Адаты кумыков-Леонтович-том 2

АДАТЫ КУМЫКОВ.

I. ОПИСАНИЕ
гражданского быта кумыков 1843 года.

Владение кумыкское.

ГЛАВА I.

а) ОПИСАНИЕ ПРОИСХОЖДЕНИЯ КНЯЗЕЙ, РАЗДЕЛЕНИЕ КУМЫКСКОГО НАРОДА НА КЛАССЫ И ОТНОШЕНИЕ ОДНОГО СОСЛОВИЯ К ДРУГОМУ.

1. Обширная плоскость, заключающаяся между Тереком и Сулаком и отделенная от Чечни Качкалыковским хребтом, была обитаема прежде разными племенами, выселившимися из гор. Как управлялись эти племена прежде, составляли ли они один народ, или каждое общество имело свои закона, свои условия, определить трудно, хотя с вероятностью полагать можно, что до прихода еще побочных детей шамхала Тарковского (Джанков), все эти племена соединились уже в одно общество и составляли один народ.
2. После, как известно из преданий, народ, наскучив беспорядком, вызвал из шамхальства Тарковского Джанков, побочных детей шамхала, которые, придя с дружинами, завоевали землю кумык. К этой же эпохе относится происхождение у кумыков беев или князей.
3. До прихода Джанков из шамхальства Тарковского, весь кумыкский народ разделялся на узденей или дворян и рабов.
4. Рабы подразделялись на два класса: личных рабов (кул), над которыми господин имел право жизни и смерти, и крепостное сословие, или чагаров, которые были те же рабы, но участь их была обеспечена добровольными условиями, заключенными между ими и господином, – условия эти, будучи потом освящены временем, оставались ненарушимы.
5. С приходом же Джанков, существующий порядок вещей изменился. Завоеватели разделили между собою всю землю, оставив лишь только неприкосновенными владения тех узденей, которые по богатству и силе имели большой вес в народе, или кок-то заслужили показанною ими в разных случаях преданностью новым пришельцам.
6. Прочие же узденя, быв лишены поземельной собственности, сохранили один титул дворянства и некоторый личные права, соединенные с этим званием.
7. Те фамилии Джанков, которые разделили между собою земли, получили название потом беев.
8. Узденя, сохранившие свои владения при этом перевороте, названы первостепенными узденями; остальная же часть узденей, лишенная поземельной собственности, составила класс второстепенных узденей.
9. После прихода Джанков и завоевания ими кумыков, выселение из гор на кумыкскую плоскость продолжалось. Так как все земли были уже разделены, то приходящие вновь поселенцы должны были селиться на землях, принадлежавших владельцам.
10. Это повело ко взаимным условиям вновь пришедшего переселенца к прежним владельцем.
11. Последний требовал от первого, чтобы он платил ему известную подать или работал для него известное число дней в неделю.
12. Владелец брал с него обязательство, чтобы как сам он, так и семейство его и дети, раз поселившись на земле, не переходили уже на другое место.
13. Новые эти выходцы получили название чагар; но для различия от тех чагар, о которых сказано выше и кои произошли от рабов, они названы первостепенными. Таким образом, чагары разделились на два класса: первостепенных и второстепенных.
14 Существенное различие в правах упомянутых классов заключается в том, что господин имеет полную власть над второстепенным чагаром. Господин может его наказывать по усмотрению и даже продать.
15. Над первостепенным же чагаром такой власти он не имеет. Собственность первостепенного чагара неприкосновенна.
16. Если бы первостепенный чагар не соблюдал всех условий, которые он обязан сохранять в отношениях к своему господину, то к исполнении их господин может принудить его не иначе, как посредством суда.
17. Из вольноотпущенных, называемых у кумыков как и у чеченцев, азатами, впоследствии составился третий класс дворянства, который получил название третьестепенных узденей.
18. Таким образом, весь кумыкский народ разделился на следующие классы: князей, узденей первостепенных, второстепенных и третьестепенных, чагар первостепенных и второстепенных и наконец, рабов.

b) ПРЕЖНИЙ ОБРАЗ УПРАВЛЕНИЯ.

19. Главная власть в народе, до появления наших войск, заключалась в руках князей.
20. Из княжеских фамилий, в каждой из больших деревень кумыкских, так напр.: в Аксае, Костеке, Андрееве, составлялся особый совет.
21. Членами в него выбирались из каждой фамилии по одному князю, который по летам и по делам имел вес в народе. Князья эти назывались старшинами.
22. Обязанность этого совета заключалась в назначении судей для разбирательства дел по адату. А судьи же могли выбираться не только князья, но и уздени всех степеней, лишь бы лицо, выбранное в судьи, пользовалось уважением в народе по своим поступкам и летам. Сверх этой обязанности, на княжеском совете лежали распоряжения по всем требованиям и службам, касающийся деревни.
23. Под непосредственным начальством совета состояли бегаулы, или выборные десятники, исполнявшие все приказания совета.
24. Важные дела решались в общем собрании, на которое собирался весь народ, за исключением рабов.
25. К делам, решавшимся собранием, должно отнести наложение штрафов за преступления, судимые по адату.
26. У кумыков, как в народе, стоящем на высшей степени гражданской образованности сравнительно с чеченцами, штрафы за преступления несколько значительнее; но штрафы эти не определены раз навсегда законом, а зависят от того положения, которое по известному случаю сделано будет на мирской сходке. Таким образом, в течение известного периода времени, заключающегося между двумя мирскими сходками, за такие-то преступления существуют такие-то штрафы.
27. Если по какому-нибудь случаю штрафы эти найдены будут или слишком большими, или малыми, то вновь делается мирская сходка, на которой определяются новые штрафа до следующего общего собрания.
28. За строгим выполнением условий, определяемых на этих собраниях, обязаны были наблюдать старшие князья.

с) СТАРШИЕ КНЯЗЬЯ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ.

29. В настоящее время кумыкские деревни: Аксай, Костеки и Андреева, управляются каждая только одним старшим князем, утверждаемым правительством.
30. Старший князь назначает судей для разбирательства по адату; на нем лежит также обязанность раскладки общественных повинностей, которые он взимает посредством выборных десятников .
31. Одним словом, старший князь составляет теперь как бы первую ступень судебной и исполнительной власти и, в случае притеснений и несправедливости с его стороны, обиженные могут жаловаться приставу и высшему начальству.

d) ПРАВА ПОЗЕМЕЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ.

32. Первые выходцы на кумыкскую плоскость селились семействами или племенами. Каждый выходец, то есть уздень, селился с домом своим и рабами на том месте, где он находил удобным.
33. Когда народонаселение увеличилось, то произошло, что плуги разных семейств начали съезжаться па пашнях, и это повело к определению первых границ между разными владениями.
34. Из сказанного следует, что первое разделение земель у кумыков было по фамилиям. Потом Джанки, завоевавшие этот край, разделили всю землю между собою, оставив неприкосновенными владение только некоторых узденей; но и после прихода Джанков разделение земель по фамилиям осталось, ибо дети и потомки завоевателей, не деля между собою земель, владели оными вместе.
35. После, однако, независимо от общего владения, образовалось и частное. Князь или уздень покупал какую-нибудь землю, или она переходила ему по завещанию; так что, независимо от той земли, которою он владел вместе с членами своей фамилии, он приобретал особый участок земли, составлявший его нераздельную собственность. Потом многие князья получали в награду земли от русских.
36. У кумыков теперь существует два рода поземельной собственности: общее владение, т. е. земли, принадлежащие целой фамилии, и частное, составляющее собственность одного только лица.
37. Владетели, как той, так и другой, по большей части, князья или первостепенные уздени.

е) ПРАВА КНЯЗЕЙ.

38. До прихода русских войск, князья пользовались большими правами. Особа князя считалась неприкосновенною и оскорбивший его подвергался сильному гонению.
39. Если князь обвиняем был в обидах, сделанных узденю, в особенности второстепенному или третьестепенному, то штраф, которому подвергался князь, был весьма мал, а в некоторых случаях оного даже и вовсе положено не было.
40. С чагарами, ни князья, ни издени, никогда не судились; в случае же обиды от последних чагар жаловался своему господину, а тот имел уже дело с обидчиком.
41. Многочисленное число рабов окружало князя. Чагары, живущие на его земле, платили ему оброк и известное число дней в неделю обрабатывали его поля.
42. От оброка этого не избавлялись также второстепенные и третьестепенные уздени, жившие на княжеских землях, и хотя они не несли барщины наравне с чагарами, но при сгоне на обпил работы, как то: сенокосы и пр., обязаны были выходить.
43. В военном деле каждый князь имел свою дружину, состоявшую из преданных ему узденей и живущих на его землях чагар. С нею ходил князь на войну и в набеги. В дружине княжеской служили и первостепенные уздени.
44. С приходом русских княжеское достоинство утратило свой вес и влияние в народе. Законы русские, укротив своеволие князей, уничтожили их права, основанные на одном насилии; дружины княжеской более не существуете.
45. Впрочем, сохранился еще обычай, что уздени вступают на службу к князю; но служба эта, не что иное, как один пустой обряд. Уздень, вступивший в службу князя, по требованиям его должен являться к нему, а во время поездки князя куда-нибудь обязан ему сопутствовать.
46. Если князь вступает в милицию, то с ним зачисляется в оную и уздень, состояний у него на службе.
47. По большей части служат князьям первостепенные уздени, не богатые поземельною собственностью, в вознаграждение за что они пользуются от князя участками земли.
48. Княжескому достоинству у кумыков в прежние времена воздавались особые почести. В присутствии князя уздень не смел садиться, пока тот не пригласит его.
49. Когда князь садился на лошадь, первостепенный уздень обязан был держать ему стремя, ежели только при этом не находился второстепенный или третьестепенный уздень. Если же был на лицо младший, то обязанность подводить лошадь князю и держать стремя лежала на сем последнем.
50. Кроме этих почестей, существовали и другие им подобные. Ныне хотя и воздаются иногда почести князьям, но их можно назвать скорее произвольными знаками уважения, чем обязанностью.
51. Впрочем, и до сего времени князья составляют высшее сословие у кумыков; князь никогда не вступит в брак с дочерью узденя; равно как и последний никогда не может получить в замужество княжеской дочери.

f) ПРАВА ПЕРВОСТЕПЕННЫХ, ВТОРОСТЕПЕННЫХ И ТРЕТЬЕСТЕПЕННЫХ УЗДЕНЕЙ.

52. Первостепенные уздени составляют второй класс в народе после князей.
53. Все они имеют собственные земли, чагаров и холопов.
54. Если бы какая-нибудь из фамилий первостепенных узденей не имела земли, то общество обыкновенно отводит оной участок.
55. Первостепенный уздень иногда не занимается полевыми работами; в звание его это считается предосудительно.
56. Если первостепенные уздень, по бедности и дурному поведению, потерпит всякое уважение в народе и, дабы поддержать свое состояние, будет вынужден зарабатывать себе хлеб, то он исключается из своего сословия и поступает в разряд второстепенных узденей.
57. Из второстепенных и третьестепенных узденей мало кто имеет собственные земли. По большей части, они живут на землях, принадлежащих князьям или первостепенным узденям, на известных условиях, т. е. платят первым в год известную подать; сверх того, выходят на сгон, т. е. на сенокосы и проч.; барщины же не отправляют.
58. Второстепенный и третьестепенный уздени имеют всегда право оставить ту землю, на которой живут, и перейти к другому хозяину.
59. Второстепенный уздень, если приобретет состояние и землю, может сделаться первостепенным узденем.
60. Брак между двумя помянутыми сословиями допущен.
61. Третьестепенный уздень никогда не может поступить в разряд второстепенных узденей, хотя бы он приобрел поземельную собственность.
62. Он не может женить сына своего на дочери последнего и тот не согласится, чтобы сын его взял дочь третьестепенного узденя.
63. Как второстепенный, так и третьестепенный уздень, могут иметь холопов.

g) ЧАГАРЫ.

64. В настоящее время большая часть чагар выходит свое происхождение от чагар первостепенных, и по этому случаю у многих князей и узденей идет тяжба с чагарами. Чагар первостепенный может иметь холопов и существенная разница в правах третьестепенного узденя и чагара есть та, что чагар, хотяб он был и первостепенный, не имеет права, не откупившись, оставить землю того хозяина, у которого он живет.

h) РАБЫ (КУЛЬ).

65.Рабы у кумыков находятся в тех же отношениях к своему господину, как и у чеченцев; т. е. господин имеет над ними право жизни и смерти. Рабы произошли, как и у всех горских народов, из ясырей, т. е. невольников.

i) АЗАТЫ.

66. Азатами называются вольноотпущенные. Отпуская на волю своего раба, господин обязан всегда дать ему письменный документ, засвидетельствованный кадием и двумя свидетелями.
67. Если господин отпускает раба своего за деньги, то деньги откупившимся рабом отдаются обыкновенно кадию, который, удержав из них десятую долю, т. е. закат, возвращает господину по совершении уже вольной.
68. Дети вольноотпущенных зачисляются в дворянское достоинство и составляют класс третьестепенных узденей.
69. Изложив, таким образом, права всех состояний и отношения одного сословия к другому, остается сказать, что разница, существовавшая прежде в состояниях, более и более изглаживается и, за исключением князей и первостепенных узденей, которые по богатству своему имеют вес в народе, сохранили тем и некоторые права, разница в правах между прочими сословиями народа более и более уничтожается.
70. Чагары ныне часто имеют тяжбы с второстепенными и третьестепенными узденями и нередко случалось, что они разбирались даже с первостепенными узденями и даже самими князьями. В штрафах за преступления, положенных на последних собраниях, прежней разницы между сословиями не существуете. Как князь, так и уздень и чагар, за известное преступление платят почти одну и ту же пеню.

k) ДУХОВЕНСТВО.

71. У кумыков, как и вообще у всех магометанских народов, духовенство составляют муллы и кадии.
72. Каждый из вольных сословий может вступить в духовное звание; для этого нужно, чтобы он приобрел известные познания, т. е. умел читать и писать по-арабски, знал алкоран и толкование оного.
73. Были примеры, что в духовное звание поступали даже рабы; разумеется, что в этом случае господину видя, что раб его приобрел нужные сведения для духовного звания, давал ему свободу.
74. Если отец желает, чтобы сын его сделался духовным, то обыкновенно отдает его к известному мулле или кадию, который обучает его наукам. Когда он прибрел нужные познания и открывается свободное место, тогда общество избирает его в муллы, а из мулл уже по достоинствам и уважению, которое он заслужит, может в народе сделаться наконец и кадием.
75. Ныне в каждой большой кумыкской деревне, Аксае, Костеке и Андреевой, имеется по одному кадию и несколько мулл.
76. Кадий отправляет обряды богослужения и соединяет, кроме того, в своем лице власть судебную по делам, касающимся наследства, завещаний и опеки, который у кумыков, как и у чеченцев, разбираются по шариату.
77. Муллы отправляют одни духовные обряды.
78. В случае болезни кадия, должность его занимает один из мулл, по выбору жителей.
79. Духовному званию у кумыков не предоставлено особенных прав. Конечно, всякий мулла, как избранный обществом, пользуется более или менее уважением; но особенных почестей никаких ему не отдается.
80. Набранный в муллы по-прежнему продолжает обрабатывать землю, если только он ее имеет, – ездить на войну и ходит в набег, как и всякий мирянин.
81. Если у муллы идет тяжба с мирянином, то он судится с ним по адату в тех делах, которые подвержены разбирательству адатом; в делах же по наследству, завещания и опеке, он разбирается шариатом.
.82. У кумык муллы и кадий, независимо от подаяния, получаемых ими при погребениях, получают от общества содержание из добровольных пожертвовании. Каждый дом, смотря по богатству, дает мулле по 1 руб., по 2 и даже, по 3 в год.
83. Кроме того, никоторые муллы и кадий имеют доход от заката, который дают из доходов набожные люди (из него мулла может удержать третью долю), а также из десятой доли от процента, который торговцы получают от капитала и товаров . Впрочем, по большей части, хозяин раздает сам закат бедным, а если и поручает это иногда мулле, то в таком только случае, когда мулла пользуется особою его доверенностью и уважением. Тогда возлагается на совесть муллы уделить в мечеть из части заката приходящейся на его долю.

ГЛАВА II.

а) О СУДЕ ПО АДАТУ У КУМЫКОВ.

84. Кумыки выводят происхождение своего адата из деревни Эрнели, лежащей в шамхальстве Тарковском. Кумыкский адат во многом сходствует с чеченским, и в нем точно так, как в последнем, невозможно отыскать определительности прав, строгости в постановлениях и точности в условиях жизни общественной.
85. Здесь права сильного также часто имеют место; наказаний за преступления нет и существуют одни штрафы, т. е. денежный пени.
86. Понудительной власти в исполнении, положено обычаем или законом, также никакой не имеется, а потому почти по большей части уголовных преступлений, как то: убийство, насилие не существует суда, и предоставленное каждому в этом случай право кровомщения, или канлы, заменяет слабость закона.
87. У кумыков общество подразделено на сословия; но бесполезно было бы искать точности в отношениях одного сословия к другому и определительности в правах каждого состояли. Князья и первостепенные уздени сильны потому, что богаты и имеют земли. Прежде в руках князей сосредоточивалась вся власть; первостепенные уздени имели также сильное влияние в народе; как того, так и другого, никто не смел оскорбить и особы их почитались неприкосновенными.
88. Но за неисполнение знаков уважения, определенная обычаем в отношении к князю или узденю, а также за обиды, им нанесенные, не существовало никогда определительных наказаний. Князья в то время слишком были сильны для того, чтобы искать защиты в законе, и если кто князя оскорблял, князь сам его наказывал, не прибегая к суду.
89. Точно также уздень, по мере богатства я уважения, которым сам пользовался, и силы того князя, которому служил, имел более или менее влияния, и обиды, ему нанесенные, не проходили безнаказанно.
90. Из сказанного следует, что судили бы весы ошибочно, если бы в разделении кумыкского народа на классы полагали открыть признаки гражданской образованности. Право сильного всегда имело место у кумыков, и кумыкские князья всеми играми поддерживали это право и, опасаясь оков для власти своей, противились введению в своем на роде положительных законов.
91. Если после мы и открываем у кумыков никоторое уравнение в правах сословий, усиление штрафов за преступления и другие незначительные улучшения в законодательстве, то это приписывать должно влияние, произведенному русскими.

b) ПРАВО КАНЛЫ.

92 Выше было сказано, что по главным преступлениям, как то: убийству, насилию и проч., имело место право кайлы. У кумыков оно допускалось на тех же основаниях, что и у чеченцев, и существовали те же условия примирения. Ныне уголовные преступления судятся русскими законами.
93. Когда князья были в силе, то часто случалось, что кровь чагара, пролитая князем, оставалась без отмщения, в особенности, если последняя принадлежала такому господину, который был не в состоянии бороться с князем.
94. Случалось даже, что князь безнаказанно умерщвлял второстепенных и третьестепенных узденей. Для человека образованного такие беспорядки власти кажутся непостоянными; но они весьма естественны в том обществе, где все решалось правом сильного.

с) ВОРОВСКИЕ ДЕЛА.

95. Воровские дела у кумыков подчинены адатному разбирательству судей, которых для разбирательства назначает старший князь.
96. Если же которая-нибудь из тяжущихся сторон найдет лицеприятие в назначении судей, то обыкновенно прибегает с жалобою к приставу и высшему начальству.
97. За исполнением приговора судей наблюдает старший князь.
98. Обряд суда по адату у кумыков тот же, что и у чеченцев, и вообще у всех племен Кавказа.
99. Для обвинения необходимо, чтобы истец представил двух свидетелей.
100. Свидетели должны быть мужеского пола, совершеннолетние, и не могут быть из рабского сословия.
101. В случае, если истец не найдет свидетелей, то ответчик, для полного своего оправдания во взводимом на него обвинении, обязан представить 12-ть свидетелей из своей деревни, которые бы присягнули, что знают его за человека хорошего поведения.
102. За лжесвидетельство у кумыков так же, как и у чеченцев, штрафа не положено.
103. Иногда случается, что доносчик имеет дело с ответчиком. Если судьи найдут улики, приведенные первым, достаточными в обвинении, то обиженный получает удовлетворение, не быв на суде. Доносчика же наградить за открытое им преступление предоставляется лицу, получившему удовлетворение вследствие его показаний.
104. Чтобы решить дело, надо, чтобы судьи единогласно произнесли приговор. В случае разногласия между судьями, старший князь обязан назначить других судей для разбирательства.
105. В прежние времена князья не разбирались ни с узденями, ни с чагарами. Большая часть узденей служила в княжеских дружинах. Чагары жили на их землях и платили им подать. Поэтому, в случае обиды, нанесенной каким либо князем узденю, последний жаловался тому князю, у которого он состоял на службе, и тот уже имел дело с обидчиком.
106. Точно также и чагары, в случае притеснения, прибегали под защиту своего хозяина; если же чагар принадлежал бедному узденю, то последний ходатайствовал за него у князя, которому служил, и князь вступался за чагара.
107. В настоящее время разбираются с князьями не только узденя, но и чагары.

d) ОТНОШЕНИЕ ОТЦА К ДЕТЯМ И ОБРЯД СВАТОВСТВА.

108. У кумыков власть отца более уважается, чем у чеченцев, и хотя она не простирается на жизнь сына, но отец всегда сохраняет влияние над ним, пока жив.
109. Отец – полный властелин своего имущества и сын не имеет никакого права требовать, при жизни отца, выдела себе части из имения.
110. От отца совершенно зависит отделить ему ту часть имения, которую он заблагорассудит.
111. Дочери вполне подчинены отцу, пока находятся у пего в доме, и выходят замуж по воле отца.
112. Дочерям, по адату, хотя и не предоставлено ни какого права участвовать в дележе имения, но, как отец полный хозяин своей собственности, то он обыкновенно выделяет из имения часть и дочерям, руководствуясь при этом постановлением из шариата, т. е. он не может дочери уделить более третьей части той доли из имения, которая приходится на каждого брата.
113. Ежели по смерти отца дочери остаются незамужними, то старший брат (агаси) или ближайший родственник обязаны их содержать у себя и выдать замуж.
114. Обряд сватовства у кумыков тот же, что и у чеченцев. Когда отец согласится засватать дочь свою, то жених делает девушке подарок, смотря по состоянию; напр., какой-нибудь князь дарит невесте своей 100 рублей серебром и богатый шелковый платок. После того невеста считается уже сговоренною и жених должен заплатить калым ее отцу.
115. Калым по замужестве возвращается отцом дочери и составляет неотъемлемую ее собственность.
116. Жених тайно имеет право видеться со своею невестою, но если они встретятся при чужих, то приличие требует, чтобы они не говорили друг с другом.
117. Жених у кумыков, как и у чеченцев, имеет право всегда оставить невесту и дозволять ей выйти за другого; но сама собою сговоренная девушка не может отойти от жениха, хотя бы он женился на другой, и должна ожидать, чтобы он освободил ее, ибо без того никто не решится ее взять за себя.
118. Прежде у кумыков существовал страшный обычай, который сохранился еще и поныне в надтеречных чеченских деревнях, похищать девушку из дона родителей и таким насильственным образом принуждать ее к браку: но теперь это выводится и уже давно примера этого не было.

е) ОТНОШЕНИЕ МУЖА К ЖЕНЕ

119. Имущество, принадлежащее жене, неприкосновенно; без ее согласия муж не имеет права им распоряжаться.
120. Если бы муж вздумал принуждать свою жену к уступке принадлежащей ей собственности, то она прибегнуть может к родственниками своим и просить их защиты.
121. Во всем же остальном у кумыков так же, как и у чеченцев, жена подчинена мужу. Она должна работать на него, сносить безропотно наказания и во всех своих поступках оказывать ему раболепное уважение.
122. В правах кумыкских власть мужа над женою неограниченнее, даже чем у чеченцев. Нередко случалось, что муж умерщвлял жену, если только убеждался в ее неверности, и родственники не мстили ему, признавая наказание, полученное неверною от руки ее супруга, справедливым.
123. Муж может развестись с женою, когда захочет; но тогда она отходит от него со всем своим имуществом. Если же бы жена отошла от мужа против его согласия, то калым и приданое должна оставить у него,

f) НАСЛЕДСТВЕННОЕ ПРАВО, ДУХОВНЫЕ ЗАВЕЩАНИЯ И ОПЕКА.

124. Наследственные дела у кумыков решаются, как и у чеченцев, по шариату и так же, как у последних, в некоторых случаях имеет место и адат.
125. Адат совершенно устраняет от наследства женский пол. По шариату дочь должна наследовать третью долю той части имения, которая достается каждому брату. Как отец полный хозяин в своем имении, то, дабы обеспечить дочь, он сам награждает ее по усмотрению.
126. В случае же, если бы отец помер, не дав ни чего дочери, то, не смотря на закон по шариату, который допускает ее к наследству, она не получает ничего из имения, а от брата уже, к которому она поступает в дом, зависит составить ей приданое.
127. Впрочем, права наследства у кумыков одинаковы с правами наследства, существующими в Чечне .
128. Равно для духовных завещаний и для опеки существуют те же правила , ибо правила эти взяты из шариата, который у обоих народов одинаков.

II. СВЕДЕНИЯ

по программе об адате, или суде у кумыков .

1. Кумыкский народ разделен на следующие классы: на князей, – узденей первостепенных, второстепенных, третьестепенных, чагар первостепенных, второстепенных и наконец, на рабов.
2. Наследственные права всех сословий одинаковы, за исключением рабов, которые у кумыков, как и у чеченцев, не имеют собственности.
3. В наследственных делах и при разделе имения кумыки руководствуются теми же правилами, что и чеченцы.
4. У кумыков власть отца более уважается, чем у чеченцев, и хотя она не простирается на жизнь сына, но отец всегда сохраняет влияние над ним, пока жив.
5. Отец – полный властелин своего имущества и сын не имеет никакого права требовать при жизни отца выдела себе части из имения.
6. От отца совершенно зависит отделить ему ту часть имения, которую он заблагорассудит.
7. Дочери вполне подчинены отцу, пока они находятся у него в доме, и выходят замуж по воле отца.
8. Дочерям по адату хотя и не предоставлено никакого права участвовать в дележе имения, но как отец полный хозяин своей собственности, то он обыкновенно выделяет из имения часть и дочери, руководствуясь при этом постановлением из шариата, т. е. он не может дочери уделить более третьей части той доли из имения, которая приходится на каждого брата.
9. Если по смерти отца дочери остаются незамужними, то старший брат или ближайший родственник обязаны содержать их у себя и выдать замуж.
10. Имущество, принадлежащее жене, неприкосновенно; без ее согласия муж не имеет права им распоряжаться, и если бы он вздумал принуждать свою жену к уступке принадлежащей ей собственности, то она прибегнуть может к родственникам своим и просит их защиты.
11. Во всем же остальном у кумыков так же, как и у чеченцев, жена подчинена мужу. Она должна работать на него, сносить безропотно наказания и во всех своих поступках оказывать ему раболепное уважение,
12. В правах кумыкских власть мужа над женою неограниченнее, даже чем у чеченцев.
13. Нередко случалось, что муж умерщвлял жену, если только убеждался в ее неверности, и родственники не мстили ему, признавая наказание, полученное неверною от руки ее супруга, справедливыми
14. За неповиновение князьям и узденям особых наказаний не существует.
15. Наказаний за преступление нет, а существуют одни штрафы, т. е. денежная пени.
16. Судей для разбирательства назначает старший князь. Обряд суда при разбирательстве происходите так, как и у чеченцев.

III. СВЕДЕНИЯ

о величине калыма и о штрафах, налагаемых согласно определения адата у кумыкских народов .

1849 года.

О величине калыма.

1. Величина калима между кумыкскими князьями существует следующая: если выходит в замужество девица, то калыма платится ее 720 рублей серебром; а если вдова – в половину того, т. е. 360 руб.
2. Между узденями, также если выходящая в замужество будет девкою, то платится ей калыма 100 руб. сер.; если же вдова, то в половину, т. е. 50 руб. серебром.
3. Между чагарами – по условию их хозяев.
4. Между людьми крепостного сословия калыма не водится, кроме того только, как то согласно покупателя и владетеля холопки.

Штрафы.

5. Смертоубийцы, по слушанному смертоубийству, должна тотчас удалиться из места жительства. Семейство же остается на месте и, делая родственникам честь (юалум), посылает 13 рублей серебром; сверх того, все родственники бежавшего делают складку, по степени родства, по 2 рубля, по 1 руб., по 50 коп., по 25 коп. серебром и так далее, и собранную таким порядком сумму отсылают родственникам убитого.
6. Если не успеют помириться с противниками, то, в случаи встречи с убийцей, убивают его и тем прекращается вражда. Если же помирятся, то также вражда прекращается.
7. Если останется после убитого малолетний сын и, по достижении совершеннолетия, имеет право требовать удовлетворение от убийцы, тогда последний должен удовлетворить наследника 100 руб. серебром, лошадью со всем убором и делать угощение.
8. Следующего же по закону удовлетворение за убийство (под названием диат, по которому определяется взыскание с убийцы 100 верблюдов) между нами не случалось.
9. Если случается, что родственники взнесли юалум, а кто-либо из родственников убитого убьет родственника убийцы, тогда с этого убийцы взыскивается штраф 200 руб. серебром за нарушение миролюбивого договора.
10. В случай нанесения ран, если рана будет такого свойства, что необходимо нужно будет лекарское пособие, тогда нанесший рану платит в общество 50 руб. серебром штрафу, удовлетворяете лекаря и делает угощение раненному.
11. Если же рана не опасна, а только будет кровь, тогда взыскивается 5 руб. серебром и делается раненному угощение.
12. За нанесение обид и оскорбление старшим лицам, как то: князьям, почетным старикам или уважаемым в народе людям, взыскивается штраф – один бык.
13. За прелюбодеяние и насилие замужней жены платится мужу 100 руб. серебром, а все прочее, как за смертоубийство; если же девка или вдова, тогда уплачивается как калым, т. е. девке 100 руб., а вдове 50 руб. сер. и угощение.
14. Если уздень или холоп будет обращаться в прелюбодеяние с холопкою другого хозяина, тогда взыскивается с него 50 руб. сер. и отдается хозяину холопки.
15. В случай воровства скота со двора или конюшни, с вора взыскивается 50 руб. штраф, с возвращением уворованной скотины или же уплатою стоящей цены.
16. Если воровство сделано из табуна или подножного корма, то взыскивается с вора 25 руб. штрафа, и таким же родом возвращается хозяину скотина или уплачивается за оную стоящая цена.
17. Если произойдет воровство из каморы баранов, т. е. так: если два или три человека украдут одного барана, то каждый из них платит по 30 руб. сер. штрафа и независимо того за барана.
18. Таким же образом, если человек десять украдут несколько штук баранов, то за баранов платят стоимость их, а штраф – по 30 рублей каждый участник.
19. Если сделается таковое воровство со двора или конюшни княжеской, то с вора взыскивается штраф под названием туруз (т. е. в десять раз больше против другого жителя), 70 рублей серебром.

IV. СБОРНИК

адатов Жителей Кумыкского округа 1865 года.

Вступление.

1. Население, составляющее Кумыкский округ, состоять из 2-х главных племен, собственно кумыкского и ногайского, а также не малого числа пришлецов из Чечни и Дагестана. Все они, не смотря на разноплеменность, под влиянием одинакового образа жизни, подчинились одинаковому адату (обычаю); оставшиеся же следы некоторой особенности среди ногайцев применяются ими иногда в дело лишь частным, домашним образом, но не входят в адат и применяют при разбирательстве в суде не имеют.
2. Туземец кумыкский дает большое значение соблюдению всех тонкостей адатного порядка и малейшее уклонение от такового, при разбирательстве дела, влечет за собою неудовольствии и протест. От этого часто случается, что некоторые дела, совсем не сложные, разбираются продолжительнее, чем сложный.
3. Местное судопроизводство основывается на двух способах разбирательства: шариата (духовный суд) и адате (суд по обычаям). Не касаясь первого, имеющего свои руководства, приступаю к вытеснении второго способа, упомянут здесь только, что многие из дел, подлежащих разбирательству по шариату, решаются часто судом по адату, если есть ясные, фактически доказательства, причем однако постановления шариата не упускаются из виду. Так, например, дела по бракам, долговые (если есть проценты), исковой и тяжебный передаются по шариату только тогда, когда суд, при разбирательстве таковых адатным порядком, затрудняется произнести приговор.
4. При разбирательстве адатным порядком, – то делали исковым, тяжебным, долговым и за ложную присягу, – употребляются свидетели, чрез которых открывается истина дела.
5. По всем другим делам употребляются также свидетели или же докащики.
6. Если же нет ни тех, ни других, назначаются подозреваемому тусевы и столько, сколько полагается адатом для каждого рода преступления особо.
7. Тусевы как бы заочные свидетели; они назначаются самим истцом из родственников ответчика, или из посторонних лиц, когда истец уверен, что эти последние знают обстоятельства дела, а равно и самый образ жизни ответчика.
8. Часто в число тусевов попадают и такие лица, которым совершенно не было известно ни дело, ни частный образ жизни ответчика.
9. Роль этих тусевов состоит в том, чтобы присягою обвинить или оправдать обвиняемого.
10. Обвиняемый, при назначении ему тусевов, имеет право устранить таковых; но для этого должен представить уважительные причины, например: вражду, дурное поведение, близкое родство или дружбу с истцом, а также, если кто из них развелся с женою, а потом опять на ней женился, или если кто присягал когда либо ложно; одним словом, для устранения тусева от присяги требуются судом точные доказательства, а голословных обвинении суд не принижает.
11. Если ответчиком представлены будут точные доказательства негодности тусева, то лицо это устраняется, а на место его истец назначаете другого.
12. Если один из числа назначенных тусевов и принявших присягу обвиняет подозреваемого, то последуй признается виновным, хотя бы все остальные тусевы и оправ дали его.
13. Если обвиненный присягою тусевов объявит в суде, что он может доказать ложность присяги, то ему дается срок для этого, и дело считается не оконченными
14. Не могут быть назначаемы в тусевы, согласно обычаю, князья, муллы, кадии, женщины и тот, кто имеет от кадия или муллы свидетельство в том, что он присягнул раз навсегда – ни самому никогда не присягать, ни другим не давать присяги, или если в этом представит он двух хороших свидетелей .
15. Если тусевы, не зная подробностей дела, по которому они назначены, затрудняются обвинить или оправдать подозреваемого, то они предлагают сему последнему, с родственниками его, принять присягу, а потом уже, по присяге этой, принимают и сами присягу.
16. Если же один из тусевов, зная наверно виновность подозреваемая, объявить, что он не может оправдать ответчика, то последний с родственниками к присяге не до пускается.
17. Истец имеет право назначать меньше против положенного обычаем числа тусевов, или даже дать присягу самому ответчику, если нет к тому препятствия.
18. На обязанности ответчика лежит доставить тусевов в суд.
19. В случаях, когда виновный неизвестен, истец употребляет докащика (айгак), который разыскивает виновного.
20. Если последний будет найден, тогда платятся за доказательство айгаку деньги, в количестве определенном для каждого рода разыскиваемого, и плата эта падаегь на виновного.
21. Докащик бывает явный и тайный; первый обыкновенно представляется в суд, и если показание его достоверное сам он человек хороший, то ему дается присяга, по которой подозреваемый обвиняется; в противном случае назначаются ответчику тусевы.
22. Если докащик тайный, то истец, при назначении подозреваемому тусевов, имеет право назначить в число их и своего докащика.
23. Во всех спорных делах, гае решение произносится на основании точных показаний свидетелей, – последних прежде всего должен выставить сам истец; если же он не может выполнить этого, дается присяга ответчику; а если этот не пожелает, по каким-либо обстоятельствам, принять присягу, то она дается истцу, – чем и кончается дело.
24. Если же обе стороны имеют свидетелей, то таковые судом принимаются и приводятся к присяге, если нет к тому никаких препятствий.
25. В таких случаях проигрывает дело та сторона, свидетели которой отказались принять присягу, или которая выставит хоть одним свидетелем менее противной стороны.
26. При равном числе свидетелей с обеих сторон и когда все они приняли присягу, дело обыкновенно кончается маслагатом (полюбовно).
27. Иногда оканчиваются вообще всякого рода дела и таким образом: по желанию обеих спорящих сторон дается присяга истцу или ответчику .
28. Нередко все дела кончаются маслагатом (миролюбивое окончание дела), медиаторским судом. И последнему туземцы часто прибегают, не обращаясь даже в суд, и по желанию своему избирают посредников .
29. Если, при разбирательстве какого-нибудь дела, суд предложит тяжущимся окончить спор по маслагату, и последние на это согласились, то, по составлению маслагатного решения и объявления им такового, никто из них не имеет права заявлять неудовольствие, а должен безпрекословно исполнить все, что было сделано маслагатом.
30. Маслагатное решение не принимается на аппеляции ни адатом, ни шариатом.
31. По адату разбираются следующие дела: убийство, поранение с увечьем или без увечья, грабеж, воровство, поджог, прелюбодеяние, блуд, бесчестие, изнасилование женщины иди девушки, растлив, увоз девушки, сватовство, побои, ложная присяга, долги, зарезание чужой скотины, исковые и тяжебные дела, порабощение и раздел имущества, переходящего по наследству.

Убийство.

32. При каких бы обстоятельствах ни случилось убийство, какая бы ни была побудительная к тому причина, оно всегда влечет за собою мщение виновному, т. е. канлы.
33. Не избавляется от этого и тот, кто совершил убийство при защите себя от нападения, или даже нечаянно, – хотя бы это был несовершеннолетний мальчик.
34. Только в следующих случаях убийца не подвергается мщению: за нанесение бесчестия женщине, родственник ее (со стороны ли он отца, или со стороны матери, ближайший ли он или дальний, но если родство его к ней доказано, и он имеет право искать кровь ее может убить виновного, не подвергаясь сам со сторона родственников убитого им мщению.
35. Отец, убивший сына или дочь, не подлежать мщению.
36. Избавляется также от такового мщения и мук, убивший неверную жену свою или ее любовника, захваченных на месте преступления.
37. За убийство безродного бедняка, если это убийство случилось на пути следования его с товарищем, или в доме, гае он жил, – товарищ его или хозяин дома имеют право убить виновного на месте преступления, не подвергаясь мщению родственников его; если же со дня убийства бедняка (байгуш) пройдет несколько дней, то за кровь его пи товарищ, ни хозяин, не имеют права мстить и только могут требовать от виновного кровной чести.
38. В случаи убийства брата родным братом, дело остается в семействе и убийца считается канлы только перед отцом, матерью и другими родными братьями.
39. Если же убийца с убитым братья от разных матерей, то, буде есть другой брат от одной матери с убитым, ему принадлежит право мести.
40. Вообще в подобном случае все кончается в семействе, без всякого стороннего вмешательства.
41. Во всех же других случаях адат требует мщения за пролитую кровь.
42. Убийство женщины считается самым постыдным поступком, и потому за оное полагается двойное канлы, т. е за убитую женщину месть падает на убийцу и ближайшего его родственника и они оба канлы.
43. Если убийца, по совершении убийства, взял что-нибудь принадлежащее убитому, как то: лошадь, оружие или хотя малейшую вещь из его одежды, то за это полагается также двойное канлы.
44. Обязанность кровомщения лежит на ближайшем родственнике или друге, если нет родственника.
45. Если же нет ни того, ни другого, мстить за кровь знакомый, хозяин дома, короче – принять на себя обязанность мести считается особенною честью, и бесчестием, если кто уклоняется от этой обязанности или исполняет ее без настойчивости.
46 Первенство по кровомщению дается родственникам по мужской линии, а не по женской.
47. В прежнее время, права кровомщения были не ограничены; тогда участь канлы зависила единственно от хозяина крови, – он мог убить его или простить, не отвечая за это ни перед кем.
48. При таких правах, кровомщение, весьма очевидно, не только служило важным препятствием к прекращению кровной вражды, но нередко отдаляло надолго всякую возможность примирения. Все это не могло не обратить на себя внимания русской власти, и она в недавнее время нашла необходимым гарантировать личную безопасность канлы, на сколько было это возможным ограничив права по кровомщению запрещением безнаказанного убийства канлы или одного из его родственником и введением на место того правила – ссылать всякого убийцу административным порядком в арестантские роты в Сибирь.
49. Для прекращения вражды кровной, делается по адату между родственниками с обеих сторон примирение, а в некоторых случаях, с разрешения начальника Терской области, родственникам убитого предоставляется право требовать с убийцы материальное вознаграждение за кровь.
50. В случаях же, когда виновный не согласен сделать материального вознаграждения, или если он, по ограниченному своему состоянию, не может уплатить требуемой суммы, или же когда противная сторона не пожелает принять такового, виновный ссылается в арестантские роты или в Сибирь, административным порядком.
51. Самое незначительное нарушение порядка, установленного адатом при примирении, хотя бы и сделано это был без всякого умысла, самое малейшее неуважение к адату, замедляет примирение или делает его вовсе невозможным.
52. Как только совершено убийство кем-нибудь, убийца и все родственники его тотчас же должны удалиться с места, где совершено преступление, и скрываться где-нибудь в другом, ни под каким видом не показываясь на глаза родственникам убитого, пока последние не обнаружат согласие на примирение.
53. При согласии же таковых, почетные люди принимают деятельное участие в примирении прежде родственников убитого с родственниками убийцы: собираются князья, муллы и почетные старики и идут просить за последних прощения.
54. Если родственники убитого согласятся на просьбу почетных лиц, тогда последние приводят к ним родственников убийцы, которые делают при этом честь, выражаемую в «алыме», т. е. деньгах, жертвуемых ими обиженным убийством.
55. Алым обязателен только для родственников убийцы; если он принят, то ответчиком остается только один убийца; родственники же его тогда ни в каком случае не могут подвергаться мести.
56. Величина суммы алыма зависит от числа родственников убийцы, которые вносят для алыма деньги в следующем размере: семейство убийцы вносит 13 рублей, родной брат его, живущий отдельно, 3 руб., двоюродный брать 1 р. серебр. и так далее, смотря по степени родства, до 10 коп. серебрен.
57. На волю отпущенный убийцею холоп вносит наравне с двоюродным братом, и столько же вносят кровные родственники его.
58. Бывают случаи, что не успеют еще почетные согласить родственников убитого на примирение, как кто-нибудь из их убьет одного из родственников убийцы: тогда зачитывается кровь за кровь, и вражда прекращается между обеими сторонами, причем, однако обычное примирение все-таки соблюдается.
59. В противоположность этому иногда бывает, что убийство совершается и после сделания алыма; тогда поступают таким образом: все отданное в алым возвращается родственникам; дом виновного, за нарушение обычного порядка при алыме, сжигается.
60. Сам же виновный, если почетные лица, бывшие при отдаче алыма, не будут согласны простить ему от неуважения к обычаю, изгоняется из того общества, среди которого он жил, даже и тогда, если бы обе стороны сделали между собою примирение кровь за кровь.
61. За примирение между собою родственников убитого и убийцы следует ходатайство о прощении самого виновного в убийстве.
62. При этом соблюдается тот же самый порядок, как и в первом случае: снова собираются князья, муллы и почетные старики, идут к родственникам убитого и, стоя с непокрытыми головами, умоляют их о прощении убийцы и дозволении ему явиться перед ними с повинною.
63. Родственники убитого, ради обычая, на просьбу почетных не скоро должны соглашаться, хотя бы это и было против их желания.
64. Получив чрез посредничество почетных прощение от родственников убитого, убийца делает следующую честь: в сопровождении тех же почетных и своих родственников, идет он к родственникам убитого и приглашает их в свой дом, где заранее должны быть приготовлены сто рублей серебряною монетою, оседланная лошадь и ружье.
65. Когда соберутся в дом все родственники, убийца, прежде всего, без шапки, с отращенными на голове волосами, обязан обойти всех их, кланяясь каждому и испрашивая прощение, а потом уже обходит с угощением. На другой же день делается на счет виновного полный обед. Этим оканчивается вражда и обе стороне делаются между собою кровными родственниками.
66. Что же касается денег, лошади и ружья, то от желания обиженных зависит брать или не брать таковые.
67. В случаях же, когда убийца получит прощение, но по каким-либо обстоятельствам еще не сделал кровную честь, ему назначается хозяином крови граница, чрез которую он не должен переходить, пока не совершится окончательное примирение.
68. Если он будет убит за назначенною границею, то виновный подвергается мщению, и на оборот – если будет убит вне границы, кровь его пропадает.
69. При убийстве в драке двух лиц из разных фамилий, кровь одного зачитывается за кровь другого.
70. При убийстве двух лиц из одной фамилии, выходят в канлы двое: виновный и ближайший его родственнику одним словом, число канлы с одной стороны зависит от числа убитых с другой.
71. В старое время существовал обычай на счет канлы по сословиям; теперь же он потерял свое значение и заменился обычаем, одинаковым для всех сословий.
72. Только за убийство, совершенное холопом, отвечает за него владетель его, т. е. делался канлы.
73. За убийство же, совершенное холопом князя выходит в канлы сам убийца, а не князь.
74. За исключением тех случаев, когда убийца известен, или сам сознался, у кумык существует следующий порядок для открытия неизвестного убийцы: подозреваемый может обвиняться свидетелями или докащиком.
75. Найденная же на месте преступления вещь убийцы, или если убитый перед смертью назовет убийцу, считаются только уликами, навлекающими подозрение на виновного.
76. Если же подозреваемый, по каким-либо обстоятельствам, в убийстве не сознается, назначается ему 12 тусевов (прежде полагалось 40), которое присягою обвиняют или оправдывают его.
77. Если же в убийстве, происшедшему в драке нескольких лиц, подозреваются трое или и того больше, то ближайший родственник убитого выбирает в канлы одного из них.
78. Если этот укажет на других, считая себя не виновным в убийстве, то ему предоставляется адатом право назначить остальным тусевов, каждому по 12; в случае, если они оправдаются тусевами, то убийцею остается он.
79. В убийстве женщины женщиною же, с последнею поступается точно так же, как и с мужчиною, т. е. убийца выходит в канлы.
80. Если же виновная в убийстве не сознается, то назначаются ей тусевы из женщин – одинаковое число с мужчиною.
81. Но от произвола родственников убитой зависит назначить убийце в тусевы и мужчин: тогда, в первом случае, по обвинению, выходит в канлы сама убийца, а во втором – ближайший убийцы родственник.
82. При примирении честь делается, как и между мужчинами.
83. Нанесший рану каким бы то ни было оружием, тупым или острым, если пораненный умер именно от этой раны, не простив виновного, – выходит в канлы.
84. Если же в этом участвовало несколько лиц, то, по освидетельствовании туземными лекарями ран и определении, от которой из них произошла смерть, – делается главным канлы тот, кто нанес эту рану, а остальные выходят в «ирчель канлы», т. е. канлы на один год.
85. Размер платы за кровь убитого не определен, а зависит от желания обиженной стороны и доходит иногда до значительной цифры.

Поранение.

86. При всяком поранении, с увечьем или без увечья, исполняется тот же самый порядок, как и при убийстве. Также виновная должна скрываться где-нибудь вместе с ее родственниками; точно также почетные люди являются посредниками между обеими сторонами и примиряют их.
87. Для достижения этой цели, почетные, тотчас же после поранения, берут с собою одного барана, 1 1/2, фунта меду, 2 фунта масла, одну сабу пшеничной муки и холста на перевязку, на все время лечения раненого, и идут к раненому в дом. Здесь они упрашивают его простить виновного и дозволить ему явиться к нему.
88. Если раненый простит виновного, последний является к нему и ухаживает за ним во все время лечения его, а по совершенном уже выздоровлению его, делает обыкновенную ему честь, т. е. ранивший делает угощение раненому .
89. Если виновный по званию своему ниже раненого, то идет в дом последнего со всем нужным для угощения; если же выше, то приглашает его вместе с его родственниками в свой дом.

Страницы: 1 2

Все опции закрыты.

Комментарии закрыты.

Локализовано: Русскоязычные темы для ВордПресс