Хидоя Том 1 Часть 1

Бурхануддин Маргинани

ХИДОЯ

КОММЕНТАРИИ МУСУЛЬМАНСКОГО ПРАВА

В двух частях, четырех томах Часть 1
Тома I—II

УДК 28-428
ББК 86.38-4
М25

Ответственный редактор, автор предисловия, вступительной статьи и научных комментариев доктор юридических наук, профессор А.Х. САИДОВ
Перевод с английского под редакцией Н.И. ГРОДЕКОВА
Маргинани, Бурхануддин.
М25 Хидоя. Комментарии мусульманского права : в 2 ч. Ч. 1. Т. I—11 / пер. с англ. ; под ред. Н.И. Гродекова ; отв. ред., авт. предисл., вступ. ст. и науч. комм. проф. А.Х. Саидов. – М.: Волтерс Клувер, 2010. — 808 с.
ISBN 978-5-466-00185-3 (в пер.)
«Хидоя фи фуру ал-фикх» – «Хидоя. Комментарии мусульманского права» – фун¬даментальное произведение, посвященное обширному анализу мусульманского права (шариата), написано в XII в. знаменитым исламским факихом-правоведом, уроженцем Мавераннахра Бурхануддином Маргинани. В трактате комментируются точки зрения ученых-юристов школы ханифитов суннитского направления ислама, а также предста¬вителей других юридических мазхабов по различным вопросам шариата: освещаются требования мусульманских обрядов, анализируются нормы брачно-семейных, наслед¬ственных, имущественных, финансовых и иных правоотношений в сфере граждан¬ского права, раскрываются юридические аспекты, связанные с преступлениями и на¬казаниями, регламентируются процессуальные особенности рассмотрения дел в суде, рассматриваются различные правовые аспекты повседневной жизни и деятельности людей.
«Хидоя» Бурхануддина Маргинани до настоящего времени изучается и служит основным руководящим пособием в медресе и мусульманских университетах стран Вос¬тока, где шариат, главным образом учение правовой школы ханифитов, по-прежнему сохраняет свое влияние.
Книга рассчитана на правоведов, историков, востоковедов, религиоведов, а также всех интересующихся историей стран Востока и мусульманским правом.
УДК 28-428 ББК 86.38-4
© Саидов А.Х., предисловие, вступительная статья, научные комментарии, 2008
ISBN 978-5-466-00185-3 © Волтерс Клувер, 2008, 2010

ОГЛАВЛЕНИЕ
ПРЕДИСЛОВИЕ
«ХИДОЯ» БУРХАНУДДИНА МАРГИНАНИ –
УНИКАЛЬНЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ПАМЯТНИК ИСЛАМА
Краткое изложение содержания «Хидои»
ТОМ I. КНИГИ I-VI.
КНИГА I. О ЗАКАТЕ
Глава I. ВВЕДЕНИЕ
Глава II. О ЗАКАТЕ С САВАИМ, ТО ЕСТЬ СО СТАД И СКОТА
Раздел I. О закате с верблюдов и тому подобного
Раздел II. О закате с рогатого скота
Раздел III. О закате с коз
Раздел IV. О закате с лошадей
Раздел V. О закате с козлят, телят и верблюжат
Глава III. О ЗАКАТЕ С ЛИЧНОЙ ДВИЖИМОСТИ
Раздел I. О закате с серебра
Раздел II. О закате с золота
Раздел III. О закате с личной движимости
Глава IV. О ЗАКОНАХ ОТНОСИТЕЛЬНО ЛИЦ,
ЯВЛЯЮЩИХСЯ ПЕРЕД СБОРЩИКОМ
Глава V. О РУДНИКАХ И КЛАДАХ
Глава VI. О ЗАКАТЕ С ПРОИЗВЕДЕНИЙ ЗЕМЛИ
Глава VII. ОБ УПЛАТЕ ЗАКАТА И О ТЕХ ЛИЦАХ,
В ПОЛЬЗУ КОТОРЫХ ОН ОБРАЩАЕТСЯ
Глава VIII. О САДАКА-ФИТР
Раздел. О количестве садака-фитр и о сроках
обязательности и уплаты его
КНИГА II. О НИКАХ, ИЛИ БРАКЕ
Глава I. ВСТУПЛЕНИЕ
Раздел. О запрещенных степенях родства и свойства при совершении брака; то есть о женщинах, с которыми можно законно сочетаться браком и о таких, брак с которыми является незаконным
Глава II. ОБ ОПЕКЕ И РАВЕНСТВЕ МЕЖДУ
БРАЧАЩИМИСЯ СТОРОНАМИ
Раздел. О кафаате, или равенстве
Раздел. О доверенности или полномочии
на заключение брака
Глава III. О МАХРЕ, ИЛИ ПРИДАНОМ (БРАЧНЫЙ ДАР, ВЕНО)
Раздел. О вене неверных и чужестранцев, не обусловленном предварительно, и о вене, состоящем из падали
Глава IV. О БРАКАХ РАБОВ
Глава V. О БРАКАХ НЕВЕРНЫХ
Глава VI. О КИСМЕ, ИЛИ РАЗДЕЛЕНИИ
БРАЧНОГО СОЖИТЕЛЬСТВА
КНИГА III. О РИЗА, ИЛИ МОЛОЧНОМ РОДСТВЕ
КНИГА IV. О ТАЛАКЕ, ИЛИ РАЗВОДЕ
Глава I. О ТАЛАКУ-ССУННА, ИЛИ ПРАВИЛЬНОМ РАЗВОДЕ
Раздел
Глава II. О СОВЕРШЕНИИ РАЗВОДА
Раздел
Раздел
Раздел. О разводе через сравнение и о различных видах его
Раздел. О разводе до соития
Глава III. О ПОЛНОМОЧИИ НА РАЗВОД
Раздел I. Об ихтиаре, или полномочии по желанию
Раздел II. Об алямру-фильяди, или свободе
Раздел III. О машейяте, или повелении
Глава IV. О РАЗВОДЕ ЧЕРЕЗ АЙМАН, ИЛИ УСЛОВНУЮ КЛЯТВУ
Раздел. Об оговорке, или исключении
Глава V. О РАЗВОДЕ БОЛЬНЫХ
Глава VI. О РАДЖЪАТЕ, ИЛИ ВОЗВРАЩЕНИИ
К РАЗВЕДЕННОЙ ЖЕНЕ
Раздел. Об обстоятельствах, при которых разведенная жена делается законною для своего мужа
Глава VII. ОБ ЙЛА
Глава VIII. О ХУЛЬА
Глава IX. О ЗИХАРЕ
Раздел. Об искуплении
Глава X. О ЛЕАНЕ, ИЛИ ВЗАИМНОМ ПРОКЛЯТИИ
Глава XI. О МУЖСКОМ БЕССИЛИИ (ИМПОТЕНЦИИ)
Глава XII. ОБ ИДДАТЕ
Раздел. О хидаде, или трауре
Глава XIII. ОБ УСТАНОВЛЕНИИ ПРОИСХОЖДЕНИЯ РЕБЕНКА
ГлаваXIV. ОХИЗАНАТЕ, ИЛИ ПОПЕЧЕНИИ О МАЛОЛЕТНИХ ДЕТЯХ
Раздел
ГлаваXV. О НАФАКА, ИЛИ СОДЕРЖАНИИ
Раздел I. О нафака жены
Раздел II
Раздел III
Раздел IV
Раздел V
Раздел VI
КНИГА V. ОБ ИТТАКЕ, ИЛИ ОТПУЩЕНИИ НА ВОЛЮ РАБОВ
КНИГА VI. ОБ АЙМАНАХ, ИЛИ КЛЯТВАХ
Глава I. ВВЕДЕНИЕ
Глава II. О ТОМ, ЧЕМ УСТАНАВЛИВАЕТСЯ КЛЯТВА, ИЛИ ОБЕТ, И ЧЕМ ОНА НЕ УСТАНАВЛИВАЕТСЯ
Глава III. О КАФАРАТЕ, ИЛИ ИСКУПЛЕНИИ
Глава IV. О КЛЯТВАХ ПО ОТНОШЕНИЮ К ВХОДУ В КАКОЕ-ЛИБО МЕСТО ИЛИ ПРЕБЫВАНИЮ В НЕМ
Глава V. О КЛЯТВАХ ПО ОТНОШЕНИЮ К РАЗЛИЧНЫМ ДЕЙСТВИЯМ, КАК ТО: ПРИБЫТИЮ, ОТБЫТИЮ, ВЕРХОВОЙ ЕЗДЕ И Т.П.
Глава VI. ОБ ОБЕТАХ ПО ОТНОШЕНИЮ К ПИЩЕ И ПИТЬЮ
Глава VII. ОБ ОБЕТАХ ПО ОТНОШЕНИЮ
К РЕЧИ И РАЗГОВОРАМ
Раздел
Глава VIII. ОБ ОБЕТАХ ОТНОСИТЕЛЬНО
ОТПУЩЕНИЯ НА ВОЛЮ И РАЗВОДА
Глава IX. ОБ ОБЕТАХ ОТНОСИТЕЛЬНО
КУПЛИ-ПРОДАЖИ, БРАКА И Т.П.
Глава X. ОБ ОБЕТАХ ОТНОСИТЕЛЬНО
ПАЛОМНИЧЕСТВА, ПОСТА И МОЛИТВЫ
Глава XI. ОБ ОБЕТАХ ОТНОСИТЕЛЬНО
ОДЕЖД И УКРАШЕНИЙ
Глава XII. ОБ ОБЕТАХ ОТНОСИТЕЛЬНО
УДАРОВ, УБИЙСТВА И Т.П.
Глава XIII. ОБ ОБЕТАХ ОТНОСИТЕЛЬНО
УПЛАТЫ ДЕНЕГ
Глава XIV. О РАЗЛИЧНЫХ СЛУЧАЯХ

ТОМ II. КНИГИ VII-XXII.
КНИГА VII. О ХУДУДЕ, ИЛИ НАКАЗАНИЯХ
Глава I. О ЗИНА, ИЛИ БЛУДОДЕЯНИИ
Раздел. О способе наказания и исполнении его
Глава II. О НАКАЗУЕМОМ И НЕНАКАЗУЕМОМ
ПЛОТСКОМ СОВОКУПЛЕНИИ
Глава III. О ДОКАЗАТЕЛЬСТВАХ БЛУДОДЕЯНИЯ
И ОБ ОТРЕЧЕНИИ ОТ ПРЕДСТАВЛЕННЫХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
Глава IV. О ХАДДИ-ШУРБ, ИЛИ НАКАЗАНИИ
ЗА УПОТРЕБЛЕНИЕ ВИНА
Глава V. О ХАДДИ-КАЗФЕ, ИЛИ НАКАЗАНИИ
ЗА КЛЕВЕТУ
Глава VI. О ТААЗИРЕ, ИЛИ НАКАЗАНИИ
ПО УСМОТРЕНИЮ
КНИГА VIII. О САРАКЕ, ИЛИ ВОРОВСТВЕ
Глава I. ВВЕДЕНИЕ
КНИГА IX. О СИЯРЕ, ИЛИ ПОСТАНОВЛЕНИЯХ
КНИГА X. О ЗАКОНАХ ОТНОСИТЕЛЬНО ЛАКЫТОВ,
ИЛИ НАЙДЕНЫШЕЙ
КНИГА XI. О ЛУКАТА, ИЛИ НАХОДКАХ
КНИГА XII. ОБ ИБАКЕ, ИЛИ БЕГСТВЕ РАБОВ
КНИГА XIII. О МАФКУДАХ, ИЛИ БЕЗ ВЕСТИ ПРОПАВШИХ
КНИГА XIV. О ШИРКАТЕ, ИЛИ ТОВАРИЩЕСТВЕ
Раздел
Раздел. О товариществах, не имеющих силы
Раздел
КНИГА XV. О ВАКФАХ
Раздел
КНИГА XVI. О КУПЛЕ-ПРОДАЖЕ
Глава I. ВВЕДЕНИЕ
Глава II. О СВОБОДНОМ ВЫБОРЕ УСЛОВИЙ
Глава III. О СВОБОДЕ ВЫБОРА ОСМОТРА
Глава IV. О ПРАВЕ ОТКАЗА ПО ПРИЧИНЕ
НЕДОСТАТКОВ КУПЛЕННОЙ ВЕЩИ
Глава V. О НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ, НИЧТОЖНЫХ
И НЕПРИСТОЙНЫХ ПРОДАЖАХ
Раздел. О законах, касающихся недействительных продаж
Раздел. О непристойной купле и продаже
Глава VI. ОБ АКАЛЕ, ИЛИ РАСТОРЖЕНИИ ПРОДАЖИ
Глава VII. О МУРАБИГАТЕ И ТАВЛИАТЕ, ТО ЕСТЬ
ПРОДАЖАХ РАДИ ПРИБЫЛИ И ДРУЖБЫ
Раздел
Глава VIII. О РИБА, ИЛИ ЛИХВЕ
Глава IX. О ПРАВАХ И ПРИНАДЛЕЖНОСТЯХ
Глава X. ОБ ИСКАХ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫХ ТРЕТЬИМИ ЛИЦАМИ ОТНОСИТЕЛЬНО ПРЕДМЕТА ПРОДАЖИ
Раздел. О продаже чужого имущества без согласия собственника
Глава XI. О ПРОДАЖАХ САЛЯМ
Раздел. Разные случаи
КНИГА XVII. О ПРОДАЖЕ САРФ
КНИГА XVIII. О КАФАЛЯТ, ИЛИ ПОРУЧИТЕЛЬСТВЕ
Глава I. ВВЕДЕНИЕ
Раздел. О заминах, или поруках
Глава II. О ПОРУЧИТЕЛЬСТВЕ ДВУХ ЛИЦ
Глава III. О ПОРУЧИТЕЛЬСТВЕ СВОБОДНЫХ
ЗА РАБОВ И РАБОВ ЗА СВОБОДНЫХ
КНИГА XIX. О ГАВАЛИТЕ, ИЛИ ПЕРЕВОДЕ ДОЛГА
КНИГА XX. ОБ ОБЯЗАННОСТЯХ КАЗИЯ
Глава I. ВВЕДЕНИЕ
Раздел. О тюремном заключении
Глава II. ОБ ОТНОШЕНИЯХ ОДНОГО КАЗИЯ
К ДРУГОМУ
Раздел
Глава III. О ТРЕТЕЙСКОМ РАЗБИРАТЕЛЬСТВЕ
Раздел. Различные случаи, относящиеся
к судебным определениям
Глава IV. О ПОСТАНОВЛЕНИЯХ КАЗИЯ,
КАСАЮЩИХСЯ НАСЛЕДСТВА
Раздел
КНИГА XXI. О ШАГАДАТЕ, ИЛИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВАХ
Глава I. ВВЕДЕНИЕ
Раздел
Глава II. О ПРИНЯТИИ И ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ
ДОКАЗАТЕЛЬСТВ
Глава III. О РАЗНОГЛАСИИ СВИДЕТЕЛЕЙ
В ИХ ПОКАЗАНИЯХ
Глава IV. О ДОКАЗАТЕЛЬСТВАХ В ДЕЛАХ
О НАСЛЕДСТВЕ
Глава V. ОБ УДОСТОВЕРЕНИИ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА
Раздел
КНИГА XXII. ОБ ОТРЕЧЕНИИ ОТ ПОКАЗАНИЯ
ПРИЛОЖЕНИЯ
ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ
АРАБСКИХ ЮРИДИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ
УКАЗАТЕЛЬ НАЗВАНИЙ УПОМЯНУТЫХ СОЧИНЕНИЙ
УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН СОБСТВЕННЫХ
УКАЗАТЕЛЬ ТОПОГРАФИЧЕСКИХ НАЗВАНИЙ

ПРЕДИСЛОВИЕ
В последнее время значительно возрос научно-познавательный, практико-прикладной и учебно-педагогический интерес к мусульманскому праву. В силу этих и других причин появляются посвященные ему современные исследования и переиз¬даются книги, впервые опубликованные более века тому назад .
На протяжении более 14 веков исламская цивилизация подарила миру великое множество ученых во многих областях знаний (медицина, математика, астрономия, теология, философия, история и т. д.), вместе с этим шло интенсивное развитие нау¬ки в области мусульманского правоведения (фикх). В книге «Хидоя» известного факиха Бурхануддина Маргинани получили освещение именно вопросы фикха. Она содержит широкий комплекс правовых норм, регулирующих различные стороны жизни последователей ислама с учетом местных обычаев и традиций. Это четырех¬томное фундаментальное произведение было издано в 1893 г. в Ташкенте под редак¬цией военного губернатора Сырдарьинской области Н.И. Гродекова .
«Хидоя фи фуру ал-фикх» — «Хидоя. Комментарии мусульманского права» — фундаментальное произведение, посвященное доскональному анализу мусульман¬ского права (шариата), написано в XII в. знаменитым исламским факихом-правоведом Бурхануддином Маргинани. Комментарии «Хидои» в прошлом широко исполь¬зовались в правовой практике среди мусульман многих стран: Центральной Азии, Северного Кавказа и Поволжья, Турции, Индии, арабского Востока, где господ¬ствующее положение занимало юридическое учение школы ханифитов суннитского направления ислама. И в настоящее время «Хидоя» служит в качестве одного из ос¬новных учебных пособий в странах зарубежного Востока, где шариат (главным об¬разом ханифитский мазхаб права) по-прежнему сохраняет свое влияние, изучается в медресе и университетах этих стран как руководящее начало правовых и нравствен¬но-этических знаний.
В «Хидое» наряду с комментариями и правовыми заключениями Бурхануддина Маргинани по вопросам шариата излагаются точки зрения всех имамов ханифитского мазхаба, а также представителей других юридических школ ислама. В кни¬ге подробно освещаются требования исламских обрядов, анализируются правовые и моральные нормы, касающиеся брачно-семейных и наследственных отношений, раскрываются различные аспекты имущественных и финансовых правоотношений, комментируются нормы и общие принципы шариата о преступлениях и наказаниях, о гражданском праве, суде и процессуальных вопросах, о запретах и разрешениях в повседневной жизни и деятельности людей.
Потребность в переиздании книги Бурхануддина Маргинани «Хидоя» обуслов¬ливается прежде всего ее фундаментальностью и оригинальностью. Другим важным аргументом переиздания является библиографическая редкость этой книги, выпу¬щенной в свет в 1893 г. тиражом всего лишь в 400 экземпляров . Более того, до на¬стоящего времени этот капитальный труд Бурхануддина Маргинани остается един¬ственным полным комментарием мусульманского права на русском языке. Аналогов этой работе на постсоветском пространстве на сегодня нет.
Мы не намерены пересказывать содержание этого произведения. Пусть читатель сам составит о нем собственное мнение. Ограничимся лишь биографией Н.И. Гродекова — инициатора русского издания «Хидои» Бурхануддина Маргинани.
Н.И. Гродеков оставил заметный след в различных сферах деятельности: в поли¬тике, экономике, науке, общественной жизни и литературе. К сожалению, имя его надолго оказалось забытым. Имя Н.И. Гродекова известно сейчас в основном уче¬ным — специалистам по истории Центральной Азии и Дальнего Востока. Широким читательским кругам оно не говорит ничего, а печатные работы Н.И. Гродекова не¬доступны, ибо давно уже стали библиографической редкостью и далеко не все из них можно найти даже в крупнейших библиотеках.
Николай Иванович Гродеков родился в 1843 г. в городе Елизаветграде. Выходец из обедневшей семьи офицера, он получил прекрасное образование: закончил Алек¬сандровский кадетский корпус, Константиновское военное училище и Николаев¬скую академию Генерального штаба. Впрочем, его военная карьера делалась совсем не в штабах, а на полях сражений. Так, он участвовал в подавлении Польского вос¬стания, взятии Хивы, русско-турецкой войне 1877-1878 гг., Ахалтекинской экспе¬диции. В качестве командующего войсками округа Гродеков провел молниеносную операцию по разгрому китайских войск и оккупации Маньчжурии. Практически вся его служба, от поручика и до полного генерала, с 19 до 63 лет проходила в отдален¬ных пограничных районах Российской империи: Прибалтика, Кавказ, Центральная Азия, Дальний Восток .
Служба на Кавказе принесла Гродекову боевой опыт, он был награжден золотым оружием и орденом св. Станислава II степени.
В Туркестанском военном округе тридцатилетний Н.И. Гродеков стал полковни¬ком, участвовал в пяти боевых походах и был награжден орденом св. Георгия Осте¬пени. Эта награда давала право потомственного дворянства с занесением имени его владельца на мраморные стены Георгиевского зала в московском Кремле.
1883 г. Н.И. Гродеков стал генералом, военным губернатором Сырдарьинской области.
С 1893 г. он был помощником Приамурского генерал-губернатора. С 1898 по 1902 г. – генерал губернатор и командующий войсками Приамурского военного ок¬руга. В 1902 г. назначен членом Государственного совета, в 1905 г. – постоянным членом Совета государственной обороны, в начале 1906 г. – командующим войска¬ми на Дальнем Востоке. Последней должностью Н.И. Гродекова стало назначение его в 1906 г. генерал-губернатором Туркестанского края.
По своим политическим воззрениям Н.И. Гродеков принадлежал к консервато¬рам, придерживался крайне правых взглядов. Поэтому все его практические дейст¬вия были направлены на то, чтобы в России не было почвы для революции и возмож¬ностей для разного рода социальных экспериментов. По его мнению, только внут¬ренняя и внешняя стабильность могли стать основой для поступательного развития России. Но, при всем своем неприятии либералов и революционеров, Н.И. Гродеков не считал возможным принимать участие в политических репрессиях, выходить за рамки существующих законов.
Как губернатор НгИ. Гродеков считал главной своей задачей защиту интересов вверенной ему территории и населения, на ней проживающего. При этом он не счи¬тал возможным отдавать предпочтение кому-либо по национальным, классовым или сословным признакам или идти на поводу у столичных чиновников. Так, являясь Сырдарьинским губернатором, он разместил в Средней Азии несколько тысяч рус¬ских «самовольных переселенцев». При этом Н.И. Гродеков не только не побоялся пойти на конфликт с Министерством внутренних дел, защищавшим интересы поме¬щиков в Европейской России, боявшихся потери «дешевых рабочих рук», но и на¬шел средства на обустройство новоселов, приобретение для них инвентаря, рабочего скота, саженцев и прочего.
Во время службы на Дальнем Востоке он изыскал деньги и на то, чтобы повысить в полтора раза жалование учителям и открыть 37 новых школ и другие учебные за¬ведения. В 1900 г. генерал-губернатор остановил антикитайские погромы во вверен¬ном ему крае и тем самым спас от уничтожения многие тысячи ни в чем не повин¬ных людей. В свою бытность Туркестанским генерал-губернатором Н.И. Гродеков выступал в защиту местного населения, против политики Переселенческого управ¬ления, отчуждавшего земли для русских переселенцев.
Несмотря на все свои достижения в области политики, военного дела, админист¬ративной службы, Н.И. Гродеков известен в наше время больше (и в основном) как ученый и общественный деятель. Особое признание во всем мире получили его эт¬нографические исследования малоизвестных европейской науке районов Централь¬ной Азии. В 1889 г. Н.И. Гродеков был избран действительным членом Русского гео¬графического общества.
Н.И. Гродеков был автором таких крупных работ, как «Через Афганистан» (1879) ; «Хивинский поход 1873 года» (1883) ; «Война в Туркмении» (1883-1884) ; «Киргизы и каракиргизы Сырдарьинской области» (1889) ; «Хидоя. Комментарии мусульман¬ского права» (перевод с английского, 1893). Его статьи по истории, экономике, эт¬нографии народов Центральной Азии печатались в «Военном сборнике», «Русском инвалиде», «Новом времени» и других авторитетных периодических изданиях. Он придерживался политики невмешательства во внутренние дела местного населения, уважал его обычаи и традиции. В условиях доставшегося нам от прошлого века про¬тивостояния западной цивилизации и религиозного экстремизма Н.И. Гродеков с его точными и тщательными исследованиями мусульманской души более чем совре¬менен.
Весьма значим вклад Н.И. Гродекова в научную, культурную и общественную жизнь Дальнего Востока. С его именем связано создание в Хабаровске художествен¬ного музея (ныне Государственный музей Дальнего Востока им. Н.И. Гродекова). «В крае нужна картинная галерея, необходимость такого рода учреждения вполне назрела, так как потребности эстетические, особенно в области живописи и ваяния, остаются совершенно неудовлетворенными», — писал он с самой окраины империи. При Н.И. Гродекове была открыта первая в Приамурском крае публичная библио¬тека, началось строительство естественно-исторического музея, открыты несколькс гимназий, семинарий, кадетский корпус и второй вуз во всей Азиатской России – Восточный институт.
Слава просветителя Востока России досталась Н.И. Гродекову не «по случаю» его крупных чинов. Генерал от инфантерии сам просматривал все книги, поступав¬шие в библиотеку, помогал их обрабатывать и лично написал более 700 карточек для каталога. Покровительствуя обществу трезвости Никольско-Уссурийской волости, подписал ему на свои деньги два журнала — «Нива» и «Природа и люди» на 1902 г. Свою библиотеку, богатые азиатские коллекции, 14 тыс. руб. и другие ценности Ни¬колай Иванович завещал в дар городу Хабаровску.
Главная задача данного переиздания — желание полнее показать историю разви¬тия традиционного ханифитского мазхаба права. «Хидоя» Бурхануддина Маргинани дает читателю возможность увидеть многообразие правовых форм бытования ислама на территориях широкого распространения ханифитского мазхаба в широком исто¬рическом контексте, на широком культурологическом фоне. На сегодняшний день это главный и единственный источник концентрированной информации об истории мавераннахрской школы фикха.
Настоящее издание снабжено вводной статьей, необходимыми научными ком¬ментариями, справочным аппаратом — указателями и словарями, разъясняющими ключевые правовые понятия, основные исламские институты права.
Книга адресована не только специалистам (востоковедам, юристам, религиове¬дам, историкам, философам, социологам, культурологам, политологам и т.д.), но и более широкому кругу читателей — преподавателям, учителям, студентам, журнали¬стам, нынешним мусульманским деятелям, будущим имамам и улемам, а также всем читателям, интересующимся историей Востока и историческими аспектами мусуль¬манского права.
Надеемся, что фундаментальное издание «Хидоя. Комментарии мусульманского права» Бурхануддина Маргинани, исторически высоко оцененное всем мусульман¬ским миром, и сегодня найдет своего заинтересованного и благодарного читателя.
Ответственный редактор и издательство будут признательны всем, кто пришлет свои замечания и предложения по настоящему переизданию.
А.Х. СЛИДОВ, доктор юридических наук, профессор

«ХИДОЯ» БУРХАНУДДИНА МАРГИНАНИ – УНИКАЛЬНЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ПАМЯТНИК ИСЛАМА
Восток — одна из колыбелей мировой цивилизации. Известно, какое великое философско-культурное и историко-правовое наследие оставили нам народы Мавераннахра. К сожалению, обо всем этом большинство из нас знает лишь в общих чертах. Между тем даже чуть более подробное знакомство с этим огромным пластом истории, религии, культуры и права — не удовлетворение праздного любопытства, а скорее долг каждого культурного и интеллигентного человека. Без исторической, культурной, духовной памяти трудно рассчитывать на нормальное будущее. Кроме того, знакомство с этим великим наследием поможет еще раз понять, что у людей всех времен и народов есть общие человеческие ценности, что все мы — дети одной великой семьи — человечества.
Взаимовлияние и взаимодействие различных правовых культур и традиций су¬ществовали всегда и всюду, будучи одним из источников обогащения правопони- мания и духовного мира человека. Как правило, из слияния и смешения различных культур рождались новые народы и нации, новые цивилизации и традиции.
Ислам: шариат, фикх и мусульманское право . Ислам, возникнув как религия в VII в. н. э., постепенно становился верой и идеологией, философией и образом жиз¬ни мусульман. В этом смысле он сыграл важнейшую для судеб Востока роль объеди¬нителя различных культур, традиций, обычаев, содействовал слиянию и культурно¬му взаимообогащению народов, а также формированию на базе исламской цивили¬зации новых культур и народов .
Исламская цивилизация восприняла и в дальнейшем передала европейцам са¬мые разнообразные достижения античных греков, а также более поздних эпох элли¬низма и древнеримского господства на Ближнем Востоке, усвоив также определен¬ные элементы арамейской, иранской, индийской, китайской культур. Уже в первом столетии существования ислама мусульмане появились в Индии и Испании, на за¬паде Китая и на юге Франции. Особенно показательно межкультурное и межнацио¬нальное взаимодействие происходило в мусульманской Испании или, как ее назы¬вают арабы, в стране ал-Андалус .
Для Османской империи — конгломерата различных народов и чрезвычайно пе¬стрых в национально-культурном отношении государств — ислам нередко был един¬ственной связующей нитью. Он выступал не только как государственная религия и официальная идеология, но и как цементирующее начало в жизни столь неоднород¬ной державы и пестрого в национально-конфессиональном отношении общества, как мощный культуротворящий фактор, несмотря на значительную долю немусуль¬ман в ее населении.
Прежде всего представляется весьма важным несколько подробнее остановиться на вопросе: « Что такое шариат?».
Шариат — одна из важных сторон ислама. «Аш-Шари’а», или шариат, что в пере¬воде с арабского означает «прямой, правильный путь», является комплексом закреп¬ленных прежде всего Кораном и сунной предписаний, которые определяют убежде¬ния, формируют нравственные ценности и религиозную совесть мусульман, а также выступают источниками конкретных норм, регулирующих их поведение.
Как справедливо отмечает ведущий российский исследователь мусульманского права профессор Л.P. Сюкияйнен, термин «мусульманское право» можно использо¬вать в двух основных значениях . В широком смысле под ним следует понимать ком¬плекс тесно взаимосвязанных и дополняющих друг друга норм, относящихся к раз¬личным видам социальных регуляторов, среди которых могут быть обнаружены как юридические, так и религиозные, нравственные правила поведения и обычаи. Для обозначения же целостного мусульманского механизма социального регулирования допустимо применять термин «шариат», который в узком смысле не соответствует понятию мусульманского права. В последнем значении данное право представляет собой систему юридических норм, которые тесно связаны с религиозным сознанием и выступают прежде всего в качестве правовых регуляторов, обеспечиваемых госу¬дарством. В настоящей работе мусульманское право рассматривается преимущест¬венно в широком смысле, как синоним термина «шариат».
Мусульманское право продолжает оставаться одной из крупных правовых сис¬тем современного мира. Оно содержит нормы, регулирующие все основные стороны человеческих взаимоотношений: в сфере семьи, общества, государства. Шариат — это свод правил поведения для правоверного мусульманина от его рождения до смерти . Он содержит религиозные, нравственно-этические и правовые нормы, не разделяя их на религию, мораль и право. Шариат берет начало в Коране и считает право пло¬дом божественных установлений, а не продуктом человеческого разума и социаль¬ных условий.
Шариат — философия права ислама, для которого характерна синкретичность, т.е. нерасчлененность многих сфер духовной, светской и практической деятельности мусульманина — слитность религиозной и светской власти. Он включает в себя как право — фикх, морально-поведенческие наставления, так и предписания мусуль¬манского культа — регламентацию молитв, поста, праздников, других обязанностей последователей ислама.
Шариат содержит множество предписаний, регулирующих почти все сферы жиз¬недеятельности правоверного мусульманина: жить честно, своим трудом, не убивать, помогать бедным, нищим, сиротам, не воровать, не обижать других, сдерживать дан¬ное слово, заботиться о родителях, кормить жену и детей, не изменять в браке, уметь прощать, быть терпеливым и праведным, не пьянствовать, не увлекаться азартными играми и т. д.
Слово «шариат» в определенной степени тождественно слову «поведение», отсю¬да обоснованно вынесенный приговор называют «праведным» — «шар’и», т.е. соот¬ветствующим шариату.
Шариат состоит из двух частей: теологии, или принципов веры («акида»), и пра¬ва («фикха»). Фикх, или мусульманское право, в свою очередь делится на две части: первая указывает мусульманину, какой должна быть его линия поведения по отно¬шению к себе подобным («муамалат»); вторая предписывает обязательства по отно¬шению к Аллаху («ибадат»). Эти две части фикха составляют предмет юридической науки в том виде, в каком она была определена и изучена различными мазхабами (по-арабски — «пути следования»), или мусульманскими правовыми школами.
В исламе все отрасли знаний делятся на три раздела, три отличающихся друг от друга области науки: «ал-арабият», «аш-шариат», «ал-хикамият». Если «ал-арабият» включал романтику, поэзию, лексикологию и другие дисциплины, то «ал-хиками¬ят» — философию, математику, астрологию и др. Шариат охватывает шесть научных дисциплин:
1) илм ат-Тафсир ал-Куран — наука толкования Корана ;
2) илм ал-хадис — наука, собирающая и изучающая высказывания Мухаммада (хадисоведение) ;
3) илм ал-калам или Усуль ад-Дин — наука, изучающая теоретические основы религии;
4) илм усул-фикх — наука, изучающая основы и источники фикха;
5) илм фуру ал-фикх — наука о «ветвях» фикха, практический фикх;
6) илм ал-фараиз — наука о разделе имущества покойного среди его наследни¬ков (наследственное право).
Основная часть шариата, объединяющая в себе правовые нормы, называется фикхом, или «фуру ал-фикх» (ветви фикха), т.е. прикладным фикхом. «Фикх» (по- арабски — «ясное представление», «знание») первоначально отождествлялся с ша¬риатом и считался наукой о мусульманском праве.
Слово «факих» первоначально идентифицировалось со словом «ученый», кото¬рое впоследствии стали использовать применительно к комментаторам Корана. Се¬годня термин «факих» употребляется в значении «знаток мусульманского права».
Фикх занимается претворением правовых норм жизни мусульманского общест¬ва в практику. Именно в практико-прикладном потенциале фикха его главная отли¬чительная черта от средневекового схоластического европейского права. Основная функция фикха — сохранение неразрывных связей между законодательством му¬сульманского государства и его первичными источниками.
Основу мусульманской юридической науки составляет казуистический метод. За ним закрепилось название «илм ал-фуру», или разбирательство дел («маса’ил»).
Как известно, в исламе существуют два главных направления — суннизм и ши¬изм. У истоков всех мусульманских мазхабов, суннитских и шиитских, учения кото¬рых признаются, стояли две школы — школа Медины и иранская школа. Эти ста¬рейшие школы использовали обычно право, укоренившееся на контролируемых ими территориях, и приспособили его к потребностям новой веры — ислама. В силу исторических причин сегодня насчитываются четыре суннитских (ханифитская, маликитская, шафиитская, ханбалитская) , а также три шиитских (джафаритская, исмаилитская, зайдитская) мазхаба мусульманского права. Каждый из них носит име¬на своих основателей, имеет свою юридическую методику и концепцию решения конкретных правовых споров. В частности, они имеют расхождения в методах тол¬кования Корана, сунны, а также в разной степени признания иджмы (единодушное мнение мусульманской общины) и кияса (умозаключение по аналогии). Отсюда ка¬ждая школа (мазхаб) претендует на то, чтобы считаться самостоятельной системой мусульманского права.
Шариат базируется на непререкаемых постулатах, придающих системе незыбле¬мость. Мусульманские факихи осуждают все то, что в какой-то мере случайно или неопределенно. По своей структуре правовые нормы, сформулированные этими юристами, всегда основаны на внешних фактах.
Шариат основывается прежде всего на Коране и сунне. Коран (точнее «Куръан») дословно означает «чтение вслух, наизусть» . Это название происходит от арабского слова «читать» или «декламировать, произносить речитативом». Коран — первый по важности источник шариата, основные положения которого были собраны спустя более двух десятилетий после смерти Пророка Мухаммада при халифе Османе, объ¬явлен священной книгой, продиктованной Аллахом (в девятый месяц мусульман¬ского лунного календаря — рамазан) самому Пророку через посредничество Джабраиля. «…Мы ниспослали его (Коран. — А.С.) как арабский судебник», — сказано в этой священной книге мусульман от имени Аллаха (сура 13, аят 37) .
Коран — порождение человеческой мысли средневековой арабской эпохи. В нем по¬лучили отражение уровень знаний его составителей, их образ мыслей и отношение к реальному миру. Будучи преимущественно религиозным и правовым писанием му¬сульман, Коран является одним из крупнейших памятников мировой культуры и че¬ловеческой цивилизации. Не случайно поэтому он издавна привлекает внимание людей во всех концах земного шара, неоднократно переводился с арабского на мно¬гие языки народов мира.
Структурно Коран состоит из 114 сур разной величины — от 3 до 286 аятов, а всего более шести тысяч аятов. Суры расположены в таком порядке, что, начиная со второй, идут от большей к меньшей, т.е. по принципу убывающей длины. После первой короткой суры «Фатиха» («Открывающая») следуют самые длинные (вторая сура, например, состоит из 286 аятов), далее прослеживается тенденция к уменьше¬нию длины сур от начала Корана к его концу.
Коран продолжает играть важную роль в жизни современных мусульманских стран, в первую очередь в религиозной жизни. Он является главным источником ре¬лигиозных предписаний, этико-культурных норм и правил поведения мусульман. На¬ряду с религиозно-нравственными предписаниями Коран содержит и правовые нор¬мы, но его нельзя назвать юридическим кодексом в современном понимании. Более 300 аятов Корана и 500 хадисов имеют значение правовых норм, которые носят пре¬имущественно общий характер . В источниках Коран выступает под названиями Китаб, мубин, карим, калам, нур, худа и др., всего отмечено 55 наименований.
Правовые нормы содержатся главным образом во 2, 4 и 5-й сурах. 40, 42, 104, 138, 145, 148, 149, 179, 180, 181, 183, 191, 192, 193, 212-й аяты 2-й суры (сура «Корова») повествуют об обязанностях мукаллафа перед богом, о совершении намаза, соблю¬дении поста, выплате заката, совершении хаджа, джихада, тахарата. 173 и 175-й аяты этой же суры устанавливают меру наказания за убийство, степень допустимой мести, отказ от мести и прощение.
176, 177, 241-й аяты 2-й суры посвящены необходимости составления завеща¬ния, а 216—238, 252-й устанавливают правила заключения брака и расторжение его; 276, 277, 280, 283-й аяты рассматривают условия предоставления в долг, запрет на взимание процентов с этих ссуд, действия, сопряженные с предоставлением в долг и погашением этого долга, и т. д.
Во 2, 3, 5, 7, 19, 20, 23, 32, 38, 39, 126—129-м аятах 4-й суры (сура «Женщина») уста¬навливаются нормы брачной и семейной жизни; в 8—15-м аятах определяются прави¬ла раздела имущества покойного среди его наследников, размеры пая каждого наслед¬ника; в 33, 34, 94, 95-м аятах затрагиваются вопросы преступления и наказания.
При толковании тех или иных положений Корана или решении конкретных юридических споров мусульманское духовенство и судьи (казии) прибегали к помо¬щи других источников шариата, т.е. Коран не был единственным источником ша¬риата. В этой связи примечательна мысль известного переводчика Корана на рус¬ский язык академика М. Ю. Крачковского о том, что ислам нельзя понимать без Ко¬рана, но его далеко недостаточно для полного понимания ислама в его историческом развитии. Эта характеристика полностью применима и к шариату.
Разумеется, в Коране нельзя было предусмотреть все пути решения юридиче¬ских споров, которые возникали в различных сферах общественной жизни. Поэтому вскоре после смерти Пророка Мухаммада обнаружилось, что коранических предпи¬саний далеко недостаточно для решения всех возникающих правовых казусов. Когда в Коране не могли найти ответа на какой-либо вопрос, за образец стали брать по¬ступки и действия Пророка в сходных обстоятельствах, его отдельные высказывания в аналогичных случаях. Все эти «основополагающие установки», отраженные в мно¬гочисленных преданиях, были записаны в VIII—IX вв. Впрочем, то, что Коран не мог являться единственным источником шариата, имеет огромный историко-религиозный и философско-правовой смысл .
Так возникла необходимая потребность в принятии второго по важности и зна¬чимости источника шариата — сунны . Арабское слово «сунна» (ас-сунна) имеет множество значений, например, «обычай», «пример для подражания», а в шариа¬те — совокупность священных хадисов.
Сунна состоит из описания поступков Пророка Мухаммада (фи’л), его выска¬зываний (каул) и невысказанного одобрения (такрир). Сунна состоит из нескольких тысяч рассказов (хадисов), т.е. преданий о поступках и жизни Пророка Мухамма¬да, включая его решения по отправлению правосудия, сохранившиеся в памяти его сподвижников, учеников и последователей. Сунна явилась дополнением к Корану в области права и применялась тогда, когда в Коране не было специального указа¬ния на разрешение тех или иных конкретных случаев юридической жизни. Вопло¬щением принципа «сунна разъясняет Коран» явилось появление во второй половине VIII в. сборников хадисов.
Два источника ислама — Коран и хадисы — проявляются самостоятельно, но не¬отделимы друг от друга. Хадисы соответствуют Корану, комментируют его, разви¬вают и объясняют его положения, освещают подробно вопросы, ответы на которые лишь намечены в Книге Аллаха . В этой связи представляется спорным утверждение известного французского востоковеда Л. Массе о том, что если сунна может обой¬тись без Корана, то Коран не может обойтись без сунны . Сунна основана на множе¬стве хадисов — рассказов о жизни Пророка Мухаммада, его решениях и заявлениях, связанных с различными сторонами жизни и деятельности мусульманской общи¬ны — уммы. Туда же вошли и сообщения о сподвижниках и последователях Проро¬ка. Это — как бы свод идеальных примеров, образцов для подражания на все случаи жизни. Голландский исламовед Арен Венсинк отмечал, что соблюдать сунну — зна¬чит подражать Мухаммаду .
Согласно установившейся традиции, хадис состоит из двух частей. Первая: иснад (с арабского буквально — «опора») — это перечисление передатчиков данного хадиса, т.е. ссылка на источник рассказа, сообщения, в которой перечислены лица, передавшие его. Обычно это целая цепочка, начинающаяся с последнего по време¬ни «передатчика» и доведенная до очевидца — современника Пророка. Далее следу¬ет вторая часть: матн (с арабского — «текст») — это собственно содержание хадиса. Примерная структура хадиса такова: в начале обязательно приводится иснад: «Го¬ворит «А», рассказал мне «Б» со слов «В», а тому рассказал «Е», что ты слышал, как посланник божий (да благословит и да приветствует его Аллах) изрек то-то и то-то». Или же: «…Рассказал «Е», что он видел как Пророк (мир над ним и над родом его) при таком-то случае поступил так-то и так-то». Затем идет матн, т.е. рассказ о ка- ком-нибудь изречении или поступке Пророка.
С середины VIII в. составлялись тематические сборники хадисов («мусаннаф») и сборники, объединявшие вместе хадисы от одного передатчика («муснад»). Наибо¬лее авторитетными у суннитов считаются следующие шесть сборников хадисов:
— «Аль-Джами ас-сахих», или сокращенно «Ас-Сахих аль-Бухари» (умер в 875 г.);
— «Аль-Джами ас-сахих Муслима» (умер в 875 г.);
— «Китаб ас-сунан Абу Дауда ас-Сиджистани» (умер в 888 г.);
— «Ал-Джами аль-кабир Мухаммада ат-Тирмизи» (умер в 892 г.);
— «Китаб ас-сунан ан-Насаи» (умер в 886 г.);
— «Китаб ас-сунан Ибн Маджи» (умер в 886 г.) .
Большой популярностью пользуется также «Муснад» основателя одного из сун¬нитских мазхабов Ахмада Ибн Ханбала (умер в 855 г.).
В мусульманском мире непререкаемым авторитетом пользуется «Сахих ал-Буха- ри» — «Достоверный сборник» хадисов Пророка Мухаммада, составленный всемир¬но известным богословом Имамом аль-Бухари (полное имя Мухаммад ибн Исмаил ибн Ибрахим ибн аль-Мугира ибн Бардизбах Абу Абдаллах аль-Джуфи ал-Бухари). Одной из целого ряда причин высочайшего авторитета «Сахиха аль-Бухари» являет¬ся то, что Имам аль-Бухари придерживался самых строгих критериев при отборе ха¬дисов, вошедших в «Достоверный сборник» .
Сборники хадисов наряду с правовыми нормами содержали также обрядовые предписания, правила ритуальной чистоты, постановления о пище, нормы морали, поведения в повседневной жизни.
Хадисы создавались в сфере сподвижников Пророка или слышавших о нем из первых уст. Они составляли рассказы о жизни Пророка Мухаммада в разное время и в различных местностях Арабского халифата. Итоги работы по хадисотворчеству и хадисособиранию вызвали необходимость их записывания и изучения. Хадисы были обязательными для мусульман. В них оригинально продолжена традиция коммента¬риев, прецедентного права, сложившаяся в системе общего права и племенных сис¬темах обычного права.
Подобно тому, как изучение Корана породило науку тафсира, т.е. текстуально¬го истолкования Корана, собирание хадисов, их изучение вызвало к жизни науку о предании . В результате на базе этих двух отраслей религиозной литературы — тео¬логии (богословия) и права возникли две отрасли шариата, не имевшие долгое вре¬мя четкого различия. Поэтому в тот период профессиональные знатоки мусульман¬ского права — факихи были одновременно и богословами. В VIII в. мусульманские юристы постарались отделить юридические нормы от религиозных. Тогда предста¬вители различных мазхабов ислама создали свои правовые школы и сборники норм мусульманского права.
В значительной степени шариат развивался в трудах мусульманских богословов-факихов. Поэтому к ним предъявлялись высокие требования. Лица, получившие в определенном порядке право толкования норм мусульманского права, т.е. достиг¬шие наивысшего юридического авторитета (в совершенстве владевшие арабским языком, изустно знавшие Коран и его толкования, не менее трех тысяч хадисов с полным комментарием и другие нормы шариата с их толкованиями в трудах предше¬ственников), именовались муджтахидами.
Муджтахидами считаются все сподвижники Пророка Мухаммада и их ближай¬шие последователи, через которых последующие поколения получали правовые зна¬ния, а также факихи первых веков ислама, сыгравшие важную роль в формировании наук шариата. Начиная со второй половины VIII в. муджтахидами стали называть основателей богословско-правовых мазхабов (школ) и их последователей, разраба¬тывающих их методы. Претендовавший на степень муджтахида факих должен был в совершенстве владеть всем богословско-правовым комплексом с его вариантами по мазхабам и доказать свою авторитетность перед другими муджтахидами на диспутах и в публичных выступлениях. Последними суннитскими муджтахидами признаются основатели мазхабов .
Шариат, наряду с вынесением суждений о внешней деятельности дееспособного субъекта, одновременно обусловливает вынесение суждений о нем в потустороннем мире за его внутреннее поведение и мысли, причем, наказание следует за внешние проявления. Принимая во внимание невозможность выявления внутренней чистоты верующего, наказание за грехи ждет его, согласно шариату, в судный день либо же его судьба решается самим Аллахом.
Шариат выделяет пять критериев оценки действий дееспособного мусульманина: во-первых, действия или поступки особой важности («фарз») и по этой причи¬не заслуживающие одобрения и поощрения, например, совершение намаза, выпла¬та заката;
во-вторых, рекомендуемые, положительно оцениваемые поступки («мустахаб»). Хотя такие поступки совершать не обязательно, они одобряются и поощряются, на¬пример, совершение хаджа, выплата садака;
в-третьих, поступки, которые не подлежат поощрению, но и не наказываются («мубах»). Например, заключение сделок, торговых соглашений;
в-четвертых, поступки, не подлежащие наказанию, но и не одобряемые. На¬пример, потребление в разговорной речи бранных слов, неуважение к пожилым людям и т. д.;
в-пятых, совершение запрещенных поступков («харам» — «запретное»). За та¬кие проступки провинившийся подвергается суровому наказанию. К ним относятся употребление в пищу свинины, вина, блуд, убийство и т. д.
Согласно шариату большая часть действий, подлежащих наказанию, — это пре¬досудительные поступки, которые делятся на четыре вида:
первый — злословие, т.е. сплетни по адресу другого человека; второй — воровство, т.е. присвоение чужого имущества; третий — сквернословие, т.е. унижение достоинства другого человека; четвертый — причинение ближнему того, чего не желаешь себе. Установки и правила шариата трактуются различными юридическими мазхабами по-разному. Если один мазхаб допускает совершение того или иного действия, то другой, напротив, запрещает. Таким образом, правовые мазхабы по-разному клас¬сифицируют совершаемые действия. Кроме того, существует также разделение со¬вершаемых действий на правильные и неправильные, допустимые и недопустимые, юридически обоснованные и необоснованные.
Шариат предусматривал жестокие наказания за преступления. Например, в Ко¬ране говорится: «Вору и воровке отсекайте их руки в воздаяние за то, что они при¬обрели, как устрашение от Аллаха» (сура 5, аят 42); «Прелюбодея и прелюбодейку — побивайте каждого из них сотней ударов… И пусть присутствует при их наказании группа верующих» (сура 24, аят 2). А за такие преступления, как отступничество от ислама, разбой, преднамеренное убийство, шариат предусматривал смертную казнь. Многие виды казни пришли из средних веков — отсечение головы, четвертование, побивание камнями, .погребение заживо.
В шариате решен и коренной вопрос любого общества — вопрос собственно¬сти. Он фиксирует, что «пастбища, источники воды, огня и соль принадлежат всем». Своеобразно отношение к земле и крестьянам, ведущим орошаемое земледелие. Ис¬кусственное орошение в крупных масштабах под силу только многочисленной об¬щине, что порождает коллективное владение землей и водой. Это отнюдь не озна¬чает, что шариат не допускает частную собственность на землю. Так, аят 125 суры 7 Корана гласит: «Ведь земля принадлежит Аллаху: Он дает ее в наследство, кому по¬желает из Своих рабов…».
Шариат требует от каждого правоверного мусульманина, чтобы он собственным трудом обеспечил себя и свою семью. Если же у него образуются излишки, он обя¬зан отдавать их в форме благотворительного налога — «заката» в пользу неимущих, т.е. нетрудоспособных, престарелых, сирот, словом, всех, кто не в состоянии обес¬печить себя сам.
Шариат выступает против того, что пагубно для людей: алкоголизма, нарко¬мании, азартных игр, проституции и т.д.; запрещает производить нечестные one- рации, обманывать покупателей, продавать недоброкачественные товары, брать взятки и т.п.
В шариате наряду со средневековыми представлениями о правде, нравственно¬сти и морали нашли отражение и требования социальной справедливости («адалат»), общечеловеческие ценности и общие принципы права. Нормы шариата, основан¬ные на Коране и сунне, осуждают владение крупной земельной собственностью, со¬держат положения о необходимости равенства, призывают мусульман воздерживать¬ся от всяческих излишеств и предостерегают от коррупции. Поэтому и в настоящее время знание шариата не потеряло своего значения не только в научно-познаватель- ном, но и в практико-прикладном плане.
Ханифитский мазхаб права — одна из четырех суннитских школ в исламе. Абу Ханифа ан-Нуъман б. Сабит (698-767 гг.) является основателем ханифитского мазхаба права. Он изучал фикх в Куфе (Ираке) у учеников видного сподвижника Пророка Мухаммада б. Маъсуда. Имам Абу Ханифа считается одним из виднейших улемов из числа последователей. Известно, что он застал в живых около двадцати сподвиж¬ников Пророка. Абу Ханифа был первым, кто стал вести записи по фикху, разбивая материалы на главы и книги. Трактат Абу Ханифы «Аль-фикх аль-Акбар» пользуется наибольшим авторитетом среди его последователей. Аш-Шафии сказал, что «в том, что касается фикха, все люди нуждаются в Абу Ханифе, ибо он был одним из тех, кому было оказано содействие в постижении фикха» . Особенностями ханифитского мазхаба права являются:
во-первых, Коран принимается как источник права целиком и безоговорочно; во-вторых, сунна принимается как независимый источник, но только после тща¬тельного отбора хадисов;
в-третьих, согласованное мнение («иджма»), унаследованное от предшественни¬ков, учитывается только в том случае, если оно исходит от тех людей, которые счи¬таются передатчиками достоверных хадисов;
в-четвертых, суждение по аналогии («кияс») может строиться на любом досто¬верном материале, даже не всегда в порядке его авторитетности, но обязательно с глубоким логическим обоснованием;
в-пятых, допускается широкое применение обычного права («урф») как вспомо¬гательного, но независимого источника права, вступать в деловые и бытовые кон¬такты с иноверцами, получать значительные послабления в быту2.
В разработке, развитии и распространении ханифизма значительную роль сыг¬рали ученики основоположника этого мазхаба, знаменитого муджтахида Абу Хани¬фы — Абу Юсуф Я’куб (умер в 798 г.) и Мухаммад б. аль- Хасан аш-Шайбани (749— 805 гг.).
Благодаря широкой терпимости ханифитская школа права получила широкое распространение во многих регионах Арабского халифата. Эта школа следовала пу¬тем логических и рациональных рассуждений. «В IX-X вв. опорными пунктами ханафитской школы становятся Хорасан и Мавераннахр» . Это объясняется такими характерными чертами ханифитского мазхаба, как гибкость, либерализм, широкое пользование местным обычным правом (адат, урф) .
Только факих — знаток священного религиозного закона — мог публично вы¬сказываться о действиях властей, судить о соответствии местных обычаев и тради¬ций идеалам и нормам ислама, выносить решения, которые оформлялись в виде фетвы . При вынесении решений факихи были независимы от официальных вла¬стей, что нередко приводило к преследованию их со стороны последних. К факиху, пользовавшемуся авторитетом в своей местности, обращались жители данного региона с различными вопросами быта, трудовой деятельности, личной и общест¬венной жизни. Факихи старались идти в ногу с жизнью. Положения ханифитского мазхаба права позволяли менять устаревшие решения в зависимости от изменений в условиях жизни людей. Мавераннахрским факихам принадлежит заслуга в фикси¬ровании местных обычаев, традиций и правовых представлений в рамках ханифит¬ского мазхаба права.
Относительная прогрессивность ханифитского мазхаба права имеет следствием то, что и в настоящее время взглядов этой школы придерживается большинство му¬сульман-суннитов (более 340 млн.) в Сирии, Египте, Иордании, Турции, Пакистане, Индии, Афганистане. Так, статьи 9, 154, 183 иорданского закона о личном статусе 1976 г. предусматривают применение выводов учения Абу Ханифы при рассмотре¬нии дел личного статуса .
Исламское право Мавераннахра. В результате завоевания арабами Мавераннахра в страну с многовековыми цивилизационными и юридическими традициями были внедрены ислам и шариат . С того времени и начинается их многовековое взаимо¬действие, вобравшее в себя элементы ближневосточной цивилизации и права с ме¬стными богатыми культурными и юридическими традициями. Впрочем, существо¬вание в Мавераннахре местных традиций отмечал еще всемирно известный русский востоковед академик В.В. Бартольд, который писал: «Если представители наук при¬глашались из Персии, то мусульманская богословная школа всецело основывалась на местных традициях», в которых, помимо черт, характерных для всего мусульман¬ского мира, проявлялись и местные особенности» .
Термин «Мавераннахр» происходит от арабского «ма вара’а ан-нахр» — то, что за рекой» . Впервые это слово появилось в третьей четверти VII в., когда арабы, завое¬вав Хорасан, вышли к реке Амударья и начали совершать первые набеги на земли, лежащие по ту сторону реки. Постепенно, с продвижением арабов к северу от Амударьи, географическое понятие «Мавераннахр» наполнялось все более конкретным содержанием и расширялось за счет присоединения новых территорий, включавших в себя не только Согд, Фергану, Исфиджаб, Хутталь, Илак и Шаш, но и, в отдельные периоды, даже области Мевра, Хорезма и частично Туркестана, хотя они и не входи¬ли в междуречье Амударьи и Сырдарьи.
В X—XIII вв. Мавераннахр в результате целого ряда причин политического, эко¬номического и культурного характера из географического понятия превратился в политическое. Под ним стали подразумевать территорию Центральной Азии с му¬сульманским населением.
Юридико-культурологическая ценность Мавераннахра для людей средневековья заключалась в его интеграционном потенциале, выходящем за рамки только мусуль¬манского мира в культуру, науку Индии и сохранившем после разгрома зароастрий- ства знания его ученых в Хорезме.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Все опции закрыты.

Комментарии закрыты.

Локализовано: Русскоязычные темы для ВордПресс