Кумыки (СБоТО выпуск 1 1878)

СБОРНИК СВЕДЕНИЙ О ТЕРСКОЙ ОБЛАСТИ
ВЫПУСК 1
1878 ГОД
КУМЫКИ
Их игры, песни и обычаи (1).
Кумыки, как и все кавказские туземцы, далеко не богаты музыкальными инструментами: дудка, балалайка, медный таз, вместо бубна, и зурна – составляют у них весь оркестр. Но они за то очень любят петь. Песни их двух родов: одна, давно сложенные и взятые от ногайцев, воспевают старину. К ним можно отнести и те собственно кумыкские песни, в которых описываются подвиги бездомных удальцов или «казаков», служивших в старину оруженосцами при богатых и знатных кумыках. Песни же новейшего времени, по большей части, выражают сердечные чувства и теперь больше в ходу.
Когда певец-знаток поет старые песни, ему подтягивают несколько человек, повторяя последние слова каждого куплета.
Танцуют кумыки, также подобно остальным горцам, в одиночку или вместе с девушкой, и танец этот, в роде лезгинки называется у них «вараруш». Пляска и песни составляют необходимую принадлежность всех свадеб и пирушек, без них не обходится и обычай, известный под именем «булка» и состоящий в том, что бедные кумыки, во время летних работ, не будучи в состоянии управиться одними собственными средствами, приглашают на даровую помощь соседей, причем устраивают им приличное угощение. Тоже делают и женщины зимою перед свадьбами, приглашая преимущественно девушек. На эти собрания является и молодежь; затеваются разговоры и шутки с девушками, поются разные песни, рассказываются сказки и предлагаются загадки, нередко двусмысленные. Одна партия молодых людей сменяется другою и забава, перемешиваясь с делом, продолжается до ужина, после которого парни расходятся по своим домам, а девушки остаются ночевать у пригласившей хозяйки.
У кумыков существуют еще и другие игры, как то: «той, в которой мужчины и женщины веселятся под звуки зурны «юбау»» – пирушка одних мужчин, без участия женщин, и «суйдум-таяк» (любовная палка). Последняя игра происходит преимущественно во время свадеб, между холостою молодежью – женатые в ней не могут участвовать. Заключается она в следующем: приготовляется круглая, в аршин величиною, палочка, расщепленная до половины на несколько тоненьких пластинок; один из участвующих в игре берет эти палку и произносит обычную фразу: «мясо уже выкоптилось, пора нам приняться за суйдум-таяк», подходит к той из девушек, к которой он неравнодушен, и слегка прикасается палочкою к ее плечу. Девушка выходит на середину сакли и садится на табуретку; тогда кавалер, обращаясь к ней, говорит: «я ударю тебя этой палочкой так больно, что тело твое почернеет». Затем он начинает петь про свою любовь, говорить ей различные комплименты, наконец, ударив ее три раза по плечу, передает ей палочку. Девушка, в свою очередь, отвечает или комплиментом, или колкостию и остротою, и также ударив его три раза по плечу палочкою, говорит: «не обижайся, если я тебя так крепко бью, – это удар за удар». После этого она кладет палку. В этой игре одна пара сменяется другою.
Игра «мал» (отдача на проценты) состоит в том, что мужчины и женщины, присутствующие на свадьбе или пирушке, посылают друг другу в подарок разные лакомства. Особа, получившая такой подарок, должна отблагодарить тем же с избытком; так например, какой-нибудь шутник, разрезав яблоко на мелкие кусочки и раздав их присутствующим женщинам, требуют от каждой
__________________
(1) Тер. Вед. 1871.
целого яблока, что возбуждает общий хохот. Есть еще игра посредством пения (ирламак). Затевается она при сборе мужчин на пирушке; какой-нибудь знаток песен начинает говорить на распев, другие вторят ему в тон.
«Сарын» – самая веселая из кумыкских игр. Сущность вся заключается в следующем: составляются две группы – мужчин и женщин. Из первой кто-нибудь, приплясывая, выходит на середину сакли и начинает говорить на распев и мужчины все хором повторяют последние слова куплета; из женской группы также выступает женщина или девушка и начинает декламировать ответ мужчине , а прочие женщины, ударяя в медный таз, подтягивают ей. Завязывается спор: кто кого перетанцует и переговорит; на вопросы следуют ответы, на комплименты отвечают комплиментами, на двусмысленности сыпятся двусмысленности. Нередко обе стороны бывают очень свободны в своих выражениях, намеках и жестах; всякая выходка сопровождается взрывом общего хохота. И в этой игре одна пара сменяется другою.
Вот одна из песен, употребляемых в сарыне:
Мужчина.
Серые олени бегут с поляны;
Прекрасные девушки любуются ими.
Скажи, что будет, если я тебя поцелую?
Девушка.
Если ты решишься меня поцеловать,
Я превращусь в белого голубя
И улечу под небеса, – тогда ты что сделаешь?
Мужчина.
Если ты улетишь под небеса голубем,
Я серым ястребом нагоню тебя,
И там схвачу тебя, – ты что тогда сделаешь?
Девушка.
Если ты схватишь меня под небесами,
Я обращусь в рыбу и ускользну в море,
Тогда, в море, ты что со мной сделаешь?
Мужчина.
Если ты уйдешь в море,
Я, обратясь в железный крюк, нырну в море,
И там подцеплю тебя, – ты что тогда сделаешь?
Девушка.
Если ты в море меня подцепишь,
Я рассыплюсь просом по траве,
Тогда ты что со мной сделаешь?
Мужчина.
Если ты рассыплешься просом по траве,
Я сделаюсь петухом и подберу просо,
Тогда ты что сделаешь?
Девушка.
И под небесами, и в море, и в траве.
Ты преследуешь меня: мне остается одно:
Я умру, скроюсь в сыру землю; мои родные,
Подруги меня уж не увидят.
Мужчина.
Если ты умрешь, твои родные и подруги
Лишатся тебя; тогда и я умру, лягу
В ту же сырую землю – и там, взамен всех,
Один останусь с тобою!
У кумыков, как было упомянуто выше, существует особый цикл старинных песен про бездомных удальцов («казак»). Вот содержание одной из них.
– «Вставай, батырь (богатырь) казак, вставай, – говорит девушка, – узнай мое горе: мой старший брат убит в табуне; вороной его конь прибежал домой».
«Долго спал казак крепким сном: в родном краю он не чуял опасности; но слова девушки разбудили его; он привстал и наострил свои уши».
– «О, как я жалею и слезы лью, когда вспомню о Надир-Шахе; он прогнал бы этих сероглазых сорок (1) в Крым, и тогда мой брат не был бы ими убит. Неприлично батырю казаку спать в то время, когда пролитая кровь моего брата требует мщения».
«Мигом вскочил батыр-казак; слова девицы его взволновали, даже слезы показались на его глазах. Он надел стальную кольчугу, оседлал своего боевого коня, взял ружье с крепкою сошкою и
_____________
(1) Кумыки и русские, в насмешку, называли чеченцев сороками. Авт.
поскакал по дороге, подняв пыль столбом и огласив окрестность богатырским гиком. Вот он проскакал уже шесть курганов, доскакал до седьмого и видит: идет гяур на коне, шагом, и мурлычет песенку. Закипела богатырская кровь казака, вспомнил он слова девицы и свое обещание отметить за кровь ее брата. Приударив своего коня батыр выхватил из чехла ружье, налетел на гяура и выстрелом убил его на повал. Бросился он дальше, напал на других гяуров: одних изрубил, других загнал в болото. Нагнал затем батыр-казак сероглазого предводителя гяуров, мигом он снял с него голову и привез ее в дар девице. – «Я отмстил за кровь твоего брата, говорит батыр-казак, – ты возьми, девица, эту голову и да утешит тебя Аллах!»»
_________

Коснемся теперь вкратце некоторых кумыкских обычаев.
Похороны у кумыков, как и у всех других горцев, сопровождаются диким воплем и причитаниями женщин, предводительствуемых запевалой. Плакальщицы эти, распустив волосы по плечам, царапают себе лицо и грудь ногтями, желая выразить тем свое искреннее соболезнование о несчастии, постигшем их ближнего.
Брак, по большей части, совершается по обоюдному согласию родителей жениха и невесты, причем последних не всегда спрашивают о том, любят ли они друг друга. Когда засватана невеста, родители жениха посылают ей «альгаш» (подарки), которые передаются ей при свидетелях, в числе которых должен присутствовать мулла. Альгаш, смотря по состоянию посылающего, заключается в сахаре, чае, платках разных материях, коврах, кольцах, серьгах, разных серебрянных вещах, или лошадях, скоте, оружии и деньгах. Часть из этих подарков невеста оставляет себе, а другую раздает своим сестрам, братьям и другим родственникам. Калым (вено) остается всегда собственностью невесты. После принятия подарков, жених, если он не видал до того времени своей невесты, отправляется ночью, с своими товарищами к ней в дом, чтобы посмотреть на все. Его вводят к невесте, при которой безотлучно остается кормилица или служанка, и угощают, вместе с товарищами, разными кушаньями. Жених рассматривает свою невесту и обменивается с ней двумя-тремя словами. Если невеста ему понравилась, жених оставляет деньги, смотря по состоянию, чтобы дать этим знать, что он желает еще раз видеться с нею. Если же, напротив, она не понравится, то уезжая, он не оставляет денег и старается расстроить предполагаемую женитьбу. При этом родители возвращают назад полученные ими подарки и калым. Бывает также, что родные невесты, даже после принятия подарков и калыма, раздумывают иногда, по каким-либо причинам, выдать свою дочь за того, кто ее сватает, и сами возвращают подарки. Но подобные случаи не всегда могут расстроить свадьбу, потому что влюбленный жених, получил отказ, нередко собирает своих приятелей, тайком увозят невесту из родительского дома и, наскоро сыграв свадьбу, хлопочет о примирении с родными жены, в чем и успевает без особенного труда. Не так легко кончается увоз девушки без предварительного сватовства, так как этим поступком наносится кровная обида родственникам девушки.
Обряд бракосочетания совершается так: в день, назначенный для свадьбы, мулла или эфенди приходит к невесте с двумя свидетелями со стороны жениха и столькими же от невесты, и спрашивает ее: согласна ли она быть женою такого-то? Невеста, из стыдливости, редко отвечает сама, за нее дают согласие ее родители; мулла читает установленную молитву. Потом невесту сажают в убранную коврами арбу и везут в дом жениха. Возница по прибытии туда, требует себе подарка и только по получении его въезжает во двор. Брат или другой ближайший родственник жениха берет на руки невесту и вносить ее в особо приготовленную комнату, где находится постель. Здесь ее встречает женщина-распорядительница и мажет ей губы медом. В этой комнате невеста сидит в продолжение пира и ее могут видеть только ее родные и подруги. Жених, еще до прибытия невесты, уходит из дома и живет, в продолжение всей свадьбы, у кого-нибудь из своих родственников или у приятеля; за все это время его величают «хупкаром», т.е. князем и предоставляют ему первое почетное место.
По вступлении невесты в дом жениха, мулла отправляется с четырьмя свидетелями, бывшими у невесты, к жениху и, вызвав его в особую комнату, где нет никого, спрашивает также о согласии его на брак с такою-то. Тайна, с какою мулла старается допросить жениха, основана на поверьи, что будто бы если какой-нибудь недоброжелатель, во время совершения брачного обряда, завяжет узелок, то жених делается импотентным до тех пор, пока не развяжут этого узла.
В первую ночь, товарищи с песнями ведут жениха к молодой. Девушки, находящиеся в комнате невесты, не впускают молодого, пока он не подарит им чего-нибудь. Затем все удаляются, оставив новобрачных наедине; кто-нибудь из близких приятелей жениха караулить двери. Спустя некоторое время, в комнате раздается стук, означающий, что молодые успели уже обняться; тогда спутники жениха, ожидающие до того времени на дворе, требуют, чтобы их впустили в комнату; им подают закуску, являются и другие люди и начинается пирушка, в которой может принимать участие и молодая, если того пожелает муж. По окончании угощения, молодой, подарив несколько денег женщине, ухаживающей за его женой, уходит в сопровождении своих товарищей во временное свое местопребывание.
На рассвете, подруги молодой спешат к ней с поздравлениями, а главное, чтобы посредством осмотра простыни и других принадлежностей брачной постели удостовериться в целомудрии молодой. Затем девушки взлезают на крышу сакли и вытягивают песню «вараруш-ай-ханым»; к ним присоединяются молодые парни и начинается пляска. Покричав и поплясав вдоволь, девушки спускаются с крыши – к молодой. К этому времени собираются и другие гости, которым подаются закуски, и пир продолжается целый день.
На третий день, брат или сестра молодого открывает занавес у постели новобрачных и показывает молодую, без покрывала, приглашенным гостям, которые делают при этом разные подарки «емчеку» (молочному брату), обязанному, после свадьбу, устроить вечер на свой счет.
На третий же день, приглашается еще «огончу» (шут), известный своею находчивостию и юмором; его наряжают таким образом: папаху его обвертывают рогожею или сеном, на подобие чалмы; вместо четок, привешивают к руке нанизанные на веревку позвонки животных, вместо книги, дают ему сложенный седельный нотник, сажают его на осла или быка и привязывают к седлу, обращенному передним луком назад живую курицу. Убранного таким образом шута величают хаджи (т.е. человек, бывший в Мекке). Шут, разъезжая по двору, читает, смотря на поткник, разные изречения, острить на счет присутствующей публики; а эта последняя самодовольно хохочет. Насмешив народ, шут объявляет, что ему пора ехать в Москву, и просит у присутствующих на дорогу вспомоществования. Просьба его исполняется охотно, всякий дает ему что-нибудь; затем отправляется к молодой и получает от нее платок.
На четвертый день свадьбы все гости, прибывшие из других мест, начинают разъезжаться; при этом устраиваются особые проводы, называемые «куди». Молодежь, в этот день, всеми силами старается напоить до пьяна муллу и почетных стариков. Если это удается ей, она привязывает к гриве и к хвосту лошади пьяного – кости павших животных, седло же оборачивается задом наперед; иногда опьяневшего подчуют даже шашлыком из убитой кошки. Тех же из гостей, которые вели себя трезво и не дали себя подпоить, провожают его к себе и благодарят за то, что он утешил их своею женитьбою. Потом молодой на несколько дней уезжает, с своими друзьями, в какой-либо дальний аул, к родственнику, или отправляется на охоту, (а в былое время молодые пускались, в подобных случаях, с партией удальцов в набег).
В свадьбах принимает участие особый распорядитель, которого величают «ханом» (князь). Обыкновенно выбирается он из небогатых знакомых жениха; в свою очередь, он избирает себе казначея и помощников и при содействии их распоряжается увеселениями, танцами и играми. Если кто-нибудь из гостей нарушил порядок, хан взыскивает с него штраф и передает казначею; в случае же несогласия нарушителя платить штраф, хан приказывает своим помощникам привязать его к столбу и держать до тех пор, пока ни заплатит. Хан обыкновенно придирается к богатым людям; когда же нарушителем порядка является бедняк, то, привязав его к столбу и надев ему на шею мешок, распорядитель обращается к публике с просьбою выручить бедняка общею складчиною и каждый присутствующий кладет в мешок что может: яблоки, орехи, деньги и т.п.
Дня чрез два или три, хан на собранные деньги пирует вместе с своею свитою.
(Из записок П.И. Головинского).
________________

Комментирование закрыто, но вы можите поставить трэкбек со своего сайта.

Комментарии закрыты.

Локализовано: Русскоязычные темы для ВордПресс