлиану.
II. «Понт производит много гребней, но маленьких и с трудом растущих.
Малый тунец родится в Меотиде, приятен на вкус, быстро пор¬тится и легко переваривается. Кубик тунец, через 40 дней возвра¬щающийся из Понта в Меотийское озеро, приятен на вкус и сочен.
IV. Очень вкусное блюдо – тыква, приготовленная на блюде с соленой рыбой, в особенности если эта рыба из Понтийских, на¬зываемых краснобородками».
Страбон, География, VII, 6. «Это животное (т. е. рыба пиламида, род тунца) родится в болотах Меотиды. Немного окреп¬ши, она стадами вваливается через устье Меотиды в Понт и не¬сется вдоль Азиатского берега до Трапезунды и Фарнакии. Здесь находится первый пункт ловли, но она не обильна, ибо рыба не имеет еще надлежащей величины. Проходя далее к Синопу, она становится более годною для ловли и соления».
Страбон, Хрестоматия из географии, VII. «Рыба, захваченная льдом, выкапывается и ловится орудием ганганой, особенно же осетры, величиною не уступающие дельфинам».
Страбон, География, XII, 3, § 19. «Средства к жизни… доставляются… поморянам ловлею рыбы, в особенности тунцов и дельфинов. Эти последние, следуя за стадами рыб, мелких тунцов, самок тунцов и самих пиламид, тучнеют и легко ловятся вследст¬вие того, что слишком близко подходят к берегу. Одни жители Фарнакии ловят дельфинов на приманку, режут на куски и упо¬требляют большое количество их жира на всякие потребности».

Животные Скифии и охота на них

Страбон, География, VII, 4. «Охоты устраиваются в бо¬лотах на оленей и кабанов, а в степях – на диких ослов и коз. Особенности этой страны состоят также в том, что в ней не во¬дятся орлы. В числе четвероногих водится так называемый «ко¬лос», по величине занимающий средину между оленем и бараном, белый и быстротою бега превосходящий названных животных. Во время питья он ноздрями втягивает воду в голову и затем несколь¬ко дней сберегает ее здесь, так что легко может жить в безводных местах».
Страбон, Хрестоматия из географии, VIII. «В мест¬ностях по Меотиде, вследствие холодов, не водятся ослы, так как это животное не выносит холода. Быки, одни от рождения безро¬гие, а у других отпиливают рога, ибо эта часть также не выносит холода. Лошади здесь мелки, а овцы крупны».
Гай Плиний Секунд (Старший), родился в 3 г. н. э., умер в 79, при извер¬жении Везувия. Написал «Естественную историю» – энциклопедию естествозна¬ния в 37 книгах.
Гай Плиний Секунд, Естественная история, VIII, 38. «В Скифии водится чрезвычайно мало животных вследствие недостатка растительности. Мало их и в пограничной с нею Германии. Но в числе их есть замечательные виды диких быков – гри¬вистые зубры и отличные силою и быстротою туры.
39. На севере водятся также стада диких лошадей и кроме того алка (лось), похожий на молодого быка, но отличающийся стоячими ушами и шеей.
109. Понтийские бобры… Эти животные, отличающиеся чрезвы¬чайною остротою зубов, как железом срезают приречные деревья, а схватив зубами какую-нибудь часть человеческого тела, не раз¬жимают их, пока не захрустят перекушенные кости. Хвост у них рыбий, в остальном похожи на выдру. То и другое животное – речное, у обоих шерсть мягче пуха.
123. Меняет цвет и скифский тарандр… Он величиною с быка, голова его больше оленьей, но похожа на нее, рога ветвистые, ко¬пыта двойные, шерсть длиною с медвежью, но цветом похожа на ослиную, если животное сохраняет свой естественный цвет. Кожа так тверда, что из нее делают панцыри.
Будучи испугано, животное принимает цвет всех деревьев, кус¬тов, цветов и вообще мест, в которых прячется, и потому ловится редко».
Клавдий Элиан. Жил во II и в начале III в. н. э, главные работы: «О животных» и «Разные истории».
Клавдий Элиан, О животных II. «… Лисицы ловят дроф в Понте следующим образом: они оборачиваются, припадают к зем¬ле и поднимают хвост наподобие шеи птицы. Обманутые дрофы приближаются как бы к птице своей породы, но как только птица подойдет близко к лисе, последняя оборачивается, из всей силы бросается на нее и весьма легко схватывает».
Публий Виргилий Марон. 70–19 гг. до н. э. Знаменитый римский поэт. Наи¬более известное произведение – поэма «Энеида», в которой автор, подражая в форме Гомеру, воспел римский народ и династию Юлиев.
Публий Виргилий Марон, Георгики, III. 349. «Но не так поступают там, где находятся Скифские племена и Меотийские воды… твердеют надетые одежды, рубят топорами замерзшие ви¬на, стоячие воды целиком превращаются в крепкий лед и колю¬чие сосульки твердеют в нечесаных бородах. Между тем снег идет по всему воздуху; гибнут стада, большие туши быков стоят окру¬женные снегами и олени густыми стадами увязают в новых снеж¬ных сугробах, из которых едва виднеются верхушки их рогов. Тут на них не натравливают собак, не расставляют сетей, не обраща¬ют в бегство, дрожащих от ужаса, пуническими стрелами, но бьют в упор железом, пока они тщетно стараются пробить грудью про¬тивостоящие горы снега, убивают тяжко ревущих и весело уносят домой, с громкими криками. Сами жители проводят свои безмя¬тежные досуги в вырытых пещерах глубоко под землею, притас¬кивают к очагам собранные дубы и целые вязы и предают их огню. Здесь они проводят ночи в играх и весело заменяют в ча¬шах вино кумысом и кислым соком рябины».

Травы скифских степей

Гай Плиний Секунд, Естественная история, XXVII, § 2. «Скифская трава от болот Меотийских, а кроме того и другие из других мест, перевозятся туда и сюда по всему миру для бла¬га человечества.
82. Открыли лекарственные травы и целые народы. Скифы лервые открыли ту, которая называется «скифской». Она произ¬растает вокруг Меотиды, имеет очень сладкий вкус и чрезвычай¬но полезна против так называемой астмы. Она очень рекоменду¬ется и тем, что держа ее во рту, не чувствуют жажды и голода.
83. Такое же свойство имеет у них же «иппака», отличающая¬ся тем, что производит такое же действие и на лошадей, и, гово¬рят, что при помощи этих двух трав скифы перемогают голод и жажду даже по двенадцати дней.
31. «Безыменка»… она привозится из Скифии… представляет собою превосходное средство для заживления ран, если ее при¬кладывать истолченную с водою, а в виде питья – против пора¬жения груди и предсердия, а также против кровохаркания. Сове¬товали пить ее и раненым.
45. Есть довольно много видов полыни… Понтийская от Понта, где скот (мелкий) от нее жиреет… Это самый лучший вид полыни, он гораздо горче Италийской.
128. «Рекома» привозится из стран, лежащих над Понтом. Ко¬рень ее похож на корень черного коста, только немного меньше и краснее, без всякого запаха, с горячительным и вяжущим вку¬сом. При трении она принимает винный цвет с шафранным оттен¬ком».

Население Скифии

Древнейшее население причерноморско-кавказских степей, о котором дошли до нас письменные известия, древние греки называли киммерийцами. Это на¬звание по-видимому прилагалось ко всем племенам приморья, по имени того более крупного племени, с которым древние греки впервые вошли в соприкос¬новение.
Долгое время исследователи не -могли решить вопрос о том, какие именно остатки древней материальной культуры могут быть приурочены к киммерий¬цам Сейчас, однако, данный вопрос следует считать в основном разрешенным.
Археологические памятники указывают на то, что в конце 2-го и первой половине 1-го тысячелетия до н. э. приречные долины причерноморских и кав¬казских степей были населены племенами, жившими родовым патриархальным строем и еще не образовавшими собою народность. Это был бронзовый век.
Основною формою памятников «киммерийского периода» являются погребе¬ния в курганах скорченных, иногда окрашенных костяков, с орудиями из кам¬ня и редко из бронзы.
Бронзовые орудия и украшения из киммерийских погребений часто носят на себе следы закавказского влияния. Сохранились упоминания о набегах ким¬мерийцев на Малую Азию и Закавказье.
В анналах ассирийского царя Ассурбанипала отмечается победа над кимме¬рийцами (гимирра), которые, как сказано в тексте, моих предков не боялись. О набегах киммерийцев на Малую Азию и Сирию упоминается также в Библии, и у греческих писателей.
В 30-х или 20-х гг. VIII в. до н. э. в Переднюю Азию вторглись значитель¬ные массы киммерийцев. Они осели, вероятно, не только в северо-восточной: части Малой Азии, но и значительно севернее, во многих местах Южного Закавказья. Вероятно, киммерийское племя треров дало название горному хребту и области в Южной Грузии – Триалети («Трел» древнеармянских источников).
Скифы и киммерийцы осели в разных местах Закавказья и Ближнего Востока и еще долгое время играли значительную роль в политической жизни этихобластей.
Страбон, География, XIII, 1. § 40… «В древности магне-сийцы (Магнесия на р. Меандре в Малой Азии) были совершенно-уничтожены киммерийским народом трирами… Калмен упоминает о каком-то другом, более древнем нашествии киммерийцев, гово¬ря: «теперь наступает грозное войско киммерийцев», где он разу¬меет взятие Сард…
… Киммерик прежде был городом, построенным на полуострове и замыкавшим перешеек рвом и валом. Киммерийцы некогда име¬ли большую силу на Боспоре, вследствие чего и Боспор был на¬зван киммерийским. Это тот народ, который делал набеги на жи¬вущих внутри страны по правую сторону Понта, до Ионии» .
Евстафий, Комментарии к землеописанию Дио¬нисия, 142. «Киммерийским назван Боспор по соседнему одно¬именному народу, о котором есть много рассказов, как он некогда делал набеги в Азию, вплоть до Вифинии» .
Гомер – поэт-певец, которому древние греки приписывали сочинение знаме¬нитых поэм «Илиады» и «Одиссеи».
Гомер, Одиссея, XI.
13. «Скоро пришли мы к глубокотекущим водам океана;. Там киммериян печальная область, покрытая вечно Влажным туманом и мглой облаков; никогда не являет Оку людей там лица лучезарного Гелиос, землю ль Он покидает, всходя на звездами обильное небо, С неба ль звездами обильного, сходит к земле обращаясь;. Ночь безотрадная там искони окружает живущих».
С VII в. древнегреческие писатели называют многочисленные племена степ¬ной полосы скифами, также по-видимому по имени какого-то одного из племен. Формирование скифских племен, среди которых преобладали скотоводы-кочевники, но были и оседлые земледельцы – представляет собою первое крупное общественное разделение труда, которым начинается высшая ступень варварства, или разложения рода.
Ф. Энгельс говорит:
«Образование стад привело к пастушеской жизни в пригодных для этого местах: у семитов – на покрытых травою равнинах Евфрата и Тигра, у арий¬цев – на равнинах Индии, Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи, Дона и Днепра. Пастуше¬ские племена выделились из остальной массы варваров: первое крупное общественное разделение труда» .
О скифах Энгельс говорит следующее:
«Самыми ранними пришельцами были греки и латины, завладевшие обоими юго-восточными полуостровами Европы; тогда же, вероятно, пришли и ныне исчезнувшие скифы, обитатели степей к северу от Черного моря, народ, ближе всего родственный северо-персидским племенам» .
У скифов появляется железо, хотя еще наряду с бронзою.
«Следующий шаг ведет нас к высшей ступени варварства… Железо стало служить человеку, последнее и важнейшее из всех видов сырья, сыгравших ре¬волюционную роль в истории… »
О смене киммерийских племен скифскими, в древности передавали следую¬щее:
Геродот, IV, 11. «Есть впрочем и иной рассказ, которому я сам наиболее доверяю. По этому рассказу кочевые скифы, жившие в-Азии, будучи теснимы войной со стороны массагетов, перешли, реку Араке и удалились в Киммерийскую землю (действительно страна, занимаемая теперь скифами, первоначально принадлежа¬ла, говорят, киммерийцам). При наступлении скифов киммерий¬цы, имея в виду многочисленность приближавшейся рати, стали, совещаться между собою, и их мнения разделились, причем оба предлагались с одинаковой настойчивостью. Но предложение ца¬рей было благоразумнее. Именно, по мнению народа, следовало удалиться и не подвергать себя опасности в борьбе с многочисленною ратью, а цари предлагали бороться за родину с наступаю¬щими. Однако ни народ не захотел послушаться царей, ни цари – народа. Первый задумал удалиться без боя, предоставив родную землю врагам, а цари предпочли лечь мертвыми в родной земле и не бежать вместе с народом, предоставив себе те блага, которы¬ми они пользовались до тех пор, и те бедствия, которых следова¬ло ожидать в бегстве из отечества.
Решив таким образом, цари разделились на две стороны, рав¬ные по численности и стали драться между собою. Всех царей, перебитых друг другом, киммерийский народ похоронил у реки Тирас – могила их видна еще до сих пор, а после погребения удалился из страны, так что вторгнувшиеся скифы заняли страну, уже лишенную населения.
12. И теперь еще есть в Скифии киммерийские стены, есть ким¬мерийские переправы, есть и область, называемая Киммерией, есть и так называемый Киммерийский Боспор. Киммерийцы, оче¬видно, бежав от скифов в Азию, поселились на полуострове, где ныне стоит эллинский город Синопа . Видно также, что скифы гнались за ними и вторглись в Мидийскую землю, сбившись с дороги, ибо киммерийцы постоянно бежали вдоль моря, а скифы гнались за ними, имея Кавказ по правую руку, пока не вторглись в Мидийскую землю, свернувши внутрь материка».
Геродот, 1, 103. «Когда Киаксар , одержав в сражении победу над ассирийцами, осаждал Нин , появилось большое скифское гвойско, которое вел скифский царь Мадий, сын Протофия. Скифы вторглись в Азию вслед за изгнанными ими из Европы киммерий¬цами и, преследуя бегущих, дошли таким образом до Мидийской :. земли.
104. От озера Меотиды до реки Фасиса и владений колхов тридцать дней пути для хорошего пешехода, а из Колхиды недалеко уже пройти в Мидию. Между этими странами живет толь¬ко один народ састеры, миновав его, будешь в Мидии. Скифы од¬нако вторглись не этим путем. Они уклонились в сторону и пошли по верхней, гораздо более длинной дороге, имея по правую руку Кавказскую гору. Здесь мидяне сразились со скифами, но потер¬пели поражение и потеряли свое господство, а скифы завладели всею Азией.
105. Отсюда скифы пошли на Египет. Когда они появились в Палестинской Сирии, египетский царь Псаметих , выйдя к ним навстречу, дарами и просьбами отклонил их от дальнейшего движения. Когда они на обратном пути дошли до сирийского города Аскалона, то большинство скифов прошло дальше без вреда для города, но немногие отстали и ограбили святилище Небесной Аф¬родиты .
106. Скифы господствовали в Азии 28 лет и все опустошили своим буйством и излишествами. Они взимали с каждого народа наложенную ими на каждого дань, но кроме дани совершали на¬беги и грабили, что было у каждого народа. Большинство их Киаксар и мидяне, пригласив на пир и напоив пьяными, перебили. Таким образом мидяне спасли свое царство и овладели теми зем¬лями, которыми владели и прежде».

Скифские племена

Страбон, География, 1, 2, § 27. «Я утверждаю, согласно с мнением древних эллинов, что подобно тому, как известные на¬роды северных стран назывались одним именем скифов или нома¬дов, как называет их Гомер, а впоследствии когда сделались из¬вестными и западные страны, их обитатели назывались кельтами и иберами, или смешанно кельтиберами и кельтоскифами, ибо вследствие неведения отдельные народы в каждой стране подво¬дились под одно общее имя».
Геродот, IV, 17. «Начиная от торжища борисфенитов (это самый срединный из приморских пунктов всей Скифии), первыми живут каллипиды, являющиеся эллинами-скифами, а выше их дру-ше племя, которое именуется алазонами. Эти последние, как и каллипиды, в прочих отношениях живут одинаково со скифами, но сеют и употребляют в пищу хлеб, а также лук, чеснок, чечеви¬цу и просо. Выше алазонов живут скифы-пахари, которые сеют хлеб не для собственного употребления в пищу, а на продажу. Выше их живут невры, а страна, лежащая к северу от невров, насколько мы знаем, не заселена людьми.
18. Эти племена живут по реке Гипанису к западу от Борис-фена, а если переправиться через Борисфен со стороны моря, то, во-первых, будет Полесье, а от него вверх живут скифы-земледельцы, которых эллины, живущие на реке Гипанисе, называют борисфенитами, а самих себя эллины зовут ольвиополитами . Эти ски¬фы-земледельцы к востоку занимают пространство на 3 дня пути, вплоть до реки, носящей название Пантикапа, а к северу простран¬ство 11-ти дней плавания вверх по Борисфену. Над ними уже на обширное пространство раскинулась пустыня. За пустынею живут тндрофаги (людоеды), особое племя, вовсе не скифское. Выше лежит уже настоящая пустыня, и там не живет, насколько нам известно, ни один народ.
19. К востоку от этих скифов-земледельцев, за рекою Панти-капом, обитают уже скифы-кочевники, ничего не сеющие и не па¬шущие. Вся эта страна лишена деревьев, за исключением По¬лесья . Эти кочевники к востоку занимают область на 14 дней пути, простирающуюся до реки Герра.
20. По ту сторону Герра находятся так называемые царские владения и живут самые лучшие и многочисленные скифы, счи¬тающие прочих скифов своими рабами. Занимаемая ими мест¬ность простирается к югу до Таврики , а к востоку до рва, кото¬рый выкопали потомки слепых, и до торжища на берегу Меотиды, называемого КреАмнами , частью же их владения простираются: до реки Танаиса. Местности, лежащие к северу от царских скифов, занимают меланхлены, особое, не скифское племя.
Выше меланхленов, насколько нам известно, лежат озера и безлюдная пустыня.
IV, 81. Численность скифов мне не удалось узнать в точности. Я слышал различные мнения об их числе. Одно – что они очень многочисленны, другое – что собственно скифов – мало».
Страбон, География, 21. «За рекою Танаиеом уже не скиф¬ская земля. Первый из тамошних участков земли принадлежит савроматам, которые, начиная от угла Меотийского озера, зани¬мают пространство на 15 дней пути к северу. Во всей этой земле нет ни диких, ни садовых деревьев. Выше савроматов, на втором участке, живут будины, занимающие местность, сплошь покрытую разнородным лесом».
Страбон, География, XI, 8, § 2. «Большая часть скифов, начиная от Каспийского моря, называется даями, живущих далее к востоку зовут массагетами и саками, а прочих называют вооб¬ще скифами, но каждое племя имеет и частное имя. Все они ведут по большей части кочевую жизнь».
Гиппократ – знаменитый врач. Родился в 460 г, умер в 377 г. до н. э.
Псевдо-Гиппократ, О воздухе, водах и местностях, 24. «В Европе есть скифский народ, живущий вокруг озера Меотиды и отличающийся от других народов. Название его савроматы. Их женщины ездят верхом, стреляют из луков и мечут дротики, сидя на конях, я сражаются с врагами, пока они в девушках. А замуж они не выходят, пока не убьют трех неприятелей, и посе¬ляются на жительство с мужьями не прежде, чем совершат обыч¬ные жертвоприношения. Та, которая выйдет замуж, перестает «ездить верхом, пока не явится необходимость поголовно высту¬пать в поход».
Геродот, IV, 116. «Отсюда савроматские женщины исстари ве¬дут свой образ жизни. Они ездят верхом на охоту с мужьями и «без них, выходят на войну и носят одинаковую с мужчинами одеж¬ду».
Помпей Трог – историк эпохи императора Октавиана Августа. Написал все¬общую историю. Подлинное сочинение до нас не дошло. Сохранился конспект, «составленный Марком Юнианом Юстином во II или III вв. н. э.
Помпей Трог, «Парфы… были скифские изгнанники. Это оче¬видно даже из самого их названия: по-скифски изгнанники называются «парфами»… Они, будучи изгнаны из Скифии домашними усобицами, тайком заняли степи между Гирканиею, дагами, апартанами и мартанами. Язык у них средний между скифским и мидийским, помесь того и другого».

Образ жизни и хозяйство скифов

Псевдо-Гиппократ, О воздухе, водах и местностях, 25. «Так называемая «скифская пустыня» представляет собою изобилующую травою, но лишенную деревьев и умеренно орошен¬ную. По ней текут большие реки, которые отводят воду со степей.
Здесь-то и живут скифы. Называются они кочевниками пото¬му, что у них нет домов, а живут они в кибитках, из которых наи¬меньшие бывают четырехколесные, а другие – шестиколесные. Они кругом закрыты войлоками и устроены подобно домам, одни с двумя, другие с тремя отделениями. Они непроницаемы ни для воды (дождевой), ни для снега, ни для ветров. В эти повозки запрягают по 2 и по 3 пары безрогих волов; рога у них не растут от холода. В таких кибитках помещаются женщины, а мужчины ездят верхом на лошадях, за ними следуют их стада овец и коров и табуны лошадей. На одном месте они остаются столько време¬ни, пока хватает травы для стад, а когда ее нехватит, переходят в другую местность. Сами они едят вареное мясо, пьют кобылье молоко и едят иппаку (это сыр из кобыльего молока). Таков об¬раз жизни и обычаи у скифов».
Помпей Трог. «Скифия, расстилаясь по восточному направле¬нию, с одной стороны ограничивается Понтом, с другой Рифейскими горами , с тыла Азией и рекой Фасисом. Она очень велика и в длину и в ширину. Между отдельными народами нет никаких границ. Они не занимаются земледелием. У них нет ни домов, ни других жилищ, ни постоянных мест жительства, так как они по¬стоянно пасут стада крупного и мелкого скота и по привычке ко¬чуют по невозделанным степям, жен и детей они возят с собою на повозках, которые покрывают кожами для защиты от дождей и зимних холодов и служат им жилищами… Пищею им служат молоко и мед. Употребление шерстяных одежд им неизвестно иг хотя они страдают от постоянных холодов, но употребляют для одежды только звериные и мышиные шкуры».
Геродот, IV, 2. «Всех своих рабов скифы ослепляют из-за моло¬ка, употребляемого для питья… Выдоенное молоко скифы сливают в глубокие деревянные сосуды и, расставив вокруг сосудов слеп¬цов, велят им взбалтывать молоко. Поднимающиеся при этом на поверхность сливки снимаются и считаются более ценным, а оста¬ющееся внизу считается худшим сортом.
61. Так как скифская земля очень бедна лесом, то скифами придуман следующий способ варки мяса: содрав с животного ко¬жу, очищают кости от мяса, затем кладут его в котлы туземного изделия, если таковые случится иметь. Эти котлы более всего по¬ходят на Лесбийские чаши, только гораздо больше их. Положив мясо в эти котлы, зажигают кости животных, они горят отлично, а очищенное от костей мясо легко умещается в желудке. Таким образом бык сам себя варит, а равно и все другие жертвенные животные».

Первобытнообщинный строй, обычаи и следы группового брака у скифских племен

Геродот, IV, 104. «Агафирсы весьма изнежены и очень любят носить золотые украшения. Женщинами они пользуются сообща, чтобы быть друг другу братьями и, в качестве родственников, не питать друг к другу ни зависти, ни вражды».
Страбон, География, VIII. «Гомер называет справедливейшими и дивными мужами тех, которые совсем не занимаются тор¬говыми делами или составлением капитала, но scev жалеют сооб¬ща, кроме мечей и чаш для питья, а даже жен и детей считают общими согласно с учением Платона. Эсхил также явно согласен с Гомером, говоря о скифах: «Но питающиеся кобыльим сыром и- пользующиеся хорошими законами скифы». Такое мнение и те¬перь еще существует у эллинов. Действительно, мы их считаем? очень прямодушными, совсем бесхитростными и гораздо более нас умеренными и довольными своим положением… Поэтому-то Ана-харсис, Аварис и некоторые другие скифы им подобные, пользова¬лись большой славой среди эллинов, ибо они обнаруживали ха¬рактерные черты своего племени: любезность, простоту, справед¬ливость».
Эфор – историк, жил от 405 до 330 г. до н. э, написал всеобщую историю до 340 г. до н. э.
Эфор, IX. «Ведя простой образ жизни и не зная корыстолюбия, во взаимных отношениях руководствуются добрыми правилами, все имея общим, даже жен и детей и всех родственников, так и для внешних врагов непобедимы и неодолимы, не имея ничего такого, из-за чего они могли бы подпасть под чужое иго.
XI. Массагеты… Наилучшею смертью признается у них такая, когда дожившие до старости будут изрублены вместе с бараньим мясом и съедены вперемежку с ним. Умерших от болезни выбра¬сывают как нечестивых и достойных съедения зверями».
Страбон, Хрестоматия, VII, 1. «У скифов все было об¬щее, даже жены, кроме мечей и чаш для питья. Вследствие же своей бедности они очень справедливы, так как несправедливость происходит от приобретения богатств и. заключения торговых сде¬лок, а между тем древние скифы были бедны. Об этом свидетель¬ствуют и Гомер, и Геродот, когда пишут о скифах, воевавших с персидским царем Дарием, о довольстве их своим положением и о их простодушии».
Плутарх, историк. Жил от 45 до 120 г. н. э. Наиболее известное произведе¬ние – «Параллельные биографии».
Плутарха пословицы, которые употребляли алек¬сандрийцы, II, 80. «Садился на шкуре. Это делалось у ски¬фов, когда кто-нибудь получал обиду от другого и желал ото¬мстить, но не считал себя одного достаточно сильным. Тогда он приносил в жертву быка и разрезав его мясо на куски, варил их, а шкуру расстилал на земле и садился на нее, заложив руки на¬зад, это считается у скифов самой великой мольбой. Каждый желающий мог брать часть бычачьего мяса и, наступая правою но¬гою на шкуру, давал обещание помогать обиженному по мере сил. И это считалось у них самой сильной клятвой».
Скими Хиосский – упоминается Стефаном Византийским и некоторыми дру¬гими писателями. Скимну приписывается перипл. Под периплами известны описания морей и земель, пополнившиеся со временем новыми сведениями различ¬ных авторов.
Скимна перипл, 850. «По ту сторону Пантикапа живет пле¬мя Лимнеев (озерян) и многие другие племена, не названные собственными именами, а называемые вообще номадами. Они весьма благочестивы, ни один из них никогда не нанесет обиды живому существу. Они возят с собою кибитки, как говорит Эфор, и питаются молоком и скифским доением кобылиц. Живут они так, что считают имущество и весь семейный строй общим».
Геродот, IV, 70. «Если скифы заключают с кем-либо клятвен¬ный договор, то поступают при этом так: в большую глиняную ча¬шу наливается вино, к нему примешивается кровь договариваю¬щихся, причем у них делаются небольшие надрезы ножом на теле или уколы шилом. Потом погружают в чашу меч, стрелы, секиру и метательное копье. По совершении всего этого они долго мо¬лятся, затем пьют смесь как сами договаривающиеся, так и знат-лейшие из присутствующих».
Страбон, География, IV. Описание Албании ,
4. «Люди здесь также отличаются красотою и высоким ростом, но простодушны и лишены торгашеских наклонностей. Они по большей части не употребляют даже монет и не знают счета даль¬ше сотни, а производят мену товарами. И к остальным житейским потребностям они относятся беспечно, не знают ни точных мер, ни весов, и беззаботны в деле войны, гражданского устройства и земледелия».
Помпей Трог, 4. «Понятие о справедливости внушено им умом собственным, а не законами. Самым тяжким преступлением у них считается воровство. К золоту и серебру они не питают страсти подобно остальным смертным… Эта воздержанность произвела у них и справедливость нравов, именно отсутствие страсти к чужо¬му. Ведь страсть к богатствам бывает только там, где умеют ими пользоваться. Весьма удивительно, что сама природа дает им то, чего эллины не могут достигнуть путем длинной науки мудрецов и наставлений философов, и что необразованное варварство при сравнении оказывается выше образованных нравов: настолько первым полезнее незнакомство с пороками, чем последним знание добродетелей».

Эллинская цивилизация и скифские племена

Греко-римская культура распространялась вместе с обменом и торговлей. Центрами распространения являлись и причерноморско-азовские греческие ко¬лонии. Влияние это началось с VI в. до н. э. и продолжалось до IV в. н. э, оно способствовало более быстрому разложению первобытнообщинных отноше¬ний, ускоряло экономическое расслоение среди варваров. Варварские племена в скифском периоде еще сопротивлялись этому влиянию, стремясь сохранить древний строй и быт.

Геродот, IV, 76. «И скифы, подобно другим варварам, избега¬ют заимствования чужих обычаев, причем не только других наро¬дов, но и в особенности от эллинов. Это доказали Анахарсис и затем Скил».
Диоген Лаэртский – философ Мегарской школы. Жил во II в. до н. э.
Диоген Лаэртский, Жизнеописание прославивших¬ся в философии, Скиф Анахарсис, 1, 8. «Анахарсис, после многих странствований, прибыв в Скифию, стал всех убеждать жить по эллинским обычаям. Но пока он имел еще на устах не¬оконченное слово, пернатая стрела быстро увела его к бессмерт¬ным».
Геродот, IV, 78. «Так погиб Анахарсис за сочувствие инозем¬ным обычаям и за сношения с эллинами. Много лет спустя, по¬добная же участь постигла Скила. У скифского царя Ариапифа был сын Скил. Скил вовсе не любил скифского образа жизни, так как вследствие полученного им воспитания, питал гораздо более склонности к эллинским обычаям, и потому поступал сле¬дующим образом: когда ему случалось приходить с большою сви¬тою скифов в город борисфенитов (Ольвия), он оставлял свиту в предместье, а сам входил в город и приказывал запирать ворота. Затем снимал с себя скифское платье и надевал эллинское… во всем жил по-эллински и приносил жертвы богам по-эллинскому обычаю… Когда Скил был посвящен в таинство Вакха, один из борисфенитов с насмешкою сказал скифам: «Вы, скифы, смеетесь над нами, что мы устраиваем вакхические праздники и что в нас вселяется, бог, а вот теперь этот бог вселился в вашего царя… » Начальники скифские последовали за борисфенитом, который тай¬ком возвел их на башню и посадил там. Когда показался Скил с процессией и скифы увидели его в вакхическом исступлении, они пришли в сильное негодование. Когда после этого Скил возвратил¬ся восвояси, скифы взбунтовались против него, поставив царем его брата Октамасада… Скил, узнав о восстании против него… спасается бегством во Фракию… Октамасад… пошел войною на Фракию… получил брата Скила… Октамасад тут же велел отру¬бить голову Скилу.
Так оберегают скифы свои обычаи и так сурово карают тех, которые заимствуют чужие обычаи».

Военные обычаи скифов

Геродот, IV, 64. «Военные обычаи у них таковы: скиф пьет кровь первого убитого им врага, а головы всех убитых им в сра¬жении относит к царю, потому что принесший голову получает долю захваченной добычи, а не принесший – не получает. С голо¬вы он сдирает кожу следующим образом: вокруг головы около ушей делает надрез, потом берет голову в руки и вытряхивает ее из кожи. Затем, очистив кожу от мяса, при помощи бычачьего ребра, он мнет ее руками и, выдубив ее в виде утиральника, дер¬жит у себя, привязывает к узде коня, на котором сам ездит, и гор¬дится этим, так как тот, который имеет наиболее количество та¬ких кожаных утиральников, считается самым доблестным мужем.
Многие скифы из собранных кож делают себе для одеяния; плащи, сшивая их как козьи шкурки. Многие также, содрав кожу вместе с ногтями с правых рук убитых неприятелей, делают по¬крышки для колчанов. Человеческая кожа, действительно, и тол¬ста и блестяща, блестящею белизною она превосходит почти все другие кожи. Наконец многие сдирают кожу со всего трупа, на¬пяливают на палки и возят с собою на лошадях.
Таковы у скифов обычаи относительно кожи, а с головами вра¬гов, впрочем не всех, а только злейших, они обращаются следую¬щим образом. Отпилив всю часть черепа до бровей, скиф очищает его и затем, если он беден, то только снаружи обтягивает его сы¬рою воловьей кожею и пользуется им в таком виде, а если, богат, то обтягивает череп кожею, покрывает изнутри позолотою и в та¬ком виде употребляет вместо чаши. Так поступают они и с род¬ственниками, если рассорятся с ними и если перед лицом царя один одержит верх над другим.
46. В наиболее важном отношении скифы устраиваются так, что никакой враг, вторгшийся в их страну, не может уже спастись оттуда бегством, не может и настигнуть их, если только они сами не пожелают быть открытыми, потому что скифы не имеют ниг городов, ни укреплений, но передвигают свои жилища с собою, и все они – конные стрелки из луков. Пропитание себе скифы до¬бывают не земледелием, а скотоводством, и жилища свои устраи¬вают на повозках. Как же им не быть непобедимыми и неприступными?».
Гай Плиний Секуид, Естественная история, VII 156. «Скифская конница славится своими конями».
Страбон, География, VIII. «У всех скифских и сармат¬ских племен есть обычай холостить лошадей, чтобы сделать их более послушными, ибо лошади у них хотя и не велики, но очень горячи и неукротимы. Рассказывают, что когда один царек, сражавшийся по вызову с врагом был убит и победитель приблизил¬ся снять с него доспехи, то был убит конем побежденного, удара¬ми копыт и кусаньем».
Страбон, География, XI. «Они (массагеты) хорошие кон¬ные и пешие воины, вооружаются луками, ножами, нанцырями и медными секирами, в битвах носят золотые пояса и такие же повязки. Кони у них – златоуздые и в золотых наплечниках».
Клавдий Элиан, О животных, II. «Скифы обтягивают его (таранда) шкурою свои щиты и считают ее надежною защитою от копий».
Луккан – оратор, софист и писатель. Родился около 120 г. и умер около 180 г. н. э Под его именем сохранилось около 80 сочинений, из которых многие поддельны.
Свод полезных речей из Лукиана. «Геррон – четырехугольное прикрытие из крепкой кожи, которое скифы в войнах употребля¬ли вместо щита, прикрываясь им».
Гай Плиний Секунд, Естественная история, XI, 249. «Скифы напитывают стрелы ядом випер и человеческою кро¬вью. Это злодеяние неотвратимо.
Такая стрела немедленно причиняет смерть, даже при легком прикосновении».
Клавдий Элиан, О животных, IX. «Говорят, что скифы к яду, которым намазывают стрелы, примешивают для приправы человеческую сукровицу, которую собирают поверх крови».
Платон, Законы, VII, 5. «Это доказывает обычай скифов, которые не натягивают лук только левою рукою, а правою только накладывают стрелу, но одинаково применяют обе руки для обоих действий».
Авл Геллий. Жил во II в. н. э., написал сборник выдержек из прочитанных сочинений под названием «Аттических печей 20 книг» (169 г. н. э.).
Авл Геллий, Аттические ночи, XVI, 3. «И скифы имеют привычку, когда в течение некоторого времени принуждены оста¬ваться без пищи, стягивать живот широкими поясами, так как при этом голод менее мучит их».
С. Юлий Фронтин, римский военный и административный деятель. Жил во второй половине I в. н. э., умер около 103 г. н. э. Нависал несколько работ, в том числе «4 книги военных хитростей».
С. Юлий Фронтин, Военные хитрости, II, 4. «Скифский царь Атей, когда ему пришлось сразиться с превосходными сила¬ми трибаллов, приказал женщинам, детям и всей нестроевой тол¬пе, подогнать к тылу неприятелей стада ослов и быков и нести впереди поднятые копья. Затем он распустил слух, что будто к нему идут подкрепления от более отдаленных скифов. Этим уверением он побудил неприятелей отступить».

Религиозные культы у скифов

Религии, как вполне сложившегося и оформившегося ложного миропонимания, у скифов еще не было.
Развитие религиозных представлений у скифов, находилось на стадии отдель¬ных культов, еще не объединившихся и не образовавших собою цельной систе¬мы. По-видимому существовали: обоготворение основных сил природы, вера в загробную жизнь и культ войны. В связи с этим у скифов еще не было храмов и жрецов, а существовали предшествующие им формы – святилища и гадатели.
Помимо принесения в жертву животных, существовали и человеческие жер¬твоприношения.
Геродот, IV, 59. «Они чтут только следующих богов: выше всех – Гестию, затем Зевса и Землю, признавая последнюю суп¬ругой Зевса, далее Аполлона, Небесную Афродиту, Геракла и Арея. Эти божества чтут все скифы, а т. н. скифы царские при¬носят жертвы еще и Посейдону . Гестия по-скифски называется Табити, Зевс – Папай, по моему мнению совершенно правильно. Земля – Ани, Аполлон – Гитосир, Афродита Небесная – Аримас-па, Посейдон – Фагимасад. Скифы не имеют обыкновения ставить кумиры, алтари и храмы ни одному божеству, кроме Ареса. Со¬оружения же в честь последнего у них в обычае».
Страбон, География, XI, 8, § 6. «Массагеты признают за божество одно солнце и приносят ему в жертву лошадей».
Геродот, IV, 60. «Способ жертвоприношения всем божествам у всех скифов один и тот же и состоит в следующем: жертвенное животное ставится со связанными передними ногами, а принося¬щий жертву, став позади животного, тянет за конец веревки и опрокидывает его на землю. В то время, как животное падает, он взывает к тому, кому приносит жертву, затем накидывает пет¬лю на шею животного, поворачивает палку вдетую в гаетлю и удавливает животное, не зажегши огня и не совершив посвящений и возлияния. Удавив животное и сняв с него шкуру, жертвоприноситель приступает к варению мяса.
62. Таким именно образом и таких животных скифы приносят другим богам, а жертвоприношения Аресу совершают они следую¬щим образом. В каждой области по околоткам построены у них следующие святилища Ареса: связки хвороста накладываются одна на другую на пространстве 3-х стадий в длину и ширину, а в вышину несколько меньше. Наверху устраивается четырех¬угольная площадка. Три стороны кургана делаются отвесными, а с одной есть доступ. Ежегодно привозят полтораста возов хворо¬ста, потому, что от непогоды это сооружение постоянно оседает. На каждом таком кургане водружен старинный железный меч, и он-то служит кумиром Ареса. Этому мечу они ежегодно прино¬сят в жертву рогатый скот и лошадей. Сверх таких жертвоприно¬шений, которые совершаются и прочим божествам, в честь Ареса они приносят еще следующие: из числа пленных врагов приносят ему каждого сотого мужчину, но не тем способом как скот, а иным. Совершив возлияние над головами жертв вином, они режут их над сосудом, затем несут кровь на вершину кучи хвороста и обливают ею меч. Наверх они относят кровь, а внизу у святили¬ща совершают следующее: отрубив у всех убитых людей правые плечи с руками, бросают их в воздух, затем совершив другие жертвоприношения, удаляются. Каждая рука остается там, где упадет, а туловище лежит отдельно.
67. У скифов есть много гадателей, которые гадают при помо¬щи множества ивовых прутьев следующим образом: принесши большие связки прутьев и положив их на землю, они расклады¬вают их порознь и затем, перекладывая прутья по одному, гада¬ют. Произнося предсказания, они вместе с тем снова собирают прутья и раскладывают их поодиночке. Таков у них исконный способ гадания. По словам энареев, женоподобных мужчин, ис¬кусство гадания даровано им Афродитою. Они гадают при помо¬щи липовой коры. Гадатель разрезывает ее на 3 полоски, затем, переплетая их между пальцами и расплетая, произносит предска¬зания.
68. В случае болезни, скифский царь приглашает к себе трех самых славных гадателей, которые и производят гадания выше¬сказанным способом. По большей части они говорят при этом, что такой-то и такой-то из жителей, которого они называют по имени, ложно поклялся божествами царского очага. А клясться божествами царского очага у скифов в обычае преимущественно тогда, когда они желают дать величайшую клятву. Человека, на которого укажут как на клятвопреступника, тотчас схватывают и приводят. Когда он явится, гадатели уличают его в том, что он по свидетельству гадания оказывается клятвопреступником перед божествами царского очага, и что вследствие этого болеет царь. Обвиняемый отрицает это и с божбою уверяет, что он не престу¬пал клятвы. Ввиду отказа обвиняемого, царь приглашает других гадателей в двойном числе. Если и эти на основании своих гада¬ний обвинят его в клятвопреступлении, то ему немедленно отру¬бают голову и первые гадатели по жребию разделяют между со¬бою его имущество. Если же вторые гадатели оправдывают его, то вызываются новые и новые гадатели, и если большинство оправ¬дывает подсудимого, то первые гадатели присуждаются сами к смерти.
69. Казнят их следующим образом: наполнив телегу хворостом и запрягши в нее быков, гадателей сковывают по ногам, а руки связывают на спине, рты затыкают и в таком виде кладут их в середину хвороста, затем поджигают его, пугают быков и гонят их. Много быков гибнет в пламени вместе с гадателями, а многие, хотя с ожогами, успевают убежать, когда сгорит дышло. Описан¬ным способом сжигают гадателей и за другие повинности, назы¬вая их лжепророками. Царь не оставляет в покое и детей тех га¬дателей, которых он казнит; всех сыновей их он также убивает, но дочерей не трогает».

Погребения царей

Скифское общество – высшая ступень варварства – характеризуется возник¬новением и развитием социально-экономического неравенства. Первыми обла¬дателями частной собственности, накопляющими в своих руках большие богат¬ства, являются цари. Царская власть у скифов была наследственной, но были случаи, когда скифы убивали своих царей и выбирали новых.
Хоронили царей в громадных «царских курганах», куда клали с ними все их богатство, убитых наложниц и рабов, а также заколотых лошадей, число которых иногда исчислялось сотнями.
Социально-экономическое расслоение начиналось уже и в самой родоплемен-ной массе, в которой были более богатые и более бедные (конные и пешие ски¬фы, старейшины, начальники и т д.).
Ф. Энгельс дает следующую характеристику этого периода. «Богатство быст¬ро возрастало, но как богатство отдельных лиц… С разделением производства на две крупные основные отрасли, земледелие и ремесло, возникает производ¬ство непосредственно для обмена, товарное производство, а вместе с ним и торговля не только внутри племени и на его границах, но уже и заморская…
… Возрастающая плотность населения вынуждает к более тесному сплочению как внутри, так и по отношению к внешнему миру. Союз родственных племен становится повсюду необходимостью; а вскоре становится необходимым даже и слияние их и тем самым слияние отдельных племенных территорий в одну общую территорию всего народа. Военачальник народа – rex, basi’eus, thiudans – становится необходимым, постоянным должностным лицом» .
Курганные могильники скифов отражают собою начало неравенства, «период базилевсов».
Среди массы мелкой и средней величины курганов, выделяются громадные «царские», достигающие 20 метров высоты.
С VII в. до н. э. – на берегах Черного и Азовского морей появляются гре¬ческие торговцы, а с VI в. возникают и греческие торговые колонии. Таким об¬разом, у скифов начинается уже заморская торговля
Скифы на Кавказе впервые появляются в VII в. до н. э. в связи с походами в Переднюю и Малую Азию.
По сведениям греческого историка Геродота (V в. до н. э.) они шли через Дербентский проход. Но этот проход был не единственным путем продвижения скифов в Закавказье.
Одним из второстепенных маршрутов движения скифов было Прикубанье (долина р. Белой и Белореченский перевал). На этом пути расположены большие курганы, с богатыми захоронениями со скифскими вещами (Келермесские й др.). С этим же путем связаны богатые погребения скифского типа у сел. Куланурхва близ с. Гудаута, у сел. Колхида Гагрского р-на в Абхазии, в Сухуми и Новом Афоне.
Довольно многочисленные находки скифских бронзовых и железных пред¬метов в Северной Осетии (Кумбулта, «Верхняя Рутха», Галиат, «Фаскау», Дигорский канал, святилище «Реком», в районе древней дороги через Мамисонский перевал) и соответствующие находки в Раче, по ту сторону Кавказского хребта, дают возможность предположить, что дорога, ныне называемая Воен¬но-Осетинской, также могла быть использована скифами при их продвижении через Кавказ. Из Дигории, откуда происходит основная масса находок скиф¬ского типа, легко попасть через Кион-Хохский перевал на Военно-Осетинскую дорогу, а по ней через Мамисонский перевал в Западную Грузию.
Конечно, не исключена возможность использования скифами Дарьяльского прохода. Находки последних лет говорят в пользу этого.
Курганы со скифскими погребениями, расположены обычно в возвышенных степных местах. Известны находки скифских погребений и на территории За¬кавказья и Украины.

Погребения у скифов

Страницы: 1 2 3 4

Все опции закрыты.

Комментарии закрыты.

Локализовано: Русскоязычные темы для ВордПресс