Чеченцы в русско-кавказской войне

ДАЛХАН ХОЖАЕВ

ЧЕЧЕНЦЫ В
РУССКО-
КАВКАЗСКОЙ
ВОЙНЕ

ВОЛК –
самый поэтический зверь, в понятии горцев. Лев, орел изображают силу – они идут на слабого; волк идет на более сильного, чем он сам, недостаток силы заменяет отвагой, дерзостью, ловкостью; в темную ночь бродит вокруг стада, вокруг аула, откуда ежеминутно грозит ему смерть. Попав в безвыходную ситуацию,
волк умирает молча, не выражая ни страха, ни боли. Эти свойства характеризуют настоящего героя, по горским понятиям. В чеченской песне говорится, что волчица щенится в ту ночь, когда мать рожает чеченца.

Барон П. К. Услар

Книга издана при участии
и финансовом обеспечении

Мовлади Ахматханова,
сына Микаила из Зумсоя

и Хизара Махаури,
сына Дауда из Бамута

Автор проекта и научный редактор
Тамара Мазаева

Иллюстрации
Саид-Хусейна Бицираева

Художник
Николай Кутовой

ISBN 5-85973-012-8 © Тамара Мазаева, 1998

ДАЛХАН ХОЖАЕВ

ЧЕЧЕНЦЫ В
РУССКО-
КАВКАЗСКОЙ
ВОЙНЕ

ИЗДАТЕЛЬСТВО «СЕДА»
ГРОЗНЫЙ
ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
Шейх Мансур
Генерал Александр Чеченский
Сераскир Хаджи-Хасан-паша Чечен-оглы
Тайми Биболт
Гибель аула Дади-Юрт

ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Имам Шамиль
Песня матери Шамиля
Аминат
Губаш из Гухоя и Джокола из Майсты
Имамат Чечни и Дагестана
Чеченский вилайет
Столица Дарго (Новое Дарго) и военные крепости Чечни
Армия Имамата
Артиллерия Шамиля
Битва на реке Валерик
Назрановский поход
Ичкеринское сражение 1842 года и разгром армии Воронцова в Дарго
Поход в Кабарду

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
Наибы Чечни
Хатат, сын Амерхана из Дарго
Шоаип-мулла Центороевский
Юсуф-хаджи Сафаров из Алдов
Ахмад Автуринский
Усми Саадола
Солтамурад Беноевский
Байсунгур Беноевский
Борьба за независимость в Чечне после пленения Шамиля
ПРЕДИСЛОВИЕ

У северо-восточных склонов Главного Кавказского хребта, в одном из живописнейших уголков земного шара проживает народ нохчи (нохчо, нохчий), более известный в мире под именем чеченцы.
Последние 300 лет чеченской истории – это беспрерывная борьба за свободу против России, не прекращавшаяся и после завоевания чеченских земель в 1861 году.
Захватив чеченское государство Нохчийчоь , которое русские называли Чечня, Россия сделала все, чтобы лишить этот непокорный свободолюбивый народ его собственной истории и культуры, родного языка и веры, трижды совершила акции геноцида, пытаясь физически истребить чеченцев и очистить от них эту богатую благословенную землю.
Геноцид против чеченского народа был осуществлен в XIX веке, во время Кавказской войны и после нее, при выселении в Турцию; вторая попытка уничтожения чеченцев была предпринята в 1944 году, когда весь народ был согнан с родной земли и депортирован в Среднюю Азию и Казахстан; и, наконец, последнюю, наиболее чудовищную акцию физического истребления чеченского народа Россия совершила в 1994-1996 годах, обрушив на него всю мощь своей военной машины.
В этой беспримерной по героизму и высокой трагедии борьбе за человеческое достоинство и свободу в сотни раз превосходящей по численности и силе российской армии чеченцы противопоставили силу своего духа, любовь к Отчизне и священную Веру.
В XIX веке изгнавшей Наполеона Российской империи потребовалось 50 лет кровопролитнейшей войны, чтобы завоевать этот небольшой клочок чеченской земли.
В 1919 году чеченскую свободу потопил в крови генерал Деникин, обрушив на восставший против российского владычества народ все силы и ресурсы, которыми западные державы снабдили его для борьбы с коммунистами. Россия не потеряла чеченские земли, но поплатилась высокой ценой, сохранив коммунистический режим.
Во время Второй мировой войны, когда все мужское население Чечни сражалось на фронтах против фашистов, покрывая, в частности, славой Брестскую крепость, которую защищали 434 чеченца, Сталину удалось победить чеченских женщин, детей, стариков и очистить от них столь желанную для России землю. В феврале 1944 года на страшной зимней дороге в Среднюю Азию и Казахстан и потом от голода, холода и репрессий три четверти из них погибли. И все же чудовищная ссылка не сломила чеченцев. В 1957 году они вернулись на родину, заново отстроили ее, возродили свои традиции и жизненный уклад, а когда колониальная Россия заговорила о демократии, вновь подняли знамя Свободы.
И уже в который раз империя, чья армия держала в страхе весь мир, двинула всю свою военную мощь против столь малого по численности и оказавшегося столь большим по духу народа.
Сегодня весь мир задается вопросом, в чем секрет стойкости чеченского народа, с таким достоинством противостоявшего чудовищной российской военной машине и одержавшего победу над ней. Ответ на это может быть только один – такова воля Всевышнего!
И в этой войне, как уже было не раз в их судьбе, чеченцы сумели выполнить возложенную на них Божественным провидением высокую миссию борьбы со Злом.
Свидетельство тому – вся предыдущая история народа нохчи, не раз противостоявшего посягавшим на его свободу агрессорам, сумевшего в необычайно трудных условиях сберечь свою землю, сохранить свой древний язык, высокую культуру и насчитывающую тысячелетия историческую память.
История народа нохчи с древнейших времен была изложена на страницах древних хроник – тяптаров. Тяптары содержали рассказ об истории отдельных тайпов (основной структурной единицы чеченского общества) и хранились у избранных тайпом наиболее уважаемых людей. Этим людям дано было право не только хранить тяптары, но и дописывать в них современную им историю.
Начиная со времени экспансии царской России и далее, в период советской власти тяптары хранились в глубокой тайне. Свидетельствующие об очень древней и богатой событиями истории чеченцев, они были особо ненавистны колонизаторам, пытавшимся оправдать свою имперскую политику желанием принести просвещение и цивилизацию «отсталым» народам.
На протяжении длительного времени чеченцам удавалось хранить свои священные тяптары. Трагедия разыгралась в феврале 1944 года. Сталинское НКВД очень тщательно подготовило тотальную депортацию чеченского народа. По замыслу авторов чудовищного плана, надо было не только переселить и рассеять непокорный народ в бескрайних просторах Средней Азии и Казахстана, но и уничтожить саму память о его существовании на Кавказе.
Накануне депортации НКВД удалось выведать места хранения большинства чеченских тяптаров. Три дня и три ночи горел костер в центре Грозного, в пламени которого были уничтожены почти все чеченские тяптары, а также вся рукописная и печатная литература, посвященная истории и культуре чеченцев. Этой же казни через огонь были преданы произведения философов и ученых, писателей и поэтов Чечни.
Так наш народ лишился своей писаной истории и вынужден был воссоздавать ее заново. Наиболее отважные начали эту работу уже в период депортации, продолжавшейся 13 лет, другие подключились только после возвращения на родину. Однако вплоть до 1990-х годов советские партийные органы держали процесс изучения чеченской истории и самих историков под неусыпным контролем. В школах и вузах преподавалась история только советского периода, а все, что было до установления советской власти, преподносилось как дикое и темное прошлое.
Для многиех чеченских историков и писателей путь в науку и существование в ней обернулись жизненной драмой. Среди них и автор этой книги, на полях сражений последней войны защищавший свое право на свободную Родину и свободное Слово.
И все же, несмотря на эти трудности, милосердие Божье не покинуло нас. История нашего народа сохранилась и дошла до сегодняшнего дня через наш древний язык и в произведениях устного народного творчества, ее сохранил наш эпос, народные сказания и легенды, древнейшие поэтические произведения назмы и илли, она осталась в уникальном морально-этическом кодексе чеченского народа – Адате и, наконец, в памяти наших стариков и сотнях прямых и косвенных источников, которые ждут исследователей в архивах и библиотеках мира.
Сегодня нет возможности хронологически последовательного изложения истории чеченского народа. Однако события этой книги станут более понятными, если мы хотя бы кратко коснемся тех ее наиболее достоверных фактов, которые стали известны благодаря трудам зарубежных ученых, а также истинных подвижников русской и советской науки, вопреки официальной установке не боявшихся говорить правду о завоеванных Россией народах.
Народ нохчи (в самоназвании его – имя пророка Ноя (чеч. Нох-пайхамар), прямыми потомками которого чеченцы себя и считают) является одним из наиболее древних народов Кавказа. Грузинская эпонимическая традиция, например, первопредком чеченцев называет Кавказоса – сына Яфета, унаследовавшего от отца местность на Северном Кавказе, от реки Терек до Черного моря. Однако многократно записанная генеалогическая легенда повествует об исходе народа нохчи из Передней Азии.
Легенда гласит, что после сорока поколений от Ноя наши предки жили в крае Шема (древняя Сирия), в царстве Пилкъар, и правили в нем два брата. Завоеватель пришел в царство Пилкъар из местности, где протекает река Рахь (Нил). Об этом же свидетельствует одно из первых исторических упоминаний о чеченцах, сохранившееся в египетских источниках, где говорится, что правитель Египта захватил в плен семерых князей из области Ака (Аьккхи – название одного из древнейших чеченских тайпов), находящейся в междуречье Большого и Малого Заба (река в Передней Азии). Старший брат был убит, а младший принял предложение части своих противников, недовольных своим правителем, вернуться к реке Рахь и царствовать над ними. По названию царства Пилкъар младший брат, отправившийся править на реке Рахь, получил имя Пир1а (фараон).
Сыновья старшего брата, их потомки и сторонники покинули царство Пилкъар в поисках места для жизни. Их путь лежал через местность Забба, откуда они переселились к Зархи, затем Басха, оттуда в Нахар (Наири, позднее Нахичеван). Дальнейший путь от Нахара через Баср, к месту современного проживания, легенда не сохранила. Известно только, что шли наши предки от Черного к Каспийскому морю, навстречу восходящему солнцу. Во время отдыха в местности Нашха (Галанчожский район современной Чечни) на посохе, воткнутом в землю, утром появилось гнездо ласточки. Наши предки восприняли это как счастливое предзнаменование и основали там поселение.
Такова легенда. Наиболее же достоверным свидетельством переднеазиатского исхода народа нохчи является чеченский язык – нохчийн мотт, который исследователи относят к наиболее древним языкам мира. Анализ чеченского языка, его сенсационная близость к клинописи Передней Азии, а также ареал распространения в древности позволили установить принадлежность языка народа нохчи к древнейшей хуррито-урартской группе языков. А сведения чудом сохранившихся чеченских тяптаров, исторические хроники и другие письменные источники народов Передней Азии и Закавказья пролили свет на происхождение чеченцев, предками которых современная наука считает арийских мидийцев. В самом имени легендарного родоначальника чеченского народа Турпала Нохчо – сохранившееся до сих пор древнеарийское слово тур – меч, что также указывает на происхождение чеченцев из привилегированной касты жрецов и воинов-меченосцев, каковыми и были арийские мидийцы.
Научные изыскания позволили установить и отдельные места пребывания древних чеченцев на их пути на Кавказ. Начало этого пути, а скорее, один из этапов – Шема. Затем мы застаем народ нохчи на юго-западе озера Урмия в Мидии и в государстве Урарту. В Урарту чеченцы дали название верховному божеству Халди (чеч. Хал да – владыка мира) и столице Тушпа (чеч. Туш пхьа – место богини Туш). Затем нохчи ушли в Нохчуванъ, а из древнего Закавказья их путь лежал, по одной версии, на север через Кавказскую Албанию, в сторону нынешней Чечни, а по другой – предки чеченцев пошли из Нохчувана в Кагызман, оттуда в Эрзерум, а затем вдоль Черного моря навстречу солнцу к реке Басхан (р. Баксан в Кабарде), в сторону Северо-Восточного Кавказа. В «Армянской географии» VII века в числе народов, проживавших в предгорьях Кавказа упоминаются нахчматьяне. Матьянами и древние греки, и армяне называли мидийцев, нахч-матьяне – чеченцы-мидийцы.
Помимо языка, не менее важным источником для изучения истории чеченцев служат отголоски древних религий, актуальных в чеченской среде по сегодняшний день.
Одним из наиболее древних для всех народов на земле является культ солнца. Верховным божеством языческого пантеона чеченцев также был бог солнца – Дела, имя которого, утратив прежнее значение, дошло до наших дней как понятие «бог». О том, что культ солнца имел в чеченской среде большое значение, свидетельствуют и следующие факты.
На памятниках архитектуры в большом количестве сохранились солярные знаки. Солярные знаки стали органичной частью национального орнамента. Могильные склепы высоко в горах называются маьлхан кешнаш – солнечные могилы. Одним из древнейших чеченских тайпов являются маьлхи – люди солнца. По сегодняшний день среди самых сильных клятв в Чечне – клятва солнцем. Еще в XIX веке существовал ежегодный праздник, посвященный солнцу, подробно описанный в научной литературе. Главную роль в нем играла Маьлхан Аьзни – Голос солнца несущая. Праздник начинался с того, что при восходе солнца Маьлхан Аьзни исполняла гимн светилу. Зикр – священный танец по кругу, исполняемый в одной из исламских сект в Чечне, – также является отголоском древнего, посвященного солнцу обряда.
Наряду с солнцем чеченцы почитали огонь. Как и клятвы солнцем, клятва огнем и сегодня в исламской (!) чеченской среде – одна из самых распространенных.
Основные слова чеченского языка, производные от огня: цIе (огонь), цIа (дом), цIе (имя), цIий (кровь), цIие (красный), цIаста (медь, предмет особой клятвы), цIано (чистота), цIив (святилище, храм) и, наконец, ЦIу – бог огня. Память о святилищах и храмах бога огня ЦIу, когда-то в большом количестве разбросанных по Чечне, сохранилась сегодня в географических названиях и наименованиях населенных пунктов.
Любопытная деталь: мусульмане-чеченцы по сегодняшний день при разводе супругов произносят уходящие в глубокую древность слова: «Даю тебе свободу. Делая тебя себе запретной, девять раз сжигаю в огне наш союз».
Очень сильны в чеченской среде античные мотивы. У чеченцев существует свой, более архаичный, нежели греческий, вариант легенды о Прометее (чеч. Пхьармат).
В языческом пантеоне чеченцев бог грома и молнии – Сиела. Целый ряд имен греческой мифологии – распространенные женские имена у чеченцев: Сибилла (Сивилла), Меда (Медея), Дика (Дике), Паллад (Паллада) и другие.
Греческий миф об амазонках существует в Чечне в виде жизненных реалий. Так, особо почиталась и пользовалась уважением в Чечне девочка, рожденная в семье первой. Ей приписывалась сакральная сила, способная приносить благополучие, излечивать болезни и т. д. Помимо общепринятых йо1ри и зудабераш, эти девушки имели особое название мехкарий (мехк айри, т. е. земли стражи, защитницы). Внешне мехкарий отличались тем, что сбривали сзади волосы (кIес хадор) и могли носить мужской головной убор и одежду. На грудь надевалась стягивающая и позволяющая носить оружие повязка силг. Этот воинственный костюм лег в основу национальной одежды чеченок, единственным украшением которой являются «женские газыри» и пояс. Чтобы иметь право на создание семьи, мехкарий должны были совершить три мужественных поступка или одолеть трех врагов.
Особое отношение к девочкам-первенцам чеченцы сохранили по сегодняшний день; а наши бабушки, состригая волосы на затылке, вспоминают рассказы своих матерей о том, что, поднимая волосы под шлем, многие чеченки участвовали в сражениях.
Отражение греческого мифа об Ариадне и Тесее находим в традиционном чеченском танце халхар. Танец начинается с того, что юноша и девушка одновременно с противоположных концов праздничного круга начинают движение по часовой стрелке и, постепенно сужая его, закручивают спираль. Затем они раскручивают эту спираль, но при движении обратно юноша становится за спиной девушки и пассивно следует за ней. И только после этой картины, которая происходит в медленном темпе, следует халхар, где уже девушку ведет партнер.
Чеченские национальные танцы, равно как и национальные костюмы, – очень красивое зрелище. Аристократизм и горделивая пластика движений в танце, изысканность линий и гармония цвета в костюмах имеют давние традиции и еще раз напоминают о происхождении чеченцев от элитной касты ариев Мидии.
В целом древняя история и культура чеченцев предстает сегодня скорее как необычайно увлекательная и перспективная тема мировой истории, требующая дальнейших научных исследований.
Малоизвестен и практически не изучен раннесредневековый период в истории народа нохчи.
В IV веке на Кавказ интенсивно проникает христианство. В 303 году как государственную религию принимает христианство Армения, немного позже – Грузия и Кавказская Албания. Гипотеза о возможном пребывании народа нохчи на территории Кавказской Албании требует дополнительных исследований, однако и сегодня часть ее бывшей территории носит название Дагестан, близость которого к чеченскому слову Дег1аста (да – отец, г1аста – исток, Отчизна) гораздо более очевидна, нежели приписываемое ему тюркское происхождение и перевод как «страна гор». На Кавказе, где весь регион является «страной гор», такое наименование одного из его участков представляется маловероятным. Возможно, как память о пребывании в христианской Албании остался у чеченцев и миф о том, что когда-то они были керстанами (христианами).
И все же христианство нохчи не приняли, и скорее всего по этой причине покинули Кавказскую Албанию, уйдя на север, где словом керст стали называть людей без веры вообще. Такое противодействие христианству мог оказать лишь народ, уже имевший не менее цельную систему религиозно-нравственных представлений. А то, что подобная система была, подтверждает очень древний пантеон богов народа нохчи. Имена этих богов и их функции по сегодняшний день сохранились в памяти чеченцев, а также в названиях храмов, святилищ и священных мест. Это бог солнца Дела, бог грома и молнии Сиела, бог огня Щу, богиня урожая и плодородия Тушоли, бог мести Пхьа, бог охоты Элта, бог семейного очага Ерда, богиня правды Дика, богиня мира Кхокха и др.
Дальнейшая история чеченцев более известна по тому сопротивлению, которое наш народ оказывал наиболее сильным и влиятельным в свое время мировым империям.
В VII веке на Кавказе появились арабы. Они взяли построенную еще персами в IV веке крепость Дербент и распространили на завоеванной территории ислам. Подлежал исламизации и народ нохчи. Однако позиции собственной религии в чеченской среде и в этом случае оказались намного сильнее. Правда, на сей раз защищать их пришлось с оружием в руках. В ожесточенном бою разбив многотысячное арабское войско, чеченцы не приняли насильственно навязываемый им ислам, что не помешало им через десять веков принять его по доброй воле.
Возможно, уже тогда чеченцы имели свое государство, которое начиная с X века под названием Дзурдзукетия упоминается в грузинских письменных источниках. Из этих источников известно, что цари Грузии неоднократно обращались к чеченцам -дзурдзукам за помощью в решении своих внутриполитических проблем. Обращался к дзурдзукам царь Давид, когда боролся за создание единой Грузии. Обращалась к дзурдзукам и царица Тамар за помощью «в подавлении Дербентского восстания». Царица Тамар посылала в Дзурдзукетию и миссионеров, пытаясь распространить там христианство. Но и эта попытка навязать чеченцам новую религию окончилась неудачей.
XIII – XV века – одна из блестящих страниц в истории народа нохчи. Два великих полководца средневековья Чингис-хан и Тамерлан, создавшие мировые империи, не смогли покорить этот народ. Более того, в знак своего восхищения мужеством чеченцев в борьбе за свободу великий, не знавший поражения Тамерлан предложил им мир и в знак дружбы одарил дорогими подарками, среди которых была великолепная, украшенная драгоценными камнями сабля. Эту саблю чеченцы хранили вплоть до депортации 1944 году (сейчас ее местонахождение неизвестно). От того времени дошла до нас любопытная легенда.
После ожесточенной битвы с чеченцами полководцы Тамерлана дорожили ему, что покорили народ нохчи. Тогда Тамерлан задал удививший всех вопрос: «А забрали ли вы у них пондуры?» – назвав этим тюркским словом чеченские музыкальные инструменты. Получив отрицательный ответ, Тамерлан сказал: «Если вы не отняли у нохчи их пондуры, то вы лишь разбили их войско, но не покорили этот народ. Их следует сделать нашими союзниками. Пригласите их ко мне. Я желаю в знак уважения к их стойкости и в назидание потомкам подарить им саблю (г1ама), которую не даровал никому». Посланцы не нашли воинов, не нашли юношей и девушек, так как все погибли. Они привели сказителя Илланча, которому было запрещено участвовать в сражении, а следовало наблюдать за его ходом со стороны, чтобы донести виденное до будущих поколений. Саблю принял от Тамерлана сказитель Илланча, а Тамерлан освободил всех пленных и отступил от земли народа нохчи. Илланча передал саблю девяти беременным женщинам, которые в свою очередь передали ее девяти малолетним мальчикам.
Очень важной вехой в чеченской истории является конец XV – начало XVI века. В этот период чеченское общество и чеченская государственность уже имеют тот облик, который сохранился вплоть до XIX века, когда после длительной и кровопролитной Кавказской войны России удалось завоевать чеченские земли.
Процесс становления чеченского общества и чеченского государства изучен мало, и трудно сказать, сколь длительным он был, какие имел этапы и когда завершился. Достоверно лишь то, что к концу XV века мы застаем на Северо-Восточном Кавказе консолидировавшийся в нацию къам, чеченский народ, который имеет свое государство Нохчийчоь со строго очерченными границами, ясно читаемым административным делением, четко налаженной структурой управления, единым для страны правовым институтом и системой обороны.
Проживающая на одной территории, говорящая на одном языке, объединенная единой религией и единой культурой чеченская нация создала очень стройную и целесообразную систему организации общества и государства, которая являет собой пример того, насколько уникальными и своеобразными могут быть эти институты, сформировавшись в конкретной этнической среде.
Главная особенность чеченского государства состояла в том, что все его граждане были свободными. В Нохчийчоь не существовало классовых институтов, а попытка закабалить соотечественника расценивалась как посягательство на его честь и достоинство, что жестоко каралось по законам страны. Единственный народ на Кавказе, сознательно упразднивший в своей среде социальное неравенство и признавший за каждым человеком, независимо от пола и возраста, право на личную свободу, чеченцы возможности лишиться этой свободы предпочитали смерть. Мы все оьзда нах, уздени (букв. «достойные») – говорят чеченцы. Возведенная в абсолют личная свобода человека, его честь и достоинство были гарантированы самим устройством чеченского общества, его правовыми нормами и моралью.
В государстве отсутствовали аппарат насилия и бюрократия, чеченцы не платили налогов и не содержали регулярное войско. Их обязанности по отношению к государству состояли в том, чтобы с детства обучаться воинскому искусству и в случае опасности, грозящей стране, являться для ее защиты со своим конем и военным снаряжением, а также в течении всей своей жизни строго соблюдать законы и нормы обязательного для всех правового и морально-этического кодекса чеченского народа –
Адата. Адат имеет очень древние корни, но окончательно сформировался в период средневековья, что и определило его рыцарский характер.
Основной социальной единицей чеченского общества был тайп (более древнее название ваър) – кровнородственное, по отцовской линии, объединение семей. Тайпы насчитывали от 30 до 40 поколений. Они имели своего, порой полумифического, предка, имя которого чаще всего и носили (гендаргеной, цIонторой, хIимой и др.), а также собственную территорию, кладбище, боевые башни, храмы и святилища. Веками апробированной и четкой была внутренняя структура тайпа. Отдельные семьи доьзал объединялись в цIа (дом) и назывались «люди одного дома»; цIа объединялись в более крупные союзы – некъи, т.е. «люди одной дороги», далее следовали гары, т.е. «люди одной ветви», и венчал эту пирамиду тайп. Ща, некъи и гар, как объединения с уже просматривавшимся во времени прошлым, носили названия по имени своих реальных предков.
Ответственным перед обществом за доьзал был создавший семью да (отец). Во главе цIа, некъи и гар стоял избранный членами каждого из них верас (доверенный), а тайп возглавлял также избираемый, коллегиальный совет – тейпан кхел. Тейпан кхел выбирал из своих членов хьалханча (предводителя) и бячча (военачальника).
Дальнейшее объединение страны шло по территориальному признаку. Тайпы образовывали более крупные союзы – тукхумы (нашхой, маьлхистой, шотой и др.). Тукхумы возглавлял совет хьалханчи входивших в него тайпов. В Нохчийчоь в разное время было до 160 тайпов и около 11 тукхумов.
Тайпы и тукхумы делигировали своих представителей в высший совет и суд страны – Мехкан кхел, заседавший на священной горе Кхеташон Корта вблизи селения Щонторой.
Избрание человека на ту или иную должность не ограничивалось каким-либо возрастным или имущественным цензом, являясь признанием его большого авторитета и свидетельством доверия к нему людей. Ни одна из должностей в системе управления чеченского общества не оплачивалась, не давала никаких преимуществ, но считалась чрезвычайно почетной как для самого избранного, так и для его близких. Главной же заботой избранных чеченцами руководителей являлся контроль за соблюдением норм и законов Адата и дальнейшее их совершенствование, право на которое имел лишь Мехкан кхел.
Чеченское общество было исключительно открытым внутри себя. Жизнь каждого чеченца протекала на виду у его сородичей и сограждан. Его достижения и победы, так же как его неудачи и позор, разделяли с ним все его близкие и в конечном счете весь тайп. И потому для исполнения законов Адата не требовалось принуждение. Нарушение их грозило человеку, его близким и всему тайпу утратой чести и, как следствие, всеобщим презрением, отвержением и позором. Не случайно очень популярно в Чечне изречение: «Чеченцем быть трудно!».
Насколько сильной в глазах чеченцев была связь человека с «его людьми», т.е. тайпом, демонстрирует любопытный факт недавней истории. После начала Второй мировой войны в Чечне собрался Мехкан кхел (традиционные институты чеченского общества продолжали существовать и действовать наряду с российской администрацией вплоть до последнего времени). Основным на нем был вопрос о том, как быть с идущим войной «германом». Мехкан кхел принял следующее решение: он еще раз напомнил чеченцам, что земля Чечни – это еще и усыпальница, где захоронены предки, а потому ее никому нельзя отдать, дабы не осквернить их могилы (по этой причине чеченцы никогда не посягали на чужую землю, т. е. не оскверняли чужие могилы). «Герману» же, если он посягнет на чеченскую землю, был обещан достойный отпор, хотя, как добавили старики, было бы лучше, если бы этого потерявшего разум «германа» остановили «его люди», т. е. сами немцы.
Таким образом, страх позора, навлекаемого не только на себя, но и на всех близких и весь тайп, а также осознание неминуемой расплаты за содеянное зло удерживали человека от антиобщественных, аморальных действий. Адат же не оставлял места для сомнений в оценке любого, даже самого незначительного на первый взгляд поступка.
Идущего в гору первым обязан приветствовать спускающийся с горы: едущий верхом обязан первым приветствовать пешего; не давший убежище беглецу и коварством одержавший победу обречены на изгнание; посягнувшего на честь женщины или совершившего убийство ждет неминуемая смерть, при этом за убитую женщину поплатятся двое мужчин из тайпа убийцы; ложно присягнувшему или срубившему плодовое грушевое дерево кIарлаг (гору проклятия из камней) или же проклянут через фуй кхайкхадар (выстрел проклятия) и т. д. и т. п., – все в земной жизни человека имеет свои нормы и нравственные оценки по Адату.
В XVIII веке чеченцы добровольно приняли ислам. Высокий демократизм и гуманность этой религии оказались им настолько близки и понятны, что ислам не только не изменил чеченского общества, но, напротив, органично вписавшись в существовавшие в нем институты, еще более консолидировал чеченский народ.
Такими были чеченское государство и чеченское общество, когда в XVIII веке в очередной раз очередная империя, теперь уже Российская, задалась целью покорить этот народ и завоевать его земли.
К началу XVIII века Российская империя значительно расширила свои границы за счет захвата чужих земель и, как агрессивная колониальная держава, претендовала на свою долю в разделе мира. На юге интересы России, стремившейся не только укрепить свои границы, но и выйти к берегам Каспийского и Черного морей, сталкивались с интересами Османской Турции и Персии. Ожесточенный конфликт разгорелся вокруг обладания землями закавказских народов: армян, грузин, азербайджанцев. Между Закавказьем и Россией лежали земли народов Северного Кавказа, часть из которых – Чечня и Дагестан – даже формально не входили в состав империи. Эти свободные от российского владычества земли находились в стороне от соединявшей Россию с Закавказьем Военно-Грузинской дороги, и потому, после нескольких неудачных попыток покорить Чечню и Дагестан, встретив мощное сопротивление горцев под руководством чеченца Шейха Мансура, Россия сосредоточила все усилия на решении более важной для империи геополитической задачи – присоединении Грузии, Армении и Азербайджана.
К конце XVIII – началу XIX века усилия России увенчались успехом, и практически все Закавказье вошло в состав империи. Теперь уже на ее внутренней территории оказался целый регион независимых земель, покорение которых и должно было завершить присоединение к России всего Кавказа. На российских картах начала XIX века эти земли именуются как «ничейные».
Вторжение французов и Отечественная война 1812 года вновь отодвинули завоевание «ничейных» земель. И только после изгнания Наполеона перед русской армией была поставлена задача окончательного покорения Северного Кавказа. На фоне блестящих успехов российской армии в Отечественной войне 1812 года эта задача представлялась несложной и быстроразрешимой.
Однако у «ничейной» земли оказались хозяева!
Началась Кавказская война, в которой одна из ведущих мировых держав того времени 50 лет не могла сломить сопротивление народа, проживавшего в пределах ее границ, не имевшего ни регулярной армии, ни соответствующего времени вооружения. Основным местом военных действий была Чечня. Именно чеченцы составляли ядро сопротивления русской армии, которая оказалась бессильной против этого небольшого народа.
В чем же причина столь длительного и ожесточенного сопротивления, которое встретила Россия в Чечне?
Сравнительно легко покорив большинство кавказских народов, Россия столкнулась в Чечне с принципиально иной ситуацией. Характер чеченского общества, отсутствие в нем самой психологии рабства, а также социальной опоры колонизаторов – князей и феодалов явились особенно мощным препятствием в деле завоевания Чечни. Это была не просто война, а столкновение двух народов с диаметрально противоположным отношением к миру и человеку.
Исповедующие абсолютную свободу человека чеченцы противостояли феодально-крепостнической России, низведшей положение своих граждан до состояния рабов. Россия стремилась не только завоевать эти земли – для покоренных ею народов она несла крепостническое рабство, и чеченцы не колеблясь предпочитали ему смерть. Здесь столкнулись два мира, которые ни при каких условиях не могли принять друг друга, не имели точек соприкосновения, а значит, и возможности для компромисса.
Противостоянием свободы и несвободы объясняется феномен Кавказской войны.
Проявившие чудеса героизма в защите родины от французов, российские солдаты уже сами пришли на Кавказ в роли завоевателей. А здесь им противостоял народ, не просто защищавший свою землю, но в первую очередь отстаивавший свое человеческое достоинство, свое право на свободу. Против этой силы оказалась беспомощной опытная, хорошо вооруженная победоносная русская армия. Полвека войны и многочисленные жертвы понадобились ей, чтобы практически истребить чеченский народ, и только такой ценой досталась победа.
О том, как жила и боролась Чечня в период Кавказской войны, рассказывают страницы этой книги.
Тамара Мазаева
Грозный 1997

В работе над предисловием были использованы материалы и исследования И. Алироева, Г. Вертепова, А. Газов-Гинзберга, О. Герни, А. Гиейе, Б. Далгата, Ю. Дешериева, А. Дирръ, И. Джавахишвили, Р. Джамуханова, И. Дьяконова, У. Лаудаева, Дж. Маккуина, Е. Максимова, М. Мамакаева, Н. Марра, И. Мещанинова, В. Миллера, М. Никольского, Х. Ошаева, К. Патканова, Б. Пиотровского, Л. Семенова, А. Сулейманова, К. Тревера, К. Туманова, П. Услара, С.-М. Хасиева, А. Чикобавы, К. Чокаева, Е. Шиллинга, А. Шиффнера, С. Эльмурзаева, Н. Эминъ, M. Hyvemat, F. Lenomant, J. Oppert и др.

ЧАСТЬ
ПЕРВАЯ

Шейх Мансур

С начала XIX века его имя окутано туманом загадочности и неизвестности, его считали то турком, то татарином, то итальянцем, имамы Чечни и Дагестана с благоговением произносили его имя и называли своим учителем, о нем с восхищением отзывались известный французский философ Дени Дидро, поэт А. С. Пушкин и писатель Л. Н. Толстой.
Чеченцы и дагестанцы связывали с его именем многие замечательные легенды и предания и глубоко верили во второе пришествие шейха Майсура, который вернется для освобождения угнетенных и обездоленных.
В течение XVIII века царская Россия неоднократно делала попытки завоевания Кавказа посредством военных походов в земли населявших его народов, и в частности в Чечню. Однако многие крупные походы царских войск в глубь Чечни заканчивались полным провалом.
В 1707 году наступавшие войска астраханского воеводы Апраксина потерпели поражение у селения Чечен. В 1708 году против российских войск в крае начались военные действия чеченцев, ногайцев, кумыков и беглых казаков с Кубани во главе с башкиром Муратом Кучюковым. Ближний министр, казанский и астраханский губернатор Петр Апраксин, почувствовав мощь сопротивления в Чечне и потеряв желание вновь завоевывать эту землю, заключает 30 сентября 1708 года с калмыкским ханом Аюкой союзный договор, в одном из пунктов которого было требование о преследовании калмыкскими воинами чеченцев. В 1711 году царское командование стесняет Чечню устройством на левой стороне реки Терек казачьих станиц и военных поселений, создав плацдарм для дальнейшего продвижения в Чечню и отрезав чеченцев от традиционных мест выпаса их скота в степях за Тереком. Создание цепи укрепленных поселений на Тереке преследовало и другую цель: грозный урок поддержки горцами восставших казаков-булавинцев и башкир не прошел для самодержавия даром – царизм надолго расчленил народы юга России и Северо-¬Восточного Кавказа.
Новый поход царских войск на Чечню в 1718 году, когда соединенные силы донских казаков и некоторых кабардинских князей под командованием атамана Краснощекова сожгли и разграбили «чеченский уезд», но и сами понесли «немалый урон», приводит к объединению Чечни и Кумыкии в войне против царских укреплений на Тереке. Военные действия не прекращались вплоть до Закаспийского, или так называемого «Персидского», похода Петра I. В ходе подготовки к нему астраханский губернатор А. П. Волынский начал переговоры о дружбе с предводителями горцев.
«Персидский» поход 1722 года, когда во главе 160-тысячных войск стоял сам царь Петр I, явился новой крупной попыткой завоевания Чечни и Дагестана. Петр был дружественно встречен Тарковским шамхалом Адиль-Гиреем и рядом других горских правителей. Однако чеченцы, часть кумыков и дагестанских владетелей встретили армию Петра Великого неприветливо. Объединенные за год до этого силы эндериевских князей и чеченцев нанесли большой урон крепости Терки. В конце июля 1722 года Петр послал 6000 солдат и 400 казаков в поход на аул Эндери. На подходах к аулу отряд был жестоко атакован чеченцами и кумыками, и все же подполковник Наумов со своим корпусом сумел, несмотря на большие потеря, прорваться к Эндери и 26 июля сжег аул.
2 августа 1722 года к корпусу Наумова присоединились основные силы бригадира Ветерани и генерал-майора Кропотова. насчитывавшие 10 тысяч донских казаков и 5 тысяч калмыков, подошедших к войску Петра сухим путем, вдоль Качкалыковского хребта. Состоялось еще несколько жестоких сражений горцев с царскими войсками, понесшими большой урон на реке Аксае от казикумухского уцмия (князя). Дальнейшее продвижение в ущелье кончилось разгромом царских войск: чеченцы сбросили рейтеров Петра с обрывистых круч реки Акташ. Разъяренный неудачей, Петр двинул 10 тысяч калмыков в горы Ауха и Ичкерии для наказания чеченцев. Калмыки разорили ряд селений Чечни, однако, понеся большие потери от отчаянно сопротивлявшихся ауховских и ичкерийских чеченцев, так ничего и не добившись, кроме присяги эндериевских князей, ушли обратно.
Как память об этом походе остались слова восхищения, сказанные Петром I в адрес горцев: «Если бы этот народ имел понятие о военном искусстве, то ни один другой народ не был бы в состоянии взяться за оружие против него».
Не имея успеха в завоевании Чечни, царское командование пыталось привлечь чеченцев на свою службу чинами и наградами, поддержкой силой и правом торговли с российской стороной, а также через посредство послушных ему влиятельных фамилий. Однако деятельность лояльных царской администрации сограждан встречала яростное негодование в Чечне. Летом 1732 года у селения Чечен горцами был разгромлен карательный царский отряд под командованием полковника Коха и убит его проводник кумыкский князь Хамзатхан. Крупное вооруженное выступление чеченских крестьян против царских приспешников состоялось в 1757 – 1758 годах. Военные действия жителей селений Атаги и Чечен против российских войск, поддержавших в этом противостоянии своих ставленников, дореволюционные историки считали началом столетней воины Чечни с царизмом за независимость.
После крестьянского восстания под руководством Е. Пугачева в 1773 – 1775 годах самодержавно-крепостническое правительство России искало пути к разрядке напряженности внутренней социальной атмосферы за счет усиления колонизации плодородных земель юга, в том числе и Северного Кавказа. Россия, одержав победу над Турцией в 1768 – 1774 годах и завоевав Крым, создает в 1777 – 1780 годах укрепленную линию от Моздока до Азова и одновременно налаживает политические и экономические связи с местными социальными верхами.
5 мая 1785 года указом Екатерины II было образовано Кавказское наместничество, или Кавказская губерния, с двумя областями: Кавказской и Астраханской. Наместником был назначен князь Григорий Потемкин Таврический. Центром Кавказской области и всего наместничества стал Екатериноград. Южной границей Российской империи стала Кавказская укрепленная линия.
Чтобы очистить от чеченцев, наиболее опасных для завоевателей, равнинные земли по Сунже, Аргуну и их притокам, еще в 1778 году было решено создать в этом районе сеть военных укреплений с основной базовой крепостью на реке Аргун, «неподалеку от подошвы Черных гор», с громким названием Генеополь.
С 80-х годов XVIII века начинается активная военная колонизация царизмом горских земель южнее реки Терек. В 1783 году были построены укрепления Потемкинское, Григориополисское, Елизаветинское, Камбилеевское, Константиновское.
Весной 1784 года была заложена крепость Владикавказ, завершившая цепь укреплений по дороге в Грузию. Колонизация земель затронула интересы широких слоев горского общества. С 1783 года по всему Северному Кавказу прокатилась волна выступлений против царизма и стоявших на службе у государства горских феодалов.
В 1783 – 1784 годах плоскостная Чечня вела ожесточенные бои против царских войск, совершавших военные экспедиции в глубь страны. В этом антиколониальном движении активное участие принимали жители чеченского аула Алды, в котором родился и вырос великий сын чеченского народа Ушурма (шейх Мансур).
Ушурма родился в 1760 году в ауле Алды в семье бедного чеченского крестьянина Шаабаза из тайпа элистанжи. Он был четвертым сыном. В юности пас скот, затем занимался хлебопашеством. В 22 года женился на дочери Этти Батырмурзина Чече, от которой имел мальчика и двух девочек.
Жаждавшая познаний натура молодого Ушурмы, активный поиск гуманистических идеалов приводят алдынца к осознанию несправедливости устройства мира и несовершенству человеческих взаимоотношений. Ушурма покидает Алды и становится отшельником.
С 1785 года Ушурма начинает активную религиозно-политическую деятельность. Этому человеку были присущи многие качества подлинного народного вождя. С юношеских лет он завоевал авторитет и уважение народа высоконравственным образом жизни, гибким и проницательным умом, твердым характером, сильной волей. Ушурма был тонким психологом и, несмотря на неграмотность, стал прекрасным оратором.
Он выступает с проповедями среди народа, выдвигая идеи равенства и социальной справедливости. Провозглашая равенство всех перед Аллахом, Ушурма призывает устранить всякие сословные деления среди горцев Кавказа и объявить их незаконными. Он выступает против воровства, кровной мести, пьянства и курения, а в аулах его помощники собирают подать на содержание бедных людей, вдов и сирот. Своими проповедями Ушурма завоевывает доверие широких слоев народа и поддержку влиятельных мулл и богословов Чечни, которые объявляют его шейхом, дав имя Мансур (по-арабски «победитель»). Намного позже, на допросе в 1791 году, шейх Мансур заявит: «Я не был ни эмиром, ни пророком, никогда себя таковым не называл. Но не мог воспрепятствовать, чтобы народ меня таковым не признавал, потому что образ моих мыслей и образ бытия моего казались ему чудом».
Очень скоро Мансур приобретает многочисленных приверженцев в аулах Чечни, Кумыкии, Дагестана, Северного Азербайджана. Сторонники у него появляются и среди кабардинцев, ингушей, осетин-тагаурцев, ногайцев, закубанских черкесов.
Шейх Мансур задался трудной, но благородной целью: на принципах демократического ислама объединить все горские народы Кавказа а единое государство, в «царство пророка». Боязнь объединения кавказских народов была главной причиной обеспокоенности царского командования. В деревню Алды в Чечне, в села Аксаевское и Андреевское в Кумыкии были разосланы прокламации с угрозами и требованием не верить проповедям «лжепророка». Но когда это не возымело успеха, генералом П. С. Потемкиным была послана в Чечню военная экспедиция для разгрома чеченских селении по реке Сунже, вокруг аула Алды, и захвата шейха Мансура.
Отряд полковника Де Пиери в составе Астраханского пехотного полка, батальона Кабардинского егерского полка, двух гренадерских рот Томского пехотного полка и сотни казаков Терского войска двинулся в стан шейха Мансура – равнинный аул Алды. Оставив часть команды с полковником В. В. Тамара у реки Сунжи, 5 июля 1785 года двухтысячный отряд полковника Пиери проследовал к лежавшему в нескольких верстах от переправы аулу. Предупрежденные об опасности алдынцы успели покинуть селение, скрывшись в близлежащем лесу.
Шейх Мансур, не желавший войны с Россией, послал парламентеров к царскому отряду, но мирная делегация была расстреляна залпом в упор.
Отряд Пиери ворвался в опустевшее селение, состоявшее из 400 домов, разграбил и сжег его. Обнаруженные в ауле несколько человек, в том числе беззащитный старик и мальчик, были убиты. Чеченцы, на глазах у которых сжигали их дома и убивали родных, рвались в бой, но шейх Мансур медлил. Войско Пиери двинулось обратно черев лес. Шейху Мансуру сообщили о гибели его старшего брата. Чаша терпения была переполнена. Мира уже быть не могло. И Мансур вытащил из ножен клинок.
В лесу отряд Пиери попал в окружение. Со всех сторон зазвучали выстрелы, царские солдаты и офицеры падали убитыми и ранеными. Отряд Пиери нес большие потери. В этот момент посланная сверху, из густой листвы, меткая пуля смертельно ранила самого полковника. Оставшихся без командира люден охватила паника. Чеченцы, вытащив шашки и кинжалы, с криком бросились врукопашную. Раненный в ногу, майор Комарский продолжал вместе с горсткой солдат обороняться штыками от нападавших алдынцев, но вскоре, получив еще одно ранение, скончался.
«Тут видно, – доносил в своем рапорте на имя князя Г. А. Потемкина генерал-поручик П. С. Потемкин, – что наши егеря совершенно побежали».
Уже со всем отрядом Пиери было покончено. Только одна группа солдат продолжала мужественно отбиваться. Руководил ею двадцатилетний унтер-офицер адъютант полковника Де Пиери. Под ударами чеченских клинков легла вся группа. Но получивший несколько ранений молодой офицер продолжал биться один. Наконец, обессиленный от потери крови, упал и он. Чеченцы узнали его. Ушурме передали, что этот офицер – сын грузинского князя Баграта из Кизляра. Шейх Мансур видел, как храбро сражался грузин. Он приказал перевязать офицеру раны, положить его на носилки, переправить через Сунжу и отдать русским.
Отряд Де Пиери был уничтожен. Сто шестьдесят два солдата и две пушки были захвачены алдынцами.
…В сумерках факельная процессия горцев вышла к переправе. Шедший впереди с белым флагом седобородый старик и его товарищи перенесли покрытого буркой раненого и положили его у ног русских офицеров. Раненого сразу же узнали. Офицеры хотели вознаградить алдынцев. Но чеченцы сказали: «Мы храбрых людей не продаем и не покупаем».
Этим раненым унтер-офицером был князь Петр Иванович Багратион – будущий герой Отечественной войны 1812 года, немеркнущая слава России .
Значение первого успеха чеченцев было велико – резонанс в других областях Кавказа не заставил себя ждать. Эта победа сыграла важную роль и в подъеме личного авторитета Ушурмы. Вскоре при большом стечении народа и посланцев со всего Северного Кавказа он единодушно был провозглашен имамом Кавказа. Движение горцев стало охватывать всю территорию Кавказа от Терека до Кубани. К концу 1785 года силы горцев составляли до 10 тысяч бойцов, главным образом чеченцев, кумыков и дагестанцев.
Одновременно с национально-освободительным движением усилилась и борьба крестьян против своих угнетателей – феодальных владельцев. Владетели деревни Андреевской сообщали своим покровителям – царскому командованию, что «народ из повиновения вышел: есть у них намерение, чтобы нас из деревни выгнать». Под влиянием идей имама Мансура о равенстве крестьяне убегали в лагерь Ушурмы или изгоняли своих князей. Именно простые крестьяне составляли основные силы воюющих за свободу и справедливость горцев.
Под натиском народного сопротивления царское командование в панике оставляло мелкие посты и укрепления, стягивая войска в более сильные крепости. 15 июля 1785 года Майсур с 5-тысячным отрядом восставших попытался штурмом овладеть стратегически важной крепостью – оплотом царской администрации на Тереке Кизляром. Хотя овладеть Кизляром не удалось, все же горцы захватили находящийся в 5 верстах от Кизляра Каргинский редут. В этом сражении в отряде имама были не только чеченцы, кумыки, дагестанцы, беглые казаки и русские солдаты, но также отряды из южнодагестанских ханств.
Авторитет имама все больше возрастал. 29 июля, не давая опомниться царскому командованию, Мансур с отрядом чеченцев, кумыков и присоединившимися отрядами князя Малой Кабарды Дола и узденя Берда Хапцуга двинулся на Григориополис. Два дня горцы осаждали крепость, нанесли ей большой ущерб, и хотя крепость не была взята, задачу привлечения кабардинцев на сторону армии борцов за независимость они выполнили.
Восстание в Кабарде не оставило безучастными закубанских черкесов и ногайцев. В августе 1785 года закубанцы готовятся к соединению с имамом Мансуром для совместных военных действий против царских войск. 20 – 21 августа отряды Мансура вторично напали на крепость Кизляр. Осажденные царские солдаты и казаки уже мало надеялись на спасение, и многие подумывали о том, чтобы бежать в затеречные станицы, когда гарнизон крепости узнал об идущем на помощь большом военном отряде. Горцы, не вступая в бой, развернулись и ушли в Чечню.
Волнения все больше охватывали горцев. Многочисленные толпы людей стекались к шейху Мансуру в его ставку в аул Алды. Царское командование срочно стянуло на Кавказ войска и сосредоточило их в главных опорных пунктах, образовав три самостоятельных отряда: первый – против чеченцев, кумыков и дагестанцев, второй – против Большой и Малой Кабарды и третий – против закубанских народов. Однако, не отваживаясь предпринять решительных действий, царское командование ограничивалось рассылкой прокламаций, стараясь внести раздор в среду горцев.
22 октября 1785 года Мансур с отрядом горских бойцов двинулся вверх по Тереку, чтобы соединиться с кабардинцами и действовать совместно. В Малой Кабарде происходят крупные ожесточенные столкновения, но военное превосходство царских войск в организации, тактике, опыт широкомасштабных военных действий и наличие более совершенного вооружения и артиллерии оказали влияние на ход сражений. Кавказцы противопоставили царским войскам мужество и героизм, с одними кинжалами кидались на царские пушки. В сражении с корпусом полковника Нагеля воины Мансура применили «новое слово» в военном искусстве – передвижные щиты на колесах, с землей между деревянными перегородками – для защиты пехоты от вражеской артиллерии. Несмотря на военное превосходство царских отрядов, царскому командованию не удалось добиться победы над горцами – после ожесточенного сражения обе стороны ушли на прежние позиции.
Вскоре имам возвратился в Алды, где был принят уже без большого энтузиазма: наступали холода, сказывалась усталость от войны. В ноябре – декабре 1785 года старшины равнинных селений Чечни, Кумыкии и Дагестана, опасавшиеся карательных мер царской администрации на Тереке, приняли решение прекратить военные действия и заменить аманатов (заложников).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Комментирование закрыто, но вы можите поставить трэкбек со своего сайта.

Комментарии закрыты.

Локализовано: Русскоязычные темы для ВордПресс